Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум: Rebel Key

Текст заявки: ищем членов семьи Голубой Розы и любых сочувствующих. игра по расширенному таймлайну (от 1960-х и ранее до 2017-го при желании) неоднозначной вселенной хаотичного сеттинга Твин Пикс

Гордон Коул

[float=left]http://funkyimg.com/i/2y6rb.png[/float]что мы знаем про Гордона Коула? крайне мало, если не сказать "почти ничего".
согласно имеющимся на настоящий момент крупицам, в 1968 году он с отличием заканчивает Академию ФБР в Куантико вместе с Филлипом Джеффрисом
в 1969 году происходит некий инцидент, "длинная история", в результате которой Коул почти полностью (?) теряет слух. с тех пор он вынужден носить специальный аппарат и общаться с окружающим миром на резко повышенных тонах, а так же разработать специальный КОД для брифинга и дебрифинга своих агентов как особый вид их взаимодействия. впрочем, некоторые детали его поведения и биографии наталкивают на мысли о том, что всё это - изощрённая игра, направленная на формирование строго определённого образа, максимально подходящего его роли в той своеобразной борьбе с реальностью, что он ведёт.
в 1975 году, снова вместе с агентом Джеффрисом, Коул расследует дело Лоис Даффи, подозреваемой в том, что она убила девушку идентичной внешности в Олимпии, штат Вашингтон. "Я - как голубая роза" - её предсмертные слова.
к 1979 году Коул уже заместитель директора отдела криминальных расследований ФБР, и впервые встречается с Дейлом Купером в Питсбурге во время расследования похищения агента Уиндома Эрла [requires clarification]
– – – – – – ✁ ✄
дальше - по нарастающей. можно пользоваться изложенной в The Secret History of Twin Peaks, можно её игнорировать и развить во что-то своё (или опустить полностью)

все свежие источники (вышеупомянутая книга и новый сезон) добавляют образу Гордона чрезмерной двусмысленности и существенно разбавляют его положительную характеристику. он становится загадочным, сомнительным и почти опасным. мы с Дейлом предпочитаем видеть его скорее как Papa Bear. в многострадальной и почти в один момент вымершей семье Голубой Розы он - своего рода отец, собравший вокруг себя лепестки-детей, агентов и криминалистов, которые обладают необходимыми характеристиками для того, чтобы расследовать самые зубодробительные дела в истории Бюро и Человечества. противостоять настоящему Злу. угрозам такого вида, перед которыми все остальные бессильны.
иногда он удивительно безразличен к судьбе своих агентов. но это может быть внешне
иногда он невыносимый ловелас. но это может быть наиграно
иногда он - натуральная сваха. но это можно опустить, если вы очень против
иногда...

Гордон Коул это Линч. он режиссёр. он управляет отделением Бюро и оперативной группой голубой розы, скрупулёзно отбирая для неё лучших из лучших и порой жестоко тестируя их. но он - именно тот, кто должен принимать жёсткие решения перед лицом превосходящего врага. и он их принимает
заявка

Филлип Джеффрис

[float=right]http://funkyimg.com/i/2y2fW.png[/float]про Филлипа Джеффриса в оригинальном каноне известно ещё меньше, чем о Коуле.
большую часть фактов мы берём скорее из книги и впоследствии редких упоминаниях третьего сезона. но он сомнителен чуть более, чем полностью, поэтому оттуда мы всё же берём по минимуму и только если очень хочется. в остальном..
1968 год - Академия ФБР в Куантико, лучший в классе наравне с Гордоном Коулом
после официального закрытия проекта Голубая Книга, его по совету всё того же Коула назначают главой оперативной группы Голубая Роза (ну, у пацанов страсть к слову голубой, что какбэ намекаэ)
1975 год, Олимпия, штат Вашингтон, дело Лоис Даффи и её убитого двойника, которая перед смертью и последующим исчезновением произносит ту саму фразу "Я - как голубая роза"
1987 год, Буэнос Айрес, Аргентина. Джеффрис отправляется в отель Палм Делюкс, чтобы встретиться с некоей мисс Джуди. клерк передаёт ему письмо, предположительно оставленное ей для него, после чего Филлип направляется к лифту и исчезает.
он снова появляется в здании регионального отделения Бюро в Филадельфии 16 февраля 1989 (по книге и сценарию. изначально в FWWM это 1988 год). его встречает перевозбуждённый Купер, шокированный Коул и скептически настроенный Розенфильд. у них происходит пространный диалог, больше напоминающий обмен зашифрованными сообщениями. к сожалению, вполне очевидно, что их методы дешифровки не совпадают. через пару мгновений, когда все отвлекаются, Джеффрис исчезает снова.

– – – – – – ✁ ✄
Филлип Джеффрис - сложный персонаж, потому что вообще не понятно, кто он и что. каким он был до того момента в 1989м? всегда ли носил подчёркнуто противоположный общему дресс-коду прикид или просто дело в том, что на момент исчезновения он был в Аргентине? почему в новом сезоне есть упоминание момента, когда Альберт разрешает Джеффрису предоставить якобы-Куперу некую важную секретную информацию? это ведь значит, что он теперь стоит выше в иерархии агентов. как Джеффрис вернулся? он ли это?

вопросов - миллион. ответ для начала я предлагаю всего один - никогда не бывает слишком много Дэвида Боуи
заявка

Честер Дезмонд

[float=left]http://funkyimg.com/i/2y2t7.png[/float]каждое следующее имя с списке агентов голубой розы таинственнее предыдущего. и вот перед нами Честер Дезмонд, чей бэкграунд в каноне традиционно заканчивается словами "а его вообще там не должно было быть". но давайте не будем вдаваться во все эти behind the scenes, оставим в покое безумные теории об астральных проекциях и снах - нам их и без того хватает - и сосредоточимся на простейшем факте. Честер Дезмонд есть. и он прекрасен, а потому заслуживает большего, куда большего, чем канон в состоянии ему предложить.

нам точно известно, что в феврале 1988 года он находится в Фарго, Северная Дакота. там и получает вызов от Гордона Коула и едет на встречу с ним и человеком, чью жизнь он изменит всего за пару-другую часов. Гордон знакомит его с Сэмом Стенли и отправляет их вдвоём в Дир Мидоу, чтобы расследовать смерть Терезы Бэнкс
поездка заканчивается печально для обоих - Честер исчезает без следа, а Сэм остаётся с непроходящим ощущением потери и ускользнувшей истины.

– – – – – – ✁ ✄
Честер шикарен и невозможно красив. он тролль. он само очарование. мистер Пёрфект, если смотреть на него в этом контексте. прекрасный агент с - мне кажется, это достаточно очевидно - особым положением в оперативной группе. он, может, и не один из первых рекрутов, но явно один из лучших. он the Reliable One, the Responsible One. он как старший брат, прекрасно стоит на ногах, лучше всех понимая, с чем они все имеют дело. он где-то посередине между двумя полярностями, которые представляют собой Купер и Розенфилд - он не чурается мистики, принимая её, и полагается на науку и привычную реальность.

его сливают крайне рано и с концами, потому что его роль в FWWM, к сожалению, категорически утилитарна. и потому я предлагаю.. нет, я настаиваю на том, чтобы это исправить. я предлагаю ввести его обратно в сюжет где-нибудь в середине событий первого сезона. второй или третий приезд Розенфилда как ориентир. тонкости можем обговорить отдельно.
заявка

Сэм Стенли

[float=right]http://funkyimg.com/i/2y6xk.png[/float]по таинственности и неизвестности Сэм соперничает со своим напарником. они оба - как два внезапных ненужных элемента, но столь красивых и утончённых, столь вычурных и ярких в своих исполнениях, что мир Твин Пикса и семья Голубой Розы уже кажутся без них невозможными. они - часть и часть важная

часть биографии о феврале 1988 года у них с Четом общая. небольшое и относительно поверхностное знакомство с КОДОМ Гордона Коула, Дир Мидоу и Тереза Бэнкс
Честер исчезает, пока Сэм отвозит тело в Портленд, этого он себе потом, кажется, так и не простит. его мало, но из всяких там книг и продолжений мы знаем, что в какой-то момент Сэм якобы сорвался. всё стало очень плохо и его аккуратненько слили по административным каналам. возможно, лечиться. возможно, алкоголизм. но Nicotine's a drug. Caffeine's a drug. so I don't f**ing buy it. я считаю и буду считать, что Сэм смог. Сэм остался. и не последнюю роль в этом моменте сыграл Альберт, вовремя подхвативший его, когда тот споткнулся и чуть не упал. прикрыл тот небольшой срыв и привёл Сэма в порядок.
▹ у Сэма имеется своеобразный тик - иногда он часто-часто моргает
▹ алсо компульсивная привычка считать стоимость меблировки в комнате, которую он посещает впервые. делает это с точностью до 99.9% не пытайтесь понять, как. he just does.
▹  на мой взгляд, оба этих "расстройства" могут смягчиться и даже сойти на нет под положительным влиянием Честера
▹ в некотором смысле самый настоящий безумный учёный (:

– – – – – – ✁ ✄
well... добавить, пожалуй, нечего. впрочем, всё обсуждаемо, кроме желания сделать из Сэмми алкоголика. хорошая драма хороша в меру, а для этого ему будет простор. потом - развитие. ему станет легче, но он не оправится от исчезновения Чета окончательно и, разумеется, будет одним из первых, кто узнает о его возвращении, а уж там...)) I ship it so hard, но тут каждому своё.
мне эти двое кажутся сокровищем, а уж там - как получится. у Кифера есть шикарные вариации развития образа. он слишком хорош

заявка

Уиндом Эрл

[float=left]https://i.imgur.com/GyqU2vw.png[/float]из официальных источников известно, что в 1965-ом Уиндом Эрл работал над проектом "Синяя книга", однако в какой-то момент он стал настолько одержим поисками Черного Вигвама, что в 1969-ом был отстранен. вся его деятельность того периода строго засекречена.
встречается же он с юным Дейлом Купером в 1975-ом на ярмарке вакансий - и с того времени Уиндом начинает следить за его успехами в академии, а уже в 1978-ом году, когда Дейл поступает на службу в Бюро, они уже становятся напарниками. а спустя некоторое время после этого и начинаются все эти дикие вещи - в какой-то момент Эрл окончательно слетает с катушек, убивает свою жену Кэролайн и едва не лишает жизни самого Купера.
после этого его признают невменяемым и помещают в комнату с мягкими стенами - откуда он в конце 1988-ого года благополучно сбегает, чтобы направиться прямиком в Твин Пикс. потому что мысль о поиске Черного Вигвама так и не дает ему покоя - а все мы знаем, что небезызвестная Гластонбэри Гроув находится именно там.

— — — — — — ✁ ✄
по правде говоря, Уиндом - тот еще конченый психопат, но ежели найдется смельчак, который бы смог воплотить его образ в игре, то почему бы, черт возьми, и нет? мы не откажемся что-нибудь замутить вместе) даешь трындец и крипоту в массы!
заявка

Дайана Эванс

[float=right]https://i.imgur.com/FpTFCBW.png[/float]сначала Дайана была известна исключительно как кто-то незримый по ту сторону кассетной пленки. многие даже задавались вопросом, существует ли эта мифическая Дайана на самом деле, или же Купер окончательно поехал кукушечкой и теперь разговаривает со своим диктофоном.
но Дайана настоящая. and she is way more than just a tape recorder.
Эванс была приставлена секретарем к Дейлу в январе 1978-ого - и с тех пор является его бессменными ушами. о том, как Дайана попала в ФБР, ничего неизвестно, но предположить, тем не менее, не трудно - Гордон Коул не набирает кого попало.
и Эванс в буквальном смысле имеет доступ к самому сокровенному - к мыслям Дейла Купера. она, как никто другой, знает (?), что творится в его голове.
— — — — — — ✁ ✄
какой же Дейл Купер без своей Дайаны в кармане? пейринг мы вам обещать не можем, потому что лично для нас Дейл и Дайана - это давние коллеги и друзья, проработавшие бок о бок долгое время. да и тем более - кто еще в здравом уме сможет выносить регулярную поставку аудиозаписей различной степени откровенности xDD так что, мне кажется, за годы общения Дайана успела смириться и принять все закидоны Дейла, а он в свою очередь относится к ней как к верному помощнику и хорошему другу - как-то так)
и пускай третий сезон в плане образа Дайаны одновременно и порадовал, и подкачал (МЯГКО ГОВОРЯ), но, так или иначе, представленный образ Эванс очень нам импонирует. в конце концов, чтобы выносить километры аудиозаписей, нужно обладать железными нервами и таким же нравом %)

заявка

шериф Гарри С. Труман

[float=left]http://funkyimg.com/i/2yG4B.png[/float]потомственный шериф захолустного Твин Пикса, родившийся в мае 1950го года - сменил на этом посту старшего брата, который, в свою очередь, занимал его после их общего отца.
в школе играл в футбольной команде на позиции квотербэка, с ним в команде был его старший брат Фрэнк, Эд Хёрли, Томми Хилл, Хэнк Дженнингс и Джерри Хорн (не уверен, что где-то в каноне уточняется, но принято считать, что все означенные персонажи, за исключением, пожалуй, Джерри, входили уже в состав Bookhouse Boys. но потом Хэнк слегка поскользнулся и покатился не туда)
в какой-то момент своей жизни Гарри идёт в полицию. в 1981 получает повышение из помощника в шерифы и становится тем, кто нам так  хорошо известен по основному канону.
в феврале 1989 они с Хоуком пытались разобраться с наркотраффиком, организованным через канадскую границу, и ставили ловушки на диллеров. но всей этой истории помешало некое тело школьной королевы и самой известной в городе девушки, завёрнутое в пластик.

– – – – – – ✁ ✄
всё, что было между, всё, что было до и после - ваша стезя. простор для заполнения и право оставить за кулисами повествования. нам просто нужен наш шериф, ну и что, что знакомство началось немного не с той ноги и что я забрал у тебя Купера. всякое бывает в жизни

зачем нам нужен Труман, думаю, спрашивать бессмысленно. он - часть канона, часть важная. нам нужны соигроки в нашу попытку соперничать с теми идеями, что вывалил на граждан Линч. и мы считаем себя вполне компетентными и достойными этой попытки. у нас есть сюжет как на некоторые корректировки сезонов 1-2, так и на пост канон, и даже на 2017ый и иже с ним.

очень важный момент - мы не принимаем в расчёт события TPTR (сезон 3), так что здоровье Трумана-младшего тоже оставим на ваше усмотрение, но нам бы хотелось его видеть в строю. алсо мы не против появления любого персонажа оттуда, если он вам глянулся или нужен - просто события этого появления тогда будут несколько другими. ну и.. придётся как-то выстраивать дружеские или не очень отношения на все эти пропущенные 25 лет (:
заявка

Ваш персонаж: Альберт Розенфилд, судебно-медицинский эксперт ФБР, криминалист, хам и пацифист. Работает под началом Коула и Джеффриса, после выбытия Уиндома из основного состава становится негласным напарником Купера (он тоже есть) по всем делам Голубой Розы

Пример вашего поста:

Пример поста

[March 28, 1989] somewhere in Palisades Park, Spokane, WA
Звонок поступает в 3:37. Найти Альберта Розенфилда в этот раз оказывается ой, как непросто - приходится для начала проломить своим упрямством несколько часовых поясов, чтобы дозвониться хоть до кого-то в Филадельфийском офисе, а потом и заставить этого человека выдать ему местонахождение Розенфилда в настоящий момент. Хотя бы примерное.

Спокан - странное место. Родина Сэма Стенли, которую он покинул с год назад ради того, чтобы на свою беду попасть в сети Гордона Коула. Временное сотрудничество, на самом деле бывшее испытанием, как и все дела Голубой розы, моментально сломало молодому человеку жизнь. И вот Стенли снова здесь. В Спокане. Почти-дома. И не один.

На то, чтобы перенаправить звонок даже у местных, с которыми ФБР в лице специального агента Альберта Розенфилда, было, вроде как, сотрудничает официально, уходит ещё минут 10. В итоге получает он его только в 3:55.

- Розенфилд, - коротко и устало бросает он в трубку, потому что на приветствия любого толка и стиля у него попросту нет ни времени, ни сил.

- Альберт, это Гарри, - слышит он взволнованный и явно куда-то торопящийся голос шерифа на том конце и закрывает глаза, прикрывая их потом ещё и рукой. - Альберт, что-то не так...

- В чём дело? - резко прерывает его судмедэксперт, опасаясь, что впечатлительный и эмоциональный Труман скатится в несущественное бормотание, сомнения и чёрт знает, что там может быть ещё.

Чуть позади него со шприцом на изготовку стоит перепуганный и всклокоченный Сэм. Через стол и немного поодаль на стуле в смирительной рубашке и нескольких оборотах цепей, опустив голову на грудь сидит он. Или оно? Альберт ещё не решил, хоть уже и сомневается. Всё, что он знает - и то относительно - это как обездвижить и в определённой степени обезвредить эту тварь. Что она такое и как же вытащить её из Джеффриса, ему пока не ведомо.

- Купер, - тем временем доносится из трубки, и у Розенфилда кровь стынет в жилах. А усыплённый до того слоновьей дозой особым методом смешанных транквилизаторов "Джеффрис" приподнимает голову и смотрит прямо на него. Сквозь него.

- Что Купер? - лишь на мгновение запнувшись, всё же выговаривает патанатом, из чистого упрямства кое-как, но  выдерживая этот нечеловеческий взгляд и сгребая в метафорический кулак собственную панику.

- Уиндом похитил Энни Блэкбёрн и утащил в Вигвам, - выпаливает Гарри таким тоном, будто всё ещё не может определиться, хочет он это говорить или нет, верит он в собственные слова или попросту поддаётся истерии. Альберту знакомо это ощущение по его прошлому, и сейчас.. здесь, сидя напротив бешено таращащегося на него чёрными провалами вместо глаз "Фила", он понимает, что отдал бы всё за то, чтобы чёртов Вигвам со всеми его выходками оказался лишь всеобщим помешательством. - Купер пошёл за ними. Мы ждали в лесу всю ночь, а потом он вернулся и вытащил девушку. Всё было нормально, но.. Теперь что-то не так.

"Теперь?", хочет переспросить Альберт, прежде чем обрушиться на Трумана с тирадой о выходящих далеко за грани разумного масштабах его идиотизма, но успевает только приоткрыть рот, потому что "Джеффрис", так отвратительно явно отреагировавший до того на имя Дейла, улыбается. Плотоядно, победно, но всё равно холодно, нездешне. Розенфилд чувствует движение Сэма за своей спиной, но препарат в его шприце им уже вряд ли поможет, поэтому он поднимается со стула и останавливает коллегу движением руки.

Бросать Сэма наедине с этим дерьмом не просто не хочется - это почти преступление. Но и оставлять сообщение Трумана без внимания тоже нельзя. Сейчас, как никогда, становится очевидно, насколько им не хватает рук, на сколько не хватает Дезмонда. Но делать нечего, и каждый из них, вступая в Голубую розу и оставаясь в ней, в каком-то смысле негласно подписывался на подобное. На то, что в их жизни больше никогда и ничего не будет легко. У Сэма был тяжёлый год, полный потрясений, но Альберт в то же самое время постарался дать ему по максимуму всего. Он теперь верит и в Стенли. Стенли справится. У него нет других вариантов.

- Буду к утру, - медленно-медленно, чётко выговаривая каждое слово, произносит судмедэксперт в телефон, неотрывно глядя на существо в теле Джеффриса перед ними. Он пытается уловить какие-то реакции, чтобы смоделировать хоть какую-то линию поведения, но стоит ему только закончить фразу и собраться положить телефонную трубку обратно на рычаг, как "Фил" снова оживает. Он дёргается и срывается со стула, заставляя обоих агентов вздрогнуть и рефлекторно отшатнуться. К счастью, цепи удерживают это, а потому оно просто топчется на месте, скаля зубы и пуча на них свои чернильно чёрные глаза.

Отредактировано pathologist (01-03-2018 22:23:01)

+1

3

Форум: uniROLE
Текст заявки: небольшой, пока еще, каст Stranger Things, жаждущий играть и развивать сюжет, в поисках всех остальных персонажей. Имеются заявки на Майка, Дастина и Лукаса, а также есть общекастовая заявка. Думаю, через некоторое время будут еще заявки. Но можно и ускорить процесс, если напишите мне в лс. Что не сделаешь ради любимого каста. У нас немало идей для игры и продвижения сюжета. Будем рады видеть всех и каждого, одним нам не победить Теневого монстра.
Также, лично я, но, думаю остальные меня поддержат, жду каст It и буду очень рад развить с данными персонажами общую историю.
По всем вопросам в лс или в гостевую форума.
Ваш персонаж: Уилл - младший из Байерсов, ученик средней школы в городе Хоукинс, член радио-кружка. Был схвачен Демогоргоном и утащен в альтернативное измерение, где пытался выжить. Мальчик, который ожил, zombie boy. После прибывания в "изнанке" между ним и теневым монстром, обитающим там, образовалась связь, которая не давала спокойно жить.
Пример вашего поста:

Пример поста (не за Уилла)

Дэмиена растила только мать, погрузив мальчика в мир войны, письма и искусства, создавая из него будущего лидера, но он всегда хотел увидеть отца, жил этой мыслью, что мешала в обучении. На просьбы мальчика хотя бы рассказать о нём, мать отвечала, что ещё не пришло время, что прежде Дэмиен должен заслужить на это право: «…всего надо добиваться в тяжёлой борьбе.»
Правда, добиться этого права на встречу оказалось даже проще, чем уже само общение с отцом. Несколько лет, с самого рождения в мальчика вбивали идеологию про всякие священные миссии, покорение мира и новую эпоху. Дэмиан рос в одиночестве, лишённый друзей и детства, которое имел каждый обычный ребёнок. В итоге, все сформировавшиеся моральные принципы, благодаря «особому» воспитанию, совершенно отличались от принципов Брюса. Из-за этого, а также из-а жестокого характера Дэмиена, было весьма проблематично установить контакт между отцом и сыном. Тем не менее, оба были слишком упрямы, чтобы так просто сдаться. Уэйн-старший решил изменить путь Дэмиена, изменить его взгляды…
В этом десятилетнем мальчике было чересчур много гнева и ярости, с которым ему было слишком тяжело справиться одному. Пожалуй, его отец был единственный, кто мог сдержать его, тратя на это неимоверно много времени, сил и нервов. Постепенно воспитание отца медленно, но верно давало соответствующие результаты. И, когда они начали наращивать сближение, Уэйн-старший умер, с ним умерла, скорей всего, и надежда достучаться до той маленькой светлой части души мальчика, которая, как оказалось, не была окончательно уничтожена необычными методами воспитания матери, растившая из него машину для убийств.
Теперь же, выбор дальнейшего пути зависел от самого Дэмиена. Он должен был сделать этот выбор без чьей-либо поддержки и верного наставления. Возможно, фраза отца: «Правосудие — не месть,» — слишком глубоко въелась в сознание Робина, возможно, в память Брюса он сдержит своё обещание, данное однажды: «Я не подведу тебя...» Если нет, то иначе жажда возмездия и мести за смерть отца станет сильней, возьмёт верх его природа, и он станет той самой машиной для убийств, которую делала из него мать.

***

Не надо быть сверхумным, чтобы понять, что со смертью Бэтмена Готэм просто погрязнет в криминале. Преступники наконец-то смогли вздохнуть свободно, они повылезали из своих нор и теперь спокойно разгуливали по улицам города, заполняя их истошными криками и кровью своих жертв. Город постепенно шёл на дно, разваливаясь и погружаясь в грязь. Бэтмен был нужен Готэму. Это понимали все. Именно поэтому появилась жалкая пародия на Тёмного Рыцаря, правда, испортив весь образ своими методами, которые никогда не признавал настоящий Брюс. Хотя, учитывая положение, Дэмиен отчасти всё же считал подобные меры правильными, но он не мог позволить порочить настоящего Бэтмена, маска которого являлась частью жизни его отца.
После того, как город продолжал погибать, захлёбываясь в крови, а также после появления самозванца, плащ перенял Ричард, став «новым» Бэтменом. Естественно, Дэмиану это совершенно не нравилось, что собственно и не стеснялся скрывать, открыто это высказывая. Парень считал себя больше Бэтменом, чем кого-либо, но всё же, пришлось смириться, ибо преступности становилось всё больше, как и жертв, поэтому некогда было особо разбираться и ругаться. Пора было вернуть Тёмного Рыцаря на улицы Готэма и как можно быстрее. Дэмиен же предложил свою кандидатуру на пост Робина, который был как раз свободен…
Уэйн-младший уже бежал по крыше, когда из динамика микронаушника раздался громко возмущённый голос Дика. На что Дэмиан раздражённо вздохнул, не став ничего отвечать. Он был не обязан везде следовать за ним, как собачонка, не в этом суть роли Робина, но похоже Грейсон считал иначе.
Дэмиен, нагнав наконец-то Ричарда через несколько секунд, в пару прыжков спустился прямиком к нему.
— Не надо так орать, Грейсон, — специально называет его по фамилии, в очередной раз подчеркивая, что не признает его новым Бэтменом и так называть его не собирался.

0

4

Форум: TimeCross
Текст заявки:

http://s3.uploads.ru/1GRgv.png
Лорд Перидан появился на свет в 982 году от сотворения Нарнии в Анварде, столице Арченланда. Его мать была принцессой и старшей сестрой короля Луна. А мальчик с детства получал необходимое воспитание и образование. В девятнаццать лет по поручению своего дяди отбыл в Ташбаан, в качестве посла Арченланда. Но спустя пять лет был переведён на ту же должность в Кэр-Параваль, где и познакомился с детьми Певенси. Спустя ещё три года из простого посла Лорд стал советником Королей и Королев, показав себя превосходным переговорщиком.
С рождения Перидан был застенчивым и робким ребёнком, что со временем научился прятать за болтливостью и некоторым пазёрством. Владеет несколькими языками мира, прекрасно знает историю своей страны и её соседей. Обладает прекрасным чувством юмора. Лорд Перидан, как многие жители Нарнии и Арченланда, высок, светловолос и голубоглаз.
Отношения между нашими персонажами неоднозначны: Сьюзен влюблена в принца, но тщательно старается это скрывать, что порой у неё получается не очень хорошо. Каково же отношение Перидана к королеве, решать только к вам. Но королева в глубине надеется на взаимность.

Ваш персонаж: Сьюзен Певенси, 22 года. Великодушная королева Нарнии. Вместе с братьями Питером и Эдмундом и сестрой Люси попадает через платяной шкаф, в волшебную страну, которой правила семнадцать лет. В подарок от Отца Рождества получила лук со стрелами и рог, на зов которого всегда откликаются истинные нарнийцы. Во время охоты на Белого Оленя вернулись в свой мир, а через год совершили ещё одно путешествие, чтобы помочь принцу Каспиану. Это путешествие стало для королевы последним визитом в Нарнию. После слов Аслана о том, что она стала слишком взрослой для этого, Сью постаралась забыть свою любимую страну. У неё не получилось этого сделать, но окружающие поверили в её предательство.
Дополнительно: У нас есть сюжет, по которому Юстаса и Джил опережают приспешники Джадис и предлагают Тириану помощь. Джадис возрождена и насылает на Нарнию новое проклятие. Аслан собирает в волшебной стране всех героев, кто когда-либо защищал её. Среди них и Сьюзен и Перидан.
Пример вашего поста:

Пример поста

Всё начиналось так волшебно. Волшебная страна в платяном шкафу. Рассказать кому, не поверят. Да она и сама не поверила малышке Лу, когда та поведала им о встрече с фавном. Ведь тогда она старалась быть старше, рассуждать логически. И совсем не верила в сказки. Сьюзен думала, что для заботы о близких, вера в сказки не нужна. И попав Нарнию, девочка поняла свою неправоту. Сказки помогают не только детям, но и взрослым найти ответы на свои вопросы, стать сильнее.
Сьюзен часто вспоминала тот лес, куда они попали выйдя из шкафа. Он был так красив и чист, укрытый белоснежным покрывалом, что Сью с первого взгляда полюбила его. Позже, она старалась сохранить в памяти ту чистоту. Старательно восстанавливала увиденные детали. А потом началась самая интересная история в её жизни. Путешествие через всю страну только для того, чтобы встретиться с говорящим львом. А затем была война, страшная и беспощадная, от которой мама старалась их оградить. Но война окончилась, и последовали пятнадцать лет правления этой чудесной, доброй страной. Сью старалась быть доброй и справедливой. И нарнийцы утверждали, что у неё получалось. Но всё хорошее, как известно, быстро кончается. Вот и эта история закончилась почти мгновенно: долгие годы, проведённые в сказке, пролетели за один миг. Теперь она снова просто Сьюзен Певенси из обычной лондонской семьи. Обыкновенная девочка, ученица школы и занудная всезнайка. Только теперь в её глазах горит странный огонь, а спина держится по-королевски прямо.  Волшебная страна в платяном шкафу сделала её сильнее, но только лишь для того, чтобы в дальнейшем разбить своей королеве сердце. Он часто вспоминала их первое возвращение из Нарнии. В тот момент она чувствовала, что это не правильное решение, что не нужно отпускать туда Люси, но не могла найти своему предчувствию объяснения. И часто жалела, что сама пошла следом. Вечно любопытная Люси заметила то, что вновь изменило их жизнь.
Во времена Золотого Века Нарнии Сьюзен была безмерно счастлива. Но Аслан вернул их назад, в дом профессора Кёрка. Разбил все их мечты и надежды. А потом Нарния была уже не той. В ней не было тех, ради кого билось её сердце. Великодушная королева Нарнии не могла не придти на зов своей страны, но именно тогда её вера в волшебство дрогнула. Она начала сомневаться, в себе, в Аслане, в Нарнии. А потом она узнала, что для Нарнии она стала слишком взрослой. Эти слова Великого Льва окончательно разуверили её в великодушии Создателя волшебной страны. Она окончательно отвернулась от Нарнии. Тогда уходя, она поцеловала принца Каспиана. Что он подумал об этом? Ей было всё равно. Так она попрощалась с любимой страной. Навсегда.
Она старалась проводить больше с родными, но встречи с "друзьями Нарнии" не унимали боль, лишь разжигали её сильнее. Она умела не завидовать своим родным и радоваться за них, поэтому с замиранием сердца подслушивала историю о путешествии Люси и Эдмунда на край света. Но от этого становилось не по себе. Эта история с новой силой разожгла, не так давно угасшую тоску. Тоску по потерянной любви. Она не могла забыть те искристо-голубые глаза, что всегда оказывались рядом, когда ей это было нужно больше всего. Даже тогда, когда королева этого не понимала. Советник королей и королев, лорд Перидан, занял в её сердце всё свободное место. Она отдалялась от родных, чтобы хоть чуть-чуть утихли боль и тоска. Не помогло. И тогда Сью начала гоняться за приглашениями на званные вечера, за новыми элементами одежды, помадами, кавалерами. Она пустилась во все тяжкие, прослыв предательницей Нарнии. Но что она пыталась сделать? Певенси лишь хотела найти крупицу Нарнии в этом сером и так непохожем мире. И Сью соглашалась с этим обвинением, но почти каждую ночь ей снились просторы родной страны, от которой она так хотела убежать, от которой так хотела освободиться.
Сентябрь сорок девятого года перевернул её жизнь с ног на голову. Железно-дорожная катастрофа унесла жизни всех членов её семьи. Тогда погибли все: и родители, и братья с сестрой, и профессор Кёрк, и Полли Пламер (Сью мало знала эту женщину), и даже Юстас (их несносный кузен). Она потеряла всех. Теперь королева Нарнии осталась совершенно одна. Сьюзен никак не может забыть тот день, когда взяла в руки телеграмму. Накануне она почти не спала, предчувствуя беду. Но снова ничего не смогла сделать.
Пока они были рядом Сьюзен старалась жить, старалась действовать, не останавливаясь и не оглядываясь. С каждым новым днём Сью всё сильнее отдалялась от семьи. Она так старалась заглушить собственную боль, что не заметила, как рядом с ней не оказалось никого. Все знакомые и друзья считали её высокомерной выскочкой, желавшей получше устроиться. Когда никого не осталось, Сьюзен продала дом, в котором они жили и купила маленькую квартирку на другом конце Лондона.
- Что? Простите, задумалась, - Сьюзен посмотрела на нового соседа. Она видела его впервые. Хотя это было неудивительно. В последнее время она совсем никого не замечала. Ни соседей, ни однокурсников. - Я - Сьюзен, Сьюзен Певенси.
Она так давно ни с кем не говорила, что собственный голос кажется ей чужим. В университете с ней предпочитали не общаться, считая чокнутой. А она старалась не развеивать этот миф, иногда специально при всех рисуя Нарнию.
- Да, пожалуйста, - она протянула ему свой ключ, пытаясь одной рукой удержать накопившуюся корреспонденцию. - Надеюсь подойдёт.
Она улыбнулась коротко, грустно. Этот странный сосед ей понравился, в глубине души что-то откликнулось. Было в нём что-то понятное, знакомое. Пока Криденс возился с ящиком, Сью отошла к окну, чтобы сложить бумаги как положено. Пальцы дрожали, Певенси прижала руками бумагу. Лишь бы не видеть.
- Подошёл? - она схватилась за соломинку. В Нарнии она научилась многому, и в первую очередь видеть искренность других. А он хотел с ней поговорить. Сьюзен обязательно даст ему шанс разочароваться. - Я пойду, что-то устала сегодня. А вы потом занесите. Вы же знаете, где я живу?
Она пошла к своей квартире. Пытаясь понять, что именно привлекло её к этому человеку. Но ей хотелось продолжить это знакомство.

0

5

Форум: uniROLE
Текст заявки: Одиннадцатый Доктор
Родился и провел свое "детство" на родной планете своего вида — Галлифрей, с детства не проявлял особенного интереса к учёбе и труду, но статус его народа обязывал его развивать свой интеллект настолько сильно, насколько это возможно. Его планета была уничтожена в великой Войне Времени. О его семье ничего неизвестно. Из известных друзей — Мастер, который в последствии стал "лучшим врагом". После Войны Времени, Доктор начинает путешествовать по вселенной, подбирая при этом спутников. Основными спутниками Одиннадцатого Доктора стали Эми Понд и Рори Уильямс, Ривер Сонг и Клара Освальд. Остановимся естественно на Кларе. Он назвал ее «единственной тайной, стоящей разгадки». Позднее Доктор обнаружил, что он встречал Клару много раз, потому что она вошла в его временной поток, разбрасывая осколки себя на протяжении всей жизни Доктора, чтобы спасти его от происков Великого Разума. Последним путешествием Одиннадцатого Доктора стало расследование таинственного послания, на зов которого пришли все цивилизации Вселенной. В итоге началась осада планеты, и Доктор остался на ней, защищая местных жителей. Доктор 900 лет охраняет Трензалор от вторжений, и когда он находится на пороге смерти, Повелители Времени, по просьбе Клары, даруют ему новый цикл регенераций, из-за чего он энергией регенерации уничтожает флот далеков, и перевоплощается в Двенадцатого Доктора.
Ваш персонаж: Клара Освальд — спутница Одиннадцатого и Двенадцатого Доктора. По словам Доктора, она была просто «невозможна», так как Доктор встречал её раньше в своём временном потоке, и в оба предыдущих раза он видел, как она умерла. Однако Эмма Грейлинг, обладающая эмпатическими психическими силами, и сканер ТАРДИС утверждали, что она является обычным человеком. Доктор не мог поверить в это и называл её «единственной загадкой, достойной решения».
Пример вашего поста:

Пример поста

Сколько времени прошло с того момента когда Доктор все забыл? Клара уже перестала считать. Слишком тяжело, слишком больно. Освальд просто не представляла что сможет еще хоть немного побыть сильной и не отправится к нему что бы все рассказать. Это так не просто, почти каждый день наблюдать за ним со стороны, откуда-то издалека. Иногда даже немного завидуя его новой спутнице. Как же ей повезло быть рядом, делить с ним приключения, радости, невзгоды.
Но он заслужил это, так пусть будет счастлив, незачем ворошить прошлое и причинять боль не только себе, но еще и ему. Это было бы слишком эгоистично со стороны Клары, и она прекрасно это понимала. Поэтому каждый раз когда он проходил в десяти метрах от нее, а то и ближе, Освальд просто отворачивалась и старалась отключить разум, что бы ни о чем не думать, что бы не вспоминать... Эсхильда говорит что скоро это все пройдет. Бессмертие такая штука, не позволяет человеческому мозгу сохранять так много информации, ведь именно поэтому она сама ведет все эти бесконечные дневники, для того что бы помнить что-то важное. Но ведь Доктор... ЭТО ОЧЕНЬ ВАЖНО! Как его вообще можно забыть?
Порой Кларе кажется что если бы она тогда не поменяла полярность, то все равно не забыла бы его, просто не смогла бы. А если бы все же забыла, то находила бы его во всем. В словах, действиях, в каждом прохожем, в каждой, пусть и красной, но все же телефонной будке. Нет, похоже нужно скорее возвращаться на Галлифрей, вернуться в свою фиксированную точку и наконец-то закончить все эти мучения. Снова умереть и все забыть. Так будет правильнее, потому что так и должно быть.
Доктор поступил слишком опрометчиво и необдуманно забрав ее из момента ее смерти. Так нельзя, и он это знал. Клара прекрасно это понимала, и случись подобное с ней до первой встречи с Доктором, то она бы пожалуй с радостью приняла этот, дар, но не для себя, а например для мамы. По ней она скучала ни капли не меньше чем по Доктору, и сейчас с радостью поменялась бы с ней местами. Она заслужила жизнь куда больше чем ее непутевая дочь.
Весьма не радужные мысли Клары прервала Эсхильда, которая возвести о том что ненадолго уйдет, а когда вернется, они сразу же полетят на Галлифрей. Ага, конечно, такое ощущение что Клара слышит эти слова впервые. Каждый раз она говорит что уходит ненадолго, каждый раз говорит про Галлифреи, и в итоге каждый раз возвращается через пару дней, вводит какие-то координаты и они снова летят куда-то, но только не на планету Повелителей Времени.
Девушка неопределенно махнула рукой.
- Ага, знаем, слышали.
Дверь ТАРДИС с легким щелчком закрылась, а Клара рухнула на диванчик рядом с консолью. Она прикрыла глаза, представляя что сейчас уснет (но ведь это не возможно, остается только мечтать), как вдруг глухой, вполне себе сильный звук удара чего-то, или кого-то о землю заставил ее буквально подскочить с кресла. Девушка тут же включила монитор что бы посмотреть что же там снаружи. Почему-то Клара сразу решила что это Эсхильда что-то натворила, но все оказалось куда более интересным.
Это был человек... возможно человек, хотя если брать во внимание его одежду, то в его происхождении сразу можно усомниться. Освальд отмотала запись, что бы посмотреть от него ли исходил шум, и увиденное сразу дало понять что это определенно не человек. Вокруг было не многолюдно, учитывая что это далеко не центр города, да и время вполне себе рабочее, поэтому Клара дернула за несколько рычагов и ТАРДИС начала перемещаться.
Конечно, Клара могла выйти, и начать тащить его в ТАРДИС своими силами, но учитывая комплекцию девушки, это было бы мяхко говоря, сложно. Через пару секунд машина времени уже стояла на ом месте где лежал мужчина, а он сам очутился внутри ТАРДИС.
Клара обошла консоль, присела возле "гостя", и осторожно толкнула его рукой.
- Эй, ты жив, я надеюсь?

0

6

Форум: Crossover Apocalypse
Текст заявки: нам требуется любой участник каста злых капель, Administrator и Juli Kidman; а также - человек, (да и все товарищи со способностями — велком)  который с радостью и удовольствием поучаствует в безумии колоссальных масштабов, погрузится в кошмары СТЕМ и станет самой запоминающейся жертвой в истории существования Мёбиуса. После событий вторых злых капель проходит год, технологии СТЕМ достигают новых вершин — всё, что происходило внутри машины, теперь случается и за её пределами (после спасения Лили новым ядром становится Майра, но разрушить СТЕМ, как и планировалось, у неё не выходит, поэтому система продолжает работать в категорически расшатанном состоянии, — а Администратор чудом успевает всё это дело пофиксить, — что запускает целую цепь событий, и в первую очередь — замыкания, в последствии которого происходят странные события на отдельно взятых территориях): начинают пропадать люди, но привлекает внимание совсем не это, а то, в каком состоянии эти пропавшие находятся — каждый из них уверен, что видит перед собой самый настоящий кошмар наяву, они бредят и становятся совершенно невменяемыми.
Ваш персонаж: Себастьян Кастелланос - детектив в полицейском департаменте Кримсон-Сити, которому очень "везёт" на вызовы и приключения.

Выдержка из анкеты

Что-то всегда ломается внутри, когда весь привычный мир осыпается жалящим пеплом на плечи. В этом пепле всё: бесконечные годы обучения, бессонные ночи перед очередным экзаменом, тернистый путь прямиком к заветной цели, череда раскрытых преступлений и вереница различных знакомств. В этом пепле весь Себастьян. Всё, что было. Всё, что могло быть. Всё, что никогда не будет.
Нет человека, осталось только обгоревшее нечто. Выгоревшее изнутри до состояние полного безразличия ко всему, что происходит вокруг.
Не существует больше ни его работы, на которой он совершенно добровольно проводил всё своё время, ни страсти, ни любящей жены, Майры, ни единого светлого момента. Всё исчезло в обманчиво ласковых языках пламени. Объятие за объятием. В каждом пропадало всё, что придавало смысл его жизни. Разом. В один миг. По щелчку крючковатых пальцев старушки Смерти. Будто какой-то фокусник-шарлатан не смог довести своё представление до конца, спалив к чертям весь грёбаный театр. Лишив зрителей права увидеть счастливый конец.
Зато в пепелище с лихвой хватает саморазрушения: мысли, словно острое стекло, впиваются в мозг с такой силой, что заставляют кровоточить потерявший покой, воспалённый разум. Пальцы обожжены в тщетных попытках докопаться до правды.
И теперь вся жизнь — сплошное падение. Свист в ушах заставляет весь мир вокруг замолчать. Заставляет в упоении ждать того момента, когда, наконец, измученное тело достигнет необходимой точки. И хруст костей положит конец всем страданиям.
Только вот что-то всё равно заставляет двигаться вперёд. Совесть? Чувство ответственности? Вины? Нет, простое, свойственное всему живому. Упрямство. Желание закрыть глаза навечно и вырвать право жить зубами. В одно и то же время.

Пожалуй, логично было бы предположить, что зерно безумия давно было посажено. Что-то назревало с того самого дня, когда вся жизнь пошла под откос. Зерно зрело в ожидании того самого часа, когда можно будет выбраться наружу. Пустить корни. И заполонить собой всё, что осталось после пожара.
Пожалуй, вызов, поступивший из психиатрической клиники «Маяк», был тем самым способом забыться. Перестать слышать голос Майры каждый раз, когда взгляд останавливался на обручальном кольце, тусклым ободком обтягивающем палец. Перестать слышать шёпот коллег, который врезался в спину ржавыми иглами. Перестать видеть обеспокоенный взгляд напарника, который время от времени бросается из-за стёкол очков.
Перестать спрашивать себя. Почему не поверил Майре, когда она была уверена, что происходит что-то неладное? Почему, обычно серьёзно воспринимая подобные заявления, в тот раз отмахнулся, не обратил внимания, списал всё на разыгравшееся воображение и не к месту протиснувшуюся на поверхность паранойю? Почему не защитил Лили? Почему не был рядом? Почему позволил любимой дочери погибнуть в полном одиночестве и страхе? Почему вообще позволил ей умереть?
Как ни искал, ответов не было. Ни в собственной голове. Ни на дне бутылки. Ни в помятой пачке сигарет.

Пожалуй, всё действительно всегда возвращается бумерангом. За всё приходится платить. За то, что игнорировал. За то, что был плохим отцом. За то, что не предпринял ничего, чтобы удержать разрушающийся брак. За то, что в какой-то момент действительно готов был поверить в пересуды коллег о том, что Майра ушла, решив, что с неё просто-напросто хватит. Хватит проблем. Хватит нелицеприятного зрелища того, как кто-то некогда дорогой сердцу остервенело роет пальцами разогретую пожаром землю в надежде похоронить себя.

Возможно, всё было мертво и в тот самый момент, когда поступил вызов. Когда нога шагнула на порог клиники. Возможно, это было попыткой получить искупление или убить себя окончательно. Выпустить всех демонов на свободу. Хотя, кажется, они никогда и не сидели на привязи. Их удерживало только одно — возможность обгладывать до основания больную душу, вгрызаться в плоть. И вечно пировать на костях.

Кидман и Джозеф. Люди, которые всегда были рядом. Поддерживали, несмотря ни на что. Они не заслужили того кошмара, в котором оказались. Не заслужили бесконечной гонки за жизнь. Не заслужили того, чтобы встретиться со всеми потаёнными страхами и кошмарами. И снова тонкими иглами мысль — виноват. И теперь обязан вырвать из лап кошмара, отмыть от сладкого запаха гнилой плоти, не дать задохнуться в багровых реках. И, может быть, обязан выбраться сам. Не позволить Рувику и его монстрам обосноваться в голове. А, может, должен облегчить всем жизнь и навсегда потеряться в осколках вдребезги разбитых зеркал?

Пример вашего поста:

Пример поста

Дело движется вперёд семимильными шагами: разумеется, что не просто для одного дня, но для нескольких часов совместной работы, найдено уже достаточно улик и зацепок, но ничто из этого не подводит их ближе к разгадке. Себастьян не может толком объяснить, почему его не покидает чувство, будто они движутся по заведомо неверному маршруту, но не может выбросить эту мысль из головы.  Он время от времени поглядывает на свою новую напарницу, размышляя - стоит ли говорить об этом с ней или же разобраться для начала со всем самостоятельно прежде, чем грузить коллегу беспочвенными «мне кажется, что здесь что-то не так». Впрочем, сомневаться в её профессионализме не приходится - это бросилось в глаза практически сразу: девушка точно знает, чему есть место в рабочее время и как обращаться с преступниками. И если в начале этого рабочего дня он ещё хоть немного чего-то опасался, то теперь был готов признать если не свою неправоту, то хотя бы то, как сильно позволил себе заблуждаться насчёт Хэнсон. А, значит, у той, как минимум, хотя бы мелькала в голове подобная мысль: что, если их специально ведут другой дорогой? Что, если мастерски сбивают с пути, заставляя пойти по ложному следу и преследовать подозреваемого, которого даже не существует? Что, если все улики были оставлены на месте преступления не сколько из-за желания покрасоваться перед полицейскими, сколько для того, чтобы выиграть себе время на то, чтобы скрыться капитально где-то в городе или же вообще покинуть его границы?
Он поджимает губы, недовольный наличием такого огромного количества разномастных «если». Разумеется, в интересном и запутанном деле не приходится рассчитывать на скорое решение вопроса, но некоторая ясность точно бы не стала лишней. Не то чтобы он жаловался. Нет, дело ему нравится, и, даже если их действительно водят вокруг пальца, то, значит, преступник попался с мозгами. И оттого только приятнее будет упрятать его туда, где ему и место.
Нет уж, приятель. Сначала ты мне расскажешь, что здесь произошло. Если не хочешь загреметь в допросную. Там ребята менее сговорчивые и место не очень располагает к беседе.  - доносится до него обрывок беседы, и он не находит ничего умнее, чем красноречиво покивать в подтверждение слов коллеги, несмотря на то, что понятия не имеет, насколько менее сговорчивы конкретно эти ребята, но зато прекрасно зная, что сам бы точно спуску не дал, попадись только к нему в руки. Особенно, если утро было испорчено задолго до. От этой мысли захотелось весело хмыкнуть.
Но вот молчание парнишки веселья не вызывало нисколько. И почему-то Себастьян отказывается верить в то, что тот действительно ничего не видел, ничего не слышал, а все возможные улики ему стопроцентно подкинул таинственный некто. Впрочем, тут вообще чему-либо верить на слово нельзя. Так что лучше пусть помолчит немного, чем выльет на них ушат разнообразного дерьма, из которого можно поверить процентам трём, не больше.
Он не мешает Хэнсон по второму кругу осматривать все помещения - мало ли, что мог сам упустить, толком не ознакомившись с окружением. Не мешает и не лезет с советами из разряда: «а тут смотрела?», «а здесь?». Человек привык работать в своём ключе, и мешать этому - подвергнуть сомнению и собственный профессионализм в том числе. Он молча наблюдает, ворочая в голове то одну версию, то другую. Задумывается крепко, но отзывается в тот же миг, как новая фраза адресуется прямиком ему.
- Вещи всегда рассказывают о своих хозяевах куда красноречивее их самих. - умозаключает задумчиво, рассматривая документ, что оказывается у него в руках. - Может быть и хорошо, что он не сказал ничего. Тишина не сбивает с толку. - пусть этот парень и не сказал ничего важного и нужного, но он и не наврал с три короба. А, значит, будет уже меньше расхождений в версиях первого подозреваемого и того, что им тут ещё удастся найти. 

- Прости, я... Я нашла это вместе с его документами. Мне показалось, что это всего лишь простая тетрадь. Тебе стоит взглянуть, - Майра протягивает исчирканную тетрадь, а он только и может, что кивнуть, мол, всё понял, и углубиться в витиеватый чужой почерк, не сразу сфокусировавшись в попытке разобрать слова. И с каждой разобранной закорючкой он понимает, насколько сильно был не прав ещё несколько секунд назад. Неприятный холодок пробегает по позвоночнику. - Думаешь, он действительно может знать и жертву, и убийцу? - хмурится, не отвлекаясь от чтения. Возникает новая череда вопросов. Если тот, кого им только что удалось схватить, действительно знал убитую и даже того, кто мог с ней все эти зверства сотворить, то почему не слинял отсюда раньше? Может ли убийство молодой женщины служить предостережением и показательной казнью? Может, у пострадавшей тоже не всё чисто и гладко? Может, дело всё в каких-то крупных махинация, в которых повязаны все, до кого они сегодня только успели дотянуться? И, если это так, то дело явно уже не просто в расследовании нескольких убийств. Всё будет намного, намного серьёзнее.
- В любом случае, после допроса стоит показать ему тело. Если он её знал…, - заминается неловко, обдумывая, можно ли вообще опознать даже хорошо известного тебе человека только по тому, что осталось от бедной женщины. Впрочем, если их связывали действительно близкие отношения, то он может знать о каких-либо отличительных признаках и деталях. Может быть, у неё есть какая-нибудь принадлежащая только ей родинка в форме звезды. Или что-то вроде. - Если он знал убитую, то сможет подтвердить её личность? По факту, мы ничего не потеряем, если попробуем. - завершает свою мысль и поднимает взгляд на напарницу, крепко сжимая в пальцах тетрадь - пригодится ещё, может, эксперты выявят нечто, что ускользнуло при первом осмотре. Хоть он и просматривает листы снова и снова даже тогда, когда они уже возвращаются в машину. Не проявляет ни малейшего интереса к разговору Хэнсон с Грейсом - всё, что ему нужно будет услышать, до него всё равно донесут, а сейчас есть дела поважнее, чем попытки вслушаться в чужой разговор.
- Может быть, их троих связывало что-то большее, чем просто романтические отношения? Может быть, у них было какое-то дело. Афера или что-то вроде. Может быть, наша «Сара», - будем пока звать её так, раз личность не подтвердили, - может быть, она не выполнила свою часть сделки. Может быть, угрожала сдать своих подельников? - хмурится, потирая уголок тетрадного листа между указательным и большим пальцами. Зачем вообще вести подобного рода записи, если боишься быть пойманным?
- Или, если речь идёт о пациентах, то, может…клиентом мог быть как он, так и кто-то из близких. Жестокое убийство врачей из-за диагностирования ужасной болезни или неспособности вылечит - обычное дело. - закрывает тетрадь и откладывает её в папку к остальным документам по делу - какой-никакой у них улов сегодня имеется. Есть, с чем работать, и это уже не может не радовать.
Он привычно следует за напарницей до самой больницы, показывает свеженький жетон - предмет личной гордости. Кивает в знак подтверждения всех уже сказанных напарницей слов. - У вас же должен вестись учёт всех больничных каталок и прочих…аксессуаров, верно? - не хватало, чтобы ещё оказалось, что преступнику кто-то помогал из местных.
Долгое время дежурная медсестра выглядит буквально убитой новостью о том, почему именно в их клинику наведалась полиция. Её глаза широко смотрели на Хэнсон, пока дрожащая ладонь тянулась прикрыть рот, не давая полному ужаса вздоху вырваться наружу. Не сказать, что ей особенно это удалось. Пальцы медсестры дрожали, было отлично видно, что она не может найти себе места после таких вестей. Её брови взлетают вверх в немом удивлении - она не понимает, как так может быть, что расследование привело детективов именно сюда. Именно в её смену. День явно не задался.
Она переводит взгляд с одного детектива на другого, мечется и пытается подобрать правильные слова, но безуспешно - всё не так и всё не то.
- Я…я не знаю, как это могло произойти. - дежурная медсестра переводит взгляд с наклейки на детективов и обратно с таким выражением лица, будто бы от её непонимания и замешательства наклейка волшебным образом исчезнет, а из вестибюля пропадут и рыскающие детективы, а она вновь вернётся к своим делам, перестанет нервничать и навсегда забудет о том, что нечто подобное действительно происходило и имело отношение к их больнице. - Разумеется, каждая каталка, как и любой другой инвентарь, находится на строгом учёте, и поэтому просто не может быть, чтобы кто-то… - она замолкает, не зная, что следует говорить в таких случаях. И со стороны хорошо видно, что медсестра пытается быстро сообразить, что же сказать дальше, чтобы ненароком не оказаться виноватой - всем прекрасно известно, насколько быстро можно попасть под прицел какого-нибудь не слишком добросовестного блюстителя закона, которому просто вздумается поскорее закрыть дело и забросить его в самый дальний ящик. Это как максимум. Как минимум, кто-то может пострадать за проявленную халатность. И вот тут-то уже Себастьян честно не имеет ничего против - если в хорошо охраняемой клинике можно так запросто умыкнуть каталку, то, значит: а) она не так уж и хорошо охраняема; б) в клинике может находится некто, вполне обладающий необходимыми полномочиями, чтобы спустить с рук пропажу целой одной (и, наверняка, категорически необходимой) единицы инвентаря.
Медсестра берёт в руки наклейку и просит подождать немного - ей необходимо проверить номер на наклейке с данными о каталках. Это должно занять какое-то время.
Себастьян хотел бы задать ещё один вопрос, может, позвать кого-то, кто мог бы куда внятнее обычной медсестры вести разговор, но его отвлекает жужжание телефона в кармане. - Прошу прощения. - коротко кивает и отходит на несколько шагов, прижимая телефонную трубку к уху. Он знает, что звонят по делу, не иначе, но всё равно требуется усилие, чтобы сменить раздражение на вежливый интерес. - Слушаю. - хмурится, выслушивая торопливый поток речи собеседника и отжимает отбой сразу же, как получает всю необходимую, на свой взгляд, информацию. Возвращается к напарнице.
- Дело принимает очень интересный оборот. Закончим здесь, и можно ехать по новому адресу. У нас новая жертва. Молодая женщина. Печать. Уже можно предполагать, что наш товарищ решил оставить след из «хлебных крошек», чтобы мы точно его нашли? - хмыкает и убирает телефон обратно в карман. - По вызову уже отправились эксперты. Так что, думаю, у нас достаточно времени, чтобы разобраться с одним вопросом за раз. - потирает бровь указательным пальцем и шумно выдыхает - отличное дело для первого рабочего дня, отличный набор ни о чём не говорящих пока улик. Всё просто отлично. Кроме того ощущения, что если их и водят за нос, то делают это очень умело. С толком и чувством.

0

7

Форум: storycross
Текст заявки:
League of Legends
LEONA // ЛЕОНА
командующая отрядом ра-хорак // избранница солнца

в твоем сердце храбрость; в твоем сердце беспощадная отверженность принципам и титаническая стойкость — непоколебимая и не страшащаяся никаких преград, ты с самого первого дня в этом мире живешь преодолением. голод — главный спутник племени раккор; гора таргон — дом, не щадящий никого, кто осмелился жить вблизи этого священного места.

в твоих руках меч; битва для раккоранцев — вера, жертвование себя в залог сияния солнца без вопросов и недоверия. просто так надо, так принято, так тебя воспитали, и ты не смеешь сомневаться в этом ни на секунду, оттачивая каждое движение на многочисленных тренировках. в твоих глазах нет сожаления и нет сострадания: убивать без пощады — так вас учили. так ты живешь. жила — пока весь твой мир не перевернулся.

в твоих глазах презрение; открытое, недружелюбное и сжимающее сердце в тиски, когда я впервые задаюсь вопросом, которые у нас, солари, запрещены. командующая ра-хорак не имеет права сомневаться, выслушивая ересь из уст беловолосой девчонки. командующая ра-хорак — палач, ведущий глупого еретика на встречу к старейшинам. с самой первой секунды ты знаешь, какая судьба мне уготована; ты знаешь, что твой стальной меч заставит меня замолчать навсегда.

в твоей памяти город, сотканный из серебра; знания, что открываются на вершине таргон, наполняя солнцем тебя изнутри — даруя доспехи, которые, кажется, невозможно сломать. твоя судьба теперь связана, твоя судьба теперь предначертана, как и моя: лунари и солари не должны враждовать.

теперь помнишь, о чем я трещала без умолку?
- - - - - - - - - - - -
» у меня много идей и вдохновения: флэшбэки, форварды, аушки ждут тебя в необъятном количестве. я не тороплю с ответами, не сижу над душой и не пишу в личку «где мой пост?» каждый день. но, честно говоря, я люблю динамичную и достаточно быструю игру, повязанную на чувствах и эмоциях после только-только прочитанного поста. я вытерплю неделю-две, но если это будет два поста в неделю — мое сердце уже в твоих руках.

» мне нужно общение [хотя бы минимальное] вне эпизодов: чувствовать человека, с которым играешь. я не заставляю тебя выдавать свой мессенджер и вк [но не отказалась бы], но хотя бы пару «привет, как дела?» во флудовой зоне — очень прошу.

» я пишу посты без заглавных букв и от второго лица. надеюсь, это не станет проблемой. посты не обрамляю графикой, потому что ленюсь, но с радостью буду, если будешь ты. в среднем посты по 5000 [+/-], но, опять же, подстраиваюсь: абзац за абзац, простынь за простынь :>

» я не кусаюсь и в целом достаточно флексибл в вопросах лора/хэдкэнонов/и пр.
Ваш персонаж:

в ее руках знания, дарованные луной; дарованные магией, что до сих пор живет на горе таргон. теперь — прячется в ней. глубоко, под доспехом, выточенным по силуэту девушки с некогда соболиными волосами. заблудшей, нечаянно оказавшейся там, где и предначертано было быть. где луна по праву пляшет на небе, где луна не лжет так, как лгали ей солари с самого первого дня.

в ее руках серп, выточенный луной; стальной и острый, разящий тьму, что подбирается сзади, громко клацая пастью чудовищ. серп, что ненароком проливает кровь старейшин — единственных настоящих еретиков. неверующих, отказывающих слушать. отказывающихся слышать правду, снизошедшую до обычной смертной с самой вершины священного места.

в ее глазах свет, рожденный луной; скрывающийся, танцующий по снежно-белым прядям, собранным за спиной. яркий и мягкий — совсем не такой беспощадный, как солнечный — он отражается в каждом взмахе клинка, в каждом мимолетном движении доспеха. не выжигает, дает дышать, разрешает смотреть без скатывающихся по щекам слез.

в ее памяти боль, сотворенная луной; позволяющая вспомнить то, что было и будет задолго до и задолго после. неосязаемое, мимолетное, почти незаметное, но так ярко отпечатывающееся в голове, в памяти, в ней. в вечности, как она сама. ее судьба теперь связана, ее судьба теперь предначертана: лунари и солари не должны враждовать — но она не знает, как доказать это тем, кто изначально не хочет верить.

Пример вашего поста:

Пример поста

цири видит многое; слышит — большее. бесконечность перед ней падает на колени. бесконечность перед ней — обыденность и привычка, и цири запутывается считать, сколько уже миров видела — а ведь когда-то с энтузиазмом ставила воображаемые черточки в голове. после второго десятка уже через раз, после третьего — перестала вовсе. цири не знает, что еще может ее удивить, но понимает прекрасно, что обязательно — может, не сразу и не в следующий раз — так же привычно откроет рот в немом удивлении; вселенных, оказывается, бессчетное количество. вселенные, оказывается, настолько разные. со своими законами, со своими жизнями, со своими страхами — каждый раз новое, каждый раз заставляет кружиться голову и будоражит кровь. даже старшую.

дом пахнет смертью — незримо, все еще спустя столько лет. обволакивает сердце тонкой пленкой, сжимающей грустью. кутает глаза в пробивающуюся сквозь сожженные поля зелень. велен последний начинает дышать, оправляясь от тисков прошлого. велен — единственный, правдиво напоминающий о случившемся; задевающий что-то глубоко внутри, скрытое и насильно молчащее. его земля помнит многое, и цири кажется, что каждый раз, проезжая мимо, она слышит голоса вокруг. видит голоса вокруг, полупрозрачные, человеческие — крики и плачь. боль, разрывающие виски. снующие из стороны в сторону, зовущие — цири знает, что откликаться нельзя. цири знает, что здесь она ради помощи. маленькой: из-за войск, что строем снуют туда-сюда, заказов выпадает немного. нечисть не любит шум. нечисть не любит блестящие на солнце доспехи и прячется там, куда лишь самые храбрые — глупые, на самом деле — отваживаются ступать.

цири слышит о геральте многое: из баллад, из слухов и разговоров; в каждой деревне, на каждом хуторе, в каждом княжестве — его история полнится подвигами, о которых другим остается только мечтать. и вздыхает, расслабленно и больше не обеспокоенно: живой; вздыхает, пряча тоску, незримую и тянущую, поглубже в себя: представится еще время встретиться. попозже. когда-нибудь. сейчас — время самостоятельности. сейчас — самостоятельность эта полноценная и настоящая, багряная. со звоном монет в ушах, с привкусом скупости — цири не хочет и не может винить, но с каплей печали осознает, как трудно жить ведьмакам. и впервые, пожалуй, говорит это вслух. ведь-ма-кам. и факт этот, громогласный и давно знакомый, отбивается со стуком сердца в унисон. с шепотом за спиной, с охами, встречающими ее. провожающими в путь седовласую, белоголовую — как его самого.

цири щурится, прикрывая глаза рукой: туссент встречает яркими красками еще издалека, пока кэльпи топчется по высохшей траве; пока позади шепчутся страхи и тлеют цвета, с каждым шагом приобретая все более светлые и ядовитые оттенки. все вокруг режет глаза — приятно, хоть и болезненно — и цири кажется, что она теряется. между мирами, между временем, между воспоминаниями: это так не похоже на нильфгаард. это так выбивается из привычного. слишком празднично, слишком свободно — люди здесь явно счастливее, и цири чувствует, как невольно улыбается им в ответ; как хочет вклиниться в эту ауру легкости, рысью снуя между шумной толпы.

воздух дурманит, наполненный ароматом вина; воздух здесь свежий и шелковый — так и хочется им дышать. полной грудью, прощаясь с усталостью, обнимающую ее за плечи; за поясницу и шею — цири спешивается, оставляя лошадь у коновязи и разминая затекшие мышцы. даже для той, кто путешествует по пространству и времени, неделя в седле — испытание. нормальное, обязательное: она слышала многое о нелегкой судьбе ведьмака — не только от геральта — и действительно наслаждается каждой мозолью и царапиной на руках.

цири отсчитывает золото, перебирая в ладонях заметно прохудившийся кошель. прикидывает, вычисляет — нелегкая экономика — на сколько дней хватит еще наперед. и с толикой грусти смотрит на объявления. красивыми почерками, большинство грамотно, выведенные, словно под образец. как же здесь все по-другому. вместо потерянных детей — повозки, заполненные винами; вместо угроз — признания, адресованные дамам сердца от рыцарей. и среди вороха полупрозрачного счастья лишь одно выбивается, молит каждой строчкой, написанной дрожащей рукой — цири откликается сразу, в миг опрокинув бокал вина; проходит пальцами по истрепанному ветрами листку пожелтевшей бумаги, касается первой заглавной буквы с витиеватыми концами и чувствует под собой недовольную кэльпи. той хочется отдыха, спокойного, расслабляющего устающие от долгого бега мышцы — цири легонько хлопает лошадь по шее, обещая остановиться чуточку позже. совсем немного, совсем небольшая работенка: отыскать глупого юношу, повадившегося впечатлить женское сердце. после — отдых. заслуженный, до утра в корчме на мягкой кровати, когда ночь не будет кусать бока беловолосой ведьмачки своими тенями и холодом.

цири идет вперед, держа наготове меч; вслушивается в каждый шорох, раздающийся под землей — зная, что в туссенте опасность таится снизу. живая, клокочущая, с толстой броней в виде скорлупы и желанием разорвать на части любого, кто смеет ступать на ее владения. шуршит, роет, но не заставляет себя долго ждать: цири делает шаг назад. второй. третий. рывок вперед — молниеносный — и серебро встречается с хитиновой чешуей, обрамляя землю под собой вязкой зеленой жидкостью. окутывая руки заметной усталостью, тянущей книзу. пожалуй, стоило отдохнуть.

волнение накатывает со страшной силой, и цири лишь раздраженно отмахивается, откладывая неуместные мысли на будущее. сначала заказ, сначала спасение: следы еле заметно тлеют на каменной почве, догорая последние секунды, чтобы затем испариться еле заметными лепестками в спертом воздухе. дальше — пещера; дуновение смерти, которое цири выучила наизусть. как холодок бежит по спине, как застревает между лопаток невидимый леденящий ужас: знает, что ждет впереди. знает, что все равно возьмет плату и — уже — почти не почувствует угрызение совести. до поры до времени.

— геральт!

цири бежит вперед, чуть ли не спотыкаясь; роняет у ног свой меч — так непрофессионально, так глупо, так безрассудно — и крепко сжимает широкие плечи в доспехах. притягивает его — притягивается сама, вдыхая запах потрепанной кожи. скользит взглядом по выбившимся пепельным волосам и отпускает только через десяток секунд, не в силах сдержать улыбку: живой, осязаемый — не видение и не ночной кошмар, окропленный кровью.

0

8

Форум
Игровая площадка Loca

Текст заявки
Разыскиваю наставника (условно обозначу его Х, возраст 35-40+/-), который на момент отъезда моего персонажа из родного города будет отсутствовать, разбираясь в себе и тех отношениях, что завязались у них. По возвращению Х обнаруживает, что бывший ученик уехал по заданию Ковена и на связь с тех пор не выходил. Звонок обеспокоенного мужчины не остаётся без ответа, но то, что он слышит, никак не вяжется с тем, как они расстались... Почует ли неладное опытный маг? Почувствует ли нависшую над Джоем опасность? Потому что из лап Матильды (призрака, задействованного в игре), что держит в страхе захолустный городишко, ещё никто не уходил живым.

Дополнительно: посты от 3 лица 2-3к, динамичность, скорость 2-3 поста в неделю, на внефорумном общении не настаиваю - связь дам в лс :)

Ваш персонаж
Джой Уэлч (с Чтеца)

Пример вашего поста:

Джой

Ступеньки под ногами буквально горят в этом бегстве по лестнице, а в творящемся вокруг так легко запаниковать. Осколок люстры в волосах и такой злой вопль на очень высокой ноте звенит в ушах, когда ищущий спасения в комнате парень спотыкается и ползком добирается наверх. Он почти у цели, не медлит и поднимается, двигаясь настолько быстро, насколько это позволяют сбитые колени, и каких-то секунд не хватает, чтобы ввалиться в комнату и защититься. С тем, что осталось в комнате, у него был хоть какой-то шанс выбраться из дома относительно целым. Это понимание давало силы, хотя дыхание сбивалось от скорости на пределе возможностей. Он никогда ещё так быстро не бегал, показывая суперскорость на адреналине своего страха перед силами Матильды, но никто не оценит сейчас этот рекорд. Звон бьющегося стекла и падающих картин в узком коридоре второго этажа показывает всю ярость девочки на кухне. Но она уже не там, она встречает его на пороге комнаты "тыканьем" и отбрасывает назад лёгким касанием пальца. Он не чувствует это прикосновения, но всё остальное более чем реально. Пригвождённый к стене и движимый, будто тряпичная кукла, вверх-вниз, он не мог сопротивляться, чувствуя онемение в конечностях и не слыша себя. В голове уже вовсю царила ОНА - жуткая маленькая девочка с таким красивым именем. Она владела им целиком и совсем не сдерживала себя, уже не играя роль приветливой хозяйки дома. От столкновения с потолком в глазах потемнело, а прозвучавший стон только добавил злорадного удовлетворения маленькой садистке. Он чувствовал её радость и голод до подобных "игрушек". Было больно, было остро, было так невозможно выкинуть чужую волю из собственного сознания. С трудом воспринимая задаваемые вопросы, он не давал ей ответа, пока эта жестокая игра не закончилась. По лбу ползла тонкая струйка крови от плохо забитого гвоздя, он машинально облизал губы, чувствуя вкус первой капли, и пошёл ва-банк, отчаянно блефуя.
- Не совсем понимаю о чём-ты, но у меня там есть пара амулетов на случай непредвиденных случаев - если тебя интересует, зачем я...
Прохрипел, не договаривая до конца, поскольку леденящая кровь рука сжалась чуть сильнее, когда он начал говорить. Нет, он не мог выдать ей скрытую тетрадь. И говорить тоже не мог больше.

0

9

Форум: dreamcross

Текст заявки:

МАРК ДЖЕФФЕРСОН

постороннее изображение!

Mark Jefferson (game)

о персонаже

марк джефферсон.
нейтан фотографирует его исподтишка на мобильный, как влюбленная тринадцатилетняя школьница, с той лишь разницей, что он не влюблен. он, скорее, болен, и болен серьезно; он - маленький мальчик, ему нужно это чертово внимание, иллюзия осмысленности собственного существования. ему нужно, чтобы джефферсон так склонял голову и лукаво щурился, и хвалил его фото. хвалил его вообще. как туповатый щенок, не чувствующий опасности, прескотт ластится к рукам в хорошие дни, а в плохие - огрызается, мельком замечая в темных радужках преподавателя что-то, что однажды, может, станет его смертью, только не понимает до конца, что это. мальчик, снимающий мучения, не может распознать его, даже подойдя вплотную, чувствуя смешивающиеся запахи одеколона и сигарет.
и, опираясь ладонями о столешницу, нейтан произносит это, перекатывая на языке буквы: марк. чтобы увидеть отклик. чтобы знать, что контакт есть.
а по глазам джефферсона видно: он знает, кто такой нейтан прескотт. и знает, - понимает, - что тому нужно так мало, чтобы превратиться в оружие, что смешно этим не пользоваться.
марк джефферсон говорит: нейтан. у мальчишки предательски дергается кадык, хотя лицо спокойно.
марк джефферсон улыбается своей самой обворожительной улыбкой, потому что это - начало конца.

не буду загружать шаблон матчастью и лишними буквами вообще: если вы знакомы с фандомом, то и так все понимаете.
лично я жду персонажа в пару, а прочие ребята из фандома лис просто мечтают увидеть этого великолепного психопата и утащить в общий сюжет. мы все классные, даже не сомневайся, так что приходи, будем больными ублюдками.
связь - в гостевую форума, пожалуйста.

Ваш персонаж:

нейтан прескотт, 18 y.o.

- у него целый букет психических заболеваний, и еще более обширный - побочных эффектов от медикаментов и наркотиков, и эмоциональное состояние скачет кардиограммой. он слушает китовые песни, чтобы успокаиваться, но и это не всегда помогает. иногда кажется, что ничто уже не помогает;
-  в академии он занимает статус местного королька, спасибо папе и его деньгам и влиянию. правда, отношение к нему - как к узурпатору скорее, не как к любимому народом принцу. Нейтан сам же воспринимает это, как внимание масс, которое лестно в любых формах;
- его цвет - красный. кровь, агрессия, злоба и дешевое вино в картонных коробках; это все - его;
- если он слушает музыку, это, как правило, рекомендации с ютуба, странные забытые группы с разных уголков планеты - инди, электроника, пост-панк и те парни, пялящиеся на обувь. в целом, его плейлист будто специально подобран для того, чтобы доводить людей до самоубийства - или, вполне возможно, с этой целью и был составлен;
- зависимость нейтана от мнения окружающих, - исключительно важных для него, - крайне велика, даже если не выглядит таковой. он убил бы за признание человека, которого считает авторитетным, и сам подставился бы под удар, если бы пришлось это сделать. вкупе с маниями, это делает его поведение слабо прогнозируемым;
- его завораживает смертельная усталость, мучение. кажется, что только таким образом он чувствует лучше и живее самого себя.

Пример вашего поста:

Пример поста

Завернув за угол, Нейтан сгибается пополам и, содрогнувшись всем телом, блюет желчью на мысы собственных дорогущих ботинок.
Нейтан, мать его, Прескотт. Золотой мальчик: с подбородка капает вязкая кислая слюна, как у бешеной псины, пожравший радужку зрачок темным бутылочным стеклом отражает грязный тротуар и звезды в лужах. Он даже не спит по ночам - вскакивает с кровати, едва дотерпев до полуночи, и ходит туда-обратно по комнате, потому что в его золотых, блять, ногах как будто кости выворачиваются; это от таблеток, синдром-чего-то-там. От того, что он псих. Золотой псих? Прескотт смеется, как-то нервно и тупо, и вытирает лицо рукавом куртки, машинально втыкая в зубы сигарету и мгновенно чувствуя очередную подкатывающую к горлу волну тошноты. Вот так, думает он, упорно противодействуя растеканию мыслей в желе из слов, ощущений и галлюцинаций. Вот так.
На самом деле ему кажется, что это, в каком-то смысле, декадентски-эстетично - удалбываться до потери пульса, жить так, как он живет, если совесть позволяет. Только так ведь и живут поэты - в пороке, в грязи, в вечном падении, в том, что есть тончайшая грань между эйфорией и самоубийством. А Нейтан воспевает разложение. Он сам - свой лучший портрет из когда-либо созданных.
Отец, конечно, снова будет разочарован, потому что он всегда разочарован, вот только кто он, блять, такой, чтобы качать головой и венчать предложения мрачными точками? Даже не родственник, кажется, а - просто. Плевочки звезд над головой издевательски моргают; Прескотт читал, что люди тоже состоят из звездной пыли, только это все ложь, потому что звучит красиво, а в жизни красиво не бывает.
Жизнь - это не красиво.
Жизнь - это рвота после кислоты на новой обуви.
Ты понял, пап?
Нейтан вытирает ботинки о траву и стягивает легкую куртку, набрасывая ее на поручень. Ноябрьский ветер заставляет его зябко поежиться, контраст между горячей кожей и колючим порывом неприятен, но парень все равно курит, опершись лопатками о стену и обхватив себя поперек живота свободной рукой.
Судя по звукам, типичная-вечеринка-с-бассейном и без него все набирает и набирает обороты: она уже в той стадии, на которой абсолютно каждый участник действа поддат достаточно, чтобы не задумываться о том, что может наступить завтра, а значит, способен на что угодно. Как, в принципе, и Прескотт, только грязное ощущение во рту и испаряющееся химическое хорошее настроение портят настрой.
"Циклон" - это не на каждый день. Невозможно каждый день драть глотку, смеясь над чужими шутками, пить приторный алкоголь и жарко, порнографических-душно дышать кому-то (о, черт, правда, кому же? потом никак не вспомнить) в ухо, чтобы "сходитьпройтисьатоздесьслишкомгромко". Или не громко, а скучно. Или что-то еще, что тоже - не на каждый день, до каких оборотов ни старайся разогнать свою сучью натуру кофе, никотином и наркотиками.
Приходится зажмуриться и набирать почти ощупью, когда экран мобильного бьет подсветкой в глаза: "давай свалим виктория". Под ногами вибрирует земля, пока он ждет ответа, трясясь на этом проклятом холоде и куря в звездное небо.
"виктория"
"блять викки"
"возьми в руки чертов телефон"
Виктория - победа? Для Нейтана - определенно, да, вот только и победы иногда бывают окрашены трауром. Чейз, очевидно, думает, что Прескотт требует слишком много внимания в последнее время. Ну и что, Викки, хочется спросить ему всякий раз, как она, будто не заметив лучшего друга, отворачивается или уходит, а Нейт скрипит зубами, чувствуя себя, - в очередной раз, - кинутым. Ну и что, Викки?
Только никого ближе нее у Нейтана все равно не было. Хотя она - уж точно не звездная пыль.
И когда он уже собирается вернуться, вопреки отсутствию энтузиазма, и как следует нажраться, уже убранный в задний карман мобильник вибрирует.
"нейт я остаюсь и ты тоже это ведь наша вечеринка. где ты?"
"иди нахуй виктория чейз", набирает он трясущимися от злости (на самом деле - глупой детской обиды) пальцами. Распрямляет спину, глядя исподлобья на недружелюбные стены, и выкрикивает, раздирая горло:
- Я здесь король, придурки! Вы поняли? Вам все равно меня не заменить!
Но Блэквэлл ему не отвечает. Нет даже эха, оно сливается с музыкальными битами.
Тогда Прескотт разворачивается и медленно бредет в сторону жилого блока.
Сегодня королю снова не уснуть.

+2

10

Форум: http://storycross.rusff.ru/
Текст заявки: себастьян//джонатан кристофер моргенштерн. на самом деле, кто в нижнем мире не знает себастьяна? да, да того самого, что клялся поднять ад на землю, раз уж небеса его не ждут. ты прав брат, таких как мы, у райских ворот не встречают. описать тебя двумя словами, пожалуй, разве что – сумасшедший ублюдок, именно так с рычанием сквозь плотно сжатые зубы, сплевывая выступившую кровь. мы оба знаем кто ты, пожалуй, ты даже лучше чем, кто либо. я все еще порой заблуждаюсь, выискивая на дне твоих обсидиновых глаз, что-то светлое, что тебе тоже жаль тех, кто пал от твоей руки. ты снова усмехнешься, растягивая – кларисса; точно так же ненавистное мной, полное имя, как тебе то, что дала наша мать при рождении. ты мой старший брат, моя кровь, растворенная в демонической составляющей. единственный, доживший до сегодняшнего дня, родственник. и я, к своему ужасу, приложу все усилия, чтобы таковым ты пробыл не долго.
на джонатана//себастьяна у меня есть заявочка, это для тех, кто не любит анкеты, точно так же как я.

мои пожелания к игроку остаются неизменными, сколько их не озвучивай:
► знание канона, в идеале книжного полностью, дополнительно к экранизациям, хотя бы сериальной, чтобы знать, что мы и с чем нас едят. [или хотя бы википедийное – относительно книги]
► любовь к себастьяну, та темная и запретная. вы должны понимать его, осознавать, насколько этот персонаж аморален, извращен и буквально вывернут. ведь именно в этом его особенный цвет
► быть готовым играть и общаться, если вы надумали придти на пару дней, можете даже не отвлекать ни меня, ни других. мне нужен постоянный себастьян, ибо на этот персонаж у меня чертова туча идей.
готовность общаться и обсуждать. я быстро угасаю, если в ответ вижу сухое – меня все устраивает. я хочу взаимодействия, мне нужна отдача, азарт и общение.
►к интерпретации себастьяна не придирчива, но имею свой взгляд на характер и историю, если же ваш в корне не совпадает с моим, то вероятность того, что мы не уживемся – возрастает. Поэтому, прежде чем писать анкету, лучше пообщаться со мной.
► к размерам постов не требовательна, сама пишу от 3к – 7к, подстраиваюсь под игрока. скорость полностью зависит от вас и  вашей увлеченности. но! я не дергаю по постам, и, не требую каждые три пять дней по шедевру, если вы укладываетесь в установленное проектом раз в месяц, при этом активны на других фронтах, то меня это устроит, если больше – я буду в диком восторге.

о себе могу сказать,  что требую лишь то, что могу дать сама. не больше, ни меньше. если мне не даете то, что я даю вам, все это быстро угасает. то бишь, все это, – игра коллективная, и, никак не в одни ворота с моей стороны.
стилистика написания у меня – своеобразная, кому-то нравится, кому-то на любителя, поэтому, не стесняйтесь просить посты, больше постов, чтобы понять, что я за фрукт и с чем меня едят.
относительно игры на кроссе, если у вас не будет желания играть с другими фандомами – я не стану настаивать,  это личный выбор каждого. но внутри фандома, есть по крайней мере еще несколько человек, что с радостью с вами сыграют.
Ваш персонаж: как можно было уже догадаться, мой персонаж – клери фрей//фэирчайлд//моргенштерн – это кому как по душе хд  рыжое ЧП всего нью-йоркского института и по совместительству «любимая» дочка главной головной боли всего сумеречного мира. валентина моргенштерна. чей светлый облик будут помнить еще десятилетиями, хоть чего-то он добился. упрямое рыжее недоразумение, нарывающая заноза, в энном месте у конклава, что нарушает большинство из возможных законов, что были установлены в этом сумеречном мире. еще задолго до того момента, пока с ними ознакомится.
Пример вашего поста:

Пример поста

знаешь, реальнее мира вдруг стали сны,
те, что приходят под утро с холодным потом.
и в зеркалах отражения глаз дурных
словно без слов вопрошают с ехидцей "кто ты?".

Под ее ногами шуршала пожухлая листва, по крайней мере, в тот момент, Клэри хотелось думать, что это листва или старые выпуски "нью-йорк таймс", за прошедшую неделю/месяц/год, коих обычно много валялось в таких вот темных проулках. Богом забытых местечках. А если учесть, какие твари обитали в таких местах, то и дьяволом эти укромные уголки были давно позабыты и позаброшены. Непривычно холодный ветер, для этого времени года, пробирал до кости, заставляя кожу покрываться мелкими показателями крайнего не уюта – мурашками; или это просто был очередной приступ страха, который она списывала на климатические явления, крепче цепляясь одеревеневшими пальцами за рукоятку клинка, чей свет освещал ей дорогу впереди. Озноб катился по спине, касаясь холодными пальцами каждого позвонка. Кларисса буквально чувствовала, как от каждого шороха волосы встают дыбом, а она все сильнее закусывает внутреннюю сторону щеки, чтобы не проронить ни звука. Достаточно шороха ее шагов, и, совершенно точно, позабытого стеле, где-то на тумбочке рядом с кроватью, в которой уже нет и следа ее сонного спокойствия. И, если быть честной, хотя бы сейчас, и перед собой, то, девушка, давно пожалела о том, что сунулась в этот проулок в одиночку. Ночью. Уже мысленно предвкушая тревожный взгляд Джейса, раздраженную Иззи и грандиозную выволочку от Алека. Неизвестно, что ее пугало в тот момент больше, ну, кроме шороха где-то за спиной. Волосы разметаются по плечам, при очередной повороте, лезут в лицо, заставляют щуриться. У нее дыхание, сбитое, поверхностное; сердце бьется рваным ритмом, качая по венам и артериям страх, чистый, ничем не разбавленный. Фрей давно призналась самой себе, что ей страшно, чертовски. Но упорство, мать бы сказала упрямство, продолжает подгонять ее со спины, заставляя проходить все дальше в проулок, который, совершенно точно, окончится тупиком. Фэирчайлд не знает, откуда ей это известно, но она в этом уверена. Как в том, что солнце встает на Востоке; у Саймона специфическое чувство юмора и полное отсутствие фантазии; а у Джейса глаза непередаваемого цвета, который не берет даже палитра карандашей, которые «позаимствовала» у Магнуса.
Здесь ей все кажется до абсурда знакомым. Будто бы она была здесь раньше. Ощущение до крайности противное, липкое, растекающееся где-то по спине, впитывающееся в кожу. Он, проулок, будто старый друг, которого не видела лет десять, а узнаешь, разве что по отдельным чертам или тому, что тебя окликнули по имени, ведь ты не изменилась, нисколечко. Она угадывает с точностью, что поверни налево, там будет обшарпанная вывеска, давно висящая на одной проржавевшей петле. А разобрать, что написано, с трудом можно и в погожий день, что уж говорить о поздней ночи, когда единственный источник света это ангельский клинок, не позволяющий хрупкой тени, что дрожит на стенах домов, сгинуть вместе с хозяйкой в пучине неизвестности. Клэри уверена, что дверь там будет не заперта. Да и зачем запирать давно заброшенное? Горло сжимает неприятный ком, на ум приходит сравнение с отелем Дюмор, в котором была не так давно.
Ступени под ногами скрипят одна за другой, будто играются, она молит ангелов о благосклонности к ней этой ночью, но, видимо, ангелы таких, как она, не хранят. Ибо очередной, раздающийся в тишине, скрип порождает многоголосое  эхо, разносящееся по всему дому, и если кто и не услышал ее появления, то только глухой. Фрей, в очередной раз дает себе мысленную затрещину, за излишнюю беспечность и забывчивость, минуя пролет за пролетом. Ее словно магнитом тянет куда-то вперед. Порождая в груди это чувство полной неопределенности. Пугающей неизвестности.
Старая дверь неприятно скрипит, когда девушка, легким прикосновением, толкает ее вперед. Чаша освещает помещение тусклым светом, совершенно не ярким, инородным. Но не это заставляет ослабевшие пальцы выпустить клинок из рук, совершенно не обращая внимание на глухой стук о деревянный пол. Страх - первобытный, животный в глазах матери. Клэри делает шаг вперед, давя в себе это детское желание расплакаться, тянет к женщине руки. Влага собирается в уголках глаз, неприятно пощипывая, мешая разглядеть самое главное. Третьего в помещении. Чьи-то пальцы больно сжимают предплечье, разворачивая к себе. Клэри с трудом улавливает чей-то крик, где-то на периферии сознания, похожий на ультразвук. Вызывающий лишь одно желание - заткнуть уши и бежать отсюда как можно дальше, забыв обо всем. Матери/чаше/Валентине/ войне, или что там еще ждет их, за следующим поворотом? Боль обжигающая растекается по телу, единственное, и,  последнее, что успевает заметить Фрей, темные радужки глаз, практически черные. Прав был когда-то Лайтвуд; как была самонадеянная, упертая примитивная, слабая и беззащитная - такой и умрет. Ее собственный клинок, так неосмотрительно оставленный у самого входа, прошивает тело, входя по самую рукоять. И это чертовски больно. Осознание нелепое, практически на грани с потерей сознания. Ноги слабеют. Она становится глуха к внешним раздражителям, единственное, что еще волнует, ее измученная мать, которая пытается подбежать к ней. Деревянный пол непривычно мягок, Кларисса делает последний вздох, что разливается свинцовой тяжестью по всему телу.
Она открывает глаза, сидя в темной комнате, в институте, все еще не до конца осознавая, что пережитое было лишь сном. Мокрая футболка, что когда-то позаимствовала у Джейса, неприятно липнет к телу, холодя кожу. Она перебирает пальцами влажную ткань, пытаясь убедить себя, что с ней все нормально. Сердце готово вырваться наружу. В голове набатом мысли, что не давали покоя там, во сне. Она знает это место. Девушка сжимает плотно губы, где-то в груди поднимает голову холодная решимость. Сейчас или никогда. Ей стоит проверить и наплевать, что на часах… Клэри  шарит рукой по прикроватной тумбочке, выискивая телефон, дисплей загорается почти мгновенно, когда она проводит  пальцем по экрану. Только перевалило за полночь.
Холодный пол кусает за ноги, будто бы противится тому, что сейчас должно произойти, и ей бы прислушаться к голосу разума, который твердит оставаться в этой комнате, лечь в кровать и постараться заснуть. Перестать изводить себя мыслями о пропавшей матери, которую, по заверениям Лайтвудов, уже начали искать.  О каких плодотворных поисках идет речь, Фрей не знает. Они восемнадцать лет прожили под боком у Нью - Йорксого института, но так и не были обнаружены, до последнего момента; о безумном отце, который стал главной проблемой института, снова. Которая, между прочим, ее, Клариссу Фэирчайлд/Моргенштерн, не должна была волновать. По лицу пробегает рябь, отвращение не так легко скрыть, даже при мысли, что кто-то назовет ее отцовской фамилией, а таких, Клэри знает наверняка, не мало. Слухи распространяются как костер в страшную засуху, быстро и без возможности остановить. Известие, что дочь Валентина объявилась в сумеречном мире, будоражит сознание общественности. И Клэри готова дать руку на отсечение, если ее не сожгут первой, как главную ведьму, если оправдаются опасения Клэйва относительно подозрительной активности бывших приспешников круга. В чем-то сумеречный мир совершенно не отличается от примитивного.
На плечи ложится холодная кожа куртки, руки сами собой тянутся к прикроватной тумбочке, зажимая тонкое стеле между пальцами. В памяти еще свежи воспоминания о допущенной оплошности, пусть и  не реальной. Но, вот в нынешней реальности, она такую глупость не совершит. Когда-то могла – не сейчас. Последствия могут быть фатальными, в первую очередь, для нее. Зеленые глаза цепляются за собственное отражение, и, в голове, в рое мыслей, можно найти ту самую, когда она стала такой? Где ее яркие футболки,  с детскими принтами, синие джинсы и любимые кеды, которые носила не снимая. Сейчас не только ее жизнь, буквально, вся она окрашена в черный. Она уже не выбивается из ровного строя сумеречных, быстро переняла с десяток возможных правил и постулатов. И внешний вид, кажется, тоже.  Фрей думает - слишком быстро. Но как бы она не одевалась, что-то неуловимое, все же остается в ее взгляде, природная затравленность, наивная надежда на лучшее и какая-то слабая беспомощность, сворачивающаяся кольцами на дне ее глаз цвета хризолита. В ней еще не удалось вытравить эту примитивную неуклюжесть. Кажется, уже пол института взяло на заметку, если слышишь грохот в коридоре или звон разбитой посуды, именно там ты найдешь Фрей. Девушка тянет край темной футболки вверх, рисуя на уровне первого из ребер руну, что позволила бы передвигаться бесшумно, кажется, о ней говорила Изабель, нехотя помогая убрать учиненный ею, Клариссой, разгром на тренировке.  Говорят, что люди учатся на своих ошибках.
Коридор ее встречает ночной тишиной. Тревожащей. Тихими разговорами дежурящих  в институте, гудением техники, где-то на первом этаже и относительным спокойствием, если не считать торопящегося по своим дела Черча, что одаривает девушку недовольным взглядом. Кажется, в этом месте ее не любит каждый второй, если учесть чету Лайтвудов - каждый первый. Макс говорит, что этому коту мало кто нравится, если честно, Клэри это нисколько не успокаивает. Если бы с жителями института была так же просто как с котом. Покорми и ты его друг навеки, Джейса не берем в расчет. Блуждающая улыбка касается губ. Вряд ли кто-то из Лайтвудов клюнет на еду, даже, с учетом, отвратительной готовки Иззи.
В ее голове часы отмеряют неровный счет секунд, когда она замирает около двери, в комнату Изабель, самую ближнюю от нее, пытаясь определить возможность того, что кто-то из ее новых знакомых сейчас не спит. Ей совершенно точно, не хотелось бы столкнуться с кем-то из них, потому, что придется объяснять, такой не свойственный для нее, в последнее время, вспомните о постоянных изнурительных тренировках и постоянных поисках нити, за которую можно ухватиться, чтобы та вывела к пропавшей матери, лунатизм. Да и чтобы она ответила?
В голове появляется прообраз неловкого разговора. В котором она бы теребила тонкими пальцами край футболки, пытаясь придумать достойное оправдание ее передвижениям ночью, по институту, без ведома Алека или Ходжа. Джейса, в конце-то концов. Сжимала бы карминовые губы в тонкую линию, слегка закусывая нижнюю, хмурилась, и, совершенно точно, отказывалась бы смотреть в глаза собеседнику. Потому, что ее глаза - зеркало души. Той самой, потрепанной, в которой потемки. Ночные сумерки, как в том проулке, в который тянет словно магнитом; том проулке, который находится в полутора кварталах от дома Люка,  в котором, когда-то, проводила недели две от летних каникул.
Ей бы собраться с духом и попросить помощи. Просто набрать давно изученный номер, который, даже стерев из записной книжки помнишь лучше, чем девять один один. Но мешает, что-то незначительное, казалось бы, совершенно не свойственное ее натуре. Гордость. А еще обида на то, что скрывали с матерью, что смотрели этим набившим оскомину жалостливым взглядом, когда снова и снова приходилось прибегать к помощи мага. Где-то на задворках сознания гуляет, словно перекати поле, мысль. Мешает совсем не это, просто рисковать Люком из-за своих проблем - выше сил. Кто-то называет это благородством.
Она шикает на кота, прикладывая палец к губам, смотрит практически осуждающе, на нарушителя ночного спокойствия. Ее спасительной тишины. А он, недовольно мяукнув, продолжает свое шествие. Впервые она сталкивается с незнакомым ей охотником на лестнице, спускаясь к главному выходу. И, даже несмотря на то, что внутри все холодеет, а ногти впиваются в ладони, она вздернув подбородок идя в нужном ей направлении. Минуя зал для тренировок и оружейную, в которой слышится гул голосов, так быстро, будто бы за ней гонятся демоны или сам Валентин. Она понимает, что если ее, кто-нибудь, сейчас остановят, весь ее план пойдет прахом, развеется пеплом по ветру. Ей кажется, что если дождаться рассвета, что было бы более разумно, в данной ситуации, та тонкая, связующая, нить, которая может привести к матери/чаше/Валентину - оборвется, снова. Им снова и снова придется искать новый край, за который можно ухватиться.
Толкая тяжелый дубовые двери, Клэри не в первой чувствует себя так, будто совершает одну из самых больших ошибок в ее жизни. Первая, у нее в списке, пожалуй, идея пойти в «пандемониум», следуя за хамоватым красавчиком. Улица встречает ее прохладой ветра, который пробирается под одежду, холодя кожу, остужая пыл и леденя душу. Девушка не позволяет себе даже оглянуться. Выходя испод защиты института, впервые, за долгое время, в одиночку. Она может кожей прочувствовать всю враждебность окружающего ее мира. Даже если это, всего лишь, зловещий шелест крон деревьев, которые окружают старую церковь. Она не сразу понимает, что шепчет, еле слышно в нарастающем гуле непогоды.
- Что же я делаю, - мысленно добавляя «ангел сохрани». Первые капли падают на лицо, заставляя жмуриться от неожиданного нарушителя ее [не]спокойстия. В тот вечер ей начинает казаться, что все вокруг против нее, и ее плана, который на тот момент кажется, практически идеальным. До примитивного глупым.

Отредактировано сова (23-03-2018 20:38:54)

0

11

Форум: uniROLE
Текст заявки: Нахожусь в поисках Барни Бартона (заявка). Жду тебя для интересной игры, развития истории персонажей и просто веселого времяпровождения. Идей много, постараюсь не дать вам скучать.
Требований у меня нет, ни по постам, ни по активности во флуде. Пребывание на форуме не должно вас отягощать, поэтому все, что нужно - желание играть. Каст у нас большой, так что, думаю, будет с кем поиграть кроме меня.
Готов все обсудить и выслушать ваши предложения. Очень жду! Приходи.
Ваш персонаж: Клинт Бартон, он же Хоукай. Лучник, супергерой, мститель.
Пример вашего поста:

Пример поста

Будильник громко и настойчиво задребезжал на прикроватной тумбочке, как бы напоминая Клинту, что пора бы уже вставать, ведь его ждёт очередное важное задание. Правда, Бартону порядком наплевать было и на будильник, и на задание, потому что он хотел лишь спать, а не тащиться непонятно куда, непонятно зачем.
Не открывая глаз, он кидает свою руку на выключатель, будильник затихает. Зачем тогда надо было заводить будильник, если он тебя не будит? Неизвестно даже самому Бартону. В любом случае, Клинт отвернулся на другой бок и продолжил умиротворённо пускать слюни в свою мягкую подушку, возвращаясь в царство Морфея. Так бы и дальше продолжалось, пока ЩИТ сам бы не завалился к нему в дом и не поднял его тело с кровати, тогда бы Клинт получил нагоняй за то, что проспал всё своё задание. Но с «живым будильником», который жил с Клинтом в квартире уже давно, таких проблем не бывает. Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, как говорится.
Лаки, довольно размахивая хвостом, разбегается и прыгает всем своим весом на хозяина, и тут же начинает лизать его лицо слюнявым шершавым языком, топчась по Бартону. Клинт вздрагивает, сна как не бывало. Он пытается разлепить глаза. Когда картинка перед глазами становится чёткой, он видит радостную моську пса, который опять полез лизать лицо Клинта.
-Ну, всё. Всё, хватит. Встаю я, встаю. Прошу, только перестань, - взмолился Клинт сквозь смех. Бартон сталкивает с себя пса. Начинается стандартный утренний ритуал, после недолгого сладкого потягивания: покормить Лаки, принять душ, заправить постель. Стоп. А вот этого пункта здесь не было. Клинт очень редко утруждал себя уборкой квартиры, от чего Кейти постоянно возмущалась, называя его обитель «свинарником» и предупреждая, что когда-нибудь здесь заведутся тараканы, а когда их станет слишком много, то они выселят Клинта из его же дома. На слова девушки Бартон отмахивался, и каждый раз со смехом говорил, что это всего лишь творческий беспорядок.
После душа, в котором  Клинт чуть не уснул, пока вдруг не кончилась горячая вода, и своим воплем разбудил, наверное, весь дом, он выпил бокал крепкого горячего кофе с булочкой, половинку от которой выклянчил Лаки. Затем Бартон натянул на себя костюм, и только сейчас, когда рядом тяфкнул пёс, до него дошло, что он совершенно забыл позаботиться о том, кто во время его отсутствия побудет с Лаки. Суть в том, что выполнение задания займёт ни один день, кто-нибудь должен присмотреть за псом.
Хоукай негромко ругнулся, смотря на Лаки. Лучник метнулся к телефону. Обзвонив всех, кого только вспомнил, он понял, что оставить Лаки ему не с кем. Но, когда Клинт совсем отчаялся, в голову его вдруг пришло решение проблемы. Тому, кому Бартон решил оставить пицца-пса, звонить он не стал, решив поставить его сразу перед фактом, устроить сюрприз. Да и времени больше не было болтать по телефону. Поэтому Клинт закидывает на плечо колчан со стрелами, в одну руку берёт свой лук, в другую поводок, и спускается к своему Хоук-мобилю, как в шутку он его называл. Это был Додж-Челленджер 70-го года в сине-фиолетовых тонах. Конечно, с виду это был обычный автомобиль, но внутри после покупки кое-что изменилось в плане оснащения. Спасибо, ЩИТ-у. Клинт купил его случайно, любовь с первого взгляда, все дела, и это была весьма забавная история, но не об этом сейчас.
Закинув колчан и лук на сидение рядом с водительским, запихнув в машину Лаки, Клинт сел за руль и отправился в путь. Лавируя между другими машинами, благо не было пробок, он быстро добрался до самого высокого здания в Нью-Йорке, которое величественно возвышалось над всеми остальными. Это была башня принадлежавшая Старку. На несколько дней она станет приютом для Лаки, по крайней мере, на это рассчитывал Бартон.
Как только Клинт, ведя Лаки, вошли внутрь, пёс тут же начал сопротивляться. Видимо, наконец-то лохматый понял, что его не собирались брать с собой в поездку. Тот сел на пол, категорически отказываясь идти дальше, отвечая лишь негромким рычанием. Как бы Клинт не тянул Лаки, он, словно прилип к полу, продолжая упрямиться.
-Перестань вести себя, как маленький! – начал уже злиться Клинт. Но поняв, что дело безнадёжное, Хоукай берёт пса на руки и идёт с этой тушей к лифту.
–Какой же ты тяжёлый, Лак! - бубнит Бартон под нос.
Пока лифт поднимался на нужный этаж, Клинт, держа пса, пришёл к выводу, что когда он вернётся с задания, если выживет, то обязательно посадит Лаки на диету. И он твёрдо решил, что больше  эти его грустные глазки не сработают. Правда, это был не первый раз, когда он так решал.
Добравшись до нужного этажа, двери лифта открылись с характерным звоном. Кряхтя, Клинт дотащил пса до двери, которая была сразу же напротив лифта. Джарвис знал Бартона, поэтому дверь тут же открылась. Значит - хозяин был дома. Правда, когда Клинт вошёл внутрь и окинул взглядом помещение, он никого не нашёл. Мужчина опустил наконец-то на пол пса, тот затоптался вокруг, оставляя за собой следы от грязных лап. «Чёрт, и где только он успел уже извозиться,» - подумал со вздохом Клинт и вспомнил тут грязную лужу возле дома. И теперь надеялся на то, что он успеет покинуть помещение до того, как Тони заметит это.
Скорей всего, Джарвис уже оповестил о приходе лучника хозяина этих роскошных апартаментов, но Бартон слишком спешил, поэтому даже секунды в ожидании Старка слишком долго тянулись для него.

Отредактировано minion (14-04-2018 22:14:30)

0

12

Форум:  rebel key
Текст заявки: Разыскивается просто невероятный сын - Дэвид Хэллер по прозвищу Легион. Парень, чья личность была расколота. Мутант с невероятной силой. Очень жду этого персонажа. Есть тысяча и одна идея для игры. К тому же Дэвид связан, и с иными персонажами. Он пытался убить Магнетто, успел пообщаться с мутантами из Братства.

биография

По официальной информации родителями Дэвида являются Дэниел Хэллер и Габриэль Кинни. Но нас ведь не интересуют официальные данные, так? Дэвид — сын могущественного мутанта Чарльза Ксавье. Практически сразу после его рождения тело мальчика захватил паразит. Он вызывал разного рода видения, кошмары, которые с самого детства сводили его с ума. В итоге в возрасте 9-ти лет мальчик попадает в психиатрическую клинику. Вместе с этим у него развиваются телепатические способности доставшиеся мальчику в "наследство" от отца. Психика ребенка не выдерживает, расколовшись, сознание создает несколько личностей. Он растет в психиатрической клинике Клокворк. В дальнейшем он знакомится с мутантом Оливер Берном, который помогает ему избавиться от паразита.

Вместе с друзьями Дэвид сбегает из клиники, вернувшись в свой старый дом, разговаривает с сестрой, та протягивает ему старую папку с документами. Так он узнает, что его биологическим отцом является Чарльз Ксавье. Как много вопросов. Почему отец бросил его? За что обрек на жизнь в психиатрической лечебнице? Дэвид и все его личности принимают обоюдное решение во чтобы то ни стало найти "отца". Вот только... он опоздал. Парень находит старую запись двадцатилетней давности. На ней мутант Эрик Леншерр выстрелом убивает Чарльза. Он видит истекающего кровью отца, и там в углу, прячущегося под столом маленького мальчика. "Это я..." — его сознание пронзает вспышка, забытое воспоминание. Он вспоминает тот день, как папа отвел его в театр, его обещание. "Не бойся, сынок, я всегда буду рядом". И как в одно лишь мгновение человек в металлическом шлеме отнял у него все. Дэвид злится, он крушит все вокруг себя, а после... После решает все исправить. Дэн находит мутанта обладающего способностью путешествовать во времени, угрозами заставляет отправить его сознание в прошлое, в тот день с которого все началось. Он должен спасти отца, и тогда быть может, его жизнь сложится иначе.

Но все получается не так как хотелось. Вместо путешествия в прошлое Дэвид попадает в параллельную вселенную. В этом мире Чарльз Ксавье жив, но у него нет никакого сына. Парень об этом не знает, зато он знает о Магнетто. Он пытается убить Эрика, это у него не выходит, и в итоге его запирают в тюрьму на Дженоше. Там его и находит Чарльз.

Р.С. сам я сериал не смотрел, так что не требую детального знания канона. Можешь ограничиться информацией из Википедии и собственной фантазией.

отношения

Я ищу тебя потому что... как это ни парадоксально ты — мой сын. Пусть и не из этой реальности, но я видел твои воспоминания. Тот, другой "я" действительно любил тебя. Что ж, у нас теперь есть "второй шанс". У тебя есть отличная возможность познакомиться с  отцом, повоевать вместе за права мутантов, да и я в свою очередь постараюсь помочь собрать разные части твоего сознания в одно. Что у нас получиться? Покажет лишь время.

Касательно внешности, вы можете взять вариант из сериала, либо прототипом Дэвида может стать Кевин Крамб из "Сплита". Если будет желание и администрация даст согласие, то вы можете соединить этих героев в одного.

Ваш персонаж: Чарльз Ксавье - ученый, профессор, основатель "Института для одаренных детей", лидер команды "Люди Икс" и просто очень хороший человек.
Пример вашего поста:

Пример поста

- Разумеется, не собираюсь, - отвечает профессор. Более того, вся информация об институте и всех его учениках загадочным образом исчезла, - пожимает плечами Чарльз. Он выглядит так, словно не имеет к этому никакого отношения. - В этом я с тобой не согласен. Мир между нами как минимум гарантирует то, что ты не станешь использовать моих учеников для достижения собственных целей, например, как это было в случае с Роуг, - парирует он. Звучит это практически беззлобно, однако во взгляде профессора мелькают искры праведного гнева. Чарльз не забыл о попытке «лучшего друга» превратить всех людей в мутантов. Да, он не довел тот план до конца. Но ведь это могло убить Анну-Марию, да и на здоровье Эрика знакомство с силами подростка отразилось бы не самым лучшим образом. Этот план с самого начала был обречен на провал. Чарльз злится на Эрика. Как можно быть настолько безрассудным? Несмотря на все противоречия, Ксавье искренне переживает за лучшего друга. Ведь Эрик, со всеми его недостатками, безумными идеями является частью его семьи. Частью семьи, для защиты которой Чарльз готов на многое пойти, поступиться принципами, защищая тех, кого он любит. Ему не хочется признавать этого, но они действительно похожи, и один является отражением другого.
 
Чарльз не одобряет политику Эрика. Все его действия слишком импульсивны. Он совершает их, не задумываясь, к чему это приведет завтра. С другой стороны, Ксавье уважает друга за его прямолинейность. Эрик твердо двигается к поставленной цели. И не смотря на зачастую  жестокость методов, мутанты Братства видят в нем отличного лидера. Профессор наблюдает за деятельностью Братства, периодически просматривает мысли его членов. Ему необходимо быть в курсе происходящего. Собирая разные кусочки информации, та медленно, но верно складывается в общую картину. 

- Ты прав. Правительству известно расположение школы, и судя по моим данным, - он бросает взгляд на часы. - Пока мы с тобой мирно беседуем, в этом чудесном баре, небольшая оперативная группа прямо сейчас проникает в школу. Они наверняка пустили дымовую шашку надеясь застать нас врасплох, - он говорит это удивительно спокойно. Отрешенность Чарльза создает обманчивое ощущение, словно ему все равно. Словно это вовсе не его детище находится в опасности. - Ох, хотел бы я видеть их лица, когда они поймут, что в школе никого нет, - профессор, усмехнувшись, делает глоток. Алкоголь в этом баре действительно отличный. Жестом он подзывает официанта, заказывая еще одну бутылку виски. Вечер только начинается.

- Что именно предполагает мой мир? – переспрашивает он. - Он предполагает как минимум то, что мы с тобой будем действовать совместно, не мешая друг другу, максимально четко и обдуманно. В конечном итоге цель у нас одна. Решение объединить силы Братства и Людей Икс обеспечит тебе поддержку, как со стороны мутантов, так и среди элиты из числа людей, - пауза. - И не льсти себе. Если бы школа нуждалась в защите – ты последний к кому бы я стал обращаться за помощью, - он усмехается. - Чего я хочу? Чтобы мы перестали вести себя как дети. Да, у нас с тобой разные взгляды на одинаковые вещи, но какое это имеет значение, когда проект «Стражи» активно реализуется?  Они настолько сильно обеспокоены угрозой со стороны мутантов, что одно только упоминание  слова «мутант» вызывает практически подсознательный страх сродни тому, что вызывает сочетание слов «ядерное оружие» или «террористическая угроза». У меня есть план, как это можно изменить. Таким образом мы с одной стороны докажем этому миру, почему им нужно считаться с нами, с другой стороны можно провернуть дело не подвергая риску наших собратьев и людей. Мы с тобой вдвоем можем сделать намного больше, чем каждый из нас действуя поодиночке. И в конечном итоге… Я собираюсь баллотироваться в президенты, - произнеся эту фразу, Чарльз выпивает бокал до дна. Краем глаза он наблюдает за компанией людей вошедших в бар. Ему не нравится то, что он видит в их мыслях. Это наемники. Похоже, произошла утечка  информации. Это опасно.  Как подобное могло произойти? Что делать? Эрик уверен, что сыворотка лишает Чарльза способности читать мысли, и раскрывать карты сейчас крайне глупо и не разумно. Если начнется перестрелка, то вероятно друг решит, что профессор решил его подставить. Тогда все усилия пойдут псу под хвост, и о хрупком перемирии придется забыть раз и навсегда. Чарльз разливает виски по бокалам, параллельно обдумывая план дальнейших действий.

0

13

Форум: Marvel: Crossfire
Текст заявки: Разыскивается каст Марвел для продвижения сюжетной линии и множества личных приключений. "Черная пантера" открыла нам удивительную Ваканду и ее неповторимых персонажей во всей красе, потому в первую очередь мы нуждаемся в Т'Чалле, Шури, Накии и других вакандцах. А в рядах Мстителей не хватает Джеймса Роудса, Ванды Максимофф, Тора, Брюса Беннера, Вижна и Скотта Ленга. Звездный лорд так же невыразимо хочет видеть свой отряд в полном составе: Ракета, Грут, Дракс и Гамора. От себя хочу добавить, что буду счастлив утащить в интересные и эмоциональные личники Мэй Паркер (знала бы ты, тетя, что скрывается за стажировкой у Старка), Хэппи Хогана (повод стучать нам с Тони по голове найдется, не переживайте) и Нэда Лидса (без тебя, как без рук, брат!).
Нас уже достаточно много, чтобы начать игру, и мы все очень ждем вас~
Ваш персонаж: Питер Паркер, он же Человек-паук, пока еще 15 лет, юный Мститель, стажер в Старк Индастриз и дружелюбный сосед для каждого жителя Нью-Йорка.
Пример вашего поста:

Пример поста

Солнце медленно показало свой сияющий в ночной мгле бок, заревом освещая сухие песчано-каменные равнины Западного Техаса, давая начало новому дню. Иссиня-черный купол, усеянный мириадами звезд, с каждой минутой заволакивал желто-оранжевый огонь с фиолетовыми и розовыми языками пламени. Разбросанные пятнами редкие кустарники и небольшие деревца отбрасывали причудливые тени, укрывая норы обитателей прерий от посторонних глаз, а величественные горные массивы и вовсе накрывали черным полотном целые поля. Хоть так и может показаться, но течение жизни здесь никогда не останавливается, скорее наоборот – трудовая деятельность начинается с рассветом и не факт, что закончится после заката. Такова доля всех, кто решил связать свою жизнь с фермерством, по воле судьбы или же от безысходности. Техас примет всех и каждого.

Так он когда-то подарил приют Паркерам. Маленькое хозяйство шахтера и швеи, основанное в начале двадцатого века где-то посередине между Делл-Сити и Гуадалупе-Маунтинс, на сегодняшний день является одним из крупнейших по разведению и сохранению лошадей породы аппалуза – чубарых скакунов, некогда выведенных индейцами племени Нез-персэ путем скрещивания ввозимых конкистадорами заграничных пород. Обладая необычной пятнистой мастью, с тонкой костью, средним ростом и удивительной выносливостью и маневренностью, аппалуза со временем завоевали сердца американцев и стали незаменимыми помощниками в хозяйстве, как при работе на поле, так и на выпасе скота. В дальнейшем, в связи с развитием дисциплин конного спорта в стиле вестерн, лошади этой породы неоднократно становились победителями соревнований и в настоящее время продолжают занимать призовые места, отвоевывая нишу еще и в любительском конкуре и выездке.
Помимо аппалуза, Паркеры разводили небольшой табун квортерхорс – крепких и коренастых лошадок, с массивной широкой грудью, позволяющей в отличие от более длинноногих собратьев показывать чудеса переходов и резкой смены направления, что было чрезвычайно важно для пастухов при охране стада. Представители данной породы не могли похвастаться бросающимся в глаза окрасом, зато обладали, в результате селекции при отборе поголовья со скачек, поразительной скоростью, предоставляющей возможность обгонять даже самый безумно мчащийся без оглядки табун.
   
Со временем владельцы ранчо обзавелись мелким скотом и птицей да небольшим огородом, выращивая наиболее неприхотливые и необходимые овощи и фрукты, и были счастливы в своем мире лошадей и бескрайних равнин на границе с Нью-Мексико. Казалось бы, двадцать первый век на дворе, и ковбои да родео уже не представляют интерес, но Паркеры изменять своей философии не собирались и единственный правнук основателей, Питер, воспитывался в условиях старых традиций и любви к природе. Парнишка можно сказать вырос на лошадиной спине, с детства доставлял неприятности рабочим и практически доводил родителей до инфаркта своими побегами в национальный парк. Но не любить единственного ребенка на ранчо, юного Паркера, было невозможно – такого искреннего в попытке помочь поседлать, приволочив на своей детской спине седло размером с него самого, купающегося в грязи на заднем дворе в поисках картошки и весело рассекающего на любимой кобыле по территории с воздушным змеем за спиной. Каждый работник души ни чаял в мальчишке и всячески оберегал от неприятности, в которые мелкий проказник просто обожал вляпываться.

После падения спроса на необычных аборигенных лошадей за счет их пестрой масти, Паркеры пришли к выводу, что главный упор необходимо делать не столько на чистоту крови, которую и без того испортить было невозможно ввиду закрытости табуна, но и на саму подготовку молодняка. Достаточно повзрослев и освоив необходимые навыки, Питер начал помогать с заездкой, а после стал выезжать вместе с пастухами на выпас табуна. Большинство одноклассников в Делл-Сити, куда его возил один из конюхов, твердили о том, как им надоела эта жара, равнины и древность, как необходим прогресс и здесь они затухают, не могут найти свое место в жизни. Питу же на подобное было плевать с высокой колокольни местной церкви, он был полностью доволен своей жизнью на ранчо и счастлив, осознавая, что посвятил себя удивительному, пусть и недооцененному обывателем делу.

Подниматься с рассветом не сложно, когда ты делаешь это каждый день, столько, сколько себя помнишь. Юный Паркер распахнул глаза под очередной крик петухов и тупо уставился в потолок, наблюдая за тем, как он менял свой цвет и переходил от фиолетового к красно-розовому, потом к оранжевому и затем к желтому. Никто не заставлял парнишку вставать настолько рано, верховая работа лошадей начиналась при хорошем дневном свете, когда солнце достаточно высоко выходило на небесный купол. Но Питер считал своим моральным долгом помогать всем, чем только может, а на ранчо брюнет выполнял практически любую работу без особых проблем. К тому же, с началом сезона у него появилась еще одна причина пробуждений с рассветом, гораздо более личная и противоречивая.
Легко подняться с предвкушающей улыбкой и горящим взглядом карих глаз, переодеться, прибраться в комнате, весело сбежать по ступенькам вниз, где Мэри уже расставляет тарелки на стол, а Ричард лениво листает свежую газету при свете ламп, умыться наспех и плюхнуться рядом с отцом завтракать. Сколько лет начало дня всегда одно и то же, пять, семь, может десять? Питер не знал, ему всего шестнадцать, а такое ощущение, что он уже целую вечность движется по кругу; всегда так жил, испокон веков, и будет продолжать, пока прах не станет перекати-полем.

- Доброе утро, дорогой, - ласково улыбнулась мама, протягивая сыну горячий омлет с беконом и чашку кофе с бутылочкой сливок, - Как обычно ни свет, ни заря, а мог бы еще поспать.
- Пусть трудится, - довольно хмыкнул Ричард, потрепав легким движением шершавой руки фермера по мягким золотисто-каштановым кудряшкам юного Паркера, - Сегодня нужно объехать территорию, проверить забор. Джон вчера говорил, что видел мельком какие-то прорехи, так дело не пойдет. Поедешь?
- Конечно, а Тони поедет? – восторженно выпалил Питер, тут же осекаясь и мысленно ругая себя за излишнюю эмоциональность, занял рот большим куском омлета и, прожевав, осторожно добавил, - В смысле, а с кем я поеду? С Джоном и Эдди?
- Возьмете всех, кто свободен, в том числе и Старка, лишние руки не помешают. Нужно не только залатать, но и сделать полный обход, а для этого пары человек будет мало, - небрежно махнул рукой отец, принимаясь за свой завтрак. За дверью послышался привычный стук половиц под тяжелой поступью и жалобный скрип старого кресла-качалки на веранде, - Вспомнишь - вот и он.

Парнишка торопливо запихал в рот остатки омлета, залпом допил и вскочил из-за стола, беря заботливо протянутую объемную чашку крепкого кофе из рук матери с благодарной и чуть смущенной улыбкой. Такой обычный ритуал вежливости и уважения, но каждый раз волнительно. Почему? Питер не задумывался, он просто запрыгивал в свои ботинки, накидывал рубашку и выходил навстречу красочному восходу солнца, прохладному утреннему воздуху, запаху трав и дорогих сигар, что каждое утро выкуривал Энтони Старк на веранде дома Паркеров. Мужчина вальяжно развалился в кресле, втягивал в себя горький дым с умиротворением на загорелом лице и выдыхал вверх, заставляя бежевую ковбойскую шляпу чуть съезжать назад. Такой же, как и всегда...
Похоже, юный Паркер слишком долго стоял у двери, невольно привлекая к себе пристальный взгляд.
- Доброе утро, Тони, - неловко улыбнулся Питер, чувствуя себя откровенно по-идиотски, в несколько шагов преодолев расстояние до Тони уверенно вручил уже зарезервированную начконом и старшим берейтором в лице Старка кружку с ароматным бодрящим напитком довольно сильной крепости, - Кофе?

0

14

Текст заявки:
После просмотра загорелся я что-то поиграть по Shingeki no Bahamut, но перед тем как брать роль нужно узнать, есть ли хоть кто-то, кто знаком с фандомом и захочет поиграть по нему? А то вот так возьму роль, а она улетит в пустоту, вместе с анкетой и планами на игру - уже проходили сей печальный опыт.  Уж очень мне полюбились тамошние персонажи, поворотные повороты и любовно отсированная анимация, что радует глаз а мой глаз обычно придирчивый. Могу примерить на себя роли как мужские, так и женские, из первого или второго сезона, готов определяться с сюжетной веткой, с тем, как воскресить умерших персонажей СПОЙЛЕРЫЫЫЫ и как развивать оставшихся.
Обычно я горжусь туповатым чувством юмора и постами от четырех тысяч символов, могу еще без "воды", но выбить дипломник из меня очень непросто хд
Пример вашего поста:

Пример поста

Душно.
Он это сразу ощутил, настолько душно и воздух слишком спертый, как в маленьком помещении, как в кладовой Старой Нэн, а ведь над головой небо... или что-то вроде неба. Кусланд поднимает голову, пытаясь рассмотреть все за плотными грязно-зелеными облаками, которые кажутся так близко и так неимоверно далеко одновременно. Ему хочется протянуть руку и коснуться их, пока ноги увязают в грязной и хлюпающей от крови земле...
Он был тут? Где он? Дункан говорил, что это оплот Серых Стражей, что вот они — со своим триумфом, но ведь Айден помнит все это иначе? Нет... Мор все еще здесь, он оскалил свою пасть и готов укусить, но почему-то эта мысль вечно ускользает от него, словно верткая и скользкая рыба на реке, когда они пошли рыбачить и...
Нет. Сосредоточься.
Где он был? Куда он ступал. Кажется, они были в Башне. Точно, та, что на озере, шли по ее круглым залам, встречая демонов и жуткие порождения деятельности магов. И лишь только лязг метала и звон магии отдавался по стенам. Пожалуй, он это запомнит. И пока они шли, Кусланд все ужасался, тому, как на стенах и полу красиво распустились кровавые цветы из отпечатков рук и ног. Тому, как горели и дымили вещи, ранее кому-то принадлежавшие,  а все встреченные тела были извернуты и перемолоты, словно под жерновами. Такое уже не позабыть...
Кусланд воспроизводит это в своей голове вновь и вновь: гул собственных сапог по полу; причитание пожилой магички, кажется, он видел ее в Остагаре, она еще кышнула его от лагеря магов, тогда еще даже не Стража; Зевран пытался шутить,  а в голосе с антиванским акцентом проскальзывали нотки зарождающейся истерики, он и сам был на тонкой грани между тем, чтобы не сорваться; и ведьма с Диких Земель шла тихо, словно окружающее ее и не касалось. Но что же было дальше? Разум плывет, воспоминания путаются.
Где же я?
Высокие шпили, архитектура не ферелденских построек и место, в котором он ранее никогда не бывал. Неужто и правда Вейсхаупт? Нет, невозможно, он никогда там не был, никогда не испытывал триумфа и никогда не смог бы бросить свои родные земли — это было очевидно. Неужто кто-то играет с его разумом? С реальностью, в которой он оказался?
Точно. Демон.
Он вспомнил. Очень сложно ухватить и держать эту мысль за хвост, но у него, кажется, получается. Кусланд не знает что делать и как дальше быть, растерянность и страх, вот и все, что сейчас кажется ему возможным. Но разве можно ему проявлять слабость, после всего, что они пережили, перед тем, что их еще ждет. И Айден хватается за крупицы собственной уверенности, как за последний спасательный оплот. Он идет вперед, хотя, казалось бы, окружение и совсем не меняется. Но, в конечном итоге, он достигает — чего-то или кого-то, призрака, а возможно и демона, уже не так и важно, он первый, кто пытается помочь, ну или сделать вид, что помочь.
Айден не знает магов, не знает их жизни, знает только то, что Создатель решил не наказывать его магическим даром и не отбирать от семьи, отправляя в это место. А ведь он помнил, еще давно, еще когда дом был цел, как плакала и заламывала руки служанка матери, когда ее сын случайно поджег гардины в главном зале у всех на глазах. Они тогда вместе играли, и Айден ужаснулся, отскочив, ухватив Роланда и не дав ему подойти к мальчишке, что удивленно рассматривал свои руки. Уже тогда он осознавал, что произошедшее было опасным, было нетривиальным и могло понести вред. Больше этого мальчишку он не видел — через несколько дней пришли храмовники и забрали его в Башню. Сюда. Интересно, не прошел ли он мимо трупа этого мальчишки, переступив через него, как через очередное препятствие; не видел ли он его в главном зале, среди сжавшихся и испуганных... а может увидит и среди мятежников. Когда выберется.
Его путь идет дальше, он и сам удивляется, как это легко, внезапно стать удивительно маленьким и незаметным, ощущать, как лапки с острыми когтями впиваются в ненастоящую землю и протискиваться там, куда нельзя пройти. Какого это, когда паришь над землей, когда пылаешь ярким пламенем, когда...
Нет. Нельзя забывать. Я был не один.
Ощущение эфемерности и вновь невозможность определить положение. Ориентировать здесь сложно, но Кусланд упорно идет к своему, ступая по земле и не слыша собственных шагов. Он стремится и сам не знает куда, просто нужно идти, дабы не стоять на месте.
Морок рассеивается в тот самый момент, когда он слышит чужой голос, слишком знакомый, чтобы быть обманом его собственного разума. но Айден все еще упорно идет на него, открывая для себя вид тени такой, какая она есть, в облачении чего-то чужого. И ведьма, которую, как он надеялся, что больше никогда не увидит, такая же нечеткая и подрагивающая, дымка воспоминания, которую извлекли из сознания и пытались воспроизвести. Впрочем, сложностей, как оказалось, и не было, Морриган и без него прекрасно справилась с ощущением фарса происходящего. Это, правда, не изменило того, что демон был вполне осязаемым, применяя свою магию. Кусланд увернулся, подныривая под удар, ощущая запах паленых волос — его волос, в тот самый момент, когда меч, описав дугу располовинил демона, отправляя его обратно в состояние абсолютного ничего.
- Подожди, — он перехватил пальцы ведьмы, дернув на себя, только не хватало, чтобы и кто-то знакомый исчез, оставив его вновь одного. Айден поморщился, пытаясь сфокусировать взгляд на фигуре перед ним и мысли в своей голове. - Объясни мне. Ты же понимаешь, ты же одна из них. Как можно отдать демону свои сны и проводить себя в тень? И почему я теперь могу делать тоже, что и маги?
Это не пугало, но больше интересовало. Маги всегда были для Айдена чем-то сродни небольшому развлечению, спрятанному от посторонних глаз. Сказка, да и только, а что взять со сказки, пересуды и страшилки, о том как обратившийся в демона маг обглодает твое лицо. Но Айден отныне другой, он знает многое. Но только не то, что составляет башню, как таковую.
— Я видел жилы лириума и ощущал силу в них. Но я не маг и не храмовник. — Он на миг задумался, ели прислушаться, то можно услышать тихий шепот, об этом говорили, когда писали о том, что лириум может"петь"? — И если мы уйдем, то где в конечном итоге окажемся?

0

15

Текст заявки:
Итак, пересмотрев в очередной раз «Выживут только любовники» , фильм, в стиле этакий вампирский нуар, который я обожаю, как давний любитель и нуара, и вампиров, поняла, что все-таки хочу сыграть по нему. Это может быть кросс или адаптация героев к какому-то иному месту, не важно, важно лишь, что ИЩУ я соигрока на роль Адама, которого исполнил в фильме Том Хиддлстон. Адам – меланхоличный, депрессивный, с суицидальными мыслями, пессимист-фаталист-интроверт, при этом талантливый музыкант и древний вампир. Он живет себе в Детройте, пишет музыку и заказывает себе пулю из осины, потому что «все- тлен».
http://sh.uploads.ru/t/cOZxe.jpg

На себя возьму не менее сложную роль терпеливой, понимающей, оптимистичной и жизнерадостной Евы, его супруги, которая уже очень давно наслаждалась красотами Египта, многие годы вдали от супруга, общаясь с ним по скайпу и телефону, пока он совсем не захандрил. Удел жены, даже если вы женаты уже тысячелетия с десятками свадеб на публику, заботиться о благоверном, и она летит к нему. Таков старт фильма, подробнее расписывать не буду, кто смотрел, и сам все знает. Мы можем сыграть заново историю с этого места или продолжить с того, на чем остановился фильм. Мне важна атмосфера, антураж и образы, их отношения.
Теперь обо мне: я могу окутать вас общением вроленным во флуде или ИРЛ, а могу заходить, только чтобы обсудить эпизод и отписать пост, сверх того не утруждая. Мне равно приемлемы оба варианта. Пишу грамотно, в среднем 3-4к, до нескольких постов в неделю, как позволяет вдохновение и время. За посты не дергаю, к небольшой неграмотности отношусь терпимо, размер в районе 3к от соигрока считаю вполне комфортным.
Пример вашего поста:

Пример поста

Щедро украшенная цветами галерея выходила прямо на площадь, и в тени колонн стояла, сложив, как смиренная послушница, руки, одна поверх другой, на подоле спереди, маленькая женщина. Ее светло-каштановые волосы были убраны в модную в этом сезоне прическу и украшены драгоценной диадемой в виде нити лилий,  из серебра с крупными матовыми жемчужинами.  Ухоженное, с утонченными правильными чертами, которые все при дворе находили невероятно привлекательными, а художники, без стеснения, величали за них своей музой, лицо с фарфорово-белой кожей оттенял лишь легкий румянец на скулах, да губы, едва заметно подкрашенные помадой. Большие и выразительные карие глаза в обрамлении темных густых ресниц спокойно созерцали празднество там, внизу, где, пользуясь изумительно хорошей погодой  в этот день, на свежем воздухе резвились придворные дамы и кавалеры. Ни разу за это время выражение прелестного личика наблюдавшей за ними особы не изменилось, и, если не присматриваться, можно было легко принять Диану де Пуатье за статую. Черное, расшитое платье, как полагалось вдове, но с глубоким декольте по моде и узким корсажем, отчего дышать было трудно, а груди поднимало едва не на уровень ключиц, по плечам было укрыто тонкой черной вуалью, спадающей с головы фаворитки дофина, что придавало ее облику еще более мистический вид; но и как могло быть иначе, если фигуру эту на придворной арене часто шепотом называли мистической, хотя бы за то, что в свои сорок она будто застыла во времени, не выглядя старше тридцати, а то и вовсе двадцати пяти, по крайне мере, многие ценители женского очарования уверенно заявляли, что Екатерина Медичи в свои двадцать один выглядит старше и гораздо уродливее, даже близко не сравнивая с божественно чарующей красотой де Пуатье.
День рождения супруги дофина праздновался в этом году в Марселе, там же, где несколько лет назад была сыграна и свадьба, и это был поистине ЕЁ день, которому Диана де Пуатье не была намерена мешать, поскольку нужно знать меру, нарушая приличия, всегда и во всем.  И оттого Генрих был нещадно отвергнут, уговорами и давлением мудрых, умело выстроенных фраз отправлен быть подле супруги, дабы сделать бедняжке, и без того расстроенной тем, что никак не может подарить наследника, приятное. Разумеется, Екатерина, обращавшаяся ко всем лекарям и шарлатанам, уповавшая уже на чудеса Ада, если Бог отвернулся, понятия не имела, что эта невысокая изящная женщина, ставшая ей ненавистной конкуренткой в политике, но безоговорочно победившая в влиянии на дофина, была ни кем иным, как возродившейся в очередной раз богиней Фригг, покровительницей брака, любви и, вот ирония, деторождения. Достаточно было щелчка пальцев, чтобы в лоне будущей королевы зародилась жизнь, но Фригг наслаждалась совсем по женски отчаянием этой одутловатой, но надменной особы, чьи глаза взирали на Генриха с той же силой страсти, с какой ненавистью обращались на нее, на Диану, смертное воплощение богини.  Все женщины существа, в сущности, эгоистичные и подвержены собственничеству,  и, хотя она свято оберегала этот венценосный брак, исполняя свои божественные обязанности, она планировала сделать все, чтобы ярая католичка Екатерина была готова в этом стремлении родить детей поклониться даже языческим богам…
Тихий шелест плотной ткани по полу, когда фрейлина подходит ближе, размыкая руки и, подняв их, опускает грациозным до мелочей движением ладони на перила балюстрады, чуть подаваясь вперед, и солнечные лучи падают теперь на ее лицо, выхватывая золотым сиянием по коже из тени; Диана жмурится и впервые за весь день невольно улыбается, наслаждаясь этим ласкающим прикосновением природы к себе, впитывая бережное тепло весеннего светила. Из-под опущенных ресниц она подмечает, как дофин, увидев ее, поднимает взгляд и улыбается приветливо фаворитке, вынуждая женщину ободряюще кивнуть в ответ. Я все вижу, ваше высочество, говорит этот кивок, вы все изумительно правильно делаете, и этим радуете меня. Но, вовремя подметив, как начинает оборачиваться увешанная драгоценностями голова Екатерины, прежде обращенная к галерее затылком, и Диана благоразумно отступает назад, уходя от края, пока не исчезает снова для взора танцующих в тени….


так как профиль один на нескольких людей, просьба в ЛС сразу указывать, по какой заявке вы написали:)

0

16

Форум: rebel key
Текст заявки: Кайло Рен, Дарт Вейдер, Лея Органа и Рей все вместе, объединившись ради такого случая, разыскивают по Галактике следующих личностей:
Люк Скайуокер
По Дэмерон
Армитаж Хакс
Дарт Нихилус
У нас есть свой собственный сюжет, куда все эти люди замечательно впишутся (потому и ищем!), связанный с возвращением древнего ситха и, разумеется, войной Первого ордена и Сопротивления; есть игроки, которые любят мир, своих персонажей и хорошие отыгрыши. Да все у нас есть, только вас нет!
Ваш персонаж: Рей, джедай-недоучка из ниоткуда (потому что с Джакку - это все равно что из ниоткуда (с), очередная новая надежда очередного Сопротивления, пилот Тысячелетнего Сокола и просто обладательница Силы, светового меча и квоттерстаффа.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ну что ж. Значит, пора.
- Пошли, - машет Рей рукой. Совершенно одинковый жест что для Сопротивления, что для Первого Ордена,  что - наверное - для каких-нибудь вуки-разведчиков.
Ледяной ветер бросает в лицо мелкую снежную крошку, воет грозно, будто предвещая беду, но Рей не верит в дурные предзнаменования. Вообще, должно бы стать страшно. Но... почему-то не очень. Да не знает она еще, что такое древний ситх, она только читала! То есть, теоретически понимает, а вот на практике... Нет, конечно, собрана, сосредоточенна, как и должно быть перед боем, но вот именно страха нет.  А потом - с ней лучшие.
Лучшие бойцы Сопротивления. Десять человек, для которых то же дело святое, которые верны делу, как и она, и сражаться умеют - дай Сила каждому.
И... лучший боец Первого Ордена, Кайло Рен, Бен Соло, и оттого, что он сейчас рядом - а не напротив нее - с мечом в руке, почему-то становится радостно.
"Вот так бок о бок с ним я бы хоть всю Галактику прошла", - мысль непрошенная и ненужная, и главное, ненужная и ему; он хочет Первый Орден, а не рисковать рядом с ней в дырах Галактики; и у нее свой долг и свое дело. Но сейчас... сейчас они на одной стороне. И это хорошо.
Рей молода, в конце концов, и никогда еще не терпела сокрушительных поражений.
Поэтому, когда они подходят к огромным, массивным, многовековым дверям в каменной скале, мощный поток Силы от которых ощущает даже она, недоучка, то на лице Рей не испуг, а скорее собранное, - и да, в чем-то и радостное, - ожидание.

Дверь открывается легко, как будто только их тут и ждали.
Отряд знает, что делать, разделяется на две части, отступая под прикрытие стен - и вовремя! Храм древнего ситха встречает их не неведомыми ужасами, а самым обыкновенным, зато мощным, огнем бластерных винтовок.
Стреляют хорошо, профессионально, прикрывая друг друга, - но против численного преимущества и термального детонатора сделать не могут ничего.
Заходит Сопротивление осторожно, в боевом порядке, и Рей так же - пытаясь прощупать пространство Силой. Как же нужно ей нормальное обучение! Но сейчас, пожалуй, не время жалеть об этом.
Бену она приказов не отдает, отчета от него требовать тоже не вправе, но разводить церемонии опять же совсем не время.
- Рен, видишь что-нибудь? - ну, он ведь достаточно неглуп, чтобы не начинать сейчас выделываться.

А Храм давит. Давит темными стенами и какой-то глубинной мощью, угрожающей, недоброй. Рей наплевать (нууу... должно быть наплевать), и светящийся голубым меч в руке придает ей уверенности и сил. Нахально улыбаясь, она оглядывает отряд.
- Первый шаг пройден, - и, улавливая у некоторых вот эту подавленность уже сейчас, у входа, подмигивает. - Мы справимся. И не такое переживали. Финн, ты со мной, мы ведем. Дальше в установленном порядке, и По, Айла, замыкающие.
И, чуть помедлив.
- Джейкоб и Малк, останьтесь у дверей, следите, чтобы никто не навестил нас снаружи.
"Эти не дойдут", - не психолог Рей, но тут и так видно. Атмосфера этого места давит на всех, но на этих двоих - почему-то сильнее, и пусть они бы и заставили себя идти вперед (профессионалы!), но что толку от бойцов, у которых ноги подгибаются? А у входа и правда кто-то должен оставаться.
Бену указаний не дает. Только улыбается коротко. В темноте, в неверном свете фонарей, все равно никто ничего не видел.
- Продвигаемся.

Продвигаются.
Коридор - прямой, каменный, и чем дальше вглубь, тем более... темный. Во всех смыслах. Группа идет тихо, но быстро, внимательно вглядываясь в окружающее и не производя шума.
- Хреновое место, - шепотом замечает Финн, и Рей до глубины души с ним согласна.
- Угу, - кивает, и подносит палец к губам. Тишина, мол.
"Не для них это место", - почему-то ей кажется, что вдвоем с Беном им тут было бы... спокойнее. Слишком много Силы, слишком она тут... страшная. Впервые Рей начинает понимать, как это, в самом деле - Тьма. Но тогда причем тут Кайло Рен? Он не такой. Вовсе не такой.
Ничего, идут.
... пока сзади с грохотом что-то не обрушивается. Толстенный металлический лист. Беглый осмотр дает понять, что сдвинуть его не удастся ни силой, ни Силой. Однако...
- Выпилим? - все ее обращения к Кайло Рену - вопросы и предложения, а не приказы, но ведь опять же, логично. Световой меч режет фактически все, что угодно, хотя вот этот почерневший от времени металл - очень плохо и медленно, но все-таки оставлять себя без пути отступления нельзя. Рей слышит шепот, мол, "а не этот ли орденский выродок нас в ловушку завел", поворачивается, коротко призывает к тишине. Но они даже начать толком не успевают, когда сзади - то есть, теперь, когда перегруппировались, то спереди, - раздается напряженный голос По Дэмерона.
- Два объекта. Сюда валят.
Рей быстро оборачивается, и в голове у нее сейчас возникает такое непереводимое с диалекта Джакку "Бл*дь!", что наверное, это Бен чувствует. Ну хотя... а что еще можно испытывать, оказавшись в закрытом коридоре вместе с двумя-
- Дройдеки, - одновременно с По выговаривает она.
Впрочем, поводов для паники нет. Отряд мгновенно перестраивается - тяжелая броня впереди, остальные на второй линии, - и ощетиниваются винтовками, ожидая, пока дройдеки полностью развернутся. Рей не гасит меч, в другой руке держа хороший, тяжелый бластер, и пробует поставить несложную силовую защиту. Вроде, и получается.
Но все же... дройдеки - дело паршивое!

0

17

Форум: unirole
Текст заявки:
Ищу соигрока для продолжительной игры по марвелу, совместных приключений и любовных отношений м+ж (где я за м) или ж+ж.
На указанном форуме у меня пока нет персонажа из марвел, не могу решить, кого выбрать, так что будем определяться вместе)
Варианты персонажей для меня: Дэдпул, Нова, Амадеус Чо, Гвенпул, Дорин Грин, Камала Кхан, Спайдер-Гвен, Каролина Дин.
Варианты персонажей для Вас: Гвенпул, Дорин Грин, Камала Кхан, Спайдер-Гвен, Каролина Дин, Америка Чавес, Вив Вижен, Мантис, Дженнифер Уолтерс.
Конечно, могут быть и другие варианты, не всех я вспомнила, а кого-то могу и не знать, так что если у Вас есть любимый персонаж и давно хотелось им поиграть в подобном ключе — пишите, обсудим.
Сразу предупреждаю, что играть люблю активно, поэтому от соигрока хотелось бы видеть хотя бы пост в неделю, а вообще чем больше, тем лучше) С моей стороны обещаю регулярные посты 3-4к (или больше, в зависимости от обстоятельств), общение на форуме или аське, заблаговременное предупреждение если вдруг буду пропадать — конечно, реал у всех бывает. Каст марвел у нас большой и теплый, играть будет с кем и  кроме меня, сильно ревновать не буду))
Пишите в ЛС за подробностями, очень жду!
Ваш персонаж:
в данный момент играю на форуме за Таллис из ДА, пост за нее же
Пример вашего поста:

Пример поста

Дворец «Парящий Лев», безусловно вызывал восхищение. Фамильное поместье Дюпреси расположилось в живописном месте, на черной обсидиановой скале над чистым горным озером, в окружение фруктовых садов. Фрукты и были основой благосостояния семейства Дюпреси — им принадлежало множество садов и плантаций по всему Орлею. Свадьба дочери столь богатого и знатного вельможи, безусловно, было событием не заурядным, привлекало много внимания, требовало больших затрат, тщательной подготовки и вызывало в колоссальную суету и неразбериху в день самого торжества. На церемонию было приглашено более сотни гостей, знатные особы разных мастей, члены их семей, телохранители и слуги. Кроме того для подготовки дворца к приему такого количества требовательных толстосумов, их развлечения и угощения помимо обычных слуг барона было привлечено множество наемных рабочих, тоже эльфов по большей части. Много эльфов, которых никто из дворецких и управляющих не знал в лицо, а значит практически не составляло труда проникнуть на этот прием незамеченным, нужно только иметь заостренные уши в наличие. А у меня они как раз были в наличие, причем с рождения. Всего-то и нужно было пристроиться к одной из процессий прибывающих гостей, желательно, между двумя каретами, чтобы слуги, идущие впереди думали, что ты принадлежишь кому-то тех, кто едет позади и просто чуть обогнала своих, а задние думали, что ты просто чуть отстала от впереди идущих и тоже не обращали внимания. Пройдя таким способом на территорию дворца уже не составляло труда затеряться между другими эльфами, нужно было только ходить с кротко опущенной головой, почтительно приседать перед богато одетыми людьми и беспрекословно выполнять любые их приказы. Или обещать выполнить и удаляться так, будто ты очень спешишь это сделать, но, исчезнув из его поля зрения, можно забыть о желание вельможи и отправится дальше по своим делам — во круг было столько людей, что, скорее всего, именно этого ты больше не встретишь, да и он явно тебя не запомнит. Не первый раз я уже действовала подобным образом, все же моя внешность и расовая принадлежность делала меня крайне полезным лазутчиком для куна. Согласитесь, огромный рогатый кунари выделялся бы куда как сильнее тонкой маленькой эльфийки, пусть даже и с рыжими волосами.
Задание мое с одной точки зрения было не слишком сложным — не нужно было никого устранять, похищать секретные документы или вытаскивать из подземных тюрем несчастных пленников. Нет, мне всего лишь нужно было найти одну вещицу — осколок кристального топора великого вождя кунари Мронарака, по легенде, освободившего Пар Воллен от драконов. Это был кристалл белого цвета с красными прожилками — кровью драконов, что впиталась в трещины на лезвие топора. Сакральное значение осколка для куна сложно было переоценить, к барону Дюпреси он же попал случайно и ценности не представлял, так что вряд ли был запрятан где-то глубоко хорошо в охраняемых казематах. Но, отчасти, это даже усложняло задачу, ведь артефакт мог быть где угодно, а дворец был огромен! Я даже не представляла, с чего мне начать...
Шныряя с осторожностью между гостями и слугами, я, как и всегда на подобных заданиях, держала ушки на макушке, в надежде услышать в разговорах полезную информацию для себя и куна. Обсуждение крупных торговых сделок, намеки на другие важные браки, оброненные невольно слова об отъездах за границу, отправках ценных грузов и секретных писем — ко всему этому следовало прислушиваться и запоминать. Но все же не стоило забывать и о главной цели.
Внезапно в одном из крупных бальных залов, по которому я сейчас скользила тенью от колонны к колонне, раздался гром аплодисментов и на широкой парадной лестнице появился сам Жак Дюпреси — седовласый усатый полный мужчина в военном мундире — в копание своей молодой жены. Девушка щеголяла в воздушном полупрозрачном платье и взгляд ее полузакрытых карих глаз выражал нескрываемую скуку.
Стоит держаться ближе к ним, — посетила меня здравая мысль.
Возможно, тогда удастся что-то узнать о камне...
Но, конечно, хозяина и устроителя торжества тут же окружили гости, рассыпаясь комплиментами — это явно задержит его на какое-то время. Потому я пока решила, на удачу, проверить одну из боковых комнат зала. Во дворце повсюду были постаменты со статуэтками, старинными предметами, украшениями и прочими диковинными вещами, к которым барон явно питал страсть. Возможно, на одном из них покоился и осколок топора Мронарака и незаметно стащить, заменив на подделку, что была при мне с крытом кармане. Зайдя в комнату, представлявшую из себя, очевидно, один из обеденных залов, я тут же поспешила к паре постаментов у дальней стены, но только когда подошла к ним, чуть опытного лазутчика подсказало мне, что я здесь не одна — кто-то через пару секунд зашел за мной следом.

0

18

Форум: Бесконечное путешествие
Текст заявки:
разыскиваются несколько соигроков на долгосрочные роли, с видами на полноценное раскрытие историй, личных сюжетов и море разнообразного приключалова с экшеном, юмором, драмой и прочими разнообразными составляющими.
Игра по Миру Тьмы, линейка VtM (нет, участвовать в событиях могут не только люди, вампиры и гули). Итак, было бы  здорово, если бы к нашей компании присоединились:
- старый "закадычный враг", коп патрульно-постовой службы, имеющий на своём патрульном участке счастье в виде персонажа и его шайки, но пока не имевший счастье загрести его на чём-то, что могло обеспечить тому отдых посерьёзнее, чем отдых в "обезъяннике", максимум - на недолгосрочных исправительных работах. И не подозревающий, что старый знакомец с недавних пор стал чем-то большим, чем обычный романтик из тёмных переулков. Приклюсчалово, экшон, самые различные, порой весьма неожиданные для обоих  ситуации инклюдид. Не исключено загуливание и даже Становление, но это уже по вашему желанию, всё обсуждаемо.
- старый знакомый из другой, лояльной (а потому что территории не соседствуют, бгеге) уличной банды. Человек или вампир - не принципиально, всё обсуждаемо. Экшон, приключалово, союз и передел территорий и снова приключалово. Можно устроить и столкновение интересов, можно почти всё, обсудим-решим.
- Сородич из своего  клана (Бруджа), Сородич из чужого клана (Малкавианин) - со вторым старые счёты, во что выльется, покажет игра; с обоими одинаково приветствуются  совместное приключалово, экшон, поиски некоего очень важного артефакта, кто-то из всех перечисленных очень нужен как  спутник для квеста  в Умбре (человеку, правда, будет весьма нелегко, хрупкие они, люди, но... тоже обсуждаемо, вай нот, в крайнем случае, сделаем из него гуля, чтобы не помер от какой царапины).
Ваш персонаж:
собственно, персонаж
Пример вашего поста:

Пример поста

День с утра задался, но как-то неоднозначно. Ласло Чума наконец-то притаранил не только осточертевший запах одеколона "Смерть кондукторам" (порой Вард действительно крепко подозревал, что Ласло им не только поливается снаружи), но и чертовски интересную информацию о доме в самой западной части заброшенных кварталов, граничащих с затопленным городом. По словам местных, не очень презентабельных, но  почтенных завсегдатаев, взбодрённых несколькими форинтами и обещанием переломать лишние руки, если вздумают рассказать о сегодняшнем разговоре кому левому, поздним вечером в сторону, куда отродясь никто не ходит, кроме утопленников, умотал какой-то странный господин (- Странный такой, всё зыркает, волоса как у ведьмы, хвостом, костюмчик, костюмчик как с манекена-та!). Факт костюмчика "как с манекена-та" на аборигена произвёл сильнейшее впечатление. Духа, с детства относившегося абсолютно монописуально к попискиваниям и подёргиваниям бомонда местного и прочего разливов, гораздо больше заинтересовало сочетание странного полуночника  и мрачные шепотки старого знакомого бомжа, поведавшего, что "он уёбывает отседа нахуй", потому что соседи из соседнего квартала "вона ёбнулися, кажется, всей кагалтой". На вопрос, не съебнули ли соседи просто первыми, наскучив видами на одну и ту же помойку, старик что-то забормотал, понёс околесицу и внезапно ухватив Духа  за рыжие космы, шепнул в самое ухо про деревянную ногу старого пердуна Джакоба, валявшуюся недалеко от опустевшего дома.
Самоубийственная отвага обошлась деду без последствий и сунув в карман скромный презент, тот уковылял вверх по улице, оставив Варда наедине с размышлениями.
Крис по кличке  Костыль, явившийся уже в начале ночи, притащил очередную канистру в медленно, осторожно, понемногу с разных заправок пополняющиеся запасы - и красиво подрихтованную морду. Последнее, судя из короткого и экспрессивного рассказа Костыля, стоило понимать как то что покойный Тигра нашёл себе достойного преемника. Странно, конечно, что Криса не отправили следом за Тигрой, вероятно, преемнику всё-таки немножко не хватало локомотивной упёртости Тигры, железа не хватало в бубенцах, или сукин сын планировал повести какую-то другую партийную политику, а Криса отпиздили так, уже чисто по привычке.
Размышления в окружении верной алюминиевой паствы, скучковавшейся частично в углу за  "Альфом", вдохновенно и хрипло орущим включенной магнитолой, частично - внизу, в подвальной части гаража, было прервано настойчивым стуком в дверь.
Автоматически бросив взгляд на стоящую в углу у входа монтировку, Вард подошёл к выходу и распахнул гулко скрипнувшую  дверь.
"Мадьяр" - привычно щёлкнуло в голове.
Нет, в лице Дух, оглядевший непривычно гражданского Оскара Мадьяра, не изменился, только в глубине глаз вспыхнула искорка предвкушения вполне законного  "Пошёл нах, я занят".
Однако, искра угасла, отекла невидимой водой, оставив голый, жёсткий каркас заострившегося под стать торчащим из челюсти шипам лица.
Хоган молча толкнул дверь, делая проём шире, и отступил в сторону, пропуская в глубину, освещённую несколькими лампочками в жестяных сарафанах, пропахшую маслом, бензином и тонким призраком некогда пролитого пива.
- Что с ним? Где он?
Взгляд, чёрный, по-настоящему, нехорошо чёрный вопреки воинствующей рыжине, выдавал, что Дух, оценивший отсутствие формы, внезапный визит, вступление осторожным подшагом, не вываливающим сразу всей сути, уже догадывается, что с Рамисом Гаровски всё очень плохо. Но маска злющего  стервеца, не желающего никаких вступлений, а желающего узнать, наконец, куда вляпался Рамис Гаровски, и уже выбирающего, какой из гневов обрушить на злолвещего (и охуенно нерасторопного, блять!) гонца, держалась пока неизменно прочно.

Отредактировано Гекко Ящер (03-04-2018 12:13:07)

0

19

Форум: chaos theory
Текст заявки:
Освальд, этот город совсем от рук отбился.
Да-да, я к тебе обращаюсь, Освальд Кобблпот.
Что бы ни говорил этот слабак, Нигма, как бы он не отнекивался, мы были отличной командой, и мы оба достойны получить второй шанс, не так ли?
Возвращайся в Готэм, Освальд, назови меня своим именем)0 моё имя, и всё снова станет как раньше. Я помогу тебе выбраться из Аркхэма, а ты поможешь вернуть мне меня. Ну как, по рукам?
Твой партнёр, Загадочник.


Мистер Нигма находится в активном поиске мистера Кобблпота. Того самого, который из сериала «Готэм». Злодейские хитро-планы, рефлексия и дружеско-партнёрские отношения прилагаются.
Я почти похоронил этот корабль, но в последнем сезоне (конкретно в последних сериях!) он резко всплыл на поверхность, потому я был бы крайне рад встретить человека, который, как и я, не до конца успел разочароваться в этом мракобесии. Вероятней всего, я не буду требовать от вас активного Нигмобблпота, как это предполагается априори. Я не буду ждать от вас признаний в любви, ухода в закат вместе; в конце концов, звания Короля и Королевы Готэма уже заняты, а ни у меня, ни у вас, мой дорогой Освальд, я полагаю, нет желания тягаться с красоткой Харли. Я вообще, наверное, буду против романтики и тех сопливых страстей, которые развели в сериале. Но мне искренне нравится взаимодействие этих двоих. Мне нравится нездоровая привязанность друг к другу и нравится, что эта привязанность помогает персонажам развиваться. Мы не избежим с вами мисс Крингл, более того, мы наверняка споткнёмся об Изабеллу, а на горизонте у Эдварда маячит сотрудничество и новое партнёрство (есливыпонимаете) с чудесной мисс Кин. Вам, скорее всего, всё же придётся отправиться кормить рыб, а мои мозги потом будут заморожены.
Но давайте хотя бы сделаем всё это красиво, а? Без белых пятен и глупых несоответствий, логично, рационально, так, как подобает настоящим злодеям Готэма. Или вообще перепишем историю к чёртовой матери так, как сочтём справедливым и правильным для того, чтобы вырасти в настоящих Пингвина и Риддлера.
Приходите, Освальд. Нас ждут великие дела.

А теперь немного занудных напутствий. 
Здравствуй, мой потенциальный соигрок.
Я бесконечно рад, что сумел привлечь твоё внимание и искренне верю, что если ты дочитал до этого момента, у меня есть шанс тебя найти. Потому расскажу тебе немного о касте. И о себе.
Мы клёвые. Мы действительно очень клёвые. Мы несколько медлительны, но это не мешает нам такими быть. У нас есть отличные ребята БэтКэт, которые развлекаются в своём подростковом мире, полном опасностей и противоречий. И у нас есть мы с мисс Кин, которые ведём игру крайне неспешно, но были бы счастливы, если бы к нам присоединился ты, способный помочь продвинуть сюжет. Хотя бы попытаться это сделать, в конце концов.
Мы люди взрослые и адекватные, у нас есть работа, есть личная жизнь, есть твинки на форуме, тоже требующие внимания, потому мы не будем ожидать от тебя постов ежедневно, и были бы благодарны, если бы ты тоже понимал, что это нормальное явление. Мы достаточно общительны и стихийны, потому если ты захочешь влиться в этот хаос (смотрите, какой каламбур! Ну, форум называется хаосом, ну вы поняли, да?)0)))0 ), то мы будем лишь счастливы. Но если ты будешь против и решишь оставаться строго в рамках постов-обсуждений игры, то настаивать мы тоже не будем, поддержим любое твоё решение. Пишем мы грамотно, потому от тебя будем ждать того же. Лицо, время, птица-тройка — на твоё усмотрение.
Приём на форуме у нас тёплый, радушный, почти что семейный, потому мы не сомневаемся, что ты впишешься, но для того, чтобы мы с тобой наверняка нашли общий язык (здесь я уже говорю о тебе и о себе лично!), было бы здорово, если бы ты был достаточно зрелым, обладал хоть сколько-нибудь развитым чувством юмора и умением в самоиронию. И был адекватным. Настолько, насколько это вообще применимо к человеку, взявшему Освальда Кобблпота.))0
Я очень жду тебя, друг мой, и буду бесконечно счастлив и безумно благодарен, если ты найдёшься.
Ваш персонаж:
Эдвард Нигма // Загадочник.
Судмедэксперт полиции Готэма, пациент клиники «Аркхэм», управляющий городской администрацией, главная дизайнерская находка в клубе мистера Кобблпота, потерянный бездомный, конферансье бойцовского клуба Нэрроуз, словом, очень разносторонняя личность.
Излишне умён и чрезвычайно загадочен. Обладает способностью любой ответ превратить в вопрос. Умеет разгадывать величайшие головоломки человечества за три минуты, более того, является обладателем феноменального склада ума, позволяющего эти самые головоломки генерировать. Подкован в области электронных технологий. Прекрасно образован — знает, как расчленить труп, как растворить его в кислоте, и, главное, что делать после. Убийственно шутит, смеётся последним.
Пример вашего поста:

Пример поста

Она красивая, живая, по-настоящему опасная, и титул королевы ей подходит, как никому другому — они оба это понимают; умна и талантлива, она ловит на лету всё, она всё понимает, она знает о том, как выживать в этом городе, едва ли не больше, чем кто-либо иной — раз за разом выгрызает право на жизнь, раз за разом побеждает и идёт по головам, а если вдруг падает, то поднимается лишь только выше.
Это подкупает.
Это воодушевляет.
Это кажется Загадочнику полезным навыком — если ты честен, в Готэме ты не проживёшь слишком долго, если ты одинок, если ты играешь сам за себя, не заручившись поддержкой сильнейших, далеко ты не убежишь, и Загадочник понимает это, как понимает и то, что Барбара может дать ему намного больше и большее, чем он получал от Освальда, размякшего и раздобревшего, а потому — ослабевшего, поглупевшего Освальда, собственноручно отпустившего бразды правления и разрушившего свою империю во имя бессмысленного, никому не нужного чувства.
Загадочник уверен: вся эта блажь присуща лишь слабакам и неудачникам; Мисс Кин, разумеется, не относится ни к тому, ни к другому, а потому она — поистине выгодная партия, достойная того, чтобы делить с Загадочником его будущий трон.

Эдварду всё это не нравится.
Эдварда никто, разумеется, даже не спрашивает.

[— Разве у меня есть брат? — маленький Эдди, поправляя твидовый пиджачок, вертится у зеркала; мамочка, читающая Священное Писание, сидит в кресле-качалке, лицо её, до сих пор выражающее благоговейный покой, меняется, как меняется небо перед грозой; мрачное, тёмное, тучи по линии горизонта, гром знаменует начало, всем немедленно прятаться.
Эдвард видит его, видит его всегда — он смеётся, стоя за его плечом, подсказывает ответы на вопросы, которых Эдди не знает, придумывает новые игры; на самом деле, это именно он посоветовал ему препарировать Миссис Флаффи, — их морская свинка, которую матушка так любила, — и Эдди об этом ни капельки не жалеет.
Игра оказалась интересной, игра оказалось дьявольски занимательной.
Через несколько дней Эдди сидит в кабинете у старого эскулапа, противно причмокивающего губой, когда Эдвард рассказывает о том мальчишке, похожем на него как две капли воды, его друге, которого он принял за брата.
Эдварда заставляют пить какие-то мерзкие пилюли утром и вечером, каждые десять дней показывают мистеру в белом халате; мальчишка говорит, что они совсем не друзья, говорит, что Эдвард Нигма — дурак, раз рассказал кому-то о его существовании.
Мальчишка говорит, что дружбы вообще не существует — дрянное слово, и люди вокруг все дрянные; называет себя его, Эдварда, партнёром, сообщая, что партнёрские отношения куда более удобные и выгодные.
А потом отец, съехав с катушек в очередной раз, ревёт, точно зверь, загнанный охотниками, когда, как он сам выражается, выбивает дурь из испуганного растерянного Эдварда; «милый, прошу тебя, мальчик болен», «ему не хватает хорошей трёпки и занятий спортом, испортила сопляка своими блядскими книгами, дура, да что такое ты ему вбила в голову? Ничего, я из него мужика сделаю!». Мать пичкает его таблетками в дозировке, кажется, куда большей, чем было предписано, а отец каждое утро гоняет его на пробежку, заставляя бить свои же рекорды, и лупит, если вдруг Эдвард, не справляясь с дыханием, задыхается, останавливаясь.
Его партнёр появляется всё реже и реже, а потом и вовсе исчезает, оставляя Эдварда одного, обиженного и растерянного, справляться с собственными проблемами.
История эта скоро совсем забывается — впереди Нигму ждёт школа; домашние работы, первая детская влюблённость, разбитое сердце, звание аутсайдера.
И бесконечное разочарование.
]

Загадочник смеётся, хохочет сардонически, неистовствует; держит лицо Эдварда непроницаемо-безэмооциональным. Эта дамочка — нечто поистине невероятное, совершенно иное, нежели те глупые курицы, в которых имел неосторожность влюбляться его юный наивный протеже, и даже некоторая привязанность Эдварда к ней, походящая на начало очередных романтических страданий, не кажется Загадочнику бессмысленной и требующей его немедленного вмешательства.
Крингл была глупа и пуста, точно пробка от дурного шампанского, Изабелла — наивна и слаба. Барбара от них разительно отличается.
Барбара слишком интересна.
Барбару даже и убивать не хочется.
Пока что, во всяком случае.

В её глазах горит пламя разгорающейся страсти, перемежающееся с безумием и желанием властвовать, не особо-то разделяя, и Загадочнику это в ней по-настоящему нравится.

У Эдварда, кажется, начинается очередной приступ паники; заикание, влажные ладони и дурацкие шутки — всё это было бы обеспечено мисс Кин в сложившейся ситуации, если бы не одно обстоятельство, всё кардинально меняющее.
— Как хорошо, что у нас есть я, верно, малыш Эдди? — Загадочник улыбается, транслируя свою улыбку Барбаре; она совсем близко, опасно-доверчивая, притягательная, хитрая; скольких же она очаровала таким образом, скольких она одурачила этой неистовой прямолинейностью и силой своего обаяния, походящей по степени разрушения на стихийное бедствие?

— Мисс Кин, — начинает Загадочник, и голос его звучит тихо, едва различимый на фоне разрывающегося саксофона, почти интимный, мягкий, обволакивающий, заговорщический. Загадочник касается золота волос Барбары легко, почти невесомо; тыльной стороной ладони ведёт по щеке и ниже, задерживаясь на мгновение и чувствуя, как колотится её сердце; сожми немного, и его биение остановится, — Крингл тоже была возбуждена, когда жизнь её оборвалась, — но сейчас этого делать не хочется. Сейчас ни к чему это. Загадочник улыбается мисс Кин, прежде чем коснуться губ Барбары своими губами, — Я с радостью принимаю ваше предложение, партнёр. Уверен, мы с вами не пожалеем о собственном выборе. — физический аспект человеческих взаимодействий Загадочника ни капли не интересует и не тревожит, не волнует так, как волнует эта сторона жизни старину Эдварда, но с мисс Кин всё это как будто бы может быть интригующе-весело.

[Партнёрские отношения — самые лучшие.
Так говорит он, когда снова приходит к Эдварду, заставая того подавленным, пребывающем в унынии, исстрадавшемся по той девице, которая на него даже не смотрит.
Любовь, дружба, привязанность — то, что его разрушает, и Загадочник знает это наверняка, потому, вероятно, возвращается к нему всякий раз, когда Эдвард собственноручно, вообразив себе любовь внеземную и горе вселенское от невзаимности, доводит себя до безумия.
Загадочник понял это давно, потому оберегает своё альтер-эго от подобного вмешательства извне, зная, что Эдвард создан для большего и способен на великое.
Загадочник уничтожает всех.
Всех, кто хоть сколько-нибудь представляет эмоциональную опасность для слабого Эдварда, неспособного защитить себя самого, но мисс Кин становится камнем преткновения в их существовании и Загадочник пока что не понимает, как с этим быть — всё дело в том, что мисс Кин и ему самому импонирует, подобрав ключ не только к сердцу Эдварда, но и к разуму Загадочника.
Мисс Кин понимает толк в партнёрских отношениях и это не может не радовать — они ведь и в самом деле наиболее удобны, просты и выгодны.
К тому же, Загадочник придумал как минимум три способа убийствас мисс Кин, если она вздумает вдруг пойти против него, так что бояться, в сущности, нечего.
]

0

20

up

Форум: Crossray
Текст заявки: Разыскиваются персонажи из мира Сумеречных Охотников. В игру требуется каждый из фандома, но особенно я разыскиваю трех основных, которые в данный момент очень необходимы нам всем!

Джейс Эрондейл

https://b.radikal.ru/b15/1803/ba/72248588f75b.jpg
Dominic Sherwood

От Алека:

Джейс, ты помнишь, как всё началось? Тебя привели, чтобы ты стал нам братом и ты старался, но, боги, Джейс, неужели нельзя было просто остановиться на этом. Говорят, у древних греков просто не было выбора: феминные, с гладкой кожей и светлыми волосами на голове и по всему телу, они были подобным ангелам, подобны нам. Они, не мы, вкусили плоды запретных деревьев, и их кровь - наша кровь смешалась с ангельской кровью, чтобы навеки отпечатать в ней свое проклятие. Он спит где-то в твоей груди, вкусивший ангельской крови, но во мне оно бьет ключом.
Прости, что не смог уберечь тебя от своей любви, прости, что позволил редким прикосновением друг к другу во время тренировок и  просто дурачась втроем: я, ты и Из - наполниться ядом, ядом неутолимой жажды. Ты видел это? Ты чувствовал это? Теперь, когда всё уже сотню раз кончено, ты можешь дать мне этот ответ? Почему ты сразу не задавил это во мне? Почему дал разрастись? Почему позволил мне обжечься?
Иззи права: я старший. Я всегда чувствовал свою ответственность за вас обоих, всегда знал, что спрашивать родители будут с меня. Я жил в клетке из собственных желаний и потому огрубел так быстро. Пока вам было позволено нарушать запреты, как младшим, я получал тычок за каждый промах нашей троицы. Чувствовал ли ты что-нибудь? Понимал ли это?
А вообще, знаешь... я хочу увидеть эту историю твоими глазами, услышать про сокола, понять, что ты чувствовал, когда стал одним из нас, когда после боли и одиночества вдруг оказался в семье, которая приняла тебя и которая не отвернулась. У нас есть миллионы поводов для выяснения отношений, для ссор и споров, но ты мой парабатай, а я твой. И значит мы будем сражаться друг за друга до последней капли крови, потому что магия крови и инстинкт - рвать за семью куда сильнее людских обид.

От Клэри:

Джейс... Мое прошлое, мое настоящее; часть души ангельской, мое спасение и проклятие. Я очень жду тебя во имя спасения души моей, и мира нашего. Себастьян возродился, и теперь вы связаны. Его ранение - твоя боль; его смерть - твоя смерть, и именно страх за тебя вынуждает меня с братом отправиться, оставить все позади и с ним в портал дьявольский шагнуть. Появись скорее, мы с Себастьяном ждем тебя в числе первых, ибо у нас столько идей,
столько вдохновения заразного, так что поверь, скучно не будет. Особенно в извечном противостоянии добра и зла,
при котором братец мой совершенно не планирует проигрывать войну, и сестру от себя отпускать. Приходи, и мы взорвем общественность обалденной игрой и вдохновением.

Изабель Лайтвуд

Isabelle Lightwood
https://d.radikal.ru/d29/1803/db/aa788846670a.jpg
Emeraude Toubia

От Алека:

На год младше брата, девочка, научившая его любить своего ближнего, научившая его видеть в женщине соперника. научившая его ни к кому не поворачиваться спиной.
Мы были первыми спарринг-партнерами, протопарабатаями друг друга. И не беда, что позднее я выбрал Джейса. Ты знаешь, что значишь для меня неизмеримо много (все океаны и моря этого земного шара не способны нас разлучить). Ты знаешь, что в любой, даже самой страшной ситуации я не отвернусь (я не отвернусь, Иззи, даже если ты не знаешь этого, не отвернусь).
Девочка, которой вегда нужно было тягаться с братом. Мол, ты, выше, сильнее, быстрее. Помнишь, как ты нервничала, что я быстрее набираю мышечную массу? А когда у нас обоих начался гормональный всплекс, и ты резко набрала в весе, а еще у тебя выросла грудь, а у меня нет. Помнишь, как ты переживала?
Но каждую минуту своей жизни я любил тебя Изабель София Лайтвуд, и буду любить даже если все мальчишки до одного решат, что девчонки - это нынче не модно. Потому что ты мой первый и самый верный друг, потому что в наших венах течет одна кровь, потому что ты знаешь обо мне все и капельку больше, потому что это твои соленые слезки проели краску на моем свитере, и это из-за пьяной тебя у меня драные свитера, что так раздражают Магнуса. А я просто не могу их выкинуть, Из, потому что ты была единственным ребенком в моем хмуром институтском детстве, а я был единственным в твоем.
мы так долго были вдвоем против всего света, что просто разучились пускать кого-то еще. За стенами этого величественного здания, которое мы зовем "домом" есть другой мир, но внутри - наши тайны, секреты, детские игры и тренировки с Ходжем. Твой смех все еще отражается от сводов потолка, твоя улыбка все еще отражается в каждой зеркальной поверхности, тебе все еще 10, мне - 12, и я бью тебя палкой по ногам, чтобы в следующую минуту обнять и утешить.
У нас даже страсти одни на двоих: любить тех, кого потребует сердце, наплевав на долг и правила.
Уверен, будет множество ситуаций, в которых мы попытаемся закрыться друг от друга, чтобы защитить, чтобы потом снова пообещать друг другу никогда так не делать, и не важно идет ли речь о том, что один из нас украл из института кольца фейри, или о том, что другая из нас подсела на наркотик. Вляпываемся порознь, но разгребать будем вместе.
Пст, Из, я тут, кажется, снова влюбился в мальчика (ему за 300). Нужен твой совет: одеть серую водолазку или старую серую водолазку?

От Клэри:

Единственная подруга; девушка, которой я доверю свои самые сокровенные мысли. Изабель, ты мне необходима, как воздух; ты нужна мне, как луч света среди всей этой тьмы, что окружает наш мир. Ты нужна нашей семье, красавица, ведь по мимо меня с Алеком, тебя как минимум ждет еще и Себастьян, и другие игроки с нашего каста, и не только. Так возьми же свой хлыст, и появись наконец хд Разрули вакханалию, которая периодически творится в нашей фандомной теме.
Ребята мы активные, дружные, и очень ждем тебя, чудесная Иззи!
пс: Магнус говорит, что с него графика, плюс упрощенный прием всего лишь по посту за любого персонажа ^ ^
Так что не думай, а возьми и найдись! хд

Лилит

https://b.radikal.ru/b43/1803/c4/5f9967272509.jpg
Anna Hopkins

От Себастьяна:

Черны глаза Её. Смотрят холодно.
В темных тенях прячутся синие прожилки вен под прозрачно-белой кожей. И не видно ни единой морщины.
Женщина вне времени. Старуха и девица.
У нее в темных бездонных очах свет не живет, не пляшут искры отраженных огней в поглощающей бездне зрачков.
Ты - мать всех демонов, Лилит. Мать всем магам.
Ты - мать, что никогда не имела собственных детей. Ты - та, кого никто никогда не звал матерью. До меня.

Алый цвет на губах. Будто кровью помазана.
У души твоей цвет, верно, должен быть красным. Да только есть ли она - душа? Там, под сводом ребер, прячутся черные тени, гуляет в жилах кровь отравленная, из нее прорастают змеи, стоит лишь земли коснуться. Ты - отрава, Лилит. Ты - в моих венах заразой, благословением.
Я о том не просил.
Валентин к тебе чашу тянул, в руках побелевших сжимал, со всеми своими амбициями в бездну глаз всматривался. И на смертного нефилима взирала с улыбкой, касалась пальцами скулы мраморной, ногой покачивала медленно. Говорила же, говорила, почти обещала, что человеческое выжжет кровь ядовитая, что не останется в душе чужой ничего кроме холода, демон поселится под кожей, зеленый на черный изменит в глазах и будет гнев пожирать, будто пламя, душу ангельскую. Валентину было плевать. Что есть ребенок - как не плод желаний своих родителей? Что есть Джонатан Моргенштерн - как не порождение чужого эксперимента? Отца ли? Твоего ли? Есть ли разница? Белое запястье надрезала, тьму пролила на дно кубка и змеей проросла она в сердце моем. С гордостью и трепетом пророчила, что сын ее будет могущественнее Асмодеуса.
Ты счастлива, мама?

От Клэри:

Вселенское проклятие, ты брата моего кровью своей пропитала, испортила. Ты его к жизни вернула заново,
из пепла да восстанет он, грядет чуме подобно, и лишь ты подле него стоять всегда будешь; лишь ты одна в его сердце темном, всех прочих выжигая.
Мама...
Препятствие на пути моем, что к душе его ведет, и я в спасение Его все еще верю, да только... У тебя на него свои планы, у тебя на мир планы, отступать от которых совершенно желания нет. И ты приходи, попробуй миром завладеть, да раскрой те стороны Лилит, о которых никому еще не известно. Будь матерью, будь Дьяволом, будь женщиной.
И тогда мир весь падет к твоим ногам.

Ваш персонаж: Клэри Фрей, охотница, 18 лет. Ныне по сюжету вынуждена быть на стороне Себастьяна, ибо он угрожает жизни Джейса. На форуме данных персонажей ждет как каст сумеречных, так и ребята из Темных Искусств)
Пример вашего поста: цветы зла

0


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC