Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Книги, комиксы, игры » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Наказания:
• За любое нарушение - предупреждение.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Текст заявки: Надеюсь плохие персонажи, все ещё в моде. И есть, те, кто знает героев Марвел не по фильмам.
Итак, я ищу гениального и харизматичного Натаниэля Эссекса он же Мистер Зловещей из вселенной людей икс.
Анатация к игре скудная, но я сразу говорю это продуманный и интересный сюжет. Здесь будут приключения, загадки, интриги и развития отношений между персонажами. Сюжет хорошо продуман, тут есть логика, обоснуй. Основной упор делается не на отношения!

Натаниэль Эссекс, он же Мистер Зловещий. Гениальный ученый, которого на путь зла толкнула смерть беременной жены... С уходом из жизни последнего любимого человека он нашел новый путь - наука. Шли года, века. Эссекс добился больших успехов в области науки. И вот на одном из собрании клаба адского огня (впрочем клуб можно заменить на другую локацию) он видел ее... Слепая девушка по имени Фортуна, как две капли воды похожая на Ребекку. Что же? Происки врагов? Или же реинкарнация существует? Но почему она вернулась? Ее как и Синистера заинтересовала база стражей, предлогая сотрудничество Фортуне, Эссекс хочет убить двух зайцев одним выстрелом. Разобрать со стражами и понять, кто же такая Фортуна..
Но если он думал, все будет легко и просто, то приключение, только начинается....

Пример вашего поста:

Пример поста

Мелкий дождь и небольшой туман от сырости – типичная пасмурная погода для Лондона. Которая, придает столицы Англии еще более хмурых вид, подчеркивая, что в этом городе происходят странные порой вещи, что никогда не знаешь, кем может обернуться случайный прохожий: мирным жителем, серийным маньяком или кем-то еще.
    Гранд Опера – огромное здание, высотою в десять этажей и занимающий территорию размером с небольшой парк. И это, только верхушка айсберга, еще на семь этажей Опера уходит вниз. Говорят эти катакомбы связана с лабиринтами, которые проходят под всем городом и можно по тайным ходам незаметно сбежать из Лондона.
    Город в городе, так можно охарактеризовать это место. Ведь помимо большой сцены и зала, в этом театре есть целые цеха по пошиву костюмов, созданию реквизитов и декораций, учебные классы для артистов, куча гримерных, комнат отдыха. Многие сотрудники и артисты живут здесь, имея в распоряжении небольшие апартаменты. Этот улей живет своей насыщенной жизнью. Тут происходят свои минуты счастья и трагедий, плетения интриг, заговоры, жестокие подставы.
    Сам фасад здания производит неизгладимое впечатление: статуи ангелов, демонов, прекрасных дам и ужасных горгулий впечатляет, кажется, эти каменные существа постоянно следят за тобой, провожая своими каменными глазницами.
    У черного входа, стоял мужчина в деловом костюме, ожидающий Гробовщика. Джон Смит – один из руководителей оперы, которому надо побыстрее решить проблему в виде трупа. Это ж надо было такому случиться, прямо во время репетиции артист умер на сцене! Это плохо, теперь надо срочно искать замену, менять имя в программке. А еще.. ох уж эти артисты, сейчас одна половина будет бояться выходить на сцену, веря что труп к несчастью, другая пытаться, что-то забрать у покойника. Артисты очень суеверные. Смит тяжело вздохнул, предвкушая тяжелый день.
    Театр всегда считается каким-то мистическим местом. Люди, которые тут работают, особенно артисты верят в поручу, чертей и колдовство. Многие артисты имеет своих персональных колдунов и предсказателей. А какие бывают порой дикие или смешные приметы у артистов? Ступать на сцену, только с левой ноги, или скорчить рожу в зеркале, носить кроличью лапку на счастье.
    Кода умирает артист, тем более на сцене это не очень хорошо, артисты начинают возмущаться и не желают выходить на сцену, считая это дурной знак. Полиция вечно снуют туда сюда, хотя тут и так ясно, у человека не выдержало сердце и никакого криминала нет.. а еще.. если хочешь, чтобы было меньше разговору нужно вызывать Гробовщика, да он лишнего не скажет, но его вид и манеры..
    Но выбора особо не было, придется потерпеть этого странного похоронщика.

0

3

Форум: Dragon Age. We are one
Текст заявки: на нашей ролевой много игроков, прекрасно пишущих и отыгрывающих множество различных персонажей, но так уж сложилось, что я - единственный храмовник. Конечно, это не оставляет меня без игры, но хотелось бы найти собратьев по опороченному ввиду событий в Теринфале Ордену. Тех, кто остался верен и теперь работает над восстановлением репутации или просто выполняет свой долг. Поэтому, ищу прежде всего ферелденских храмовников, но рад буду и прочим, думаю придумаем, как сработаться. Главное, чтобы персонаж был верен именно Ордену, а не предал его и ушёл в Инквизицию.
Характер, внешность, историю верного "пса Церкви" оставляю на ваш вкус. Чуть больше конкретики на её "бешенных псов" я оставил здесь.
Ваш персонаж: сэр Вильгельм Хоффман.
Пример вашего поста:

Пример поста

— Ваши братья и вы сами направлены сюда волей Церкви и если вы перечите её воле... – рыцарь-капитан так и не понял, почему женщина не договорила. Может быть, она сделала многозначительную паузу, которая должна была пронять его своей загадочностью, или может быть, это была театральная пауза, которая придавала веса словам или надеялась запугать своей неопределенностью. Не исключено, конечно, что она просто заткнулась, под гнётом непробиваемого тяжёлого зелёного взгляда. Храмовников не зря считали упёртыми фанатиками своего дела, которые всегда уверены в своей правоте. Их действительно этому учили – не сгибаться ни под какими аргументами.
Однако, несмотря на очевидное раздражение барышни, сэр Вильгельм был доволен тем, что их разговор всё-таки перешёл из русла её эмоциональных бравад к конструктивному и вменяемому диалогу. Настолько, что она даже решила представиться. «Ну, вот, теперь мы всё-таки начнём общаться,» - Хоффман даже позволил себе улыбнуться. – «Инквизитор, не Инквизитор, а всему вас, молодежь, приходится учить нам, старикам». Его мрачная улыбка, правда, напоминала угрюмый оскал, но иначе он, к сожалению, уже не умел.
- Наконец-то, - одобрительно кивнул мужчина на представление леди Тревельян. Впрочем, где-то за пазухой он оставил своё пренебрежение к титулам, которые счёл лишними. Однако, они помогли ему сделать выводы о том: «Аристократическим хлыщам от роду свойственно хвалиться своими титулами. Каждой баронством, тэйрнством, баннством и малейшей, даже весьма сомнительной заслугой».
- Рад знакомству, - интонация, правда, сказала совсем о другом. В ней было очевидно сомнение: «Инквизитор, значит. Честно говоря, думал, что Вы выглядите несколько более… воинственно. Книжный червь – герой Тедаса». Зато, потерянная рука выглядела теперь в его глазах несколько иначе – как настоящая боевая травма. – Я – сэр Вильгельм Хоффман, храмовник и рыцарь-капитан Ордена Храмовников, подчиненный рыцаря-командора Кинлоха и Ферелдена, а так же покорный слуга матерей и сестёр Церкви.
Казалось, Инквизитор совсем избаловалась в последнее время. Во время войны с Корифеем и красными храмовниками, Орден действительно утратил многие свои позиции и многие пошли за этой, вновь созданной организацией, как за единственной силой, продолжающей борьбу и притворяющейся, что знает дорогу в этой сумятице. «Но Корифей мёртв,» - собственно, тот факт, что леди Тревельян сыграла важнейшую роль в его гибели, и тот факт, что теперь Инквизиция подчинялась Верховной Жрице – были почти всем, что действительно знал рыцарь-капитан об этой группировке.
Ему было не до политических дрязг и интриг, он и остатки ордена носились по всему Ферелдену, пытаясь уничтожить отступников, которые не вернулись в Круги, демонов, красных храмовников и прочих, что входили в веденье Ордена. В сумятице, в политической, государственной и мировой нестабильности, они решили, что им дали вольную. Сэр Вильгельм находил их и доходчиво объяснял: «Не дали».
Где-то в уголке его сознания, сквозь толщу уверенности в своей правоте, сквозь закостеневший, закоптившийся и затвердевший опыт попытался пробиться хрупкий росток мысли о том, что рыцарь-командор, взбешённый и орущий так, что его, наверняка, демоны по ту сторону Завесы слышали и без всякой Бреши, мог просто не успеть в потоке эмоций сообщить, что храмовники поступают в подчинение Инквизитора. Хоффман уже привык к его воплям, а потому старался не слушать всю тираду, вычленял то, что казалось важным. «Ну, да,» – желчно признал он, не испытывая никакого чувства вины. – «Не всегда слишком внимательно».
Выучка храмовников, жёсткая и интенсивная, больше похожая не на обучение, а на промывку мозгов, тут же раздавила эту мысль тяжёлой лапой гурна. Несмотря на все катаклизмы, которые пришлось пережить Ордену в последние годы, прямолинейная, бездушная уверенность в своих силах и правоте утвердилась в большинстве рыцарей, особенно в переживших всё это ветеранах. Ферелденская мудрость о том, что старого мабари новым трюкам не научишь, относилась к Рыцарям Веры в полной мере.
Но слова Инквизитора о том, что она уже закрывала Бреши, сэр Вильгельм услышал. Оставалось только довериться магу. Мысль была настолько абсурдной, что даже тени веселья из прошлого не колыхнулись в настроении Хоффмана. Рыцарь-капитан не мог на неё положиться. Теперь, когда мужчина понимал, что перед ним рыцарь-чародей, он так же понимал, что она может прокусить себе ладонь и призвать демонов. «А может быть, она уже продала свою руку за способность закрывать Бреши,» - в кошмарах, снившихся ему по ночам, храмовник видел и не такое.
- Если я стану недоволен своим положением, я передам претензии демонам из Бреши, - эта часть их диалога была совершенно деконструктивной, сэр Вильгельм понимал, а леди Тревельян и не скрывала, что пытается цеплять его, но обстоятельства вынуждали отвечать. Что-то внутри кричало, вопило, рычало и орало о том, что если он промолчит, то эта девчонка решит, что рыцарь-капитан действительно ей подчиняется. «Храмовники не подчиняются Инквизиции,» - всё ещё был твёрдо уверен сэр Вильгельм. – «Храмовники не подчиняются магу».
- Я вижу Инквизитора первый раз, леди Тревельян, - спустя некоторое время молчания произнёс Хоффман. Рыцарю пришлось потратить изрядное время, чтобы обдумать её предложение. Оно было заманчивым, убедительным и даже миролюбивым. Кому-то такое могло бы даже показаться выгодным. Кому-то. Кому-то, кто не охотился на магов и отступников почти тридцать лет, не сталкивался с их подлость и коварством. Кому-то, кому не снилось в кошмарах, превращение Верховной Жрицы в Демона Похоти, кто не просыпался от того в холодном поту. – А Вы первый раз видите храмовника? И действительно думаете, что я поставлю своих братьев в зависимость от «честного слова» мага?
Пусть в искренности намерений этой женщины сэр Вильгельм и сомневался, но здравое зерно из её слов извлечь сумел. Проблема Бреши сейчас, видимо упиралась в неспособности Круга что-то с ней сделать. У него было хорошее решение на такой случай, и он собирался реализовать его, как только закончит этот спор с Инквизитором. Первый порыв, просто развернуться и отправиться к магам Кинлоха, чтобы надавить на них и ускорить эффективность работы и исследований, подавила его жадность до лириума.
У Тревельян был лириум и она готова была отдать его братьям. Жадность и чувство долга, понимание того, что брешь должна быть закрыта остановили рыцаря-капитана, заставили позаботиться о братьях. Доверять чародейке он не мог, но если подстраховаться и оставить свой запас столь необходимого материала неприкосновенным, а начать тратить запас Инквизиции, то ситуация могла бы устроить Орден. «Выгодно ли это ей? Плевать,» - решил Хоффман. – «В ином случае, согласия она не дождётся».

Отредактировано JackAL (11-10-2018 11:25:58)

0

4

Форум: Twilight saga: А Modern Myth
Текст заявки: Остро нуждаемся в Маркусе Вольтури - одном из самых интересных и неоднозначных представителей клана. Правитель, наделённый даром видеть отношения, убитый горем вдовец - так нам говорит канон. О личности его известно мало, и что там под вечной маской горя и хрупким равновесием, которое ему искусственно поддерживают, доподлинно неизвестно. Быть может, доброта его, которую так любит воспевать фанон (ха! он связался с Аро!), умерла вместе с Дидим, а, может, он с трудом сдерживает дикую боль, которую хочет причинить окружающему? Он - дипломат и политик, пусть даже окружающий мир его давно не интересует (или нет?), кроме того - невосполнимая утрата навсегда оставила глубочайший след на его личности, и кто знает, какой он под мёртвой маской лица?
Что же хочется видеть в нём? Незаурядный ум, мудрость, глубокую скорбь от пережитого... На форуме присутствует Аро, Кай и их жёны, на Маркуса написана АМС заявка, но он всё не идёт. 
Ваш персонаж: Мой персонаж - дочь Аро (дитя эксперимента, рождённое в желании утолить любопытство), из-за чего ей не повезло оказаться похожей на Дидим (с возрастом, сходство будет лишь усиливаться в некоторых деталях). Ещё очень молодое существо - по человеческим меркам ей от силы семнадцать лет, от этого ещё не лишённое наивности. Жизнь у девочки несладкая, отец не позволяет её трогать физически, но стоит ли говорить, что она была не слишком тепло принята кланом, а розарий папочки (жена и Джейн) всячески будут стараться жизнь отравить?
Сходство с Дидим вызывает вполне определённые сложности в нашем взаимодействии и бессознательное чувство вины с моей стороны, потому что столько боли в глазах живого существа до встречи с вами я не могла и вообразить. А Аро устроит нам очную ставку, не предупредим ни меня, ни, что главное - вас о том, как я выгляжу. Так что наши отношения начнутся с моего страха и вашей боли. Но мне бы, наверное, хотелось бы найти с вами точки соприкосновения - нет, я вовсе не предлагаю вам войти в одну реку дважды и стать заменой Дидим (божечки, это моя любимая пара в Саге), но обрести в вашем лице защитника и наставника мне бы хотелось, не скрою. А в целом, у нас могут пойти отношения в абсолютно любую сторону и совершенно непредсказуемо. Маркус - один из любимых героев Саги, я буду смотреть на вас щенячьими глазами и всячески няшить. Приходите, пожалуйста, я вас очень-очень жду! Без Маркус меня сожрут... может сожрать и Маркус, и тогда нас ждёт дикий ангст, но всё равно - приходите!

анкета подробнее

Второй удачный дампир - способности проявились практически сразу, что несказанно обрадовало Аро. Его эксперимент принёс долгожданные плоды, а талант дочери в отдалённом будущем обещал стать весьма полезным. Пандора получила говорящее имя и обожание отца на недолгое, весьма непродолжительное время, пока она не стала очередным камушком в его обширной коллекции. Это стало её первым серьёзным разочарованием в жизни и первой же неудачей.
После были долгие-долгие пять лет, проведённые вдали от замка, с редкими посещениями отца. Она получила безупречное, разностороннее и обширное образование. Учителей своих любила не слишком, но похвала отца, который, кажется, вполне искренне радовался её успехам, была куда ценнее собственных неудобств. Увлекается рисованием, имеет хороший музыкальный слух и чистое меццо-сопрано, однако поёт редко. Находит отдушину в кисте и красках, но никогда не бывает довольна результатом. 
После того, как Пандора стала жить в замке и стало ясно, что Аро достаточно охладел к своей дочери, она получила ледяное презрение Ренаты, порцию (и не одну) боли от Джейн и холодное безразличие от Сульпиции. Открыто ей, конечно, никто не вредит - быть может, цвет её плаща светел, но в её жилах течёт кровь Аро и едва ли он позволит причинить своему созданию серьёзный вред. С розарием Аро старается не пересекаться, а Сульпицию боится дрожи - даже спустя год, который Пандора провела в замке, с мачехой она виделась лишь однажды.   
Обманчиво мягка и также обманчиво неопасна, умеет подстраиваться под собеседника. Характер жёсткий, волевой. Умеет принимать быстрые решения, прекрасная актриса - в этом пошла в отца. Внимательна и осторожна, что, впрочем, является чертой всех выживших полукровок в замке. Привязана к клану и отцу без вмешательства Челси, считает, что их философия - единственно верная и способная обеспечить выживание всем бессметным. Обладает лисьей хитростью, но в силу возраста не особенно способна провести более старших и опытных. Любопытна до невозможности, стремиться познавать и пробовать; может находить красоту даже в отвратительных вещах. Подвижна и эмоциональна, порывиста - общая омертвелость вампиров ей ей претит. Вся её натура требует движения - и в силу небольшого ещё возраста, и в силу склада характера. Обладает подвижной мимикой и выразительными глазами, что вводит окружающих в заблуждение - они считают лицо её открытой книгой.
Имела и имеет проблемы с контролем дара, иногда способна совершенно неосознанно заставлять окружающих исполнять свои мимолётные желания, а иногда - не способна дотянуться до дара. Всеми силами пытается его развить, прекрасно понимая, что лишь он поможет ей выжить в замке и не превратиться в одну из теней. Кроме того, ей нравится то ощущение власти над другим, которое ей дарит способность.
Неравнодушна к человеческой крови, предпочитает убивать медленно и играть с добычей. К человеческой пищи испытывает отвращение. Перфекционистка. Терпелива и осторожна. 
Практически не пересекается с отцом и уже не надеется обратить на себя его внимание. Из-за этого стала в меру циничной и способна смотреть на Аро без ореола обожания. Однако, как и все окружающие его женщины, Пандора умрёт за него не раздумывая. 
Хорошая лгунья, умеет использовать правду в качестве оружия. Прекрасно осознаёт своё положение, поэтому в окружающих в первую очередь ищет выгоды.
Кроме того, следует отметить, что Пандора имеет сильное внешнее сходство не с отцом (впрочем, он легко угадывается в чертах её лица), а с его погибшей сестрой Дидимой и повторяет её в улыбке, мимике и даже жестах. Именно поэтому в замке есть существо, которого она боится куда больше, чем Сульпицию - это Маркус.

Пример вашего поста: на форуме открыт раздел с игрой. Пример активного эпизода (заодно можно посмотреть на Аро, который тоже очень ждёт Маркуса) - http://twilightsugame.rusff.ru/viewtopi … 720#p47594

+1

5

Форум: Marvelbreak
Текст заявки:
Имя: Лэнс Хантер | Lance Hunter
Предполагаемый возраст: 35+
Краткое описание: Родители Лэнса, наверное, были большими поклонниками Артурианы, раз назвали сына в честь лучшего друга короля былого и грядущего. Наверное, надеялись, что имя наложит свой отпечаток на характер. Получилось довольно сомнительно. После окончания школы Хантер поступил в Сэндхерст (Royal Military Academy Sandhurst), а затем отправился служить в SAS. Там-то Хантер и познакомился с Барбарой Морс, которая выдурила у него информация и была такова, но в скором времени их снова свела судьба. Между ними начались отношения, которые Мак, например, здоровыми не считал, но кто его спрашивал. Брак был скоропалительным, но не сказать, чтобы удачным. Бобби очень любила мужа, но, увы, в силу работы, была слишком скрытна, слишком много тайн хранила, а Ланс, чувствовавший себя за бортом всей жизни супруги, не смог особо долго это выносить. Пока скандалы имели примирения, все было хорошо, но постепенно негатива стало больше, чем оба могли вынести. В какой-то момент Хантер высказался слишком грубо, за что получил в лоб кольцом от Бобби. А дальше были документы на развод.
Следующая встреча с Пересмешницей состоялась уже в ЩИТе, куда его рекомендовала Морс, когда у организации начались проблемы с личным составом. Вернее, формально его рекомендовала Иззи, но по просьбе Бобби. Как показывает практика, между ними ничего не изменилось, ни в плане отношений, ни в плане притяжения.
Ваш персонаж: Барбара Морс, она же Пересмешница, она же исчадие ада.
Пример вашего поста:

Пример поста

Следовало признать, что год начался паршиво. Сначала какие-то непроверенные новости о сливе данных агентов ЩИТа в теневую сеть, потом поимка и побег Беловой, теперь разборки. По хорошему, ей следовало находиться в Вашингтоне, отстаивать свое агентство. Но Морс понимала, к сожалению, слишком хорошо, что нет у нее шансов на результат. Она уже потеряла свою контору, и тут бы не потерять еще и себя. Картер предложила один вариант, при котором Бобби удавалось сохранить наработанное своим трудом, передать резервы МКА ЩИТу, ну и самой туда вернуться. С одной стороны, это был дом родной, ничего плохого, даже где-то, очень глубоко, ощущалась радость при мысли о том, что теперь ей не придется тащить такую огромную ответственность на своих плечах, но гордость терпела урон. Она была классным агентом, одной из лучших, но не состоялась, как руководитель, находя на свою задницу неприятности.
И Белова. Была еще и она. Вечно неучтенная переменная в уравнении ее жизни. Пересмешница думала о том, что ее надо было пристрелить, когда была возможность. И сейчас она не испытывала ни капли привязанности к русской, злясь на то, что та все-таки умудрилась сломать ей карьеру.
Чудно. Просто великолепно. Финишем этого дерьма оказалось, что она застряла в этой проклятой пустыне. А всего лишь собиралась завершить свои дела, закрыть кое-что, чтобы ее информаторы не попали в руки родному правительству, которому Морс не очень-то сейчас доверяла.
Ладно, ему она никогда не доверяла.
Джет ей пришлось оставить в Каире, еще в воздухе обнаружились сбои в системе навигации. Ждать, пока его подлечат, Бобби не стала, взяв машину и отправившись на ней. Осведомитель направил ее по координатам, где находилась база искомых террористов, но доехать туда была не судьба, в какой-то момент засбоил и навигатор самой Бобби. Видимо, это был вирус, и его она подцепила в джете. Навигатор умер, не оставив даже намека, в каком месте находилась Морс, а затем еще и машина заглохла.
— Великолепно.
Словарный запас, который она адресовала этому месту и этой таратайке, был весьма обширен и включал в себя то, что приличная женщина знать не должна. Впрочем, приличной себя Бобби давно не считала. Ей ничего не оставалось, как просить о помощи, и попросила о помощи она того, кто в принципе мог отыскать ее везде.
Ну хоть как-то.
В этом месте, определенно, что-то было. Или есть. Это Бобби определяет по тому, как начинают вести себя часы. В какой-то момент в голову закрадывается подозрение, что системы джета тут ни причем, и планшет ничем не заразился. Но потом отбрасывает эту теорию в сторону. Бога ради, все храмы найдены, что тут может быть? Кроме песка, слепящего глаза, ровным счетом, ничего. Бобби выбирается из машины, натягивая на нос очки, считает шаги в сторону, пока взбирается на одну из песочных гряд. Песок скользит под ногами, заставляя съезжать вниз, начинать восхождение снова. А когда она забирается все же наверх, то видит все то же — песок-песок-песок.
— Твою ж мать…
Бобби уже почти готова скатиться вниз, но тут на горизонте видит нечто такое, что заставляет замереть. Либо дроны, либо… Железный человек. Фигуры две, значит, не один. Интересно. Роуди? Внезапно, если так. В прошлый раз за Роуди они пошли в пекло Аннаполиса, и ничем хорошим это не закончилось, правда, остались все живы.
— Ты прямо радуешь меня скоростью появления, Тони, — Пересмешница усмехается, настроение, впервые за последние дни, поднимается на несколько градусов. Взгляд голубых глаз за темным стеклами очков переключается на спутника Тони, это точно не Роуди. Даже если бы Тони обновил тому броню, спутник его не вышел для того габаритами, слишком миниатюрный.
Бобби не успевает ни пошутить на этот счет, ни предположить, кто был в компании Старка. Его спутник отключает маску, открывая факт светлых волос, кожи и голубых глаз. И ехидные замечания. Бобби так и застывает, но через секунду рука поднимается уже с пистолетом, направленным в голову Беловой. Она игнорирует ее слова, бросается взгляд на Тони:
— Ты издеваешься? Или решил испытать броню? Ну не знаю, что быстрее, моя пуля, пущенная ей в лоб или запуск брони? Хреновая шутка, Тони!

Отредактировано mother madness (18-10-2018 20:22:51)

0

6

Форум: Dragon Age: final accord
Текст заявки: Для дальнейшего развития личного сюжета в игре ищу двух особенных для меня женщин:

Орлейскую аристократку, даму лукавого ума, смелых взглядов и цепкой хватки, в недавнем прошлом — покровительницу Маханона

Имя: Эсмераль де Жевинь
Возраст: 32-34 года.

Отношения: Любовники. Вернее сказать, были ими в этом самом недавнем прошлом — которое закончилось теперь, пока ещё без ведома самой Эсмераль и, возможно, к немалому её удивлению. Маханону ещё предстоит показаться ей на глаза и поставить точку в затянувшихся отношениях. Три года пылкой и по-орлейски изысканной близости, по понятным причинам — она герцогиня, он эльф, — не приведшей ни к чему серьезному... прав ли Лавеллан, думая в таком почти пренебрежительном ключе о всей той романтичной, нежной легкости, за которой скрывался глубокий прагматизм их связи? Эти отношения дали Маханону многое — больше, чем он мог рассчитывать, и в немалой доле именно они сделали долийца тем, кем он является сейчас... не важно, признаёт он это или нет, без долгих раздумий связывая себя узами клятвы верности с другой женщиной.

Истинное отношение Эсмераль к Маханону и ее реакцию на подобный разрыв мне хочется оставить на усмотрение игрока, который возьмется за эту роль. Захотите ли вы сделать её прагматичной расчётливой особой, не подверженной душевным метаниям, или же мстительной мегерой, способной на последние подлости, или же предусмотрите в её характере слабость и привязанность к остроухому любовнику, или же сразу всё это — не принципиально, мне любопытны и желанны любые возможные ветки развития. Хочется не предсказуемости и предрешенности просчитанного сюжета, но игры, не только мне приносящей удовольствие — поэтому определяйте всё так, как сможете и захотите сыграть.

Но не только неожиданное воссоединение с "воскресшей" первой любовью меняет расклад в отношениях Маханона с Эсмераль и требует поставить на них крест. Решение Верховной Жрицы использовать именно Лавеллана в качестве фигурки-замены не оправдавшему ожиданий Вестнику, Максвеллу Тревельяну, и возведение, Создатель помилуй, "дикого" эльфа-мага в ранг командира личной гвардии Виктории I, не только потрясает очень медленно привыкающее к равноправию с остроухими общество Орлея и возлагает на его во всех смыслах светлую голову ворох ответственностей, но и открывает Маханону — и всем, кто с ним связан, — доступ к совершенно особым возможностям. Настолько ли Эсмераль альтруистична, чтобы при всём своём влиянии и близости к эльфу такие возможности упустить?..

Персонаж уже отыгрывался, но только в сюжетах глубокого прошлого, во времена становления и первых завязок их отношений. Строго ориентироваться на предыдущий образ не требую, вы можете взять подходящую возрасту внешность на своё усмотрение и по-своему же переписать биографию с учётом только основных фактов случившегося.

Полный текст акции и больше ориентиров по образу Эсмераль здесь.

"Младшую сестру", эльфийку-мага, некогда Вторую клана Лавеллан, ныне воспитанницу тевинтерского магистра и его же собственность

Имя: Данира Лавеллан
Возраст: 19-20 лет

Отношения: Из-за разницы в возрасте дружба эта складывалась неловко — для самого Маханона, во всяком случае. Хранительница Дешанна была перемычкой связи между ним и Данирой, полной учебного энтузиазма и легкости в отношении к магии. Наверное, не будь этого её неуемного стремления "а покажи", "а расскажи", "а научи" — они бы так и остались по разные стороны невидимой баррикады, которую воздвигал вокруг себя Маханон своей тягой к одиночеству. Но Данира с беспечностью и настырностью светлой уверенности в себе раз за разом переступала эту границу, вторгаясь на его половину мира — и Первый при всём своём раздражении легко и быстро втягивался в общение, рассказывая ей обо всём, что знал, и сопровождая везде, куда её влекло не имеющее границ познавательное любопытство. Недолгое время спустя они и без Дешанны стали ладить, к большой радости и одобрению Хранительницы.

Сейчас же Маханон считает Даниру погибшей вместе с остальными членами клана — среди всех долийских детей, продажу которых ему удалось отследить хотя бы отчасти, не было никаких сведений о девочке-маге. Да и кто стал бы связываться с таким опасным трофеем?.. Оказалось, что когда на товар есть купец, есть и желающие добыть его.

Данира не застала гибели клана, схваченная и увезенная раньше, и по сей день не знает, что случилось с ее родными и близкими. Лишь теперь, пять лет спустя, до неё доходят лишь искаженные вести о новом Инквизиторе с родной ей фамилией. Заручившись позволением хозяина и наставника, она отправляется в Орлей, чтобы встретиться с ним, таким же оторванным от корней, как и она сама.

Полный текст акции и подробности случившегося здесь.

Ваш персонаж: Маханон Лавеллан, долийский эльф, маг и пока ещё простой агент Инквизиции.
Кроме того, этих персонажей ждёт в игре и Эллана Лавеллан, некогда охотница клана, а ныне ученица антиванского Ворона и супруга Маханона.

Пример вашего поста:

Пример поста

Грань перехода была тонка и неощутима — в один момент он ещё чувствовал теплый вес одеяла и головы Элланы на своём плече, её обнимающую руку, а в другой — уже стоял босыми ногами во влажной от росы зеленой траве, в окружающем шуме ветра и запахе земли после дождя. Маханону редко снились сны — вернее, редко запоминались ему, когда он просыпался. Но этот сон он знал хорошо. Не нужно было глубоко заглядывать и закапываться ему в душу, чтобы увидеть и скопировать эти картинки, а затем с весьма ограниченной фантазией обратить их против носителя такой памяти. Демонам нравилось играть с такими яркими, эмоционально жгучими воспоминаниями, нравилось, что он даже годы спустя не может унять тревожно частого дыхания, с тяжело вздрагивающим в груди сердцем двигаясь сквозь заросли подлеска, окружающие стоянку клана. Дальше бывало разное. Иногда крики, звон, дымная чернота и кровь, растерзанные тела, похожие на те, что он видел, идя за войсками в сломанные ворота Адаманта, пугая и рождая мучительный гнев на тех, кто хватал за руки, валил на землю, раздирал испачканное белое платье на рыжеволосой эльфийке. Иногда это было сборище клана, на котором все смотрели мимо и не замечали его присутствия, словно он призраком ходил среди живых, отгоняя боль бессилия и отчаяния. Иногда — эти живые от касания его опадали гниющими трупами, стремительным тленом оголяющими кости, и он снова, снова был во всём этом виноват. Иногда эти поиски, этот путь, затягивался неимоверно, и за каждым просветом на бегу не оказывалось ничего, лес длился и длился, не позволял ему достичь цели, пока легкие не начинали гореть и сердце рваться в панике. Мало кто из демонов, сплетавших подобные видения, догадывался увести его дальше, в другие сны — ту же атмосферу орлейского бала и насмехающихся масок. Не стоило и сомневаться, что тысяча и одно переживание минувших дня и ночи привлечёт к магу внимание с той стороны — и что его, перешагнувшего разумом в Тень, будут в ней ждать.

Но клана за деревьями не было. Тихая прогалина под ночным звездным небом, пасущиеся в загоне пара оленей и галл, и — деревянный фургон, похожий на аравель. Приставная лестница к открытой и занавешенной алой тканью двери глухо скрипнула под ногами. Эллана, спавшая на просторной кровати внутри, приподнялась на звук и сонно улыбнулась ему:

— Далеко ходил?

Он промолчал, рассматривая её, и девушка села на кровати, всё так же нежно и успокаивающе глядя на него. Растрепанная, завитки рыжих волос по обнаженным плечам, даже в таком простом движении грациозная и гибкая, как лань, одно удовольствие любоваться ею — и тем, как она аккуратно спускает стройные ноги на плотно сбитый дощатый пол.

— Снова не можешь уснуть из-за мыслей? — спросила она, поднимаясь навстречу и запоздало, уже дав на себя взглянуть, стянув с кровати тонкую белую простынь, чтобы в неё завернуться. Вздохнула, подступая ближе к мужу. — Я же просила, не оставляй меня надолго одну.

Она положила ладони на его грудь, прижавшись ищущим уюта и утешения зайчонком, и Маханон сам не понял, в какой момент обнял её, защищая и забирая от всего мира к себе, только к себе. В самом деле, чего ему не спится? Зачем мучить тревогами ускользающие дни, когда решение давно принято, когда между ними и всей проклятой цивилизацией легли мили и мили дикого леса, дающего убежище и покой до самых последних дней, сколько бы их еще не осталось? Зачем, если так просто быть счастливым здесь и сейчас, с ней, до самого конца? Он и сам не знал ответа на этот вопрос. Что погнало его в ночь, в темноту, в дышащий тишиной и покоем лес за пределами их маленькой временной стоянки. Ведь завтра снова взойдёт солнце, будет играть чудесным золотом на её волосах и попадать на уголки глаз, заставляя щуриться со улыбкой. И охота будет удачной, и Эллана будет смеяться, сидя на широких ступеньках и сшивая подсохшие шкурки в тёплую накидку на зиму, быть может, уже не для себя и не для него, как им обоим мечталось... И даже если небу суждено расколоться и рухнуть, расползаясь сполохами потустороннего зеленого света, они будут стоять против него вдвоем, рука в руке, всё равно — рядом, вопреки всему — вместе. Не жалея ни о чем, потому что счастье у них уже имелось — и всё, что свыше, было только приятным подарком, балованьем от судьбы, сладким, но не таким уж остро нужным излишеством.

Всё это будет — но завтра. А сегодня он молчал, глядя в темноту фургона мимо её рыжей макушки, никак не в силах разобрать, что же там такое висит на стене и загромождает стол. Веники трав, бутылки, книги какие-то... Эллана с упрёком вздохнула в его руках, поднимая голову и вглядываясь в лицо Маханона:

— Это всё та женщина, правда? — едко спросила она, и голос её дрогнул, горько надломившись предчувствием слёз. — Из-за неё ты не спишь, да? Нет, не говори ничего, я знаю, что это она, — эльфийка отпрянула, отворачиваясь и придерживая покрывало на груди. — Даже здесь, Хано... даже здесь ты...

— Элль, — он, уязвленный несправедливой этой обидой, потянулся следом, но она не далась в руки. — Элль, я же поклялся тебе. Ну что ты такое говоришь?..

— Это ты не знаешь, что говоришь, — долийка едва не зашипела, вскинувшись и ткнув пальцем в сторону Маханона. — Ты засыпаешь и просыпаешься с её именем на губах, думаешь, я не слышу, что ты шепчешь ночью?..

Он замер, скованный опаляюще холодными мурашками страха. Но он же не... Он не может, верно? Что он может шептать, если даже не думает, не вспоминает о ней? Если и вспоминать-то не хочет, всё былое оставив позади? Но слова эти кольнули неприятной жутью. Нет, он не хотел ранить Эллану вот так. Он же правда отпустил, прогнал от себя... неужели не удалось? И осколок всё ещё сидит внутри, слившийся, сроднившийся, вплетшийся в память и сны, и он не в силах вырваться из пут этого прошлого. Слишком глубоко, слишком долго, слишком много — не отделиться теперь, не отделаться... Боль слёз, вставших в её глазах, отзывалась его собственной болью. Неужели он и правда виновен в чём-то таком, в чём-то ужасном, сказанном после всех его сладких слов, после клятв и обещаний? Нет, нет... ну нет же!

— Элль, я правда не... — запнулся Лавеллан, всё ещё пытаясь протянуть к ней руку и наконец касаясь плеча. Эллана вздрогнула под прикосновением и всхлипнула, запрокидывая голову в борьбе с подступающими слезами, пока он, растерянный, ещё только тянулся своей мыслью к тому, чтобы обнять, утешить, успокоить её. Заверить, что это всё неправда, что он никогда бы... или всё-таки когда? Неужели так запятнала его эта порочная связь, что теперь никогда не отмыться, не содрать с кожи те объятия и нежности былого?..

— Ничего, — пересиливая себя, ломким от горечи голосом произнесла она, всё ещё отворачивая голову от его руки. И вместе с тем — находя её ладонью, накрывая и сжимая пальцы. Словно за последнюю соломинку хватаясь, крепко, в поисках опоры и надежды. — Ничего, мы справимся, — тон её скатился до надсадного шепота. Она готова была бороться, и упрямство это облегчало навалившийся на его душу груз — Маханон почти улыбнулся, пытаясь заглянуть в глаза Элланы. Единственной, что бы она там себе не думала. Самой нужной, самой важной — кто бы ещё не входил в его жизнь, только она оставалась в самом его сердце. И она так нуждалась в нём — больше, чем в чем-либо другом в этом мире и за его пределами.

— Нужно совсем немного, — шмыгнув носом и взмахом головы сгоняя слёзы, Эллана наконец посмотрела на него и даже улыбнулась сквозь грусть. — Совсем чуть-чуть, — так мило, с нежностью в тонком голосом сказала она, словно заигрывая с ребенком.

Теперь вздрогнул всем телом Маханон, когда понял, что во второй руке она держит кинжал. Лезвие холодно серебрилось в тускло пробивающемся снаружи свете звезд и лун. Почему ему до сих пор не пришло в голову зажечь молнию? Почему они до сих пор стоят в этой темноте?..

— Элль, что ты... — Лавеллан отнял руку, подаваясь на шаг назад и неверяще поводя головой. Сколько ни пытайся смотреть на её лицо, а взгляд цепляется за кинжал, поднятый на уровень плеча и умело сжатый в тонких пальцах. Узел простыни, низко завязанный на груди, вздымается в такт напряженному дыханию, взгляд впивается горяще и алчно — кажется, что только волосок терпения отделяет её от того, чтобы броситься на него с оружием.

— Всего немного, Хано, — жалобно повторяет она, просяще сводя поднятые брови. — Она попала так глубоко. Я вырежу её из тебя. Я тебя освобожу. Я осторожно, правда, я не сделаю тебе больно. Только не тебе, — Эллана ступила на шаг ближе, занесенное лезвие качнулось в руке, опасливо притянув к себе взгляд прижавшегося спиной к стене Маханона. — Отдай это место мне. Отдай, пожалуйста. Ты же знаешь, я должна быть там. Я, не она. Если ты правда любишь меня, ты ведь не оставишь меня здесь одну...

Еще шаг, еще ближе, и отступать ему уже некуда. Лезвие почти над самым сердцем, хватит одного короткого удара. Она просит, надеется на него, зная, что он не в силах отказать. Только не Эллане, только не той, которой принадлежит всем собой, каждым мгновением, каждым вдохом. Ей одной, а не этому вот... недоразумению. Резким движением перехватив запястье девушки, маг сжал его так, что она взвизгнула, роняя кинжал, зазвеневший на полу.

— Люблю, ты права, — проговорил он, вглядываясь в испуганное лицо и с трудом сдерживая злость. И какая же падла посмела натянуть её образ? — Только не тебя, — эльф сильным толчком отшвырнул ахнувшую "Эллану" прочь, и та, врезавшись бедром в стол, с грохотом сбитых вещей и опрокинутой табуретки упала на колени, всхлипывая в распутавшейся простыне. Это было больно — ему самому больно и неправильно вот так с ней обращаться. С той, чей облик она приняла. Но поддаваться горечи и желанию пожалеть о своём поступке было некогда — сейчас, когда власть существа пошатнулась, было самое время что-то предпринять — не обращая внимания даже на её плачущее "Хано!", отозвавшееся в ушах таким знакомым голосом. Маг стянул к себе окружающую энергию Тени, перебивая контроль демона над этой частью реальности снов, устанавливая свои правила. Хрена с два какому-то Желанию удастся его обдурить...

Мир вокруг задрожал, перетекая, разрушаясь, становясь грозовой бурей. Тем, что всегда было ближе, что всегда давалось лучше, с чем он с самого начала был на "ты", живя и дыша в унисон с рокочущей, сыплющей дождём и сверкающей сполохами стихией. Скрипели доски, фургон шатало от поднявшегося ветра, падала и разбивалась посуда, где-то снаружи закричала раненная галла. С треском сломалась и была вырвана неумолимой мощью потока передняя стенка, и всё залил свет изменившегося неба, в котором до самой земли бурлил серым и чёрным грозовой фронт. Энергия текла по жилам, пронизывая, щекоча до желания смеяться в голос; его переполняла сила, невероятная в своём Теневом масштабе, и вся эта громада бури рождалась из его воли, в его власти, его контроле. Свирепствующие завихрения тянули на себя всё, срывали траву, в щепу крошили призраки деревьев, уволакивали в неведомое поднебесье куски интерьера, стол, табуретку, обрывки бумаги из книг — и вместе с ними саму завизжавшую и на ходу обретающую свой привычный облик демоницу, бесполезно пытающуюся ухватиться за всё, что летело в бурю вместе с ней. Молнии вспыхивали, пронизывая ветвистыми разрядами тёмно-серые лохматые бока тучи, оглушительно грохочущей и подсвечиваемой этими сполохами изнутри.

Несколько ударов сердца — и вместе со схлопывающейся, втягивающей внутрь саму себя грозой Маханон оказался свободен, один в заволокшей уже всё вокруг неясной, скалисто-серой мгле, не оформленной ничьей волей, только отголосками его магии, отраженной природой Тени. Закрытые глаза, одно отвергающее зыбкую ирреальность желание — и он, сдержанно вздрогнув от перемены ощущений, проснулся, осознавая себя всё там же, где и был: под одеялом, съехавшим куда-то набок во сне, рядом с тихо дремлющей под боком Элланой. Настоящей Элланой. Медленно переведя дыхание, эльф скосил взгляд, всматриваясь в её безмятежно спящее лицо, и улыбнулся. В комнату из-за прозрачных штор на окнах сочился золотистый солнечный свет, опустившийся с потолка уже до самой кровати знаком позднего утра и высоко поднявшегося солнца; оттененный всё ещё клубящимися на небе тучами, но яркий и радующий, даже если мимолетный и заставляющий щуриться. Осторожно потянувшись, Лавеллан прижался губами к макушке любимой, стараясь не разбудить раньше времени, и поднял руку из-под одеяла, прикрывая глаза от света. Сердце ещё билось неровными отголосками беспокойства, в горле пересохло и драло, отчего приходилось раз за разом сглатывать, силясь прогнать это ощущение. Но в остальном от столкновения воль в Тени не осталось и следа — он даже особенной усталости не чувствовал, несмотря на всё то количество силы, какой манипулировал сознанием во сне. Его бытие там не затрагивало тело, спокойно остававшееся здесь, в физической реальности — и вот оно-то как раз отдохнуло отлично, охотно приветствуя начинающийся день. И даже липкая тревожащая память об увиденном во сне была ему побоку — потому что ну кто придаёт значение играм демонов, которые ни одного темного страха не упустят, непременно потянут за каждую торчащую ниточку в жажде тех чувств, что дают им силу и пищу. Вздохнув под закинутой на глаза рукой, Маханон смежил ресницы, слушая сонное дыхание Элланы и улыбаясь ее теплу рядом; единственный минус был в том, что рядом с девушкой — с женой, — дремота последних ленивых минут перед окончательным пробуждением улетучивалась куда как стремительнее обычного, наполняя азартным предвкушением ее улыбок, жестов и голоса, прикосновений и взглядов... и просто терпеливо лежать в ожидании, не подавая признаков пробуждения, было даже несколько сложнее, чем выбраться из пут сотканного тем, демоническим Желанием кошмара...

0

7

Форум: uniROLE
Текст заявки: ИЩУ ПРИНЦА АРКАННА
Celldweller — End of an Empire
Неспокойный, претенциозный, сильный и неутомимый принц, чье имя с страхом шепотом говорили в Республике, чье имя ненавидели в Империи, чье имя славили в Закууле. Это сложный персонаж, у которого есть два варианта пути, и у вас есть шанс выбрать какой из них — не сломленный, дикий зверь, что сражается до конца, или перевоплотившийся и очистившийся. Не буду скрывать, я как ситх буду больше склонна к первому варианту Арканна, и буду рада продолжать борьбу с вами даже после завершения Альянса, насильно присоединив вас к отряду и не убивая, но если вы выберете мирный путь — вам тоже будут рады, ведь отсюда тоже выходит много новых возможностей и сюжетов. Главное, чтобы вы были готовы играть и развивать тему своего персонажа. Ситуация в мире фендома такая, что мой Гнев — чужак, Альянс победил и с трона Чужак правит Закуулом как Империей. Даже при первом "темном" варианте Арканна, наличие принца важно и способствовало бы большей акклиматизации Закуульского населения и принятия новых порядков. Но я предлагаю чтобы Арканн был добавлен в отряд, и для вида держался рядом, при этом за спиной собирал оппозицию чтобы свергнуть Чужака и вернуть Трон себе. Но при желании возможно переиграть и я даже рада буду события столкновения и погони пройти с вами совместно, ведь канон можно дополнить и скрасить. И в конце концов на почве ненависти и соперничества между нашими двумя персонажами возможно создать все что угодно, начиная от дружбы, ненависти и соперничества, заканчивая страстью или уважением. Я вас очень жду, принц, приходите, пожалуйста.
p.s. действует упрощенный прием на нужных персонажей, а Арканн как раз очень нужный и горячо разыскиваемый. наш дружный каст ждет вас!
Ваш персонаж: Гнев Империи, женщина-киборг, воин джагернаут, тру дарк сайд. "Чужак" внешность
Пример вашего поста:

Пример поста

Шёл второй час «операции». Навья, вынужденная находиться рядом с Малаваем и следить за намерениями гостей торгового зала, старалась не смотреть на подставного Квина, что крутился возле барной стойки и пытался выторговать что-то у забрака. Контролировать проецируемые куклой мотивы было нелегко, даже, несмотря на то, что они не скрывались. Не было нужды. Гости и двое имперцев не испытывали совершенно никаких эмоций, ни о чём не думали и ничего не ощущали, кроме кредитов в руках и напитков, которые они пропускали сквозь свои пальцы минута за минутой. Но среди гостей всё же были чувствительные к Силе и кроме Кертиса, что участвовал в аукционе за таинственный голокрон. Гнев не знала, кто именно, поэтому в целях их спокойствия и безопасности не афишировала своих собственных способностей. Пока всё шло нормально. Торговцы и бандиты, привыкшие к различного сорта сброду за время, пока торговый двор разграбляли мародёры и самозваные герои нашего времени, не обращали внимания на пару в лохмотьях, которая стояла всё это время за транспаристиловой панелью, наблюдая за гостями, абсолютно никакого внимания не уделяя чему-то конкретному, как потеряшки впервые попавшие в подобное местечко. Ситх же находилась в состоянии, близком к медитативному. Контролировать настолько самобытный, стремящиеся оторваться от реальности разум куклы,  ей доводилось впервые; физическое тело этому попросту мешало — оно не было к такому приспособлено. Но Квинну повезло, ради возможности поднасолить лишний раз Барасу она из всех сил старалась. Он сделал ставку на того, кому не нужно было тело, а только Сила, чтобы контролировать жизнь.
И когда Навья ощутила некий сдвиг намерений в Силе, то была за это даже благодарна — у неё не было совершенно никакого желания целый день тут торчать и плавиться в жаре. Она услышала сбоку от себя шаги и увидела, как один из тех имперцев, которые как подозревал человек Квинна, пришел с Кертисом, приближается к ней.
— Вы выглядите очень уставшими, — участливо сказал он, подойдя поближе, и снял перчатку.
Но, не услышав ничего в ответ, медленно и плавно начал поднимать перед собой руку, поднося её к лицу Навьи, что она спрятала за тряпицей. Половина лица была закрыта темной тканью, скрывая влияние темной силы у её рта, только глаза и брови были видны ито частично благодаря тонированным очкам, что взял Квинн.
— Вы хотите спать.
«Сволочь, молодой джедай под прикрытием?!»
Навья  повернулась к нему всем корпусом, внимательно проследила за его пальцами и нарочито медленно моргнула, слегка качнув головой в сторону, имитируя сонливость, опуская руки, которые до сих пор держала скрещенными на груди.
— Вы сейчас пойдёте спать, — повторил подсадной имперец-джедай, с фантомным удивлением обнаруживая, что на наблюдателя первый импульс убеждения совершенно не подействовал.
В ответ на это Навья склонила голову набок, тоже подняла руку и провёла ею перед лицом глупца.
— Кто-то сейчас получит. — её рука змеей дернулась вперед и сжав силу как жгут внутри его тела, сдавила. Мужчина выпятил глаза и удивленно взглянул на нее.
— Мы выйдем поговорить, оставайся здесь, — бросила она Квину и, продолжая держать недо-джедая железной хваткой, повела его к выходу.

0

8

Форум: Dragon Age: We are One.
Текст заявки: 

разыскивается Жозефина Монтилье для отыгрыша романтической линии.

Ты — дочь древнего рода антиванских аристократов.
Я — наёмница без фамилии, сбежавшая из концлагеря Бен-Хазрат.

Ты — утончённая леди, дипломат и миротворец, что до сих пор играет в куклы.
Я — потрошительница с гладиаторским прошлым, способная голыми руками порвать человека надвое.

Ты — самая красивая женщина из всех, что я встречала.
Я — искалеченное чудовище, при виде которого рыдают маленькие дети.

Ты не можешь простить себе одно-единственное убийство.
Я не помню лиц своих бесчисленных жертв и врагов.

Но если я буду достаточно настойчива, то, возможно, у меня получится пробить разделяющие нас стены?

Священный Конклав остался в прошлом, но лидер наёмников Вало-Кас, которых Лелиана наняла для его охраны, уже давно грозилась нагрянуть в Скайхолд за причитающейся им платой; поэтому появление Шокракар в штабе Инквизиции не должно было стать сюрпризом. И всё-таки ты, Жозефина, ужаснулась, когда огромная серая наёмница с кошмарными манерами, изуродованным шрамами лицом и рогами на голове встала на пороге твоего уютного кабинета. Казна ещё юной Инквизиции была почти пуста, и ты должна была всецело расчитывать на свои дипломатические навыки, чтобы уладить неудобную ситуацию. В конце концов, кто, если не ты?

Однако никакие манеры, этикет и способности вести самые сложные переговоры не спасли тебя, когда эта страшная наёмница принялась практиковать на тебе свои грубые подкаты и кошмарный флирт в стиле "ваша мама случайно не батон? Иначе откуда такая крошка?".

Твои вежливые отказы не были услышаны, и на тебя обрушилась бомбардировка из цветов, подарков и приглашений на свидание.
Но всё же, если одним вечером ты согласишься выпить со мной чашку чая, то ты услышишь мою историю и увидишь, что внешнее уродство может скрывать внутреннюю красоту и духовную силу. А я, узнав о твоём прошлом, пойму, что ты не просто симпатичная антиванская мордашка, но самое прекрасное, что случалось со мной в полной борьбы, пыток и жестокости жизни.

Я буду ввязываться за тебя в дуэли с напыщенными антиванскими лордами. Я перетрясу каждого орлейского торговца в поисках твоего фамильного герба. Я помогу тебе восстановить финансовое положение твоей семьи. Я буду бодаться с Лелианой и наперегонки с Блэкволлом лазать по горам в поисках цветов для тебя. Я угрозами заставлю Каариса писать тебе стихи и петь серенады под твоим балконом, ведь вы в Антиве любите поэзию? Vashedan, да я даже позволю научить себя танцевать и выучу, в какой руке держать вилку, а в какой нож - как бы нелепо это не смотрелось. Только приходи.

Хотелось бы сыграть роман а-ля "Леди и Бродяга" или "Красавица и Чудовище". Это будет комедией, в которой неотёсанная васготская гопница будет биться за внимание благовоспитанной леди. Это будет трагедией, в которой мы будем жевать стекловату и запивать её слезами, пытаясь разобраться с моим ПТСР и твоим прошлым. Обещаю и яркие трэшовые пассажи в кроваво-красных потрошительских тонах, и ванильно-медовые моменты щемящей сердечко романтики. Кроме того хотелось бы отыграть психологический аспект о взаимодействии двух диаметрально-противоположных личностей и постепенную взаимную метаморфозу: добрая и тонкой душевной организации Жозефина поможет Шокракар справиться с травмами прошлого, а та своей смелостью и дерзостью превратит жизнь антиванки в приключение и даст вкусить свободы.

Кроме романтической ветки Жозефина всё ещё может участвовать в сюжетной арке о борьбе Инквизиции с Фен'Харелом. На этом форуме я играю уже почти год, у нас классно и есть масса талантливых и крутых игроков, поэтому при желании ты сможешь окунуться и в иные сюжеты на твой вкус.

Ваш персонаж: Шокракар, командир наёмников Вало-Кас.
В прошлом - Потрошительница, некогда гладиатор в антиванских боевых ямах.
Ссылка на анкету

Пример вашего поста:

Пример поста из АУ

Кара и её могучая телохранительница всегда были славным тандемом на поле боя. При виде Шокракар враги попросту забывали о маленькой и юркой девочке с кинжалом, что давало той возможность проворно убирать их точечными ударами одного за одним. Эта стратегия всегда казалась васготке удачной, потому что уберегала юную госпожу от излишнего внимания недоброжелателей. Но не в этот раз.

  Уворачиваясь от бочек-кулаков разъярённого огра, что месил каменную плитку в пыль и крошево, Шокракар раз за разом подобно дровосеку рубила его толстые как древесные стволы голени. Откуда-то сверху мимо просвистели меткие стрелы Лелианы, жаля чудовище в маленькие свинячьи глазки, и ослепший огр повалился на четвереньки, мотая рогатой головой будто осаждаемый мухами бык. Почуяв момент убийства, Шокракар — лишь на долю секунды — поддалась потрошительской ярости и выпустила из поля зрения маленькую госпожу. Взмахнув увесистым топором в мощном прыжке, женщина обрушила на толстую перевитую жилами шею огра смертоносный удар, нечеловеческой силой перерубая позвонки, мясо и гортань гигантского порождения. Безумный хохот залитой гнилостной кровью потрошительницы слился с какофонией битвы, пока её топор отделял рогатую голову от содрогающегося в агонии тела. Кровь-кровь-кровь! Смотри, милая Кара, ещё один труп к твоим ногам на пути к нашей победе! Торжествующий оскал пирующего хищника на изуродованном лице васготки застыл, когда серые глаза забегали по кишащей толпе перед ней. Но где же Кара?

  Сжимая топор в горящих силой руках, Шокракар заозиралась, выискивая на поле боя то единственное, за что боролась последние восемнадцать лет. Её малышка, её юная госпожа... Ужас казалось бы бесстрашной потрошительницs сжал её сердце в ледяном кулаке при виде тоненькой фигурки, подныривающей прямо под уродливую морду осквернённого древнего бога. Упрямо игнорируя кошмарное осознание, что уже слишком поздно, серая воительница сорвалась с места, сбив с ног ошалевшее порождение тьмы. Руки сами прорубали себе путь сквозь лес из тел, уже не разбирая — свой ли, чужой ли — а ноги несли, давя покорёженные лапами Архидемона трупы друзей и врагов. Проскочив под вскрытой и хлынувшей чёрной кровью глоткой дракона, потрошительница отбросила топор в сторону и в прыжке подхватила Кару, кубарем прокатившись с ней по залитому кровью полу и бережно укрывая от ударов о камень. Бессмысленно — ведь под руками Шокракар явственно ощущает, что тело её маленькой госпожи мотается безвольно, как кукольное.

— Лекаря! ЛЕКАРЯ! — дурниной проорала васгтка в полёте, но её голос покрыл оглушительный рёв умирающего Архидемона. Он сотряс саму вселенную — или так показалось воительнице. Воющие порождения тьмы внезапно побросали оружие, ища пути к отступлению и находя его в прыжке с края башни; а рыцари Эамона, гномы, эльфы и маги ликующе усилили победоносную атаку. Архидемон погиб от руки юной Героини Ферелдена, но сидящая на коленях Шокаркар ничего этого не видела и не слышала. Мир вокруг неё схлопнулся до испачканного кровью лица Кары — от этого не менее прекрасного, как искренне думала васготка. Ненавистное чувство бессилия налило руки неподъёмной тяжестью, и всё-таки женщина прижала к себе девочку, которую обязалась защищать, да не защитила. Никакой лекарь уже не успеет.

— Да, моя госпожа, мы победили, — совладав со словами, застрявшими в надсаженной боевым ором глотке, прохрипела Шокракар и поймала в твёрдую шершавую ладонь маленькие пальчики Кары — тонкие, как птичьи косточки. Крупные солёные слёзы, на которые эта страшная женщина всегда была удивительно щедра, протурили чистые полоски на измазанных кровью шрамированных щеках. — Сейчас старушка-Винн вмиг залатает вас, и мы вернёмся в Антиву... Это ничего, что я плачу. Я от радости.

  Как же так может быть? Потрошительница помнила Кару несмысшлёной малышкой, произносящей свои первые слова; видела, как маленькая госпожа учится, растёт и из угловатого подростка расцветает в утончённой красоты девушку, прикоснуться к которой неловкими мозолистыми руками казалось невозможным — всё равно что ухватить бабочку за крыло. И Шокракар не трогала — лишь наблюдала со стороны, любовалась метаморфозой и довольствовалась тем, что благодаря её добросовестной охране однажды Кара превратится во взрослую, восхитительных качеств женщину. Все эти мечты в медово-солнечных тонах секундарно разлетелись на тысячи режущих сердце осколков.

  Наскребя в себе титанических сил, Шокракар заставила себя улыбнуться и выдавила:

— Мы возвращаемся домой. Вместе. — Сморгнув слёзы, воительница склонилась над Карой так, как склонялась уже множество раз, успокаивая её после ночных кошмаров и укачивая на своей груди. Шокракар так ни разу не отведала вкуса её губ, думая, что у них впереди ещё целая жизнь; так ни разу не сказала о своих чувствах, что были чем-то большим чем любовь, преданность и дружба. Но лишь теперь, запоздало поймав последний вздох с побелевших губ Героини Ферелдена, Шокракар поняла, сколько упустила. А упущенного — уже не наверстать.

  Могучие плечи потрошительницы поникли и затряслись, а рогатая седая голова повисла. Ощущая, как холодеют фарфоровые пальчики её маленькой госпожи, Шокракар прижалась серым лбом к золотистому чистому лбу Кары и скрипнула зубами, из последних сил сдерживая нечеловеческий вой, разрывающий грудь.

0

9

нашли

Форум: The Vampire Chronicles: Our History
Текст заявки:
Pandora

https://i.imgur.com/M4hpWXM.gif https://i.imgur.com/aMIoXKz.gif
Gemma Arterton, менябельно

Sleight of hand and twist of fate
On a bed of nails she makes me wait

Когда-то Пандору звали Лидия, и она была темноглазой девочкой, с вызовом декламирующей отцовским гостям запрещенного Овидия. Дочка римского патриция, балованное создание, свободное бегать вприпрыжку, если ей того хочется, и учиться всему, чему учат мужчин. Прелестное существо с живым цепким умом и грацией юной лани. Невзирая на детский возраст Лидии, Мариус, еще смертный и довольно молодой, был очарован ею сразу - настолько, чтобы попросить у ее отца ее руки. Дважды за пять лет. Во второй раз Лидия сама умоляла позволить ей выйти за него замуж, но и тот, и другая получили отказ. Мариус, рожденный галльской рабыней, был "поэт", "бродяга" и вообще "плохо себя вел" - а для почтенного семейства богатство этих недостатков не покрывало.
Всю семью Лидии убили при государственном перевороте. Мариуса обратили в вампира. В следующий раз они встретились через двадцать лет в Антиохии - у нее было другое имя, у него была другая жизнь, а вот взаимное притяжение осталось прежним. Разумеется, Мариус и слышать не хотел о том, чтобы сделать Пандору себе подобной, но всегда найдется какой-нибудь убийца, который сделает обращение единственным выходом.
Они ссорились с самой ночи ее рождения в Крови - о том, в чьем гробу ей следует спать, о божественности Матери, о христианах, о рабе, которого превратила Пандора, о философии, поэзии, этике. Жрица Изиды, Пандора еще до своей смерти видела сны об Акаше; она поклонялась чувствам и была исполнена глубокого мистицизма, сочетавшегося в ней с чертовски острым языком, нахальством и слабостью к крепкому словцу. Мариус же верил только в свой драгоценный разум и не верил в богов. Они спорили каждую ночь, доводя друг друга до безумия, потому что ни один из них не умел уступать, и все же они были счастливы, потому что любили друг друга.
А затем, после особенно сильной ссоры, Мариус забрал Тех, Кого Следует Оберегать, и уехал. Почти сразу он пожалел об этом, но был обречен потерять Пандору на долгие века и бесплодно искать ее в каждой стране и рисовать в каждой богине и нимфе на своих росписях на протяжении долгих веков. Арджун, вообразившийся Мариусу тираном, а на деле бывший молодым сыном и защитником Пандоры, потерявшееся письмо с согласием на встречу - восемнадцатый век вместо воссоединения только толкнул их дальше дальше бродить по земле. Подобно большинству старых вампиров, Пандора стала угрюмой одиночкой. В диких горных поселениях на востоке ее продолжают почитать за богиню даже в двадцатом веке. Жестокость убийства позволяет ей чувствовать. Пробуждение и гибель Царицы дались ей очень тяжело.
Это же событие, однако, сделало мир как будто бы теснее и скоротечнее: находить друг друга и тут же расставаться стало гораздо проще.

Отчаянно не хватает женщины, которая пришла бы и построила уже всех по ранжиру.
Ваш персонаж: Мариус Римский
Пример вашего поста:

Пример поста

- Да, - просто ответил Мариус.

Он признал это так легко, как никогда не признавал за собой какой-либо вины. Свои неправоту он всегда превращал в новые уроки, сейчас он вспоминал это с особенной ясностью. По-настоящему каялся он лишь однажды - найдя в семнадцатом столетии Пандору, но и тогда он сожалел о ссоре и своей вспыльчивости, а не соглашался, что права в этой ссоре была она. Только после рокового концерта Лестата он потерял способность постоянно находить для себя отговорки. По привычке он держал спину так, как полагалось "мудрейшему Мариусу Римскому", по привычке расписывал новые особняки и подбирал птенцов вроде Дэниела, навязывая им свою, вероятно, не нужную им помощь, но это была привычка. А лгать Арману, раз уж они к этому пришли, он не имел права, и согласиться с ним оказалось просто.

- Мне и вправду казалось, что я поступаю как лучше. Несколько лет я был бесполезнее обгорелого трупа. У меня не было пальцев. Не было век и губ. Я не мог ни охотиться, ни открыть дверь. Я утратил уверенность и медлил - это Бьянка была полна решимости тебя найти. Она не верила, что ты мертв. И мы действительно тебя нашли, в Париже, под кладбищем Невинных Мучеников. Я смотрел на тебя, когда ты отправлял культ. Тебе все подчинялись. И я видел, что ты отупел от страданий и вернулся на рабскую земляную стезю, которую они тебе подсунули, просто потому что для тебя это было привычно, и потому что ты был уверен, что у тебя больше ничего нет. Однако я сказал себе, что забирать тебя нельзя, что ты можешь пройти через это только сам, что вернуть тебя к себе и к Матери сейчас значит обречь тебя на вечное преследование и раздвоенность. Словом, я придумал  немало причин, ведь я с прошлой эры неплох в софистике. Но на самом деле я испугался. Не культистов в преследователях, конечно... Я испугался того, что всё, что я сделал с тобой, было ошибкой. Ведь я изо всех сил старался внушить тебе свой образ мыслей, свою модель мира, да еще и в возраст, податливый для перелома, но ты раз за разом доказывал, что в тебе есть нечто, что никогда полностью этого не примет. Так что, если это не культисты, а я, заигравшись в бога, ломал тебя всё это время? Что, если ты был создан для духовности, той новой духовности, которой я не обладаю, и в которой тебе отказывал? Не в сатанистском бреде фанатиков, разумеется, а в том, что ты с детства каким-то образом понимал лучше меня. Что, если это я своим воспитанием и своей кровью в итоге и привел тебя на это кладбище? Так что да, я бежал от своей ответственности. Я оставил тебя как трус.

На протяжение первой половины речи Мариус не отводил взгляда от глаз Армана, поддерживая установленные им правила конфронтации - лицом к лицу на ночной венецианской улице. Ближе к концу он словно в забытье наполовину повернулся к каналу и стал смотреть на воду, опершись ладонью на каменный бортик. Он говорил с Арманом наравне, как будто тому было столько же лет, сколько и ему, и открыто отдавал ему право суда.

- Но ты должен знать, ангел, что ни в пятнадцатом, ни в семнадцатом, ни в девятнадцатом веке я не переставал тебя любить. Ты окончил все свои темные эпохи, ты вошел в двадцатое столетье, Дэниел рассказал мне. И ты можешь относиться ко мне как угодно, но мне нестерпима мысль о том, что теперь, когда тебя наконец не держат никакие путы, ты хочешь взять и всё закончить.

На противоположной стороне канала, пошатываясь, шел человек. Смертник. Мариус отстраненно прочитал его мысли и обернулся к Арману. Как странно было не оставить от своего образа камня на камне.

Отредактировано Arman (04-12-2018 18:23:02)

0

10

Форум: GLASS DROP [crossover]
Текст заявки:
— the dark tower —
прототип: clint eastwood or sb;

roland deschain [роланд дискейн]
стрелок

— Ты даже не представляешь, как ты сейчас близко к Башне.
Теперь, когда ты возобновил свой поиск.
Миры вращаются у тебя над головой.
— Что значит возобновил? Я его не прекращал.

Эдди знает, каково это - быть наркоманом. Он знает, каково это - когда ты не можешь думать ни о чем, кроме, все время оглядываешься в поисках и, кажется, готов на все, лишь бы. Эдди избавился от своей зависимости, но наркотик Роланда - Темная Башня, стоящая в центре бытия, и Эдди не знает, на что стрелок готов пойти, лишь бы добраться до нее.
Возможно, на все.

Роланд из Гилеада, Роланд из рода Эльда - древние слова, отголоски того славного времени, когда мир еще не сдвинулся. Последний стрелок Срединного мира, последний фронт перед окончательным падением Башни, перед падением всех миров в тодэшную тьму. Последний, кто хотел бы быть спасителем миров. Когда-то он хотел спасти свои земли от разрушения, но каждая новая победа лишь отсрочивала неизбежное. Роланд пытается принимать верные решения, но ка, старая сука ка с каждым новым кругом отнимает у него все. Мать, любовь всей жизни, первый ка-тет, Гилеад. Ничего из этого больше нет, но Башня стоит где-то далеко, на перекрестии всех Лучей, призывно манит и зовет его. Роланд должен пройти этот путь один - он просто не выдержит, если еще хоть чья-то жизнь повиснет у него на плечах мертвым грузом.

Поэтому когда он извлекает троих, долгое время пытается быть отчужденным и мудрым учителем. Он боится сближаться с людьми, верит в то, что смерть идет за ним по пятам и косит любого, кто осмелился подойти к Роланду из Гилеада чуть ближе, чем стоило бы. Он не знает, что случится с этими троими (четверыми, считая ушастика-путаника), но уверен абсолютно - ничего хорошего.


дополнительно:
Не Эльба  http://funkyimg.com/i/2vV9y.png
Я пишу от 3к и до бесконечности как попрет, не придираюсь ни к размерам, ни к стилю, ни к лицу, от тебя прошу того же. (но всегда можешь мне в лобешник дать, если я по пути потеряю логику и/или неправильно что-то напишу хд)
По официальным данным я тут пока один, по неофициальным Сюзанна пишет анкету, а еще у нас имеется Уолтер, нынче (снова!) скрывающийся под другим именем.
У меня очень много мыслей насчет взаимоотношений Эдди и Роланда и я бы, если честно, отыграл все и даже больше. Расписывать тут все не буду, но убедительно прошу сразу же писать мне в лс, все расскажу, покажу, поплачу.
Идеи на общий сюжет есть, но это очень разрозненные идеи, которые пока не собраны воедино. Все хэдканоны, желания на поиграть и остальное только приветствуется - пожалуйста, приходи, ка-тету без своего дина долго не протянуть.


Ваш персонаж: Эдди Дин, бывший героиновый наркоман и настоящий мальчик стрелок. Обладает способностью "извлекать" из дерева различные магические вещи, настолько же неуверенный в себе, насколько и вспыльчивый.
Пример вашего поста:

Пример поста

Рукоятка из сандалового дерева приятно ощущается в ладони, Эдди не замечает этого, но ловит настоящий кайф, когда револьвер находится в его руке. Когда он стреляет, кайф становится будто бы острее, на долю секунды он ощущает себя каким-то высшим существом, способным на многое - гораздо больше, чем простой обыватель. Это и есть бытие стрелком, как сказал Роланд. В старые времена, до того, как мир сдвинулся, стрелки были мощной силой. Они управляли жизнью людей, имели право разрешать споры и всякое другое. Роланд поженил их с Сюзанной на том песчаном плаже, каждую ночь обращающемся в поле для трапезы отвратительного вида омаров,
[дад-а-чум]
сожравших Джека Андолини, которыми они питались все то время, что шли вдоль моря. Роланд сказал, что наделен такой властью как стрелок, по законам этого мира, и Эдди поверил ему. Может быть, он слишком часто ему просто верил, но никакого другого выхода не было. Роланд был единственным, кто знал об этом мире достаточно, чтобы выжить; Эдди и Сюзанна шли за ним потому что не знали, что делать дальше, они шли вперед, потому что пути назад не было. Чем дальше они шли, тем ближе казался им Роланд, там дороже - их небольшая группа, их огромное путешествие. Но все это было днем, ночь существенно меняла все.
В худшую сторону.
Эдди никогда не забудет, как в Речном Городе перед Лудом старики приветствовали Роланда как короля. Он был стрелком, это возвышало его в их глазах, старческих, иногда слепых глазах. Роланд принял это отношение к себе с достоинством, но без гордости, чем немало восхитил Эдди. Эдди же он отдал один из своих револьверов, потому что чертовы омары полакомились некоторыми из его пальцев.
[дад-а-дуч]
Может ли этот знаменитый револьвер, древний почти как тот мир, из которого они приехали на поезде [чу-чу], дать осечку? Эдди знал, что мог. Большая часть из боеприпасов была безнадежно испорчена водой и песком, они постепенно отбирали те, что почти или совсем не намокли, и подходили к тем, которые почти вероятно совсем отсырели. В револьвере Эдди находились большей частью первые, но никто не мог с уверенностью сказать, что осечки не будет. Он решил не проверять.
- Пятьдесят на пятьдесят, парниша, - говорит он просто потому что не может не съязвить. - Либо я просрусь на месте, либо ты упадешь с дыркой между глаз. Хочешь проверить?
И все же, снять этого [Мартена? Уолтера?] колдуна с мушки было трудно. Гораздо легче было бы поддаться соблазну крикнуть Роланду, Сюзанне и Джейку, что он нашел этого клятого врага, вот, прямо здесь, на пути между Топикой и Изумрудным городом, и прямо сейчас они могут избавиться от него, чтобы он больше не ходил незримой тенью за спиной Роланда.
Только один вопрос: почему этого не сделал сам Роланд? Пробравшись под горами, потеряв Джейка из-за Уолтера, почему он не сделал этого сам? Почему не убил того, кто планомерно отравлял ему жизнь? Почему позволил гадать на картах? Слишком много вопросов, ответа - ни одного, включая тот, который Эдди задал на трассе.
[indent] - Что ты видишь? Твое зрение острее, чем у всех нас.
[indent] - Подойдем ближе - поймем.

Каждое слово этого проклятого волшебника [Изумрудного города] бьет прямо в цель. Эдди едва не жмурится от фантомной боли, но удерживается; медленно опускает револьвер, отчасти понимая, что не простит себя за это, но узнать ответы ему нужнее, чем собственное прощение. Он так просто не_может, трудности и опасности делали голову восхитительно пустой, удобным полигоном для решения насущных задач, но сейчас их жизням ничего не угрожало, они были сыты и везли с собой припасы, и именно сейчас у Эдди появились вопросы. Сомнения. Размышления, которыми он не хотел делиться ни с чем - которые тревожили его сердце не хуже ноющей на периферии сознания Червоточины. Они не отошли от нее достаточно далеко, чтобы перестать ощущать вовсе.
Мартен поднимает руку, и на его ладони загорается пламя; Эдди, собравшись, ожидает, что это пламя сейчас метнут в него, но не расслабляется, когда этого не происходит. Эта реальность, может, и вымерла, но Эдвард Дин в ней пока еще жив и планирует оставаться таким еще долгое и долгое время. Он убирает револьвер обратно в кобуру, но не убирает ладонь с рукоятки - доверять волшебнику себе дороже. Особенно тому, кто так насолил Роланду. Известному под разными именами, И, по теории самого Эдди, приблизившему кончину мира.
Этого или предыдущего - не так уж и важно.
Он чувствует себя как на каком-то тесте, на экзамене, от которого зависит вся последующая жизнь, и ему это чувство совсем не нравится. Эдди говорит себе, что всего лишь послушает, что скажет ему этот придурок в черном, посмеется и пойдет обратно, не боясь, что следующий шар огня прилетит ему в затылок - в таком случае он точно успеет перед смертью пустить пулю в этого мудака. Мудак предлагает погадать и ему, и Эдди окончательно уверяется в мысли, что это какой-то тест. Не Уолтера, так вселенной; Роланд в такой ситуации предложил бы отпустить все на волю ка. Каждый раз когда он заводит об этом речь, Эдди кривится и передразнивает,
[ка-ка]
и тогда кривится уже Роланд. Ему не нравится, что Дин относится к идее ка настолько пренебрежительно, а Эдди никогда не нравилось, что люди перекладывают ответственность за свои решения на судьбы. Ему это казалось проявлением слабохарактерности, но Роланда он слабохарактерным точно не считает. Каким угодно, но характер у него - как кремень.
Я вот чего не пойму, - наконец, говорит он, подходя ближе к человеку-в-черном. - Ты вроде играешь на стороне вселенского зла, так какого хрена строишь из себя сейчас доброго дядюшку? Мне даже той крупицы информации о тебе достаточно, чтобы понять, что за просто так ты никому ничего не даешь.
Однако Роланду - дал. Однако Роланд получил целое предсказание, совершенно реальное и отражающее его будущее, и вроде бы даже ничем за это не расплатился, если не считать жизнь Джейка. И - что удивляло и злило Эдди больше всего - даже не убил своего заклятого врага.

0


Вы здесь » Live Your Life » -Книги, комиксы, игры » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC