Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 75

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+1

2

Текст заявки:
Я знаю, что на эту заявку никто сроду не придёт, но мне нужно оформить мысли: так проще, чем всё держать в голове и переливать из пустого в порожнее.
Немного предыстории. Я почти никогда не играю на ролевых по реальной жизни, да и оригинальных персонажей у меня было крайне мало. Мне гораздо интереснее примерять на себя чей-то чужой образ, дописывая что-то своё, раскрывая черты и обживая персонажа, нежели начинать с нуля. Этот персонаж совсем не авторский. Он не авторский настолько, насколько это вообще возможно.

Мой персонаж - Олег Евгеньевич Меньшиков – художественный руководитель театра имени М.Н. Ермоловой, циничный реалист, гедонист и эстет, который любит ходить по магазинам, тщательно подбирая себе одежду на свой безукоризненный вкус. У него есть очаровательная и молодая жена Настя, готовая терпеть все его капризы и причуды, которую Олег, забываясь, при интервьюерах называет Настькой.
Олег белозубо улыбается и говорит во всех интервью: я не люблю смотреть на зрителей, когда выхожу на сцену, пусть прожекторы бьют ярче, пусть они бьют прямо в глаза. Армия поклонников, штурмующих служебный вход, только увеличивается, каждый из них уверен в собственной исключительности.
Олег заразительно смеётся и с лёгкостью заявляет – я не перевоплощаюсь на сцене и в кино, меня не интересует лицедейство, мне интересны мысли персонажа, внутренние процессы, протекающие в персонаже, но мне не интересен грим, изменение походки и мимики, а, возможно, я просто не умею играть так, как стремятся играть актёры.
Олег говорит: я знаю себе цену. Олег говорит: я всегда был эгоцентриком, я люблю, когда меня любят, и этого всегда было достаточно.
Труппа знает его как требовательного и жёсткого человека, готового брать на себя ответственость за всё, что происходит в его театре. Олег прекрасно осведомлён о плюсах и минусах руководства коллективом.
Он терпеть не может непрофессионализм, но приучил себя к состраданию, поэтому не увольняет тех артистов, у кого возникают сложности, из-за которых они не выкладываются в полную силу.
Он любит современную молодёжь, потому что за молодыми, яркими и целеустремлёнными – будущее.

Саша Петров – лисий взгляд, голубые глаза, талант, страсть, удивление и восторг, Саша Петров – бурлящий поток идей, вдохновения, наглость, граничащая с напалмом. Только он способен ворваться в кабинет к Олегу и рассказывать, захлёбываясь в словах, о сценариях, о том, что творится в голове у Гамлета, о том, какой проект он хочет представить. Саша Петров – рассудительность и готовность рисковать, «актёр неврастенического типа», он не забывает о субординации, но не боится своих эмоций, светит ярко, обжигает.

Нет смысла расписывать Сашу, потому что или вас вдохновляет этот актёр и его отношения с Олегом Евгеньевичем, или нет.
Я хочу сыграть отношения наставник-ученик, хочу обыграть тот момент, когда Петров ушёл из театра Калягина Et cetera к Меньшикову, хочу взрыв эмоций, надлом, возможно; хочу юношеский максимализм. Саша – единственный, кому Олег позволяет вламываться в свой кабинет и с непосредственностью мальчишки рассказывать обо всём на свете.
Если вас зацепило – напишите мне.

Пример вашего поста:

Пример поста

Ich will mein Leben leben und nicht mit ansehen
was mit euch geschehen wird ©

Расплавленный металл, льющийся сверху, сжигающий заживо хрупкую человеческую оболочку. Железные прутья, которые пронзают тела – ломаются рёбра, выворачиваются внутренности; всё то, что скрыто слоем мышц и кожи, представляется раскуроченным, явственным, наружным. Люди не кричат, потому что они не могут, они способны лишь глухо хрипеть и выплёскивать собственную кровь из горла. Люди – виновны. Если те, кто схватили Нину, удостоились быстрой и безболезненной смерти, то рабочие испытывают лишь малую долю того, что раздирает Магнето на части.
После того, как затихает самый последний, стены постепенно перестают ходить ходуном, потолок принимает исходное положение, электродвигатели за стенами и доменные печи занимают свои места, часть из них обагрена кровью, часть сжата до неузнаваемости, но возвращать им первоначальный вид никто не намерен. Это не месть и не правосудие – Магнето никого не осудил – он счёл, что так будет правильно. Естественное продолжение событий.
Если ты хочешь, чтобы я оставался убийцей, не вижу смысла отрицать. Это то единственное, что у меня прекрасно получается. То единственное, что я умею.
***
После небольшого городка в Польше Берлин кажется огромным, завоевавшим себе пространство с помощью толстых штырей в небо и серых плит, гранитно расползающихся по обе стороны излучины Шпрее и одновременно уходящих за горизонт, туда, где здания продолжают строиться. Лет через десять отсюда откроется совсем другой вид, но пока с балкона видны небольшие кирпичные дома (Магнето не любит кирпич) и трубы заводов.
В триста двадцать пятом номере отеля царит полумрак, который должен навевать дрёму, но для находящегося там мужчины это лишь повод и причина задуматься. Очертания предметов размываются, вносят разлад и сумбур в строго очерченный мир идеальных конструкций. Грохот в ушах.
Хенрик Гуржски. Меня зовут не Хенрик.
На смену неверию приходит боль, на смену боли – ярость, на смену ярости – пустота.
Когда Эрик открывает дверь, у него стеклянные глаза.
- Чарльз? - И он смотрит сквозь, через Чарльза – вряд ли осознавая это. Ему всё равно.
- Тебе не стоило прилетать.
…Слишком быстро прихватило очередными бессвязными воспоминаниями – шальная пуля, привкус металла на языке, тяжесть тела на руках – так же, как и сейчас. Вот только тогда песок забивался в сапоги, бомбы взрывались в воздухе, да и было это двадцать лет назад. Впрочем, параллели проходят вне зависимости от желания самого Эрика – на короткую пару секунд вместо безжизненного тела жены он видит искажённые черты лица Чарльза, узкие губы, повторяющие "нет, ты ошибаешься", ощущает неподъёмный вес на своих руках и едва не отшатывается от нежданного посетителя назад. Это уже слишком.
- Я не хочу... – Мужчина сглатывает, сжимает и разжимает кулаки – железные крюки в ванной комнате сгибаются и распрямляются. –  Давай всё расставим по местам. Я убил тех, кто был причастен. Меня начнут искать с прежним рвением. Ты знаешь это. Как и то, что ты не должен здесь находиться.
Давай ты будешь подальше от убийцы.
У нас неплохо получалось отстраняться. Десять лет.

Отредактировано Ex (22-04-2018 20:56:33)

+1

3

Форум: RECORD
Текст заявки:
Имя: Маркус Паркер // Дориан Росс
Возраст: 25-28 y.o.
Профессия: это ты мне лучше расскажи
Отношения в целом: конкретно - пасынок (сын пропавшего мужа), по сути - очень близкие и очень далекие люди
Внешность: Kit Harington

- Знакомься, это мой сын Маркус, - сказал человек, который был мне мужем. Ты был слишком воспитан, чтобы не выдавить из себя почти естественную улыбку, но руки не протянул, лишь сделал вид, что рад знакомству.
Именно таким я помню его. Сделал вид, что понимает, принимает, прощает. Его фальшь была почти незаметной, и ему удалась бы эта игра, если бы наша с отцом работа не обязывала знать психологию людей. Я допускаю тот факт, что в глубине души он очень бы хотел впустить меня в свой мир, но у него будто на подсознательном уровне отторжение к представителю женского пола, стоящему рядом с его отцом, хотя я никогда не спрашивала о других женщинах.
Я не собиралась становиться ему матерью. Будем честны, я бы проиграла, ещё не успев начать. Меж тем я все чаще думала об этом непонятном мне субъекте, который не намерен был мириться со сложившимся положением дел. Я искренне пыталась понять: почему в его глазах я не достойна быть там, где я есть? Нет, он мастерски справлялся со своей ролью послушного и кроткого сына, но его острые взгляды говорили о том, что мне здесь не место.
В самом начале я пыталась обмануть их (и себя в том числе) в том, что эту тягостную стадию отношений надо пережить, и мы привыкнем друг к другу. Дальше я даже стараться перестала: мы чужие люди, которые в силу обстоятельств по утрам варят себе кофе на одной кухне.
Мы осторожны, оба, и если так случилось, что нам пришлось заговорить друг с другом, мы тщательно обдумываем каждое слово (правило Миранды безусловно нам подходит: "Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас").
Мы слишком вежливы, чтобы говорить дурно друг о друге, хотя бы просто потому, что мы ничего друг другу не сделали. И не делаем. Ничего.
Я не лезла в душу, не делала шагов навстречу, убеждая себя, что ему это подавно не надо: у него своя жизнь, свой мир, свой путь. Я до сих пор не вижу своих ошибок в общении с ним, но я чувствую кислый привкус вины, когда прохожу мимо его спальни с чуть приоткрытой дверью, где он сидит один. У меня нет детей, но это не значит, что я лишена материнского инстинкта, и сердце ноет, когда я вижу, как мы медленно, но верно строим стену, которая разделяет нас. В этой истории три составляющие: я, ты и наш занавес, за которым мы прячем свои души.

2016 год стал для нас роковым - мы на законодательном уровне меняли свои судьбы.

На часах было 3.42, когда я узнала, что моему мужу были предъявлены обвинения в шпионаже. МИ-5 выдвинуло условие: либо мы остаёмся в Англии (но из-за сложившихся обстоятельств, которые я объясню уже лично, это означает смертный приговор), либо Эйва (будущая Анна) ищет мужа сама (вероятность его найти была равна 1%, но тогда я думала не способах его найти, а о пули в моей голове). Я выбрала второе по принципу "из двух смертей выбирают меньшее".
Мне пришлось рассказать тебе почти все, чтобы убедить тебе, что нам пора уезжать из этой страны (иного способа тебя убедить я не увидела, я допускаю, что ошиблась).
После многочасовой встречи с представителями службы безопасности, мы вышли из кабинета другими людьми. От прежних нас не осталось ни следа, теперь мы Анна Вагнер и Дориан Росс, женщина и её племянник, из Ливерпуля, которые решили попытать своё счастье в Америке, куда Анну пригласили переводчиком в бюро. Нам пришлось стереть наше прошлое в порошок. Не знаю, как Дориана (я долго повторяла это имя, чтобы говорить его как можно естественнее), а меня трясло как на электрическом стуле. Мы потеряли все, что любили, всех друзей, родственников, и они потеряли нас. На Хайгейтское кладбище можно увидеть две недавно зарытые могилы: Эйвы Беррингтон и Маркуса Паркера.

Теперь мы одни в этой чертовой Америке, и, признаться, я боюсь. За себя и за тебя. Там, за дверью нашей новой съемной квартиры (судя по её внешнему виду, в ней происходила не одна война), я хожу по-другому, ем по-другому, смотрю по-другому, и не мне тебе рассказывать, как сложно жить другим человеком. Я помню, как мы были на кухне вдвоём, я за столом, ты у плиты, и молчали. Я потеряла родителей, друзей, мужа; ты лишился всего, толком не понимая из-за чего, а мы просто сидели на кухне и молчали. И у меня попросту нет сил строить дальше нашу великую стену. А у тебя?

Ваш персонаж: Анна Вагнер, 35 лет, недавно переехала в Америку в поисках пропавшего мужа, живёт вместе с сычом-пасынком, с которые ой как не простые отношения.
История про несбывшиеся детские надежды, про болезненную привязанность, про "не о ней я мечтала" работу, про одиночество, про служебный роман, про потери, про скрытую депрессию, про переезды из собственной жизни.
Пример вашего поста:

Пример поста

Свет викторианского торшера мягкой тенью ложился на всё пространство комнаты, интерьер которой выполнен в соответствующем стиле. Высокая кровать стояла в конце, в самом тёмном углу, прячась от суеты, солнца и чужих взглядов. Уютный полумрак дополняла тишина, ненавязчивая и естественная, мягким пледом окутывая всё вокруг, а ровное сопение двух людей, дремавших на шелковых простынях, было самым громким звуком в этой небольшой обители.
Легким движением руки она коснулась его гладковыбритой щеки, медленно проведя фалангами пальцев по скулам, которые даже во сне были напряжены. Не открывая глаз, он взял ее за талию и притянул к себе, но она мягко и чуть настойчиво упёрлась ладонями об его грудь, на что, в свою очередь, мускулистая рука еще сильнее обхватила почти всё её тело, и под давлением (а может поддаваясь) Анна, словно прирученный зверь, прильнула к его горячей и твёрдой груди.
- Нужно вставать, - в шепоте еле слышна тревога, не успевшая скрыться за маску будничной меланхоличности. Образ "на выход" уже за столько месяцев был отработан вплоть до интонации и мимических морщинок, но душа, которая каждый день подтверждается насильственному вранью, рвётся к своему истинному лицу. И когда, как не утром, люди особенно чисты, искренни и уязвимы?
Слова, как легкая дымка от сигареты, повисли в воздухе, слоем тумана оседая где-то между немым вопросом и сонным ответом. Анна сильнее сжала губы, кусая их изнутри, коря себя за сказанную нелепость. Зачем вставать? Кому это нужно? И еле слышно фыркнув, отвечая тем самым на свои же вопросы, она запустила руку под мятое одеяло, водя всей ладонью по его тёплому животу, и невинно коснувшись мизинцем чего-то очень горячего. Не один десяток детей родились после такого невинного прикосновения мизинцем по чему-то очень горячему. Но время людской похоти закончилось, той, которой они предавались раз за разом в круговороте их чувств и боли, целуя распухшие от укусов губы так, будто это их предсмертное желанием перед окончательным аккордом их безупречных, но таких мнимых жизней. Вот! И прозвенит финальный звонок этой неправильной, но такой рваной истории любви, жертвами которой стали трое: лгунья, антагонист и пока еще не определившийся, но уже мертвый Робин Гуд. Еще одна диснеевская сказка в соавторстве со Стивеном Кингом обещает стать  бестселлером со следами от пепла, рома и слез. Но пьеса еще не сыграна, опера недопета, а зрители не зевают, в мысленном потоке размышляя о своих бытовых делах. На часах 5.34. В комнате двое, не считая предательский рассвет.
Его ровное дыхание сбивало её с толку. Спит иль врёт? Возможно, есть несколько минут, чтобы вылезти из кровати и остаться незамеченной. И еще не начав выполнять свой кошачий план, как она вскользь бросила неаккуратный взгляд и увидела его полностью открытые и предельно внимательные глаза, которые обычно бывают у детей и сумасшедших. Ни намека на сон, даже легкой пелены на глазах от сновидений - её поражало это умение быть бодрым даже во сне.
- Давно не спишь? - она смотрела на него с той стереотипной наивностью, которую обычно приписывают легкомысленной девице, пойманной за непристойное поведение. Как бы тщательно не был бы отработан образ, подобное поведение было результатом горящей спички, которой проводили вдоль её голого позвоночника, поджигая мелкий волосяной покров. Напрячь один неверный мускул - ожог, сделать одно неверное движение - поджог. Для гарантии выполнения точных действий могут подлить бензин. От одной этой мысли она едва вздрогнула и всем сердцем полюбила этот чертов рассвет. Сегодня 156 день, когда она открывает глаза в теле Анны Вагнер, и каждый раз она уверена, что это будет последний.
- Ты голоден? - на нарочно перевела стрелки на Кейна, давая себе небольшой перерыв, чтобы привести свой антураж в нужный ей вид, надеясь, что этот безобидный вопрос отвлечёт мужчину от её скромной особы. Нежный взгляд, сосредоточенное выражение лица, загадочно приоткрытые губы - все эти признаки искренней заинтересованности внимали каждое его слово. Самой Анне было противно смотреть на себя со стороны, но отнюдь не из-за глупости, которая ведёт упорную борьбу с самоуважением, а из-за фарса, которому приходится подчиниться, в особенности перед мужчиной, который держал её за невидимые психологические вожжи; который на несколько мгновений давал ей жизненно необходимый кислород.
Какое безрассудство! - кричат они: совесть, страх и инстинкт самосохранения. Конечная станция - смерть, но игра заключается в промежуточных остановках.
Приступ утренних рыданий уже был в районе гортани. Её каждодневный ритуал, который отступает только после горсти разноцветных пилюль. Панацея 21 века, как порно и алкоголь. Водку пить с утра вредно и противно (и не профессионально), особенно натощак, а таблетки под грифов "только с рецептом" дают надежду на правильность поступков.

Господь, не забудь смиловаться над сыновьями и дочерьми грешными, ибо они (не) ведают, что творят.

Анна сдавалась ему каждый раз. Он причина её кошмара, в который превратилась вся эта паутина. Он убил Эйву Беррингтон, а вместе с ней еще и пару тройку посредников. А теперь они обнимают друг друга, как любовники перед финальной сценой их пламенного, но скоротечного романа. И уже не было сладких грёз, планов на такое далёкое, но счастливое будущее, морщин, внуков, семейных ужинов. Ничего, беспросветная пустота, жизнь в один день. Анна приняла этот крест и с бесстрастным спокойствием повесила его на грудь. Надежда убивает изнутри; она же хотела уйти с высоко поднятой головой, вещая, что каждый должен нести свой собственный рок. Никто не помнит, как ты родился, потому что память занята только концом фильма.
- Ты чего молчишь?

0

4

Текст заявки: Доброго вечера всем, кто наткнулся на моё сообщение! Я устала приходить на ролевые в одиночестве и пытаться находить людей для сюжета в специально отведённых для выяснения отношений темах или во флудомыслях/мыслефлуде, как вам будет угодно. Потому что рано или поздно кто-то сливается, а я всё больше теряю опору и желание играть в таких случаях. Мне хотелось бы найти человека, готового на эксперименты, на активную игру, может быть, на активный флуд (однако это необязательно, потому что я либо жертвую игрой, флудя, либо наоборот, так что как попрёт); конечно, будет очень круто, если мы сможем общаться в социальных сетях, но также не настаиваю. Я не идеальный соигрок: иногда нападает меланхолия, иногда ничего толкового не пишется, могу задерживать посты, генератор идей из меня тоже так себе, но парочка задумок в закромах всегда найдётся (даже могу сразу ими поделиться). Хотя, если сюжет очень захватывающий, могу отписать пост почти сразу. Посты пишу от 3к до 8к, от третьего лица, в настоящем или прошедшем времени, воду стараюсь не лить, иногда допускаю очепятки и повторения, которые обнаруживаю уже после отправления сообщения. Гет, слэш, джен, в конце концов, - без разницы. Есть определённые внешности, которые прям очень нравятся, однако всегда готова к чему-то новому.
Не знаю, что ещё здесь написать, поэтому: найдись, человечище! Я очень жду твоего сообщения!
P.S. Не уверена, что пойду по заявке, которая написана просто для того, чтобы этот персонаж или внешности были на ролевой. Брошенная на произвол судьбы, я долго не остаюсь на форуме.
P.P.S. Не уверена, что готова к каким-либо реалам с примесями. Боюсь напортачить в анкете потом.
P.P.P.S. Если ты любишь рок-оперу Моцарт, какие-то другие французские мюзиклы, или готов выслушать мои восхищения и идеи по поводу этого, то тебе будет жирный плюс!
Пример вашего поста:

не отправлялось никуда и, скорее всего, не будет отправлено

Глядя на серое и недружелюбное небо Сан-Франциско, Микеле не может не вспоминать с тоской Италию, свой родной город Чериньолу, в котором очень тепло, даже жарко, почти круглый год. Он никогда не уезжал так далеко от Италии, максимум колесил по Европе и чаще всего оказывался во Франции. Ему до сих пор непривычен этот американский город с этой непонятной погодой, хотя он здесь живёт уже который год и, по-хорошему, должен бы забыть итальянское солнце. Однако стремление добиться успеха, достичь новых высот не даёт Микеле спокойно вздохнуть. Именно поэтому он обнаружил себя здесь три года назад.
Здесь он работает со всеми творческими людьми, которые встречаются на пути, над всем, что попадается под руки. Не всегда (очень редко) выходит успешно, но итальянец не сдаётся; ему нечего терять. Тридцать четыре года – кажется, уже всё, надо переставать пытаться, никто не заинтересуется тобой. Однако если он бросит заниматься музыкой, то рискует оказаться на улице – что уже случалось прежде, когда он жил во Франции. Это не самые приятные воспоминания, не самый лучший опыт, но зато, наверно, он не будет теперь в таком ступоре. Ведь его уже грозились выгнать из студии, которую он снимает в Сан-Франциско.
Кастинг в рок-оперу Моцарт – это последний шанс выкарабкаться из неизвестности, из безысходности.
Перед входом в театр итальянец видит бездомную собаку. Бедняга, но я не могу тебя приютить, потому что у самого шаткое положение, – вздыхает Микеле, вытаскивая из сумки бутерброд. У него-то ещё немного провизии есть, а вот когда животное поест в следующий раз – неизвестно.
В небольшом фойе Микеле неожиданно сталкивается с подругой, которая, как он думал, осталась во Франции. Они пару лет не встречались и лишь изредка списывались, поэтому Микеле не знал, что она здесь. «Сюрприз!» – восклицает Маэва и бросается крепко-крепко обнимать итальянца, который не остаётся в долгу и расцеловывает её в обе щёки. Он по ней очень скучал, как и по своей семье, оставшейся в Италии. Его родственники никогда не осуждали его, даже если Микеле совершал множество ошибок; здесь ему все чужие. Они всегда призывали его бороться за своё счастье.
Невероятно приятно видеть знакомого человека здесь, в этом до сих пор чужом городе, и он не может не спросить, что же подруга здесь делает. Любопытство всегда берёт верх.
– Как это что? – удивляется она, продолжая обниматься. – Я собиралась проведать тебя, рассказать о своём переезде, но тут внезапно узнала о кастинге и решила, а почему бы и не попробовать? Тем более, я прямо-таки предчувствовала, что встречу здесь тебя... дела совсем плохо идут? – сочувственно интересуется подруга.
– Могло бы быть и лучше... – вздыхает Микеле, доставая из чехла гитару. Этот музыкальный инструмент – самое ценное, что у него осталось. – Это моя последняя попытка. Если не выйдет... я не знаю, что будет дальше.
– Они же берут тех, кто говорит на французском. Наверно, в основном французов, но... я верю в тебя, Микеле, правда. Ты прорвёшься, потому что ты не можешь не привлекать к себе внимание... в хорошем смысле, конечно! – ласково улыбается она. Маэва всегда верит в него, даже если потом всё идёт наперекосяк.
– Что бы я без тебя делал, – улыбается итальянец в ответ, приобнимая её. – Ты не представляешь себе, как я устал...
Микеле терпеливо ждёт, когда его вызовут в небольшой зал для прослушивания, повторяя песни, подготовленные для этого случая, и подыгрывая себе на гитаре. Он совершенно не волнуется, он даже не думает о том, что может провалиться, надеется на лучшее. Ему наоборот приходится успокаивать Маэву, которая очень сильно переживает. Он знает, что она справится.
Внезапно из зала выходит ещё один очень знакомый человек. Итальянец помнит этого брюнета, они уже работали вместе во Франции, но постоянного общения у них так и не сложилось. Как будто судьба даёт им второй шанс. Провожая подругу в зал для прослушиваний, Микеле как бы случайно проходит мимо француза, изображая на лице удивление.
– О, здравствуй! – улыбаясь, останавливается итальянец. – Я Микеле... может, помнишь меня? Мы с тобой пересекались ещё в Париже, во время работы над одним из проектов... Ты на какую роль пробуешься?

+1

5

Текст заявки:
   Всем доброго. Дня, вечера или утра - выбирайте сами в зависимости от того, когда прочтете весь этот бред.
   В этой теме я уже не первый раз и с подобной заявкой тоже. Но в прошлый раз обстоятельства сложились так, что сыграть мне так и не удалось. А жаль. Но я не унываю и снова иду в бой.
   Итак, в чем суть: я уже есть на форуме и технически заявка на персонажа, которого я ищу, там тоже есть. Но ведь мы все не любим приходить на форум по заявкам , верно? Поэтому я постараюсь изложить мысли в свободной форме, а вы уже смотрите сами. Будет желание - все ссылки\пруфы обязательно предоставлю.
   И еще одна попытка перейти к сути: мой персонаж - девушка, достаточно странная девушка, которая любит рисовать людей "с натуры" - она подглядывает за ними в квартирах, а иногда даже пробирается в чужие апартаменты ради рисунка. Она скорее интроверт, но не социопат. Она не боится общества, но у нее свой взгляд на все вокруг, который большинство людей не разделяют.
   Он - такой же сумасшедший. Может даже дури в нем куда больше, чем в ней. Я не знаю, чем он занимается, не знаю, есть ли у него семья или деть. Есть ли любимая работа и настоящие друзья. Все это вы легко сможете придумать и сами. Моя героиня следила за ним долгое время, выбрав его своим очередным объектом для художеств. И каково было ее удивление, когда однажды вечером она увидела, как он...убивает человека. Этот факт не пугает ее - причины для убийства в ее понимании могут быть совершенно разными, поэтому, кто знает, за что он убил того беднягу. Но это пробуждает в ней новый интерес. Она становится буквально зависима от незнакомца, чей секрет теперь смиренно хранит, теряя голову от чувств, которые просто срывают ей башню.
   Скорее всего это может быть даже не пара в общем понимании. Они скорее два одиночества, которые наконец встретились. Она испытывает к нему благоговейный трепет(во всяком случае на первом этапе), ей хочется сблизиться с ним, потому что, как ей кажется, они очень похожи. Впрочем, кто знает, может эти двое сумасшедших со временем или даже быстрее поймут, что по-настоящему влюблены друг в друга. Своей странной сумасшедшей любовью.
   Вот такая вот бредовая идея в моей голове. Есть, конечно, еще много всего, вроде инцестов, твинцестов, насилия и прочего барахла. Но пока меня накрыл именно такой сюжет. Внешность для героя хотелось бы определить как Джейк Джилленхол, но тут мы точно сможем договориться (но, если честно, меня просто вдохновила короткометражка/клип с ним в главной роли Время танцев"). В общем, если вам вдруг показалось интересным мое многобуков выше - пишите в лс. Я буду очень ждать.
Добавлено спустя 4 часа 28 минут 46 секунд:
Кажется, я забыла указать самое важное: герой, которого я описываю, или маньяк, или человек, не способный управлять своим гневом. Поэтому убийство на его счету или не первое, или точно не последнее.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ночь - прекрасное время суток. Когда остальные засыпают перед телевизором или наслаждаются перед сном бокалом чего-нибудь горячительного, чтобы наконец расслабиться после тяжелого трудового дня, я бреду прочь из своих апартаментов. Я люблю ночь. Ночь скрывает все, что так надоело за день. Даже очертания знакомых людей ночью, в темноте, становятся неузнаваемыми. Мир будто перерождается, на короткое время становясь не похожим сам на себя. Это прекрасно. Все это позволяет заниматься мне тем, что я люблю больше всего - рисовать. Я не люблю рисовать людей в момент, когда они это понимают. Когда люди знают, что их рисуют, они начинают позировать, стараясь выставить на показ все свои плюсы и занять более презентабельную позу. Но когда человек не знает о том, что его рисуют, он остается настоящим. Таким, какой есть на самом деле. Тоже самое делает с людьми и ночь: днем, при свете, когда люди уверенны, что на них кто-то смотрит, они позируют, принимая более выгодные для презентации себя и своих достижений позы. Но ночью, в темноте, когда им кажется, что уже никто не видит их, они становятся естественными. Может быть сгорбленными или грустными. Расслабляют плечи и отпускают втянутые в течение дня животы. Становятся настоящими. Темнота поступает так со всеми. Потому я так люблю ночь.
   Мы познакомились с Сашей меньше недели назад. Меня всегда тянуло к блондинкам, но блондинки с другого континента - это [float=left]their tears are filling up their glasses
no expression, no expression
----×××----
[/float]совсем другой разговор. Конечно, я уже успела узнать о том, что она не родилась в России,а только росла там. Но все равно в моих глазах это делало ее какой-то особенной. Экзотичной. Она достаточно приятна на вид. Я бы даже без доли сомнения назвала ее красивой: длинные русые волосы,которые как бы подчеркивают ее нордическое происхождение, мягкие черты лица. Она без сомнения красива. И мне до боли в голове хотелось запечатлеть эту ее красоту на бумаге. Такая красота, конечно, со временем увянет.Время нещадно ко всему, что радует наши глаза. Но на страницах моего альбома ее красота останется вечной. К тому же я смогу насладиться ей не только в момент нашей встречи, но в любое время. И это еще один плюс изобразительного искусства - ты не отбираешь красоту, но можешь перенести ее копию на бумагу или холст, тем самым размножив что-то красивое. Но при этом не уничтожив исходник и не испортив его. И это действительно прекрасно и волшебно в каком-то смысле.
   Обычные воры, проникающие в дома к потенциальным жертвам, чаще всего вскрывают дверные замки и проходят через дверь. Но этот вариант был совершенно не для меня. Во всяком случае я предпочитала действовать иначе. Открытые окна - вот настоящая находка. Ежедневные занятия скалолазанием, а так же нередкие походы для того, чтобы покорить очередную, пусть не великую, но все таки вершину, делали для меня номер этажа не проблемой. К тому же практически все жилые комплексы оборудованы пожарными лестницами, которые, если даже не находятся снаружи, то ведут на крышу, откуда добраться до любого окна уже не так и сложно. Наверное, в этом была вся суть женской логики: в то время, когда сделать дубликаты ключей  или даже получить их в некоторых случаях для меня абсолютно не было проблемой, я все равно выбирала более сложный путь. Каждый раз. Женщины, наверное, вообще странные существа, и в этом можно убеждаться ежедневно. А женская логика - великий дар. Я вообще считаю, что очень зря это нарицательное сделали предметом шутки. Почему никто не говорит про мужскую логику? Верно, все дело в ее отсутствии. Мужчины почти не думают, тогда как женщины производят сотни разных логических цепочек ежеминутно. Ежесекундно даже. Женская логика - это просто дар. Дар женщинам в помощь мужчинам. Конечно, не редко он становится источником проблем мужчины. Но на что тогда нужны мужчины, если не для решения проблем? А женская логика - вот так сюрприз! - опять таки помогает и мужчинам оставаться мужчинами. Конечно, об этом можно говорить бесконечно. Тема практически не исчерпаемая.
   Окно ее квартиры как всегда было открыто. Не на распашку, к сожалению, но во всяком случае не закрыто на внутренний замок. Поэтому я без труда оказываюсь в достаточно просторной гостинной. Останавливаюсь на пару минут,чтобы прислушаться к происходящему, но в ответ мне вторит только гробовая тишина. Сложно понять - спит ли она уже или просто притихла в постели, просматривая ленту какой-нибудь соцсети с телефона. Делаю пару шагов и радуюсь отсутствию скрипучих половиц. В полной темноте ориентироваться достаточно сложно. Но здесь у меня есть еще один секрет - находясь в этой квартире днем, я просчитала количество шагов: десять шагов от окна до выхода в коридор. Еще пятнадцать до двери в комнату, где находится кровать. И, если что, еще примерно тридцать от входа в комнату до выходной двери. Это, конечно, запасной план. Но на всякий случай я стараюсь подготовиться к любому исходу. Итак, завершив счет, я уже оказалась возле дверей в комнату. На часах давно за полночь и, к счастью, Александра, кажется, [float=right]http://funkyimg.com/i/2FD9H.gif http://funkyimg.com/i/2FD9J.gif
———»»———————————————
[/float]спит. Я слышу ее размеренное дыхание - четкое, медленное, с глубокими вдохами и выдохами. Это верный знак - бодрствуя, мы обычно дышим тише, но чаще. Но во сне дыхание замедляется, выдохи становятся длиннее и звучнее. Она лежит на спине, повернув голову в сторону входа. Такая умиротворенная. Ее светлые локоны разбросаны по подушке и простыне. На мгновение я останавливаюсь прямо в проходе, любуясь ей.
   Время не стоит на мете и об этом мне напоминают часы на стене, которые в этой тишине, кажется, тикают слишком громко. Я устраиваюсь прямо у входа в комнату, опустившись на пол и прижавшись спиной к стене. Из коридора бьет не яркий свет ночника,но даже он поможет мне остаться незамеченной здесь, в тени, в случае, если она внезапно проснется. Я достаю свой небольшой альбом из внутреннего кармана спортивной куртки, грифель, и приступаю. Задержав дыхание, я стараюсь рассмотреть ее очертания в темноте. Слабый свет является серьезной помехой, но в нем она выглядит даже еще лучше. Как под тонкой вуалью, темной, полупрозрачной и очень мягкой. Стараюсь не упустить ни одной детали, вбирая в себя и передавая карандашом все, что мне сейчас дозволено увидеть. В очередной раз убеждаюсь в ее безукоризненной красоте. Конечно, понятие красоты достаточно относительно. Но в моем понимании, красота есть в каждом, абсолютно каждом. Необходимо только ее увидеть. А для этого стоит сначала научиться смотреть.

Отредактировано просто (02-05-2018 11:57:14)

+1

6

Текст заявки:
Две разрушенные души, два разбитых сердца. Вы встретились в клубе, чьим владельцем ты являешься. Она - начинающая певица, покорившая тебя голосом и болью, что льется сквозь мотивы песни. Ты не мог не угостить ее выпивкой, порядком удивившись тому, в каких количествах она пьет. Но она, как и ты, заливает боль алкоголем. А поутру она проснулась в твоем доме, но, увы, а, может к счастью, не в твоей постели. Испуганная, в слезах, она забилась в угол, как маленький котенок, и в ужасе смотрела на тебя, слепо обманывая себя, что между вами этой ночью могло произойти не просто знакомство. Будь она обычной девушкой, она, быть может, и вправду оказалась в твоей постели в тот же вечер, ибо ты мужчина привлекательный, да и чего греха таить, у тебя была бурная молодость и множество девушек. Но она не такая, как все.  Ей лишь двадцать один, и она успела хлебнуть горечи от жизни. Ее мать умерла, когда девушке было лишь три года. Ее оторвали от родной старшей сестры, она долгое время провела в приюте, после чего оказалась в приемной семье. Казалось бы, что детское сердце маленькой девочки обрело покой. Но приемный отец несколько лет насиловал ее, окончательно разбив хрупкие девичьи мечты о будущем счастье. Она ненавидит эту жизнь, ненавидит мужчин, боится даже собственной тени и дважды пыталась покончить с собой. Но судьба смилостивилась над ней, и в день совершеннолетия она сбежала, зная, что больше не принадлежит чудовищу. А после отыскала сестру и обрела смысл жизни в музыке. Что до тебя, то через несколько месяцев тебе исполнится тридцать. Казалось бы, для мужчины возраст, когда начинаешь по-новому воспринимать действительность, но боль от предательства любимой девушки не позволяет шагать вперед. Она бросила тебя у свадебного алтаря, проделав огромную дыру в твоем сердце. И вот вы встречаетесь, две потерянных души, судьба которым быть вместе. Ваши раны медленно исцеляются, а ты как школьник, проживаешь все заново вместе с юной красавицей. Вот только как исцелить ее от бесконечного кошмара, в котором она увязла?
Как вы поняли, на себя беру роль девушки. От вас мужской персонаж. Против кросспола ничего не имею. Обещаю море графики и видюх для вдохновения. Например, как это и это, что наглядно демонстрируют внешности и начатую когда-то историю.
Итак, мы все придумаем заново вместе. Я готова начать с нуля, чтобы вместе долго и подробно развивать до красивого финала) Активность обсудим вместе, развитие сюжета и выбор форума тоже. Главное не бросайте меня. Я милая. Очень милая) Просто очень хочу играть) жду в лс.
Пример вашего поста:

Пример поста

Каждый день словно дежавю. Она просыпается в семь утра, с трудом расталкивает старшую сестру, готовит завтрак, который совершенно не подходит для легкого, ибо ей тяжело не сорваться. Лучше набить брюхо пиццей и сладостями, нежели заливать душу алкоголем, несмотря на то, что и первое, и второе так или иначе, чрезвычайно вредно для фигуры и организма. Но куда деваться, если внутри все страдает, а толпа наглых котов крепко вцепилась когтями в душу и не отпускает? Она пьет кофе с коньяком. Но сегодня в бутылке пусто, и Симона, надув губки, хмуро ковыряет вилкой в салате на сухую.
День проходит, как водится, тускло. Сегодня она раздает листовки с десяти процентной скидкой на овощи в супермаркете. А вчера были макароны. Порой ей кажется, что она слишком скучно живет. С вновь обретенной сестрой они практически не видятся — каждая занята подготовкой к концертам и интервью. Каждой необходим покой, чтобы настроиться на вокал. Уже после они собираются группой и репетируют совместно. Надо заметить, что Амнелл несколько завидовала сестре, ибо блондинка пела просто потрясающе, улетая порой в заоблачные дали нотных высот. Симона же всего этого не могла, по сему, находясь на сцене, отдавала всю свою энергию для выступления. Больше ни капли слез, словно душа становится сухой и черствой. Боится не слететь с катушек. Но она все еще держится и даже в последние дни тайком уходит на ночь в клуб, где поет одна, без группы, без нравоучений сестры и Алекс. Зато помогает хоть немного отвлечься от жизненного кошмара, в котором увязла с головы до пят. Вспышки фотокамер, репетиции, собрания с руководителем лэйбла, занятия в колледже искусств, подработки, выпивка и травка. Ночные кошмары, в которых она вновь под натиском мистера Дэвиса, и просыпается в холодном поту, с силой прижимая подушку к груди.
Ну и аншлаг.
Сегодня в клубе особенно людно. Шумные компании, празднующие знаменательные события, завидные холостяки, сыплющие пачками денег, дабы привлечь красоток, барышни-одиночки, упивающиеся алкоголем, позволяющие себя лапать на танцполе в надежде заглушить боль, нанесенную мудаками-мужьями. Ее никогда не посвящали в грандиозные события клуба, девушка лишь делала свою работу, и, кажется, делала ее хорошо.
Говорят, что волнение перед выходом на сцену - это признак таланта. Симона всегда волновалась перед выступлением. Выступая в одиночку, она боялась, что не будет принята публикой, что ее закидают недоеденными закусками и пустыми стаканами из-под напитков, изобьют, в конце-концов. В такие минуты ей не хватало поддержки сестры с мощью ее голоса, дабы брюнетка могла раствориться в ее нотах и слиться с ней. Она была еще ребенком, у которого не было детства, невинной девчонкой, которой пришлось повзрослеть прежде, чем ее сверстницам, дабы выжить в этом проклятом мире при общении с самыми страшными существами во Вселенной - людьми, а, именно, мужчинами. Поэтому аплодисменты в ответ на ее вокал - лучшая благодарность за старания.
Сегодня она поет песню собственного сочинения. О том, что под действием суровых реалий мира может стать кем угодно. Просто нелепый текст, неудачно опустившийся на музыку. Сложно сочетать сильнейший позыв и нечто похожее на клубный стиль. Но она выдержала. И пускай не получила должную порцию внимания, она сделала то, что сумела. Вот только сама Симона крайне недовольна результатом. И это всегда действовало на Амнелл, словно удар под дых.
Распрощавшись со зрителями, она вручила микрофон ведущему сегодняшнего вечера и стремительно рванула со сцены, наспех укрывшись за кулисами. Тяжело дышит, пытаясь перевести дух и успокоить нервы, однако, внутреннее чутье прекрасно понимает, что ей в данный момент поможет. И к черту, что наличности в сумочке хватит лишь на пару стаканов, ей необходимо унять поступь раздражения. Недовольно хмыкнув, девушка усаживается за пустой на удивление столик и, дождавшись свою порцию алкоголя, залпом осушает один бокал.
Блаженство.
Пустота и абсолютное безразличие вновь накрывают с головой, а при закравшейся в голову мысли о валяющемся в больнице приемном отце по спине пронесся холод, и Симон поспешила осушить содержимое второго бокала, после чего, усердно порывшись в дамской сумочке, кинула на стол пару завалявшихся бумажных купюр.
— Дай мне бутылку, Кайл, заебало все.
Под удивлением знакомого бармена девушка схватила пол литра содержимого и вновь наполнила стакан. Вновь настал тот миг, когда она не думала головой, лишь безрассудное сердце, прожженное болью и страданиями. Ей сложно подняться в полный рост, чтобы все увидели, кто она она. Но она сама не знает себя, в этом и проблема.

Отредактировано лейся песня (03-05-2018 21:02:10)

+2

7

Текст заявки:
м+м
Ничего не имею против полных людей! Напротив, эта история про ОЧЕНЬ ТОЛСТОГО парня, которого угораздило влюбиться в своего инструктора по фитнесу. Мне хочется пройти путь от 150 кг живого веса до 85 кг подтянутого. Не только розовые сердечки, сыплющиеся из глаз подобно конфетти, но и жёсткие тренировки, ограничения в еде, психи и срывы, отсутствие веры в собственное "я", подавленное, уязвлённое и больное. И много тренерской заботы, внимания и любви.
Я готов к любой из этих ролей, соигроку предоставлю право выбора. Если возьмёте пухлика, плюсом будет ваше личное тесное знакомство с проблемой лишнего веса.

Из жизни пухлого...

Тридцатый день рождения Роберта Доннели начался звонком в дверь. Курьер UPS доставил его первый и единственный подарок - пару новых беговых кроссовок Найк с любовью от мамы, папы, Перси и Мак. К кроссовкам прилагалось несколько личных открыток от членов семьи, и во всех было написано, какой он особенный и замечательный, как сильно они его любят и надеются, что этот год принесёт ему счастье и здоровье. И любовь.
Роб улыбнулся и посмотрел на себя. Вряд ли.
Во-первых, это, наверное, уже третья пара кроссовок, которые семья прислала ему за последние пять или шесть лет. Остальные пылились в шкафу вместе с ковриком для йоги, мячом, гирями, которые можно заполнять водой, Thera-Band, весами для продуктов и несколькими десятками ДВД и книг о диетах и фитнесе.
Роб сел на кровать и, обхватив голову руками, принялся разглядывать кроссовки, думая о том, что он хочет на завтрак.
Ничего не хотелось. Иной раз он порадовал бы себя, приготовив вафли, или блинчики с Нутеллой, или — в особых случаях — жареные бананы, но почему-то ничего не хотелось. Сегодня особенная причина. Сегодня ему исполнилось тридцать лет. Официально, совершенно взрослый.
Роб предположил, что взрослые обычно не едят мороженое с сиропом на завтрак, поэтому он решил съесть что-нибудь более здоровое. Он был уверен, что у него где-то осталось немного Fiber One после последнего раза, когда он пытался сесть на диету South Beach. Он вспомнил, что Fiber One по вкусу напоминает грязь, но решил, что добавит туда молока и клетчатки, и, может быть, сахар замаскирует вкус. Конечно, калорий станет больше, но, на самом деле, клетчатка — это важно, да и Роб – большой парень. Ему наверняка нужно больше калорий, чем в обычной диете.
В любом случае, в диете Аткинса калории не важны.
Конечно, по Аткинсу злаки, перенасыщенные углеводами — зло, но Роб уверен: это только потому, что Аткинс умер до того, как смог прочувствовать на себе достоинства волокна.
Ну и потом, Роб ведь не сидел на диете. Он просто хотел начать питаться немного здоровее. Маленькие перемены оказывают большое влияние, во всяком случае, так было написано на сайте «Weight Watchers». Просто заменить обычную газировку на диетическую — это уже большая разница в калориях.
Роб верил в это, но, к сожалению, уже накупил «Mountain Dew», когда последний раз был в Costco. Что ж, сегодня ему тридцать и он начинает новую жизнь. Роб решил сесть на диету, когда закончится «Mountain Dew».
Он посмотрел на себя и не смог найти в себе ничего хорошего. Он — не в форме. Роб посмотрел на свою мягкую, полную грудь; может быть, не в форме — это несколько преуменьшено. Он старался не думать об этом, такие мысли вгоняли в депрессию, но сейчас, тихий и лишь наполовину проснувшийся, Роб не мог думать ни о чём другом.
Он много пропустил за минувшие годы. Все те шоу, на которые звал его Крис, друзей, с которыми перестал общаться. Даже с живущей неподалеку собственной семьей Роб старался не встречаться, чтобы не видеть неизбежного разочарования в глазах родителей.
Они не хотели причинить ему боль или осудить. Они его любили, он это знал. Они просто хотели для него лучшего, и об этом невозможно было забыть, когда он встречался с ними лицом к лицу. Поэтому Роб придумывал причины, чтобы не ходить на дни рождения, семейные пикники, даже праздники. Он общался со всеми по электронной почте и изредка — по телефону. Так проще.
Он закрыл глаза и пожелал, чтобы день рождения уже закончился, несмотря на то, что сейчас еще нет и девяти утра. Он просто не мог сидеть и ждать, когда позвонят друзья, ждать их неизбежных вопросов. Лучше сосредоточиться на чём-то позитивном. Чём-то здоровом, вроде завтрака. Здоровый завтрак.
Поднявшись с кровати, он почувствовал пронизывающую боль в пояснице и коленях. Роб настороженно посмотрел на кроссовки. Он, наверное, сделает чуть больше упражнений, чем обычно.
Потратив кучу времени, он всё-таки нашёл старую коробку Fiber One. Он даже не представлял себе, что залежавшаяся Fiber One может оказаться на вкус хуже, чем свежая, однако, вываленная в тарелку, она оказалась абсолютно отвратительной. Это напоминало унылую кучу прутьев, и Роб не был уверен, что даже с помощью Нутеллы удастся сделать ее съедобной.
Взглянув вниз, он похлопал себя по животу, наблюдая, как он трясётся.
— Ну вот что, — произнёс он громко, стоя в пустой кухне. — К чертям этот завтрак. К чертям всё.

Пример вашего поста:

Пример поста

Первую пару часов он обрывал звонки, мчась по коридору зелёных светофоров до Шор-роуд. Из окна их дома открывался чудесный вид на залив Литл Нек, вдоль берега поросший клёнами, и когда Джеймс, раскрасневшийся от мороза, вбежал в гостиную, беспокойная стая птиц взвилась над дорогой и устремилась в небо.
Хэлен стояла, обхватив плечи бледными, как снег, пальцами, сжимая их с беззвучной болью. Прежде чем она обернулась к нему, Джеймс шагнул вперёд и обнял её. Мгновение спустя он услышал тихий, сухой плач. Звук этот отозвался в его душе тягучей болью. Когда он взглянул в глаза Хэлен в следующий раз, он прочёл в них сожаление: "Прости, что заставила тебя остаться..." и благодарность: "Спасибо, что это был не ты".

На похоронах Джеймс почти не смотрел в сторону Дэвида Барнса. Сейчас он спрашивает себя, если бы тогда ему хватило смелости задать этот вопрос старику, смог бы он распознать ложь на хмуром, без времени постаревшем лице. Но он не спрашивает, стоя поодаль от могилы, на прощание пожимая протянутую в перчатке ладонь. Он пытался убедить себя, что жизнь его сломана, но день за днём проживая её, он по-прежнему чувствовал вкус воды и хлеба, слышал звуки и ловил запахи. Они настойчиво окружали его, словно нарочно пытаясь доказать обратное — со смертью Джеремайя мир остался прежним, его как-будто вовсе не существовало в нём.

После первой серьёзной ссоры Хэлен собрала одежду и хлопнула дверью. Её вещи больше никогда не появятся в этой квартире, и Сил по привычке будет долго сидеть перед дверью, ожидая её прихода. Время от времени запах её духов разгонял пустоту, но не выходил за пределы коридора. Теперь у них обозначенное место встречи и строгий график. Они не могли развестись, потому что никогда не были женаты, порвать отношения тоже не вышло — кроме друг друга в этом мире они нужны, разве что, страховым агентам. Они не говорили о старости или будущем вообще, обсуждая лишь настоящее, не давали друг другу ни клятв, ни обещаний. В последний раз Джеймс видел Хэлен, выходящую из кафе на Ист Элмхерст, откуда пару часов спустя её самолёт вылетел по направлению к востоку.

Всё это Джеймс рассказал, бессознательно удерживая в ладони своей чужую, словно тёплое людское прикосновение единственное способно было удержать его от погружения в пучину погрязших в прошлом воспоминаний. Он сознательно обошёл стороной всё, что касалось их с Джеем общего, не упомянув и о том, что стало с миссис Барнс после скандала, разразившегося в их доме. Джеймс не решался открыть правду. Лишь вскользь он заметил, что ссора Джея с отцом всерьёз подорвала её здоровье. Реакция Барнса могла быть самой непредсказуемой, а мысль о том, что сидящий перед ним человек — призрак, всё чаще посещала Джеймса. То, что осталось от прежнего Джеремайя, теперь выглядело как оскорбительная карикатура. Жизнь буквально насмехалась над МакГроу. Она вернула ему то, о чём он так просил, в состоянии, которое он был не в силах исправить.
Место, где его руки коснулись пальцы Джея, странно пощипывало, как невидимый ожог. Должно быть потому, что уже давно никто не касался его так, словно имел на это право. Джеймс не возражал, но привычка годами обходиться лишь разговорами так прочно въелась в его существо, что он неосознанно потёр место "ожога" в попытке унять зуд.
— Если всё это правда, и твой отец настолько сумасшедший, насколько теперь я представляю, необходимо будет спрятать тебя. Никакого заключения, — тут же осёкся МакГроу, заметив промелькнувший испуг в глазах Джея. — Этот дом не станет твоей тюрьмой. Никакой тюрьмы больше. Но понадобится время, чтобы восстановить документы и вернуть тебе твою жизнь. И память, наверное, тоже. А ты, полагаю, ни о каких врачах слышать не захочешь? Я сам не представляю, как поступают в таких случаях, так что — всё, что могу, — МакГроу поднялся со стула, прошёл к двери и вынул из рюкзака, которым всегда теперь пользовался на работе, толстую книгу объемного формата, переплетённую нитками и обшитую материалом, напоминившем кожу. — Фотоальбом. Двенадцать лет утраченных воспоминаний. Держи, теперь твой, — и он протянул его Джею.

+1

8

Форум: На семи холмах
Текст заявки: Ты свалилась на мою голову, как снежный ком. И даже в самую сильную жару, этот ком не дает, а наоборот становиться все тяжелее. Мне страшно. Страшно, потому что ты не такая как все. Я привык к блондинкам на высоких каблуках, к брюнеткам, что не умеет решать свои проблемы и всегда просят помощи. Но ты... Ты особенная. Ты будто ураган врываешься и переворачиваешь все с ног на голову. Ты бесишь меня и в тоже время где-то я глубине души я радуюсь твоим победам.
Скажи, что с тобой произошло? Почему ты такая? Ты не пускаешь к себе близко, всегда держишь на расстоянии. Да, я тоже такой. Да, я тоже не умею доверять людям. Но ты... ты в этом превзошла меня. Ты умело меняешь маски, ты умеешь быть разной и я до конца не знаю какая ты. Ты знаешь, что мое сердце занято, но кажется что мое сердце тебя и не интересует. Но самое странное во всем этом то, что меня к тебе тянет. Я борюсь с этой мыслью, но тебе ли не знать, что неизвестность, она притягивает, заманивает... влечет. Как знать, может когда я разгадаю тебя, все это закончится. А может только начнется.
Я думаю мы сможем придумать вместе интересную интригу. Я просто хочу найти человека, который будет готов играть, лениться, смеяться вместе со мной.
Ваш персонаж: Никита Игнатьев, следователь в ОВД Пятницкий, 25 лет
Пример вашего поста:

Пример поста

- Никитос, слууууушай..., - Игорь останавливается и недовольно смотрит на руку Игнатьева. Не до этого сейчас ему, это Никольский понял, как только увидел руку, что отчаянно указывала ему на дверь, через которую он только что вошел. - Ладно, потом зайду. Дверь захлопнулась. Никита продолжил ковыряться в отчетах.
Рыться в отчетах это не его. Нет, правда. Когда он выбирал профессию он не думал, что бумажной волокиты будет так много. И с годами может стоило бы привыкнуть, но хрен там. Не привыкаешь к такому. Каждый раз это наваливается на твою шальную голову и ты совсем не знаешь, что с этим делать. И эта неделя была не исключением. Никольский уже третий раз приходит и каждый раз не успевает сказать ничего кроме "слуууушай". Да он бы послушал, но некогда. Совсем некогда. К концу недели должно было стать проще. По крайней мере этой пятницы Никита ждал даже не с понедельника, а как только закончилась прошлая пятница.
     - Никита... Игорь уже был готов столкнутся с суровым взглядом, гневным криком и еще чем-то. Но Никита довольно сидел за столом и попивал кофе.
     - Вот оно наслаждение,- он подгонял ладонью приторный запах зерен, а Никольский морщился. Никогда не любил кофе. Пахнет противно и на вкус как... ну да ладно. Каждому свое.
     - Не занят значит? Отлично. Он приземлился на кресло и разложил на столе у следователя бумаги.
     - Еее нет, я только свои отчеты сдал, давай свои как нибудь сам разгребай. Никита невозмутимо водил чашкой вокруг носа и вдыхал аромат. Его честно говоря от него уже подташнивало, потому что это была 3 чашка и пить он ее уже не мог. Только дышать. Аромотерапия! Слышали? Но Никольский уходить не собирался.
     - Больно надо. У тебя три ошибки в одном слове, вот еще документы твоими каркулями портить. Посмотри лучше. Он подсовывал Никите бумаги, но смотреть на них Игнатьев не торопился. Еще бы. Его только что неучем назвали. А вообще у него высшее образование, а дурака дипломы не дают. Впрочем о чем это он. Дают конечно. Сколько в академии училось папиных сыночков? Сколько девочек получали зачеты за красивые глаза? Страшно за эту страну, ой как страшно.
     - Любовные письма тебе Каринка строчит? Ну давай почитаю... Признаться он был рад отставить чашку и перестать корчить из себя аристократа. Но от чего-то эти писюльки не были похожи на письма Ромео к Джульете или наоборот. - Что это? Он мельком посмотрел один лист, второй... Затем удивленно посмотрел на Игоря и снова повторил. - Это что?
     - Дело у меня новое. Группа подростков уже не однократно была задержана за попыткой вынести что-то из магазина. Ну типо шутят они так. Очень смешно конечно, но знаешь у каждого свои развлечения. Но не об этом. Неделю назад супермаркет на центральном обнесли. Ни свидетелей. Ни улик. Ничего. Странно как-то. Сверху говорят точно эти непутевые. А я чет сомневаюсь... Никита слушал внимательно, но не мог найти связь между тем, что рассказывает ему Игорь и бумагами которые лежали у него на столе.
    - Слушай мне по фиг кого там у тебя обнесли. Это что? Он едва не швырнул в него протоколом в котором черным по белом красовалось "Вероника Игнатьева".
    - Так я же и говорю..., - не успел продолжить Никольский как его тут же перебил Никита - так по сути говори,- и протокол громким удалом ладони был припечатан к столу, а над самым Игорем серой тучей навис Игнатьев. - Поднял бумаги за прошлый года. И вот. Шалостей было много. Но врятли мелкие бы пошли на такой риск. А вот те кто уже подрос. Понимаешь? Я и посмотрел кто, когда ... И вот что нашел. Он попытался выдернуть из под руки Никиты протокол, но не получилось. Никита продолжал его держать ладонью. Глаза наливались кровью и если он сейчас не услышит окончательного ответа то наверное взорвется. - Увидел фамилию Игнатьева и решил уточнить не твоя ли сестрица. Приподняв глаза ответ на вопрос отпал сам по себе. - Ну я так понимаю твоя. Мог бы сразу сказать, что у тебя ну ... сестрица из этих... Никита в этот момент до последнего соблюдал спокойствие.
    - Из каких? - шипящим голосом переспросил он.
    - Ну из... Под следствием была. Для Никольского это было в порядке вещей. Он и сам не раз попадал по молодости. Но Никита... Никита это совсем другой человек. Игорь не до конца понимал, что заставило Игнатьева так злиться. То что его сестра воровала? Или то что ее поймали? Или что вообще происходит здесь? Ответ пришел гораздо позже.
   - Где ты это взял? Голос звучал тихо, наверное от того, что он боялся просто сейчас сорваться и вышвырнуть Игоря вместе с его догадками за дверь.
   - Ну вот же. Тот подсунул ему папку, на которой было написано 2014, номер дела, а дальше Никита уже не всматривался. В голове мельком пролетели события далекого 14 года. Как Ника уезжала учиться в Оксфорд, а отец говорил, что это к лучшему. Там ее ждет новая жизнь. Стоп. Никита медленно опустился на кресло.
   - Оставишь? Я посмотрю. Запах кофе уже не прибавлял того аристократизма. Никольский с округленными глазами смотрел на друга и не понимал, что собственно произошло. - Ты не знал чтоли? Вырывается у него. И он уже не ждет ответа от Никиты. Его растерянный взгляд сам отвечает на все вопросы, что могли возникнуть у Игоря. Никольский и сам растерялся. Будто бы достал скелет из чужого шкафа и пришел сюда им хвастаться. Неудобно. И это лишь малая часть того, что он чувствовал. - Ну я потом зайду. В какой то момент он пожалел, что и в этот раз его не встретила рука, что заявила бы ему что Игнатьев занят.

    Дверь в кабинет захлопнулась, а Никита так и остался сидеть. Один. В пустом кабинете. Он и этот приторный запах кофе. Кофе и пятница, которую он так ждал. Зачем? Наверное, что бы узнать, что его сестра воровка. Мелкая воровка, что сбежала от правосудия в Оксфорд. Как это ... по-отцовски. Просто накосячить и сделать вид, что ничего не происходит. Просто закрыть эту страницу своей жизни и жить дальше. Мерзко. Его тошнило. И теперь он не знал тошнит ли его от двух выпитых чашек кофе или может от того, что в его семье все друг другу врут. Прошло 3 года. Три года... Понимаешь? И никто даже не решился поговорить с ним на эту тему. Никто не решился рассказать правду. Интересно они боялись, что Никита засадит сестру за решетку? Он до конца не хотел верить, что это правда. Наверное поэтому снова и снова перечитывал протокол. И чем больше он его читал, тем больше понимал, что все это правда. Что это она. Вероника Игнатьева. Не какая то Вероника с улицы, а его сестра. Его родная кровь.
    На улице давно с темнело, но он не знал, как с этим всем идти домой. Как сейчас смотреть им всем в глаза. Матери, отцу, сестре. Как после этого они могут называться семье? Как можно дальше верить людям? Как? Если даже самые родные тебе врут? Нагло врут даже спустя столько лет.

    Он приехал домой ближе к полночи. Ключ медленно открывал дверь. Он держал в руке еще пока закрытую бутылку. В голове крутилось так много мыслей. И может быть стоило бы просто принять этот факт. Было и было. Прошло ведь столько лет. Но в душе его рвало на части. Разрывало на кусочки и еще немного они просто разлетятся в разные стороны и ты их уже не соберешь. Никогда. В темной комнате одиноко мелькали огни телевизора. Никита остановился у входной двери собираясь с силами, что бы пройти дальше.

0

9

Текст заявки:
Надоело играть возрастными персонажами, устал конструировать сюжеты и тянуть их в одно лицо. Душа желает трагедию с трудными подростками, слэшем и страданиями.
История стара как мир: богатенький паренек, который считает, что мир крутится вокруг него, и изгой, которому не место даже в собственном доме (но это опционально). По внешностям - Joe Keery и Charlie Heaton, я хочу взять первого, ищу, соответственно, второго, отчаянно надеюсь, что все подробности мы придумаем вместе. Вообще чем больше драмы тем лучше, можно ввязаться в убийства, проблемы с наркотиками, властями - чем угодно, лишь бы интересно было и вызывало в персонажах неминуемое развитие характеров.
Пишу я посты нечасто (очень прошу обратить на это внимание), могу шпарить ответ в тот же день, могу зависнуть на пару недель, при этом бегло кидаясь втемными картиночками, песенками и прочим. Такой уж я.
Пример вашего поста:

Пример поста

Гоголь же, в сущности, такой мальчишка, даром что Темный, даром что сильный. Эмоциональный до кошмаров, до обмороков собственных, их даже силой его невероятной не оправдаешь - куда там с такими нервными припадками. Хотя быть может одно с другим как раз и связано - один бес знает, как сила выбрала такое тонкое и тщедушное вместилище, Николай Васильевич, может и есть тот самый Избранный, но вот организм его с перегрузками явно не справляется. Впрочем, я придерживался теории, которая гласила, что чтобы избавиться от побочных эффектов неестественного, необходимо это неестественное в себя впустить и принять. Кто знает, быть может именно в этом и была проблема моих... сородичей. Они все как один стремились избавиться от своей новой сущности. Я, как водится, стремился ей наслаждаться.
Недаром ведь говорят: "что имеешь не хранишь, потерявши - плачешь". Фраза хоть и избитая, кажется, еще задолго до моего рождения (что вкупе с настоящей датой оного внушает благовейный трепет), в действительности отражает неприглядную правду. Люди, как правило, относятся к тому, что имеют, с удивительным презрением - конечно, оно у меня есть, но лучше бы не было. И только потеряв, они понимают простую мысль: с имевшимся их жизнь была намного проще и привычнее. Этому бичу подвержены не только люди, остальные существа точно так же подвластны мирским страстям и точно так же плачут, потерявши. Но вместе с тем...
Вместе с тем далеко не каждый способен оценить выгоду настоящего своего облика. Потеряв человечность, я вдруг с удивительной холодностью понял, какие плюсы и минусы у нее были. И, разумеется, принялся исследовать и имитировать плюсы.
В имитировании человечности мне равных не было - мало кто умудрялся настолько долго жить среди людей и не быть узнанным, фольклор народа русского с точностью передает каждого встреченного простым мужиком на пути от хаты к лесу или реке. Я же, в свою очередь, обладал властью столь же большой, сколь мой опыт следователя - и весьма заслуженно, нужно сказать. Никто никогда не заподозрил бы во мне некое сверхъестественное существо, более того - на меня обращали внимание только потому что я сам этого желал.
С Николаем Васильевичем, по всей видимости, все происходило с точностью до наоборот.
Гоголь был существом исключительным - как в моей жизни, так и в жизни каждого существа, каждого встреченного им человека. Однако за неимением причины бояться - Тёмного с невероятными способностями, хилого и слабого как тот котенок - они обращались к другим чувствам. Раздражение или гнев, или восхищение - никто не мог оставаться к Гоголю равнодушным, так или иначе он заставлял всех вокруг себя обращать на него внимание и делать шаг в сторону какой-либо эмоции. Это было неизбежно как рассвет. И поскольку он не умел обращаться с таким своим свойством, он, как водится, страшно от него страдал.
Впрочем, не об этом речь.
Оксанка та так совсем головы лишилась, влюбилась в него по самые уши - хотя мавка, первая должна была почувствовать опасность. Ан нет, смотрите на нее, хладные щеки горят, пальцы из кривых ветвей обратились гладью шелковой, уж она-то готова помочь ему во всем. Подозревает ли он об этом? Быть может, уже и подозревает.
Что до меня, то во мне это привлечение внимания обернулась страшным желанием опекать несчастного Тёмного. Мне трудно было понять, как, глядя на эту темноволосую макушку и потерянный взгляд, можно испытывать нечто другое. То есть, головой я понимал, а...
А старое, слишком давно недвижимое сердце билось в клетке костей и посылало одному Богу или Дьяволу страшные клятвы, которые я никогда не решился бы произнести вслух.
Сердце, которое с глухим стуком отозвалось на крепкие объятия моего друга, перепугав меня самого, простите за каламбур, до смерти.
- Ну полно, полно, Николай Васильевич, - мягко произнес я, проводя ладонью по его спине и не давая, таким образом, отступить еще дальше. - - Что вы могли, скажите? Сгореть как спичка и оставить эту деревню без малейшей защиты со стороны закона?
"Когда я проснусь, кошмары вернутся."
"когда я проснусь"

Нет ничего удивительного в том, что Гоголь думал именно таким образом - более того, мне это было на руку. Я ведь не собирался вмешиваться, видит Бог... или Дьявол. Но снова не смог спокойно пройти мимо, сбился шаг, сбилось дыхание и все пошло по-новой, и я, такой старый и мудрый, снова угодил в эти сети. Как же страшно понимать иногда такие вещи.
Еще страшнее понимать, что иногда - всего лишь иногда! - желаемое не совпадает с необходимым. Но как метко случаются такие происшествия - прямо сейчас именно этот случай.
- Вы должны, Гоголь, - твердо говорю я и, отпустив его, подхожу к столу. Мягким движением роняю бутылку на пол, которая, по всем законам жанра, не разбивается - слишком толстое стекло - но продолжает катиться по полу и одиноко звякает где-то в углу. - Вы должны. В вас заключена такая сила - страшная, страшная сила, Николай Васильевич, но даже ее можно обернуть на благо.
Никто не спасет этих людей, кроме вас.

Меньше всего сейчас мой монолог похож на слова поддержки. Но поддержка никогда не дает силы и никогда не помогает разобраться во всем самому. Поддержка предполагает, что кто-то помимо тебя будет разбираться с этим тоже. Гоголю на своем пути придется в одиночку пробираться через слишком много буреломов, просто потому что никто, включая меня, даже не способен вообразить, что это за буреломы такие, и уж тем более подойти к ним. И чтобы исполнить свое предназначение, чтобы выжить, ему придется справляться со всем самому.
Такова его судьба.

0

10

b]1. Предпочтения к имени[/b]
Майк, Николас, Кристиан, Киллиан. А вообще это обсуждаемо с соигроком
2. Желаемый диапазон возраста
возраст: 35-50 лет.
3. Возможные роды деятельности
Архитектор, врач, мафиози.
4. Внешности
Gerard Butler, Alexander Skarsgard, Jonathan Rhys Meyers, Robert downey jr.(изменяемо, обсуждаемо)
5. Кратко о персонаже
Характер:

Твердый и решительный человек со своими тараканами, но предпочитает их не знакомить с чужими. Любит быть в центре внимания. Ценит настоящую дружбу и свято в нее верит. Его дружбу надо заслужить потом и кровью, абы кого в свою жизнь никогда не впустит, а если вам кажется, что впустил, присмотритесь хорошенько, не использует ли он вас в своих меркантильных целях. Да, такая черта характера в нем есть, он умеет безбожно лгать ради собственной выгоды. Он выглядит очень мягким и добрым, но это лишь одна из его масок, которую он привык одевать для других. Его жизненное кредо "Я беру все что захочу" Любит сарказм. Очень умен и рассудителен, но эти качества он предпочитает прятать глубоко внутри своей бездонной души. Он обладает сильной харизмой, которая действует просто как магнит, притягивая к нему все больше и людей. Умет хранить свои и чужие тайны.
Природное обаяние в сочетании мужественно строгими чертами лица всегда притягивало к нему женщин, поэтому Ник никогда не был обделен женским вниманием. Его улыбка – это улыбка сытого и довольного хищника. Предпочитает темные тона в одежде она отражает состояние его души.
Он пойдет на любую подлость для достижения своей цели. Но, если заглянуть ему в душу, то можно понять, что он ранимый, но хорошо это скрывает.
Иногда он чувствует себя одиноким, но он скрывает это под маской подонка. Тем самым пытается обмануть самого себя, скрывая от других свои слабые стороны.

Хотелось бы обыграть либо ниже предложенный сюжет либо похожий со сложными взаимоотношения, но не смотря на это персонажи не могут жить друг без друга. Сразу предупреждаю я всегда играю в паре по этому эпизодичный вариант на один или два эпизода прошу не предлагать. Я постоянный человек и ищу своему персу хороший дом.

Сюжет:
У меня есть абсолютно все. Идеальные манеры, дорогой парфюм, начищенные до блеска туфли.  Ищет себе  куколку с которой можно забыть обо всем. И пока моя драгоценная женушка отсиживается дома, ты посещаешь все светские приемы со мной. Многие думают, что ты просто твоя младшая сестра, но на самом деле мы просто удачно шифруем наши отношения. И с каждым днем мне не хочется признатся что ты мне уже больше чем подруга и любовница. Я настоящий джентльмен, вежливый, обладаю хорошим чувством юмора, умею и люблю всем нравится. Я привык получать от жизни все и без остатка. Но, что скрывается внутри меня? Какого зверя я старательно держу на цепи? Я очень мало говорю о свой жизни. Но о мой жене ты знаешь, с которой мы уже достаточно долгое время вместе. Я хочу детей, но она не может мне их подарить, именно поэтому сейчас наши отношения сильно расшатаны. Сможешь ли ты моя незнакомка стать для меня новым глотком свежего воздуха шагов в новую жизнь?

Пост

Возьми мою руку - держись,
Ты для меня больше чем жизнь,
Тебя не отпускаю любя...
Мне не нужен мир без тебя...*

«Отчаяние – это страх без надежды»...

Самое страшное наказание, которое только может быть для человека это пережить своего ребенка.

Вы замечали, что когда с нашими близкими случается беда, подняв глаза к небу, мы спрашиваем: «За что?» «Почему он?» «Почему не я?»
Сердце рвется на части от безысходности. Слезы сжимают горло, и даже нет сил, чтобы плакать. Больше всего на свете хочется сделать одно – поменяться местами. Не потому что это благородно или правильно. Нет, цель эгоистична. Просто невыносимо больно смотреть на мир в котором больше нет твоей дочери, а ты по прежнему ждешь, что вот откроется дверь и она снова войдет в комнату, кинется к тебе на шею и будет рассказывать как прошел ее день.
У вас когда-нибудь бывало странное неприятное чувство, будто жизнь проскальзывает мимо вас, время утекает сквозь пальцы и вы, кажется, физически ощущаете, как песчинка за песчинкой оно просачивается, отнимая драгоценные минуты? Вы никогда не задумывались о том, что все изобретения человека в конечном итоге подчиняют своего создателя, лишая собственной воли. Так, когда-то время было изобретено для более удобной жизни, люди собирались распоряжаться им по своему усмотрению, тогда, почему же оно стало хозяином жизни и полностью захватило над нами власть? 
Какое право имеет это проклятое время отнимать мгновения жизни моей дочери? Почему все так? Хочется закричать от отчаяния, плакать навзрыд, растерзать себя на части, лишь бы заглушить эту боль от обреченности и потери. Но нельзя. Снова сжимаешь  зубы. И идешь вперед. 
Страшнее всего смотреть, как страдает твой ребенок. Так больно видеть, когда твоя принцесса, совсем недавно такая беззаботная и озорная, смотрит на тебя глазами, так быстро повзрослевшего человека. В них столько глубины и понимания, в них столько пережитой боли, в них столько веры.  Они не могут иначе. Ведь так много они еще не видели в своей маленькой жизни. Они надеются встретить новый рассвет. Надеются, не смотря ни на что…
И так страшно когда эти чистые глаза становятся безумными и даже перестают тебя узнавать, а ты при этом уже нечего не можешь сделать,  что бы облегчить ее страдания.

В дали послышались шаги и они отвлекли Чака от тяжелых воспоминаний, которые всегда его посещали в этот день.
Он медленно поднимается и поворачивается, рядом с Ним стоял Роберт с букетом цветов. Он тоже всегда приходил к сестре в этот день, но обычно они некогда не встречались.
- Как думаешь, мы могли что-то сделать? Хороший вопрос, могли ли они сделать больше чем сделали и тогда все было бы иначе.
- Если бы только нашли этого ублюдка раньше то да. Каждый день я проклинаю себя за то, что мы нашли его слишком поздно.
- Но я знаю одно. Еще до того, как я окажусь здесь в сырой земле рядом с твой мамой и сестрой. Я успею отправить эту мразь в ад.

Хэйл старший смотрит в глаза сына и видит ту же тень вины в его взгляде, что съедает его  самого изнутри с того дня, как не стало Лили.
- Не надо винить себя Роб все мы думали, что это очередная ее прихоть как всегда. Если кто и виноват в этом, то только я.
Со старшем сыном у Чака давно были натянутые отношения, они оба были упрямы и не хотели признавать своих ошибок, но одно у них было общим за свою семью они были готовы порвать в клочки любого.
Лили и Роб с детства были неразлучны, девочка всегда бегала за ним как хвостик , а Чак только старшему сыну и мог доверить приглядывать за ней ибо только он за исключение самого Чака, Роб мог управится с ее порой несносным характером.
Хэйл старший положил сыну руку на плече, желая приободрить его Роб никогда не признается ему в своих проблемах, но Чак и так знал, что они у него есть и много. И, что бы Роберт не думал о нем он всегда готов подставить свое плече и подержать его. 
- Никогда не думал, что буду по ней тосковать. Как у тебя проходит день, когда ты к ней приходишь, отец?
- Плохо мне кажется, что я сейчас повернусь и в дверь войдет Лили, кинется мне на шею и снова будет играть в маленькую девочку, которой снова понадобилась новая игрушка.
- А когда я понимаю, что этого уже никогда не случится, возникает ощущение, что все вокруг рушится. Хоть это так и есть, с раннего утра и до поздней ночи нечего не получается и неприятности сыпется одна за одной...

Чак резко остановился на полуслове, его внимание привлек маленький красный огонек, бегающий по одежде сына, какова черта?   
Мужчина отводит взгляд от лица сына и смотрит в даль и с ужасом понимает, что это не игра его сознания, а метка лазерного прицела.
Чак резко разворачивается вставая на пути лазерного огонька, загораживая собой Роберта потом резко отталкивает его от себя .
- Ложись...
Еще мгновение и резкая боль будто  что-то врезается в его тело, и Чак прислоняет руку к груди, последние что он помнить сознательно, испуганный взгляд сына он ему, что кречит, а он его уже не слышит, в голове только одна мысли, он жив, его сын жив. И это самое главное...
в следующую секунду все потемнело мрак поглотил его.
Темно. Так темно, что невозможно, что-либо разглядеть. Этот мрак душит, заставляет окунуться в него с головой... 

Пост из альта

Молодой мужчина сидел в кресле напротив камина, запрокинув голову и бессмысленно рассматривая потолок. В одной руке он держал полупустой графин с напитком янтарного цвета, в другой – округлый бокал. В доме стояла почти осязаемая тишина, которая давила на уши, не прошенные мысли так и лезли в голову. Он уже слишком долго старался не думать об этом, не думать вообще ни о чём. Теперь же сопротивляться больше не получалось.
Первая встреча. Такая странная и по-своему страстная. Да-да, именно так. Между ними уже тогда будто бы прошёл электрический разряд. И она тоже это почувствовала, он точно знал. Распахнутые в испуге шоколадные глаза, приоткрытые сочные губы… Тогда всё было ещё так просто и понятно. Он играл с ней, она немного неумело и неловко увиливала. Ему нравилось заставлять её краснеть, смущать слишком откровенными шутками и слишком прозрачными намёками, ловить на себе обжигающий взгляд из-под густых опущенных ресниц. Такие игры ему всегда удавались лучше всего.
Тогда он ещё не знал, как всё может круто измениться. Как простое может внезапно стать сложным. Как игра может превратиться в борьбу, где ставки настолько высоки, что не хочется верить в то, что это происходит на самом деле.
Но даже не это заботило его сейчас. Близость опасности никогда его не пугала, не повергала в уныние и апатию ко всему окружающему. Она, наоборот, заставляла кровь кипеть в венах, она давала стимул, заряд, позволявший действовать, принимать решения и чувствовать себя почти живым.
Сегодня же он чувствовал себя мёртвым. Совсем мёртвым. Вообще, странное это выражение. Ты либо мёртвый, либо - нет. Но в данном случае именно эти слова могли точнее всего описать то, что происходило с вампиром, заточившим себя в четырёх стенах и заливавшем в себя очередную порцию виски.
Сегодня она сказала, что верит в то, что он может измениться. Стать хорошим. Правильным. Другим. И от этого на душе стало слишком погано. Какого чёрта? Он тот, кто он есть. Не больше, и не меньше. Может быть, уже не такой, каким создала его природа, не такой, каким появился на этот свет и даже не такой, каким умер для этого мира много лет назад. Но вряд ли он когда-то сможет стать тем, кем она хочет его видеть.
Легко улыбаться. Легко говорить правильные вещи. Легко быть вежливым, учтивым, внимательным. Но это всё снаружи. Легко играть. Быть – невозможно. И, улыбаясь притворно-дружески малознакомому человеку, угощая девушку в баре, ведя светскую беседу на очередном собрании городского Совета, порой очень трудно сохранять спокойствие и хотя бы не думать о том, чтобы выпустить клыки и впиться в трепещущую плоть. Но так бывает только в плохие дни. Есть ещё и хорошие, когда ему просто тошно от общества всех этих никчёмных людей. Когда он всех ненавидит. В том числе, и её. Особенно её.
За то, что не может сопротивляться… не ей, а себе самому, лишь в надежде заслужить её одобрение или улыбку. За то, что она сломала его, вывернула наизнанку, и теперь он уже не понимает, осталось ли что-то по-настоящему его в нём самом.
Наверное, это вполне справедливо. Всё началось с игры, игрой и закончится. Сначала была его очередь, теперь они поменялись местами. Каким-то непостижимым образом она завладела им, его мыслями, разумом, чувствами – всем, что в нём осталось живого. Самым важным, что осталось в нём.
Он  долго искал виноватых, пытаясь понять, в какой момент сделал поворот не туда. Все помнит ее глаза, в которых блестела луна, там, на ночной дороге, когда ты была обычной девушкой, опечаленной бесполезными ссорами с парнем. Было ли это началом конца, отсчетом неминуемой гибели? Говорят ведь, что человек умирает единожды и навсегда. Чушь! Я уже так долго смотрю на твои счастливые воркования со Стефаном и понимаю, что такие минуты – моя персональная маленькая смерть. И хоть тело умирает один раз, душа погибает постоянно из-за предательства, потерь, отсутствия надежды.
Чувствовал себя вором, насильно отбирая поцелуи, предназначенные другому, чтобы ощутить, какой вкус у твоих губ. Нет, я не сентиментален и не романтичен – лишь хотелось искренности, утренних ласк и нежных слов. Был бы человеком, подумал бы, наверное, что старею. Сейчас я – разочарованный вампир. И почему мне так не везет?
Я готов отдать тебе все. В какой раз заставляю тебя пить мою кровь когда твой жизни грозит опасность. И все по тому, что боюсь тебя потерять.
Знаю, что прошлая ночь была обманом и ты наверное ее не вспомнишь. Когда я помню каждую секунду, помню твой запах и вкус твоих губ. На которых все еще ощущается моя кровь.
И даже зная все это я не жалею. Снова набираю твой номер, а в ответ слышу лишь длинны гудки...
Я тебя не чувствую. Но где же то самое облегчение, которое я сам себе пророчил? Ощущаю, как тепло покидает мое тело, растворяясь в ночном воздухе, пропитанном запоздалой весной. А может, так медленно, секунда за секундой, ускользает моя жизнь, исчезая во времени?
Я тебя не чувствую, Елена, но все еще люблю. Веришь?..

***
Бессмертие — это не драгоценность, которую можно заполучить и навсегда оставить при себе, а всего лишь игра в прятки со смертью в переулках времени. © Король Мёнин, «Тихий город»

I would conclude you in the embraces
I would relieve you of pain
Would thank for everything that you made
Would forgive you all mistakes
There is no what I wouldn't make
If only again to hear your voice

Я заключил бы тебя в свои объятья
Я избавил бы тебя от боли
Поблагодарил бы за все, что ты сделала
Простил бы тебе все ошибки
Нет того, чего бы я не сделал
Лишь бы снова услышать твой голос

Поздним вечером на Мистик Фоллс медленно и величественно опускалась ночь. Кто-то, спешно перебирая ногами, торопился к своей семье, кто-то бежал с подарками к друзьям, предвкушая их радость от своего внезапного визита, кто-то проводил время, уединившись с любимыми. После заката городок начинал жить своей неповторимой, отличной от дневной, жизнью.
Все это лишь блестящая обертка, словно у сладких конфет, с виду маленький и тихий городок прятал под своими сводами чудовищ. Вампиры оборотни, гибриды облюбовали этот город, смежаясь сюда со всех концов страны.
На огромной скорости темно синий кабриолет  рассекал черное полотно дороги, за рулем был Деймон Сальваторе  несколько часов назад чудом избежавший гибели, но совсем не это занимало его мысли сейчас.
Елена теперь вампир…
Вампир вспомнил хриплый голос своего брата, по телефону рассказавший ему об аварии машины в которой ехала Елена.
Черт возьми, Стефан, почему ты ее не спас почему???
Минуты  проведенные в пути казались Деймону днями , он не должен был ее оставлять если бы он только был рядом этого бы не случилось.
Когда вампир все добрался до больницы, Мистик-Фолса то даже не удосужился соблюдать осторожность с перемещением почти за секунды оказавшись не только внутри здания, он уже бежал по больничным коридорам 10 этажа туда, где находилась сейчас Елена.
Облокотившись о стойку регистратуры и опустив голову  стояла Мередит Фелл заметив Сальваторе старшего она преградила ему путь.
- Деймон стой мне нужно с тобой поговорить!
- Где она?
- Деймон послушай меня ты уже не можешь ничего сделать. Она мертва Деймон.
- Не желаю ничего слушать, где Елена я тебя спрашиваю?
Голос вампира превратился в сталь, доктор Фелл даже вздрогнула, но не отступила  руку вампира.
- Деймон когда Джереми утром привез Елену у нее, было не сотрясение, это было, кровоизлияние в мозг понимаешь. Тогда ты ее забрал, но это не могло пройти бесследно. Она отключилась за рулем в результате машина упала в реку и Елена утонула Деймон.
В глазах Демона отразился неподдельный ужас и гнев от сознания слов только что, сказанных Мередит.
- Я дал ей своей крови дура. Она не могла отключится...
- Елена умерла с кровью вампира в организме.
В гневе  вампир толкнув женщину с такой силой, что она отлетела к стене да так, что даже штукатурка в нескольких местах посыпалась.
- Я сам ее найду...
Силуэт вампира скрылся за массивными железными дверями морга.
Ворвавшись в помещение, где находилось тело Елены, Дэймон подошел к ней. 
Наклонившись над девушкой, Дэймон стал рассматривать её побледневшее лицо. «Такие синие губы»  подумал Деймон и зажмурился. Боль, что пронзала его сердце сейчас не погасала ни на секунду. 
- Почему ты не успел вытащить её из машины Стефан? Зачем ты это делла Елена?... 
Дэймон в недоумении поднял полные горечи глаза, на бездыханное тело девушки. Елена предпочла пожертвовать собой. И так хотела со всем покончить? «Как это на неё похоже».  Усмехнулся Дэймон про себя, вновь посмотрев на нее. Даже сейчас она была совершенна. Её волосы, черты её лица, и руки – он люби в ней абсолютно всё. Как бы сильно она не ненавидела его, какую бы глупость не совершила, Елена в любом случае будет самой желанной на земле для него. 
И всё же она предпочла ему Стефана… Вампиру следовало бы ненавидеть своего брата за то, что он сначала забрал его любимую, а после позволил ей умереть, но он не чувствовал ничего кроме боли. Елена не желает быть вампиром, Дэймон знал это. Как и знал, что теперь она будет вечно ненавидит его. По тому, что вспомнит все... Но теперь неё нет выбора. Он заставит её завершить обращение, даже если ему придётся силой вливать в её горло кровь…

Отредактировано Delena86 (06-05-2018 21:30:01)

0

11

Форум: 23 Jump Street
Текст заявки: пост #40
rafe/рэйф
30+
chris pratt


забери меня с вечеринки. голос опры, угашенный смесью дешевых коктейлей и травки, приглушенно доносится сквозь динамик разбитого телефона. рэйф закатывает глаза. рэйф потирает пальцами переносицу [адская головная боль передается телепатически]. от нестерпимой опры новости доходят через сто лет [утрированно], а он берет ключи, садится в автомобиль, хватаясь вспотевшими ладонями за кожаную обивку руля, придавливает педаль газа в пол. ищет ее по всему городу, потому что у опры опять села батарея, не дозвониться. она ведь, помешанная, может идти босиком по усеянному стеклом асфальту, реагируя на оранжевый свет фар каждого проезжающего мимо автомобиля. рэйф клянется, что никогда больше в жизни не будет ее спасать [врёт безбожно].

сначала были мы. до того момента, как жизнь пошла под откос, зажглись сверхновые. рэйф и опра знакомы со школы. вместе ходили изученными путями, вместе разбирались с геометрией на заднем дворе родительского дома, вместе клялись на мизинцах, что не забудется. рэйф и опра были нелепостями, но первыми и незаменимыми в судьбах друг друга. потом, конечно, рэйф выбрал новую жизнь, ему наскучило, что в филадельфии всегда солнечно. несколько лет путешествий по штатам, несколько сотен фотоснимков, отправленных вместе с открытками на все праздники и дни рождения, несколько десятков глупостей и обещаний. несколько слов и это неправдоподобное «я занята». опра больше не находила время и саму себя тоже давно уже не находила, приютившись под театральным крылом, позволив себе влюбиться в кого-то другого. а рэйф слишком привык, что всегда было это тошнотворное «мы».

опра никак не может остаться. собирает то немногое, что приютилось в пустой квартире. выкрикивает «я позвоню», захлопывая за собой дверь. первое время рэйф напряженно ждет, потом забывается. опра опять маячит на горизонте, разбитая. он ей нужен. правда-правда нужен, а остальные нет. рэйфу осточертело терпеть, жрать обещания, играть в доброго самаритянина и скорую помощь, откачивая то «мы», что разбилось еще лет пять назад. он опускает руки, не обращает внимание. она проникается. потому что прекрасно знает, что есть только рэйф и она – две субстанции, существующие по-отдельности. но от чего-то тянется к нему намагниченному, желая остановиться. теперь уже навсегда.

кое-что важное

я люблю писать так, чтобы никто ничего не понял, понимаю и каюсь, НО, обещаю, что все подробности мы обсудим с вами уже лично, а также отвечу на интересующие вопросы, разжую и обосную, поясню за все. у меня масса идей, которые так и фонтанируют. остальное – биография, черты характера, профессия, братья\сестры, имя – на вашей совести. приму и залюблю любого, конечно, если вы еще и ко мне немного прислушаетесь. здесь все будет сложно, ДРАМАТИЧНО, не обещаю, что плачевно. пробный пост предоставлю по желанию. ваш прочту с удовольствием. для затравки поспамлю гифками с эйприл и энди [потому что хочу себе это позволить], даже графикой обеспечу. на форуме мы все тебя ждем, потому что крис пратт крутой. нашаманься уже, в конце-то концов!

Ваш персонаж:

oprah rifle, 26 (aubrey plaza)

..она поступает как хочет. выбрасывает недавно приобретенные вещи в окно, потому что вспылила, потому что экспрессия. потом медленно бредет собирать их в пижаме, удивляя соседей – дряблых, маразматичных старушек, перешептывающихся в своем саду через забор с другими такими же любительницами одомашненных роз. она по-прежнему листает учебники португальского, больше времени уделяя грамматике. после португальского будет испанский, но об этом чуть позже. не шибко старается на выпускных экзаменах, проваливая математику. немного расстраивается, запивая первой в ее жизни банкой пива ту горечь, оставленную послевкусием. ведь никто не указывает, никто не учит, не говорит, как правильно поступать, даже в сложных ситуациях. тренирует перед зеркалом дикцию, проглядывая недостающие элементы в своем отражении. она совсем некрасивая, нет. но вот коллин, ее давний приятель, считает совсем наоборот. с коллином не по пути. он умный, читает газеты за завтраком, стремится в престижный колледж. опра хрупкая, зависимая от фантазий о большой сцене. ночами шьет костюмы для маленьких постановок, заучивает шекспировские поэмы наизусть. просыпается в обед, совершает пробежку на несколько кварталов вперед. день сбивается, она рефлексирует с косяком в ванной комнате, набрав побольше горячей воды, потом будто тонет в пене дней, приходит в себя быстро, почти безболезненно, начиная сначала. вереница месяцев тянется друг за другом. в них – многочисленные пробы и испытания. опра странная, говорят бывшие одноклассницы, пожимая плечами, но все еще приглашают ее на вечеринки под бой громкой музыки и красный пунш, сладкий, как малиновое желе.
...она душит тоску ночами, зарываясь носом в подушку. в новой квартире все еще пахнет краской, свежий ремонт и неиспорченный пятнами паркет. забрасывает почтовый ящик соседей своими же письмами, непрочитанными журналами и рекламными объявлениями. носит красный комбинезон, иногда зачесывает волосы назад, подражая итальянским мафиози. сжимает зубами мундштук, но не курит обычных сигарет, просто потому, что не переносит вкус желто-оранжевого фильтра, пьет апельсиновую газировку, купленную на заправочной станции. ближе знакомиться с жильцами напротив. они принимают ее такую – с вечными, эмоционально окрашенными всплесками без причины, идеями в два часа ночи слазить на крышу, поделиться там косяком и встретить рассвет. они принимают ее любую, настоящую или вжившуюся в одну из своих ролей, развесив в шкафу костюмы, взятые напрокат, иногда, сделанные самой опрой. ей нравится чувствовать себя нужной и, в какой-то степени, необходимой своим друзьям (ведь их теперь можно так называть?). ей нравится собирать по крупицам новый пазл своей жизни. и пусть в этот раз все получится.

Пример вашего поста:

Пример поста

у моего мальчика холодные руки. холодные руки – горячее сердце. полнокровное и живое, бьется в груди с переменами, тихими паузами, перерывами на легкий вдох. выдох. время тянется незаметно, словно жевательная резинка во рту старшеклассницы. огромный клубничный пузырь. дотронешься пальцем – он лопнет. вкус губ ни с чем не перепутать. солоноватый, пощипывающий на языке привкус железа из мелкоточечных ран на предплечьях. бирюзовые вены коммуникаций нас связывают, соединяют воедино. не скрыться и не убежать. толстые стенки сосуда, игла проникает вглубь, надавливая на поршень шприца, уплываем, бороздим моря и океаны, знакомимся с их обитателями. на дне разноцветные рыбы, отчетливая симметрия, мягкий, влажный песок, пробирается меж пальцев ног, пушистые водоросли. у нас есть своя лодка. на ней – наше название, скооперированные имена синими чернилами растекаются вдоль ровных бортов. два весла, неудержимый мотор, оранжевые спасательные жилеты, чтобы не пойти ко дну, набравши полные легкие воды. задохнуться, но рядом с ним, быть выкинутой на берег пенными волнами, слепиться лучами взошедшего солнца. легкий бриз развевает спутанные волосы. может, у нас будет дом. самый настоящий. большой или даже огромный, с зеленой, аккуратной лужайкой, маленьким садом, где растут апельсины, оранжереей для диких цветов. мы заведем собак, а потом, чуть погодя, детей. босоногих двойняшек. наше счастье в их лицах. мое – только в тебе.
я люблю тебя
тай.
и готова поклясться собой, всем на свете, стоя на коленях у деревянного распятья с иисусом христом. тонкие запястья в твоей власти. ты аккуратно касаешься их, будто боишься сломать. удивительно, на раньше это тебя не пугало. а сейчас, чтобы кости не плыли трещинам, стоит проделывать виртуозную работу. ты прав. я похудела на несколько килограмм, превратившись в тощее, неприглядное зрелище. для тебя я красивая? под героином лицо расплывается белесым туманом перед глазами, принимая не точные очертания. выпирающая линия скул, глаза, иссиня-фиолетовые синяки под ними от недосыпа. в последнее время не получается уснуть. ты ворочаешься и беспокоен во сне. расскажи мне, что тебе чудится. приятные мгновения прошлой весны или, быть может, нечто лучшее, чем наша жизнь в этом мире, в этой квартире на последнем этаже, ютясь под чердаком.  на утро, ты, по привычке, тянешь к себе мои руки, оголяя бледную кожу, проходишь по ним поцелуями стального острия иглы. раз, два, три. прикрываю глаза и мне кажется в эйфории, что ближе момента, чем сейчас, больше не будет. зелье кипит, зелье бурлит в тонких, натянутых венах, проникая ядовитыми щупальцами в каждую клеточку тела, впадая в кровяное русло, вынося на периферию уйму заразы. моя голова на твоих коленях. много куришь, желая впустить в себя как можно больше сизого смога. к черту, какая разница, от чего умирать, ты смеешься как-то болезненно. все очевидно. пальцы в волосах укрываются, стройным шагом вдоль линии позвоночника.
детка, нам хватит на сто тысяч лет.
я улыбаюсь. я боюсь тебя потерять
так сильно боюсь потерять
тебя.

я только делаю вид, что сплю, борозжу бескрайние просторы вселенной. черные дыры захватывают в свой плен. столкновение хвостатых комет неизбежно. на жестком, старом, оббитом войлоком диване, почти что не спится. ребра болят. кое-где выскакивают ржавеющие пружины. мы могли бы снести его на помойку, прикупить в магазине новый, а может, целый матрас для кровати, которая в скорое у нас появится, я обещаю. ты не спишь, в беспокойстве измеряя шагами периметр маленькой комнатушки. привычный запах сигарет ощущается по-иному, может потому, что последняя. куришь быстро, долго затягиваясь. пепел развеивается, оседая на подоконнике, как ядерный снег. холод врывается в открытое окно. одеяло не греет. без тебя. на кухне гудит старый кран, сквозь горы грязной посуды не найти ничего, кроме жирных пятен. в кружках с недопитым кофе плавают, словно утопленники, оранжевые бычки.
я знаю твое беспокойство
я слышу
я чувствую.
вчера был последний день героинового шика. перед ломкой я запаслась амфетамином и экстази, таблетками, поддерживающими работу сердечного механизма. банками с отвратительным томатным супом и консервированной фасолью – лучшее, чтобы пережить все симптомы. я долго изучала эту ломку, корчась в припадках у подножья дивана. суставы выкручивало, меня выворачивало наизнанку. а сейчас…
мы же вместе должны пережить долгий путь. лежать на полу в ожидании. не смотри на меня, я не красивая после нескольких часов сна. и не ищи порошок. его больше нет. будем считать, что он растворился. джон любезно принял товар, но перед тем, предложил ширнуться. извини меня, мальчик мой, но будучи глупой, я согласилась. это было вчера, ты долго отсутствовал, я боялась, что не вернешься. ошибалась. глупая и наивная. в твоем рюкзаке оставалось несколько паков, за них мне дали не мало денег. я оставила их в тайнике, о которым ты никогда не знал, но о твоих потаенных местах я знала всегда (была проницательна и догадлива, слегка любопытна).
громкий стук по квартире раздается эхом. звон разбитого стекла. осколками вдребезги. невольно вздрагиваю, отворачиваясь к стене. таю плохо, тая ломает. в такие моменты лучше бежать, скрываться недолгое время.
тебе нужна доза.
мне еще хорошо, нет, мне нормально, последний укол кристально-чистого порошка прекратит циркулировать по кровеносным сосудам через пару часов, а пока я спокойно расчесываю синяки на суставах от призрачного волнения. ощущаю тяжелое, горькое дыхание на своих щеках. и на секунду мне кажется, что все позади, все закончилось. мы обнимемся, сольемся в одной целое и никогда больше не умрем.
а пока…
грубые движения тая заставляют меня в миг пробудиться. он толкает меня с такой силой, что я вот-вот потеряю сознание или напорюсь на ту самую торчащую пружину лопатками. его пальцы оставляют синяки и точечную боль на плечах. голос обеспокоен, зрачки сужены, вены яро пульсируют, вот-вот взорвутся, разбрызгивая кровь на замшелые стены (на них давно отцвели обои, слезли клейкими лентами вместе со штукатуркой).
- что-то случилось? – в очередной раз притворяюсь, будто ничего не знаю, будто не вижу перед собой оскал зверя. слюна брызжет во все стороны, как у адского трехголового цербера. даже в такие минуты мальчик мой самый любимый. он огорченно шипит, рыщет в поисках новой дозы. ничего не находит, расстраивается, бесится, приказывая мне проснуться. но я не сплю, так давно, что звезды сошли с неба, а бледно-розовая полоса рассвета зиждется на горизонте. не знаю, как сказать правду. произнести эти гребанные слова. в мыслях все было по-другому, по крайней мере, когда последняя капля героина с потом покинет мой организм. сейчас мои реакции неадекватны и хриплый смешок проплывает вдоль слуховых рецепторов тая. – успокойся, мой мальчик. – покрываю быстрыми поцелуями его лоб, щеки, подбородок, шею. – успокойся, успокойся, успокойся. – повторяю, словно испуганная птица-говорун. все уже не будет хорошо, никогда не станет. мы падаем, разбиваясь о выступающий гравий асфальтового покрытия. – героина больше нет. – тай отталкивает с новой силой, отрекаясь от отпечатков моих губ. – я все продала, мы станем чисты. – глаза бегают, не пытаясь концентрироваться на одной точке. у него каждая жилка дрожит. зубы скрепят, смыкаясь от злости. я притягиваюсь неведомой силой все ближе, прижимаясь к его груди, где нервно колотится сердце. бабах. взрыв происходит моментально. тай прижимает меня к стене. мороз по коже и ужасный шум плеска крови в ушах. заглушаю надвигающиеся слезы. – я же люблю тебя, тай. – безликий шепот срывается с обветренных губ, но кажется, так и не доходит до моего милого мальчика. бьюсь, словно рыба об лед, обездвиженная, парализованная, чешуйчатая и сгнившая изнутри. я бы могла обернуть время вспять, не совершать ошибок, лишь бы с тобой, рядом, на расстоянии вытянутых рук.
ты ведь простишь меня, правда, простишь?

0

12

Текст заявки: хей, так вышло, что я залип в каком-то болоте, которое именуется херней. Работа-дом-работа-дом-работа и прочая дрянь. Хочется из этого порочного круга вырваться, внести в жизнь каких-то красок и ощущений. Да, я догадываюсь, что мой ник, да и аватар под стать, не выдают во мне оригинальную и творческую личность, но, чувак, херня случается. Не пришло в голову более ничего.
Что касается самой заявки, то я пойду с тобой хоть на край света в краткосрочный слэшевый сюжет. Ничего, что я сразу на ты? Давай без этих церемоний. Краткосрочный потому как долгоиграющее дерьмо я сейчас не вывезу. Давай лучше возьмем что-то мало-мальски конкретное и раскроем это дело во всех красках. Я верю, что не только у меня сложности по ту\эту\сю сторону монитора, верю, что не только я заебан на столько, что о реале и говорить особо не хочется.
Ищу, собственно, какой-то лайтовой игры. По четыре, пять, ну, на крайняк, шесть тысяч символов. Хочу релаксировать и писать посты в обед на работе, хочу быть в меру увлеченным сюжетцем и каким-то игривым настроением. По флудам не хожу, в играх участие не принимаю, падок на внешности из сектора рурэпа, потому как мало кто это дерьмицо обычно играет. Могу и что-то попсовое взять. Дадарио там всяких и прочую чушь.
Могу, к слову, прийти к вам на фор каким-нибудь бывшим, временным увлечением или копом, которого сольют в процессе игры. На данный момент месяцы игры меня вообще не завлекают, а завлекает динамика и легкий слог.
Я, конечно, тоже могу в воду окунуться, умыться и утонуть нахер, но давай без этого, бро.
Играю все. Вот вообще все. Начиная от флаффа (но тут, как говорится, Ктулху упаси), заканчивая инцестом, расчлененкой и прочими вкусностями.
Реаллайф без примесей в приоритете, но, если что, то я сговорчивый парень.
Пишу строго от третьего лица. Посты пишу и за десять тысяч, но сейчас хочу релаксов.
Хочу чего-то вкусного и хлесткого. Персонажей, предпочитаю, за тридцать, под сорок, за сорок и под пятьдесят.

(З.Ы. детка, если ты узнаешь меня по манере письма, не убивай и не калечь, ты у меня лучший <3)

Пример вашего поста:

Пример поста

Европа восемнадцатого века не отличалась хорошими манерами, да и высоким уровнем жизни, который был доступен лишь людям из состоятельных семей. В Европе восемнадцатого века все было не слишком радужно с медициной и помощью нуждающимся, но все то лишь предлоги, попытки оправдать деяния женщины тридцати двух лет, которая произвела на свет двух обаятельных близнецов. Элизабет была хорошей женщиной, как сказали бы про нее соседи и друзья, но хорошие женщины не скрывают от окружающих столь греховные поступки, кой совершила она.
Беременность принесла Эли двойню, да не просто двойню, а двух обаятельных близнецов, которые, вероятно, очень хотели жить. Роды были тяжелыми и обессиленная женщина заклинала супруга:
- Отнеси их в лес, Роберт, закопай под старым дубом, нам не прокормить два рта.
- Элизабет! Ты с ума сошла!
- Скажем, что они скончались ночью. Или они или мы.
“Или они или мы” было явно решающим фактором. потому, забрав дремлющих младенцев в корзину, мужчина ушел и вернулся уже без них.
В темном лесу, который хранил многие секреты, Роберт Стоук откопал прихваченным черенком лопаты небольшую яму, в которую без проблем поместились два новорожденных замотанных в простыню. Ложью будет сказать, что сердце отца не дрогнуло, возможно, он даже задумался о том, чтобы оставить одного, но дети выглядели болезненными, успокаивал он себя, все равно не выживут. Закрыв глаза и, стараясь не слышать детский плач, который разнесся по лесу, когда Роб кинул на сверток первый ком земли, он продолжил делать то, что был должен. Убивать свое наследие.
Под утро он уже заливал в себя порцию за порцией, это дешевое поило, которое звалось гордым “виски” больше походило на чистый спирт, но разве в праве он теперь что-то выбирать? Он лишь хотел прекратить слышат их плач.

О дальнейшей судьбе Роберта и Элизабет известно очень мало, завели ли они еще детей, смогли оправиться после содеянного - все то загадка истории, но к чему рыться в ней, когда есть тайны поинтересней. Мать Природа - великое создание, эфемерное, сильное и, думается мне, люто ненавидящее, когда ее подарки попросту выбрасывают. Дети - это цветы жизни и когда два маленьких комка плоти, крови, да костей вернулись в землю явно раньше положенного им срока, Мать шелестела листвой, гоняла тучами и не знала пределов своего негодования - все же люди те еще выродки. Те еще ошибки. А ошибки, как известно, всегда преследуют своего “создателя”.
Любовь ко всему живому, которая особо трепетно выражалась именно в адрес детей, вынудила ее пойти на крайние меры, дабы спасти два юных существа у которых впереди была еще целая жизнь. Природа веровала, что сказки, поверья, гармония смогут сотворить из младенцев чистых людей, свободных от человеческой низости и порока.
Ее дети будут лучше.
Рождение близнецов пришлось на весну, на время года, когда оживает все вокруг и было бы грешно держать их дольше в чреве Матери. Только вот была это весна не первого, да и не второго года. Создание идеального существа - не такая простая наука, как могло бы показаться, ведь ежели Матерь не позаботится о том, чтобы у потомства ее было меньше слабостей, чем у прошлого выводка, то не позаботиться никто. Будучи брошенными однажды, эти существа не пережили бы еще одного предательства.
Ежели довелось вам видеть, с какой болью, да в каких муках рождается человеческое дитя, то знайте - все то в назидание и в наказание, потому как истинная забыли люди, кто их истинный родитель. Настоящая же Матерь рожает с улыбкой на устах, с благоговейным ароматом счастья, который разносятся по полям и долям. Сие событие празднует весь лес - своим шелестом напевая торжественные мелодии, птицами разлетается весть по округа озорными трелями. Все живое замирает, когда на свет появляются они, новое поколение существ, которых и людьми язык не повернется назвать. Совершенные.
Длинные черные волосы до самых плеч, худые тела с выступающими костями, точеные черты лица, яркие, ясные и поразительно светлые глаза, которые смотрят на миг впервые, но не щурятся от яркого света - его они видели, ощущали под землей и станет он их величайшим спасением, их живительной силой. Они, как две капли воды. Идентичны во всем, даже в россыпях аккуратных родинок по всему телу, который проглядываются то там, то тут.
Звенящие воды ручья, что протекал рядом, зная о появлении на свет двух новых сыновей великой Матери, позволил себе преподнести тем подарок в виде корзины белья, которую тот умыкнул к жены фермера. В корзине - одежды, которые понадобятся им для того, чтобы нести истину в массы, чтобы изменить этот мир. Таково желание их Матери. Они слышал его в шорохе листвы и дуновениях ветра. Но пока одежды сохнут, они могут обвести взглядом окружающий мир - он точно такой, как рассказывала им мать в колыбельных и таинственных сказках. Великая Матерь никогда не врет и от того любовь ее к детям чище ключевой воды.
Их пальцы сплетаются и в этом жесте они она улыбаются разом - ведь именно так они провели те долгие годы, не отпуская друг друга ни на миг, осознавая, что кроме них самих и Родительницы, в их вечной жизни не будет никого, от того было необходимо ценить. Скорее даже не необходимо. Это столь же естественно, как и дышать, ходить. Любить.
Объятья, сон на берегу реки, прикосновения друг к другу едва ощутимо. А после большой и шумный мир.
Облачившись в тканевые одежды, закрывая свои тела от лучей солнца, в месте с тем и любви Матери, близнецы на миг вспоминают, что безымянны. Мать не навязывает ничего, они могут выбрать что пожелают.
Они уже выбрали - Мицар и Мирак

Отредактировано norimyxxxo (07-05-2018 16:47:23)

+1

13

Форум: SENSATION
Текст заявки: заявка тут. Ну а если серьезно, то мне очень нужен ты.
Ваш персонаж: Моя анкета. А если вкратце:
1.27лет
2.сестра сенатора штата
3.директор по безопасности в страховой компании брата
4.в свободное время - убивает людей, совсем не женское хобби
5.прошла Вест-Поинт
6.участвовала в боевых действиях в Ливии.
7.боготворит своего братца, а так же очень любит всех племянников, которые все появляются и появляются...будь они неладны
Пример вашего поста:

Пример поста

Жизнь, в большинстве своем, набор почти одинаковых дней. Очень похожих друг на друга. Будет ли девушка жаловаться на них? Нет, ведь многие мечтают о такой жизни, но после Ливии...все изменилось в её жизни. После того, как она в первый раз почувствовала вкус отнятой жизни, в её голове что-то щелкнуло. Наверное, психологи приписали бы её к маниакальным личностям, но сама Джесси в аспекте своих знаний медицины, анатомии и прочего - что было необходимо, чтобы выполнять работу чисто - понимала, что она не маньяк. Она способна контролировать этот процесс. Свои желания. Убивать других - необходимый ритуал, чтобы чувствовать себя живой. К тому же - она не отнимет жизнь у невинных, это всегда какие-то сволочи, которым единственный путь в Ад. Может быть - это так же один из способов почувствовать, что в этой жизни может быть справедливость: подсадил детей на иглу - умри, насиловал женщин - умри, похищал детей - умри. А потом она приходит домой, ставит себе расслабляющую музыку и делает чашку чая. Насладиться душем, глядя в галлюцинацию, в которой вода, стекающая с обнаженного тела кажется кровью и спокойно выпить чашку заветной ромашки.
Любопытно именно то, что на её руках уже столько крови, а эти галлюцинации никуда не исчезают. Они уже не вводят Джесси в панику, страх или ужас, нет. Это просто побочный эффект от "таблетки жизни". Поначалу, все было куда ужаснее - она просыпалась в холодном поту, видела убитых и наяву, шарахаясь от них на улице, слушая их устрашающие речи..но все равно не могла отказаться от этого дела. Вот уж правда - наркотик. А не какой-то там белый порошок. Наслаждение, которое дарит очередное выполненное дело, невозможно передать словами. Как будто до этого момента жизнь стояла на паузе. После - месяц-два можно жить по-настоящему, чувствовать мир по-другому.
DarkNet - вещь не очень излюбленная девушкой. Да, её услуги есть на этом сервере. Но это так, подстраховка и подработка, если можно так назвать. Джессика получает свои задания от правительства и правоохранительных органов. Она нравится им тем, что не оставляет следов. Она - машина для убийства: все просчитывает, всё подмечает и способна любое убийство инсценировать как желание человека покончить с собой или несчастный случай. Пришлось много поработать, чтобы получить такую репутацию и получать отличные деньги на сарафанном радио. А что вы думали, что Джесси - миценат? Нет, увы и ах. Всем нужны деньги. За них можно купить что угодно и даже чью-то смерть.
Она никогда не работала с этим заказчиком..или посредником. Плевать. Но все заказы с этого ресурса проходят тест личных встреч. Вряд ли tet-a-tet кто-то сможет её провести, уж слишком она хороша в своём деле. Убить человека, на чьих руках огромное количество сгубленных жизней - обычное дело. К тому же у Джесс давно не было заказов, а значит - её жизненные силы, запускаемые её личным наркотиком, истощались. Пора было идти за новой дозой, а тут как нельзя кстати и "диллер подъехал сам".
-Пять стопок текилы, пожалуйста, - она не может себе позволить ходить в плохие клубы. Она - часть семьи сенатора штата. Его сестра. Она много чего не может себе позволить, но хорошая жизнь никому не мешала. Это - один из лучших клубов города, тут всегда много людей, шумная музыка и только лучший алкоголь. Она оглядывается, чтобы просканировать всех. Не находит того, кто может её искать. Мужчины вокруг ищут тут кого-то, но далеко не для целей, которые преследует её соискатель. Алкоголь быстро просачивается в её организм, чтобы расслабить тело и чуть вскружить голову. Доза, достаточная, чтобы хорошо провести вечер и недостаточная, чтобы стать овощем. Девушка выходит на танцпол и растворяется в толпе, покачивая бедрами в такт музыке. Что-что, а расслабляться, даже в гордом одиночестве она умела.
На оповещение своего заказчика о местонахождении, которое настойчиво вибрирует в телефоне - посылает короткий ответ: "Ну так пей". Бар в поле её зрения, она увидит каждого, кто подойдет к нему. А напиться и хорошо провести время - всегда входит в её планы, когда её нанимают из DarkNet(-а). Непрофессионально, скажете? Да идите вы к черту! Можно получать удовольствие от таких встреч, это абсолютно точно! И если её наниматель - не сноб, какие вряд ли занимаются такими делами - то он поддержит её. Сзади она чувствует легкое притирание чьей-то одежды, слегка поворачивает голову на очередного смельчака.
-Я убью тебя, не успеешь и глазом моргнуть, - громко говорит она, дотягиваясь до его уха и не переставая танцевать. Улыбается, что еще больше устрашает..или напрягает. Парень испаряется в толпе, а девушка продолжает поддаваться в плен музыке. Она ненадолго закрывает глаза, чуть запрокидывая голову, упиваясь наслаждением такого хорошего вечера. Возвращается в реальность - приоткрывает глаза - сканируя бар и, кажется, видит своего персонажа. Он подходит к бару, слегка оглядывается, заказывает что-то. Опирается локтями на стойку, разглядывая всех, будто кого-то ищет, пока ждет свой заказ. Встречается с ней глазами. Она еле-заметно подмигивает и снова, закрыв глаза, закидывает голову, чуть покруживаясь и покачиваясь в темп музыки.
Он точно не сноб. И симпатичный. Надеюсь, что он способен веселиться.

0

14

Форум: breakdown
Текст заявки:  внешность - evan peters
Эндрю первый мальчик в многочисленной семье Хантов (6 детей это вам не хухры мухры), долгожданный наследник, хороший сын и конечно же горячо любимый брат. На момент его появления на свет в семье было уже три девочки, а в след за ним, спустя какие-то там 5 минут появилась и ещё одна — дорогая младшая сестра, его двойняшка с которой в последствии будут практически неотделимы друг от друга. Первенец, он сразу завоевал любовь и расположение отца, был окружен его заботой и любовью, в то время как остальные девчонки от папенькиного внимания мягко говоря не захлебывались. Обласканный родителем и по характеру слишком спокойный и сдержанный он никого не понимал тяги младшей сестрички к проказам и шалостям, но даже не смотря на это всегда поддерживал её и был рядом, даже когда она втягивала его в неприятности, которые родители по доброте душевной так долго спускали с рук. Чуть позже на свет появляется из мадший брат и вот уже и Эндрю приходится делить с кем-то папину любовь, теперь он кажется начал понимать за что всё это время так боролись девочки. Соперничество в такой большой семье это нормально, но конкуренция слишком велика. Двойняшки подрастают и вместо того что бы пытаться прыгнуть выше головы лишь больше и больше сближаются, в какой-то момент уже и не воспринимая даже одного отдельно от другого. Кажется, спать вместе они привыкли ещё тогда. К отсутствию внимания и без того загруженных родителей привыкнуть не так уж и сложно, тем более кода ты никогда не бываешь одинок. Куда сложнее привыкать к новым способностям, что постепенно стали проявляться практически у всех детей четы Хант. Это не должно удивлять, ведь оба родителя так же обладают сверхвозможностями, но их отец от чего-то в гневе или быть может в ужасе. По его меркам все его дети кроме самого младшенького оказались дефектными уродами. Стойкая смесь отвращения и презрения к собственным детям вынуждает его как можно дольше бывать вне дома, оставляя ребятню на и без того загруженную работой жену. Двойняшки растут, кажется самыми беспроблемными и самыми нормальными в этом доме. У них нет проблем в школе, они не ругаются с родителями и не задирают брата и сестёр. Андреа бойкая, громкая, взрывная и неусидчивая, но спокойствия и беземоцеональности у него хватит на двоих. Если бы он не велся за ней, да не подавался глупым девчачьим уговорам так цены бы детям не было. Но Эндрю то ли слишком лень, а то ли он ей слишком доверяет.
Они уже окончательно замкнулись друг в друге когда умирает мать и отец забрав младшего брата уходит в сопротивление. Может по этому кажется что им всё равно на эти дрязги. Но нет, любящий, хоть и не проявляющий эту любовь так рьяно как всем хотелось бы он нежно привязан к сестрам, впрочем, как и Андреа, но свои тайны эти двое уже давно привыкли доверять только друг другу.
Ваш персонаж: Авис Хант. Третья сестра. Помощник мэра. Сестра близняшка тоже на форуме.
Пример вашего поста:

Пример поста

Когда все случается вот так внезапно просто перестаешь думать. Или наоборот в голове появляется слишком много всего. За те несколько минут в голове успело пронестись одновременно тысяча и одна мысль. Я несколько раз пожалела, что вообще накинулась на нее, ту что принесла радость в мою жизнь. Без нее я превращаюсь в сволочь которую мало интересует чужое мнение или желание. На работе радовались. Конечно первый месяц это было угнетенное состояние, а потом моя продуктивность возрастала настолько, что порой руководство даже советовало сбавить обороты и пожить для себя. Словно так просто выключить голову, выкинуть одну юную особу и сделать вид словно ничего не произошло.  В то время я мечтала передать ей свою боль, дать понять как не стоит себя вести. Как я себя чувствую каждый раз когда ночью слышу звук закрывающейся входной двери. И молча гипнотизирую потолок в надежде услышать что-то еще. Любой звук, что даст мне надежду на возвращение. Но чуда не происходило. С остервенением я заменила дверь на раздвижную. Самообман. Была надежда на чудо. Словно понимание отсутствия звуков и отождествление этого с новой покупкой даст возможность спать как младенец и ни о чем не думать. В моем случае это в принципе не реально. Я даже включала блокиратор в фоновом режиме надеясь на то что это отключит мне голову. Но чуда не происходило. И когда наконец удалось вдохнуть полной грудью, расслабиться и почти начать двигаться дальше появилась она. Потерянная, забитая, в чужих вещах великих размера на три или более. Жуткое зрелище и жалкое, да. Увидеть настолько в подавленном состоянии ту которая, казалось, светиться изнутри. Принять к сведению то что было всего несколько минут назад... Самое сложное для меня это не понимать происходящего. Не иметь возможности мгновенно ответить на вопрос достаточно развернуто. Привычка чувствовать себя чуть умнее остальных оставила свой след. И теперь, когда ситуация выходит за все мыслимые и не мыслимые рамки, просто теряешься. Но видя страх в ее глазах отпускаю ее плечи. Не сразу даже заметила как крепко держала ее. Даже самой себе было сложно признаться насколько страшно ее потерять. Брюнетка никогда не рассказывала о себе чего-то личного и я привыкла считать, что в жизни произошло нечто страшное. Но после увиденного стало казаться, что ее нынешняя жизнь и есть тот самый ужас.
— Ты куда собралась? — чего-чего, а отпускать ее я точно не собиралась. Не сейчас. Не спустя столько времени потраченного впустую. Когда не имеешь возможности даже просто увидеть улыбку на ее лице перед завтраком. Или в конце дня за бокалом любимого вина и сырной нарезки в горчично-медовом соусе. Мелочь. Нечто столь незначительное из чего и собиралось то что зовут жизнью, а не просто существованием. — Я говорила, что сегодня ты отсюда не уйдешь. — в голосе опять засквозил метал. Выпускать ее было опасно как для нее, так и для окружающих. Природа поведения могла быть настолько разной, что еще надо было выяснить кто пострадает сильнее. Из-за этого стало сильно вспоминаться поведение младшего брата. Когда еще мы собирались вместе на праздники, особенно на пасхальные выходные. Тогда еще маленький Аарон начал терять над собой контроль. Поведение менялось из плюса в минус со скоростью света. Изначально он ангел, ищет запрятанные пасхальным кроликом яйца во дворе дома. А спустя каких-то пол часа мог вцепиться в волосы сестре или начать топтать все то что собрал утром. Тогда врачи диагностировали ему биполярное расстройство и возможное развитие более сложных заболеваний. Благо таблетки, то прописали мозгоправы, действовали. Странная пара врачей — Дилли и Билли, наблюдали его с 7 лет. Платиновые блондины. Словно из сказки про норвежских воинов они стеклянным взглядом с двух сторон сверлили макушку ребенка.
— Дети — цветы жизни! — от них меня бросало в дрожь. Что говорить о маленьком мальчике что был похож на затравленного зверька. Но вот медикаменты это уже что-то. Возможно стоило проверить что с головой у моей крошки. Быть может это лечиться и все будет хорошо. А дальше — души прекрасные порывы. И хоть изначально "души" был глаголом, но руки сработали быстрее головы. Прижать к себе. Резко. Крепко. Так, что бы почувствовать все косточки. — Не отпущу...   

0

15

Форум: 23 Jump Street
Текст заявки:
заявочка
ilana glazer only!
28-31 лет;
личный ассистент;

Илана накуривается шмалью, а потом устраивает голый забег по вечерним улицам города. В её философии нет совершенно ничего сложного, но каждый раз это выходит ей боком.
Когда я забираю её из участка, Илана на прощание показывает офицерам средний палец и громко заявляет о том, что в этой стране никогда не будет нормальных прав для граждан. Илану не сажают на несколько суток только из-за того, что один из парней, подозреваемых в краже, ударяет полицейского в нос, пытаясь сбежать и переключает внимание на себя.
Когда мы заходим за угол здания, Илана достаёт пакетик с дурью и предлагает накуриться.
— Даже знать не хочу, откуда ты его достала.
Она загадочно улыбается.

Илана рассказывает как-то, что самой крупной покупкой в её жизни был мопед, пока ещё жила в Нью-Йорке. Пристань казалась ей прекрасным местом, чтобы первый раз почувствовать вкус скорости, а в итоге она почувствовала только вкус солёной воды и утопила мопед, даже не успев сделать свой первый поворот.
Когда переезжала из одной квартиры в другую, у неё украли почти все вещи и кактус, подаренный мамой. В своём заявлении, она акцентировала внимание именно на нём, а не на нескольких тысячах долларов, которые умудрилась накопить.
Где-то внутри, Илана знала, что вскоре их проебёт.

Жизнь Иланы – череда взлётов и падений, постоянные смены работ и квартир, но она уже смирилась с тем, что находится где-то на уровне ниже среднего и не парится по этому поводу.
Из одного кафе её уволили за плевок в тарелку агрессивного клиента.
В книжном магазине она устроила пожар, кинув косяк в кипу старых газет, когда вошёл начальник и погнал её в основной зал.
Она отправила коллегам валентинки из фотографий своей груди, пока работала менеджером по продажам, и оттуда её тоже уволили.
Почти все собаки сбежали, когда она устроилась работать догситтером.

К Илане клеят все клише о безответственности, отсутствии самостоятельности и многих моральных качеств. Один раз мы пытались посчитать все её вредные привычки, но поняли, что для этого нам не хватит и целого блокнота.
К Илане клеят всё самое плохое, но всегда забывают о её находчивости, умении вертеться и не сдаваться тогда, когда даже самый стойкий человек давно бы сломался.
Для меня же она оказалась ценным кладом, ни разу не подведя с момента начала работы.
Возможно, ей просто было нужно найти себя.

Илана ведёт список половых партнёров, ставит себе достижения и оценивает по десятибалльной шкале.
Самое ценное в её съёмной квартире – коллекция виниловых пластинок, бережно упакованных на случай срочного съезда, потому что иногда (постоянно) забывает платить по счетам.
Она постоянно теряет нижнее бельё и носки.
Илана переезжала пару раз из-за крысы, преследовавшей её, но только потом поняла, что крыса обосновалась в одной из коробок для переезда и даже принесла потомство.

Однажды Илана призналась, что пару лет сидела на тяжёлых антидепрессантах.

Иногда мне кажется, что я знаю о ней слишком много.

Илана оказалась на лейбле совершенно случайно одним январским днём, просто забежав в первое попавшееся здание, чтобы сходить в туалет.
Задержалась, чтобы выпить бесплатный кофе на ресепшне и подслушала про ряд собеседований.
Осталась, чтобы получить работу, на которую даже не рассчитывала, потому что её блеф и враньё были раскрыты в первую же минуту.

+

В жизни Микки происходит полный пиздец где-то со второй половины прошлого года, поэтому ему очень необходим хоть один человек, который не будет заставлять его медленно, но уверенно седеть от зашкаливающего количества работы и потраченных нервов.
Не смотря на весь долбоебизм Иланы, она будет тем человеком, который разгрузит его и будет во всём помогать, возможно, впервые в жизни отдаваясь работе и получая от неё удовольствие.
Познакомлю с ребятами, которые тусят в этой сфере и не оставлю без игр.

А так, всё по канону: не пропадать и не пиздеть по поводу пропаж. Постов каждый день не требую, пишу как угодно, но имею аллергию на второе лицо. Буду рад писанине от 5-6к. и прошу занести с собой хорошее настроение.
Какое будет имя – мне без разницы. Внешность смене не подлежит, потому что Иланка ебанутая и просто космос.
Жду, верю и надеюсь, лал.

Ваш персонаж: придурок, потерявший ориентиры, музыкант, продюсер, любитель обдолбаться, 33 года, холост, детей нет, звать Микки.
Пример вашего поста:

самый свежий, но такое

Она смотрит на меня сквозь опущенную вуаль и тяжко вздыхает, пока губы смачиваю холодом из стеклянного стакана с кубиками льда, мерно постукивающими о стенки при наклоне. На ней чёрное платье из грубой шерсти, на пальцах многочисленные кольца, из которых только одно несёт в себе какую-то ценность и сразу бросается в глаза – практически чёрное окисленное серебро из последней линейки P/4. Она рвётся к духовному просвещению и пытается найти себя в себе же – тысяча долларов за кольцо кажутся ей достойной платой для открытия врат в собственное сознание. Но здесь и сейчас она не ищет выхода или освобождения.
На её руках аккуратные ломанные линии тяжёлых браслетов той же мастерской. Они не создают звона при движении, поэтому я не сразу замечаю, как она поднимает платок и смахивает слёзы. На белом шёлке – чёрные разводы. На столике рядом – с десяток аккуратно сложенных платков.
Ты придёшь на похороны? — выдавливает из себя, пытаясь унять тихий всхлип за кровавым блеском губ.
Молча киваю, лениво покачивая в руках стакан и не отводя от неё взгляда. Тянусь за пачкой сигарет на высоком столике и прикуриваю, сжимая губами фильтр. Она вздрагивает, когда сигаретный дым достигает кончика её носа, втягивает его с очередным тяжким вздохом, пока пальцы заламывает, сминая белую ткань. Обрывки косметики отпечатываются на коже, отнюдь не гармонично сливаясь с тонкими чёрными вытатуированными линиями на пальцах. На фаланге указательного молодой месяц. На среднем солнце с длинными лучами. На безымянном коса. Треугольник выбит на мизинце.
Поделишься со мной сигаретой?
На коленях лежит длинный мундштук. Отложив платок, она поднимает его и вставляет предложенную сигарету. Вместо зажигалки – спички из кармана платья. Её глаза сводятся вместе, когда пытается прикурить. Прячу короткий смешок в кулаке. Она замечает, тут же поднимая на меня взгляд и задавая немой вопрос. Отвлекаясь от процесса, неловко взмахивает рукой, пока тушит спичку и задевает сигарету, срывающуюся с мундштука и улетающую на пол.
Да что за блядство, уже третья, — возмущённая волна руками, заливается смехом, откидывая мундштук в сторону и наклоняясь за сигаретой. Сразу же затягивается, прикрывая глаза, — может мундштук кривой? — Смотрит на меня, снимая с головы шляпку и избавляясь от вуали.
Или твои руки? — предполагаю, заканчивая со стаканом и отставляю его на столик.
Цокает языком, изгибая губы в улыбке.

В театрах чувствую себя белой вороной; терминология – сущий ад; стилистика – его ворота; качество субъективно, но по большей части надоедает спустя первые десять-пятнадцать минут.
Пожалуй, именно подготовка и тот хаос, что творится за пределами гримёрки, где в оазисе и отстранённости с Ванессой – единственное стоящее, что здесь есть. Натуральное.
Ваня докуривает сигарету, пачкает пальцы в губной помаде на фильтре и хватает ещё один платок. Красное на белом шёлке, затем чёрный развод из-под век – остаточное от наигранного, в свете ярких ламп выглядит слишком маленькой и потерянной, неестественной, потому что знаю её больше пяти лет – слишком боевая машина. Маленький апокалипсис.
В прошлом году их театральная труппа едва ли не взорвала зал, сейчас они открывают сезон с не менее большим шумом, превратившись из никому неизвестных объедков социума в крупный бриллиант. Солдауты через несколько часов с момента старта продаж. Репосты в социальных сетях. Армия преданных фанатов в инстаграме и за пределами камеры айфонов. Театр становится интересен молодым.
Мы сидим с Ванессой сгорбленными стариками и думаем о том, как докатились до такой жизни. Она всё ещё обижается на то, что я не согласился помочь им с музыкой. Я же попросту слишком погряз в собственной работе и нахожусь на грани. Ещё один проект загубил бы меня и перекрыл кислород. Ваня обижается меня, а я уже жалею о проёбанном шансе, но сижу в её гримёрке, курю и бросаю взгляды в сторону едва початой бутылки виски.
У неё на груди висит серебряная цепочка. У меня – пропуск в любой уголок этого злоебучего здания.
Нет, — следит она за моим взглядом, — ты уж посмотри, что получилось у нас, — Ваня знает, как я не люблю театры, — может в следующий раз ты будешь более разумным мальчишкой, — снова про музыку.
Я смеюсь. Она тянется за сигаретой.
Через десять минут начало, — в открытую дверь голос Марка.

В зале томительная суматоха смешивается со спокойствием. Две грани сталкиваются и отдаляются в разные стороны, рваными краями задевая соседей. Тихие смешки и пылкие разговоры, но взгляды то и дело устремляются к сцене – ожидают начала.
Ощущение белой вороны лишь усиливается – выхожу из служебного входа у сцены со стаканом минеральной воды. Просьбу Ванессы выполняю без проблем, но чувствую, что посреди первого акта сорвусь к бару, чтобы не уснуть.
Ощущение белой вороны лишь усиливается – по негласным правилам в театр одеваются так, будто это последний вечер перед смертью и никто так и не смог толком искоренить эту сраную привычку. На мне же обычные чёрные джинсы, футболка и кожаная куртка.
Ощущение белой вороны лишь усиливается, но отпускает так быстро, будто никогда не беспокоило, поэтому лениво прохожу через первые ряды партера, превращённых в зону VIP и оснащённых вместо кресел диванами с опускающимися подлокотниками такой толщины, что там вместятся три моих локтя, к проходу обычной зоны. По дороге подмечаю собственные пустующие места – Ванесса урвала весь диван, но за счёт того, что Элли умотала покорять горы (читай: трахаться с инструкторами в кустах у спуска горной трассы), а Освальд просто та ещё жопа, я предоставлен самому себе. Ходить с кем-то из друзей равносильно срыву представления, а этого мне Ваня не простит.

В центральном проходе партера в первых рядах не суматоха – стычка, грозящая превратиться в ураган. Со спины активная жестикуляция руками. Я, конечно, не умею читать по подобным вещам, но оппоненту явно не повезёт в ближайшие несколько минут. Взглядом уже блуждаю по залу и ищу охрану, которая и в ус не дует, а сам скорости не сбавляю, намереваясь просочиться сквозь конфликт незамеченным и размять ноги остаток времени.
Суть спора становится яснее, когда оказываюсь ближе. Путаница с билетами, косяк кассира или программы – у двоих билеты на одно и то же место. Никогда не страдал от миролюбия, но уже хочу набрать Монику – администратора – чтобы спустилась и разобралась в ситуации, даже достаю телефон, как мужчина отклоняется в сторону, наконец открывая мне лицо соперника по борьбе за место.
В голову словно стреляет, кажется слишком знакомым, но вспомнить упорно не могу. Вокруг меня всегда крутится слишком много людей, в какой-то момент я почти оборвал все попытки их запомнить, если они не касались чего-то важного и долгосрочного. Палец замирает над кнопкой вызова на дисплее телефона, вытащенного из кармана минутой ранее. Смотрю на растрёпанные тёмные волосы, перевожу взгляд к лицу и дёргаюсь от неожиданности, когда моего локтя касается чья-то рука.
Вы обзор закрываете, простите, — что? Какое удовольствие смотреть в портальный занавес?
Вместо едкого ответа, закусываю язык, опять поднимая взгляд на девушку. Снова стреляет в голову. Жестикуляция мужчины становится более агрессивной. Громкий говор почти переходит в озлобленный рык. Охрана смотрит мимо.
Я – не Освальд. Мирно решать вопросы – его козырь.
Но я уже спешу вперёд, убирая телефон обратно в карман.

Может тебе стоит остыть? — кладу свободную ладонь на плечо мужчины, обращая на себя внимание. Мне вроде как говорят, чтобы я не лез не в своё дело, но я тычу пальцем в бейджик на груди, на котором написано короткое и ясное «организатор». Организатор театрального представления из меня, как из говна палка, но сегодня утром Ваня нацепила бейдж мне на шею, сопровождая словами о том, что без этого я не пройду за кулисы и не смогу «шароёбится и путаться под ногами».
Пользоваться своим положением – не грешок, а дар, который нельзя просирать, поэтому отвечаю на грозный взгляд улыбчивым оскалом, переводя внимание на их билеты, зажатые в руках. Ни хуя не знаю, какими они должны быть, но выглядят одинаковыми и, судя по оторванным корешкам, их уже пробили и никаких вопросов не возникло.
Гнев мужчины моментально меняет радиус воздействия. Если раньше он был направлен на девчонку, то теперь центром для озлобленности становлюсь я сам. Про себя раз за разом повторяю, что нужно сохранять спокойствие, иначе получу по шее уже от друзей по ту сторону сцены. Как бы на моём месте поступил Освальд?
И хули ты кричишь на меня? — нет, не так.
Микки, соберись. Микки, выключи вот это вот всё.
Микки, ты же взрослый и умный человек.
Я перевожу взгляд на девушку.
Бах-бах-бах, разрушается.
Может, не могу её вспомнить, потому что она из слишком уж далёкого прошлого?

О твоё имя можно споткнуться языком?

В зале начинает попеременно меняться свет, проверка.
До начала осталось не более двух минут.

Отредактировано pumpkin pie (09-05-2018 20:19:52)

+1

16

Форум: 23 Jump Street
Текст заявки: возраст: >30 лет, профессия: преподаватель, ориентация: гетеро, внешность: sean teale [возможна смена, но нежелательна]

✘ Мы узнаем друг друга в июне '18 года, и сначала даже не будем придавать нашим встречам значение, а все по одной простой причине: ты - преподаватель на вечерних курсах, который, кажется, мало следит за собой, возможно, потерял жену из-за алкоголя или потому, что она тебе изменяла, или по любой другой причине, а я - глупая, ни в чем не заинтересованная девчонка, которая никому не нужна. это лишь первое впечатление, которое, как известно, обманчиво;

✘ Однажды я накричу на тебя прямо перед всем классом - на секундочку, перед людьми из совершенно разных возрастных категорий, - практически за дело, оттого ты мог заметить осуждающие взгляды на нас обоих. Я просто вышла из аудитории, хлопнув дверью, а через полчаса, когда все разошлись по домам, почему-то решил предложить мне сигарету, сев на ступеньки, совсем рядом;

✘ Ты узнаешь, что я бросила учебу из-за любви, что у меня могло быть бы перспективное будущее, но ошибок прошлого уже не исправить. Я услышу, что тебе совершенно не нравится твоя работа, что ты буквально ненавидишь ее, потому что ты хочешь быть архитектором, хочешь творить и созидать, а не объяснять на пальцах крайне не прогрессивным людям, как работать в программе 3d моделирования, но жизнь распорядилась иначе. Ты аргументировал это тем, что тебе нужно кормить ребенка/отца-инвалида или по любой другой причине. Возможно, мы поможем друг другу в осознании самих себя, но так и не станем теми, кем хотим быть;

✘ Переспим как-то спонтанно, причем абсолютно трезвые. Нам обоим было так дерьмово, что хотелось куда-то деть накопившиеся эмоции и злость - мы и нашли выход, сделав это в гребанном туалете после очередного занятия. Заговорить на следующий день было сложно, но нам пришлось, а потом пришло осознание, что хочется быть рядом чаще;

✘ Я позвоню тебе ночью, рыдая в трубку, умоляя забрать с неизвестного мне места. Последние проценты зарядки удалось потратить на отправку координат примерного местоположения, а потом мой телефон отрубается, и мне приходится ждать тебя полтора часа на абсолютно пустой дороге. Придется признаться, что кроме сделок по продаже топлива и шоколадных батончиков я осуществляю и другие, далеко не самые легальные операции, что я сильно накосячила, и это было мое наказание за глупость, а потом умолять сохранить это в тайне. И еще немного полежать со мной на почти разваленном диване, слушая, как я изредка содрогаюсь от нового потока слез;

✘ Ты едва ли не каждый день будешь пытаться отговорить меня от этой затеи, уйти из "бизнеса", но я буду отказываться раз за разом. А вместе с тем наши крайне странные и не самые здоровые отношения будут развиваться. Любовь ли это? Я не знаю. Но после того, как я узнаю, что у нас будет ребенок, нам все же придется в этом разобраться;
Ваш персонаж: Талия Беккер [внешность - Emma Dumont], 22 года, из не самой благополучной и дружной семьи, живущей в маленьком городке штата Орегон. Когда-то училась на программиста, но из-за одного мудака просрала все. Сейчас работает на заправке и надеется на то, что жизнь станет хоть немного лучше. Немного грубоватая и строптивая, ненавидит показывать свою слабость, даже если это никем не осуждается.
Пример вашего поста:

Пример поста

Бесконечно. Смех - улыбка, товар - писк аппарата, купюры, потому что терминал безналичного расчета вечно барахлит, - сдача. Каждые две-три минуты одни и те же операции, раз за разом. Иногда я просто не обращаю на это внимания, ведь это моя работа, бывает вообще чувствую себя маленькой деталью в огромном механизме [по сути, так и есть], и все происходит само по себе, но порой все это вызывает такую тошноту, что уже ничего не помогает вернуться к прежнему состоянию: два пальца в рот - пустая трата времени, да и должно ли это вообще помогать, если проблема с головой, а не с пищеварением, свежего воздуха нет в пределах нескольких сотен метров, хоть я и не чувствую уже запаха бензина, да и кто, скажите на милость, отпустит меня с рабочего места на пару минут, если на всей гребанной заправке в смене могу быть одна я. Сиди на месте, девочка, смотри зомбоящик с экраном меньше твоей головы, жди, пока очередной пустоголовый амбал не захочет зайти за ящиком пива, пока в бензобак его покореженной тачки заливается топливо, чтобы в следующую же секунду, как только ты поднимешь голову, чтобы встретиться с ним взглядом, он не захочет подколоть тебя или намекнуть на интимную связь в ближайшие пять минут на заднем сидении или вовсе в туалете. Мерзко до невозможности, никаких тебе пособий, никакой благодарности, зато стабильность, и еще зарплату не задерживают. Иной раз заглянет кто посимпатичнее обезьяны и накинет немного чаевых в почти всегда пустую стеклянную банку, но это такая же редкость, как день без похабных слов или любой другой грубости в мой адрес.
Мне говорили - увольняйся, зачем тебе это все? Только куда возьмут строптивую слабенькую девчонку без высшего образования? За те же деньги позориться перед посетителями кафе, магазинов с одеждой или вообще пойти в уборщицы, чтобы спину надорвать - зато не нужно будет напрягаться по поводу работы в ближайшее время, потому что проваляться в кровати придется достаточно долго. К тому же, мой босс не так давно очень усердно пытался выдвинуть очень интересное предложение. Приехал на одной из своих многочисленных машин, дождался, пока выйдет очередной посетитель, после чего зашел и буквально с порога начал очень длинный и, по началу, не совсем понятный для меня монолог, который я почему-то захотела прервать, даже встала с места, однако он остановил меня одним движением поднятой вверх ладони, и я решила, что пререкаться с ним - это последнее, что мне хочется и нужно делать в данный момент. Честно говоря, из-за его манерности и любви к долгим речам, прямо как у главных злодеев в фильмах, я мало что поняла из его слов, но все-таки уцепилась за пару моментов, и уже это мне не понравилось. Главная мысль, тем не менее, состояла в том, что отказаться я не могу, иначе простое слово из трех букв повлечет за собой определенные последствия. Проблемы мне не нужны, хотя, с ними я могу столкнуться как в случае отказа, так и в случае согласия, поэтому я что-то невнятно пролепетала, услышала в ответ "какая же ты у меня умница", после чего он ушел, не попрощавшись, а я сидела в такой прострации еще минут пять, после чего меня к жизни вернул надоедливый рингтон на телефоне. Увольняться. Для чего? Чтобы сразу пойти выбирать себе гроб и одежду, в которой меня туда положат? Вынуждена отказаться.

Странно, но сегодня смена закончилась достаточно быстро, хоть и казалась безумно долгой. Наверное, потому, что я вышла в ночь, а до этого не спала больше суток, и все это время боролась со сном, поскольку за все шесть часов из живых и материальных существ я видела одного лишь бездомного алкаша, который нередко заходит по вечерам, но сегодня, как я поняла из очень увлекательного рассказа, он задержался, а я как обычно из жалости купила ему сэндвич вдобавок к банке пива, которую он смог оплатить сам, высыпав из кармана несколько монет. В общем, где-то около семи утра я поняла, что нахожусь на рабочем месте дольше, чем положено, и в эту же секунду вскочила с крутящегося стула, закинула рюкзак на одно плечо, быстро облетела все помещение, а потом закрыла его на ключ. Мало ли, случится еще что, а потом мне придется пожизненно расплачиваться за свою рассеянность. Мне не хотелось возвращаться в то место, которое, кажется, уже можно назвать домом, несмотря на то, что нет никакого желания, так что я решила порадовать себя кофе. Желательно, максимальным объемом, чтобы потом перехотелось есть. Я на мели, в этом нет ничего постыдного, зато смогла оплатить жилье, и мне не придется ночевать в обнимку со старым "другом", от которого, как ни странно, не несет за километр, однако ничего приятного в таком рандеву я не нахожу. Выбор пал на мою любимую кофейню, до которой нужно было идти пешком минут пятнадцать-двадцать быстрым шагом, но это меня нисколько не напрягало. Заодно, может, смогу немного взбодриться.
Господи, сколько же тут людей? Словно Вселенная нашептала каждому десятому жителю Филадельфии, что им непременно нужно оказаться здесь, иначе случится что-то ужасное/непоправимое/любое другое вселяющее страх слово. Клянусь, у меня даже пульс участился, потому что за несколько секунд я почувствовала сразу и злость, и желание развернуться и уйти в противоположном направлении, и еще нечто похожее на крик души, проявившийся в виде легких покалываний в груди, но отчего-то я решила не сдаваться. Я целенаправленно решила потратить кровные на чертовски вкусный кофе - и я это сделаю, никто не посмеет мне помешать. Спустя десять минут давки, ругани с белыми воротничками, которые опаздывали на совещание, но не могли на него попасть без напитка богов [без кофеина, конечно же, а еще на миндальном молоке], мне все же удалось сделать заказ, а еще через пять я смогла получить вожделенный напиток, который я чуть не уронила, поскольку засмотрелась на одну девушку. Не стоит думать, что я положила на нее глаз или что сочиняла о ней всякие гадости, как минимум потому, что она не толкалась локтями, не разговаривала, точнее, не кричала по гарнитуре с коллегой, ребенком или вообще собакой, а по той причине, что ее.. затылок показался мне знакомым. Звучит странно, однако я успела заметить буквально на доли секунды часть ее лица, и оттого у меня спутались все мысли. Если это тот человек, о котором я думаю, то все это похоже на мыльную оперу. Но скорее всего, я просто устала, видется всякое, и стоит выбросить эту идею из головы, потому что она уже пропала из виду, и я даже не смогу ее догнать. Мне нужно выйти на воздух и пройтись еще квартала два до парка, где я смогу посидеть, проветрить голову, и только потом уже принимать дальнейшие решения на счет сегодняшнего дня.
Легче не стало. Черт возьми, я просто не могу смириться с тем, что мне почудилось. Я могла бы уже давно успокоиться, но только я по сей день не верю в то, что моя сестра мертва. Конечно, у меня нет никаких доказательств, но чтобы убедиться в том, что ее действительно нет в живых, я должна увидеть тело. Либо так, либо я не поверю. Не знаю, правда, зачем мне все это нужно. Полная бессмыслица. Мы ведь даже не общались в последние несколько лет, а до этого нас сложно было назвать лучшими подругами или как минимум друзьями. Не то, чтобы мы ежедневно пытались вырвать клок волос друг у друга, скорее, нам было почти что плевать на наличие меня в ее жизни и ее в моей, словно это ничего не поменяло бы. Однако в случае ее смерти наши бабушка с дедом оказались бы правы. И хоть у меня нет к ним никаких обид - это ведь люди, которые нас воспитали, в отличие от беспечной мамаши, - это еще не значит, что я согласна с ними во всем, особенно во взглядах на жизнь. Они вторили мне, что я должна добиться таких высот, чтобы быть как один из этих офисных тараканов, которые там всю свою жизнь проводят, что Рике не стоило вообще выходить замуж, потому что она - безмозглая и наивная девочка, которая повелась на большие деньги, только вот конкретно ей таких претензий, по крайней мере, при мне, не высказывали. И что с нами обеими сейчас? Впрочем, нельзя утверждать, что сложившаяся ситуация - полностью моя [или ее] вина. Жизнь такая штука, что стоит тебе на мгновенье задуматься -  и ты уже теряешь равновесие, а твое дальнейшее состояние будет зависеть от множества обстоятельств, которым ты даже значения не придавал, но именно сейчас у каждого из них появляется своя роль.
Выхожу на улицу, глубоко вдыхаю воздух, а потом, как-то случайно перевожу взгляд чуть левее и вижу, как "знакомый затылок", поворачивает за угол, и черт возьми, я вижу лицо в профиль. Это какая-то шутка. Злая шутка судьбы или моего уставшего мозга, которому не хватает немного кислорода. Талия, немедленно развернись на сто восемьдесят градусов и просто иди вперед, потому что тебе нужно дойти до метро, сесть в поезд и доехать до квартиры, чтобы там удобно устроиться на кровати и заснуть крепко-крепко - завтра даже на работу выходить не надо. Талия, стой хотя бы на месте, не делай поспешных выводов, не двигайся в ту сторону.. Талия, блять, не смей. Окей, все с тобой ясно. Ноги сами несут в том же направлении, в котором двигается темноволосая девушка. Я двигаюсь так, чтобы не отставать, но при этом стараюсь не приближаться слишком, иначе.. А что иначе? Я же ищу встречи с ней, я хочу, чтобы она хотя бы ненадолго повернулась ко мне лицом, и тогда мне станет либо лучше, либо тоже лучше, но при этом на меня свалится что-то вроде огромного валуна, который придавит меня к земле, полностью обездвижив, так еще и лишив возможности говорить. Я ведь просто могу обогнать ее, дотронуться до плеча, и если я ошибусь, то сказать поспешно, что обозналась. В этом ведь нет ничего сложного, не так ли? Я ведь не какая-то забитая мышка, которой сложно контактировать с людьми. Тут ведь проблема совсем в другом. Хочу ли я, чтобы это была она? Готова ли я к такому? Разумеется, ничего не обязывает активно общаться с ней - с мертвецами особо не поговоришь, ха, - но сама по себе мысль о том, что мы каким-то чудом могли оказаться в одном городе.. Была не была.
- Эрика? - имя срывается с моих губ, с несколько пугающей интонацией, да и голос какого-то черта сел. Ответ на мой вопрос последует через 3, 2, 1..

0

17

up
Форум: blooming99
Текст заявки:
edgar* watts // эдгар «эдди» уоттс, 31; горе-адвокат (jesse williams*, например)
Удача Эдди Уоттса — россыпь неврастении под вуалью очаровательного кокетства, капризная сука, настроение которой меняется по амплитуде от блестящих высот до кромешного провала; сколь протяжно ни выкручивается, ни выдумывает, ни юлит, удержаться на белой полосе достаточно долго, чтобы успеть почувствовать себя баловнем судьбы, у него не получается — вот и штормит бедолагу от вершины до самого дна. Эдди справляется с этим играючи, по-крайней мере, так думает — он словно сотворен из удивительного металла врешьнеубьешь (как и Дана Уоттс, видимо), металла беспечного, полного слабоумной оптимистичности и неудержимой веры в собственные силы (ну и щепоть осознания, что все орехи на голову вполне заслужены, в довесок). Эдди неубиваем — вне зависимости от силы удара, градуса падения, количества вострый углов, встречаемых на пути, он поспешно залижет раны, прикрепит пластырь-подорожник, выплюнет осколок выбитого зуба, отобьется от очередного иска/дисциплинарного взыскания/штрафа/алиментов (нужное подчеркнуть) и пойдет дальше. Разумеется, на четвертом десятке предпринимают отчаянную попытку догнать смурные мысли — может стоит остановиться, поправить все, залатать дыры — но наступает новый день, стены холостяцкой квартиры перестают ворчать, а вместо рук то обрубки, то лапки; как вывод — разрушать получается лучше, чем строить.
Эдди выпадает из жизни Даны на семнадцать лет, плюс-минус письмецо да открытка на Рождество. Первые несколько лет после развода родителей письма частые, тоска сильная, не обходится и без побега из дома — его ловят в запыленном автобусе где-то на окраине штата, проводят воспитательные беседы и арест, никоим образом не поубавивший прыткость. Все глохнет самотеком, а скука сводится к тоненькому ручейку — свербящим атавизмом остается знание, что за энное количество миль есть сестра и мать, и это знание доставляет лишь неудобства совести, потому и откладывается все дальше в ящик, а память дряхлеет. После нескольких не отвеченных писем, присланных обратно чеков, глухого молчания Эдди оставляет попытки и подпаливает основание моста — Дана, первая инициирующая забывание, подбрасывает дровишек.
«Блять», на тридцать втором году жизни думает Эдди, вытягивая ноги на пороге когда-то родного дома, оседлав единственную дорожную сумку — красноречивое напоминание о Большом Яблоке/Городе Ветров/любом другом муравейнике, где оставляет квартиру, машину и часть ущемленного самолюбия (спасибо, что не жизнь). Аналогичную мысль думает Дана, вернувшаяся с работы — матери достает сил, чтобы открыть дверь и впустить заплутавшее на десятилетие дитя домой — чеширскую улыбку старшего брата она хочет стереть первым подвернувшимся под руку тяжелым предметом.
(не признаваться же, что ждала эту встречу каждый чертов день)
* имя, внешность (можно выкрутить историю до градуса родства сводного, например), история мобильны — разумеется, кроме наличия Даны в ней — раскурить братско-сестринские отношения можно до предела, благо сложностей масса. Подробности в полной версии.
Ваш персонаж: Дана Уоттс, 26 лет; тянет лямку в наскучившем городе, привязана к одному месту обстоятельствами и чувством вины, замешана в худом дельце
Пример вашего поста:

Пример поста

В повторяющихся глухих ударах слышится плавная, тошнотворно-печальная мелодия, в которой Арлин узнает простую комбинацию нот, что Алма наигрывала серыми вечерами еще в старой квартире на Гартенштадтвег, а она, шестилетняя, утопала в глубоком кресле, проваливаясь в настойчиво отгоняемую дремоту. В подобном споре — между сном и бодрствованием — Арлин находится и сейчас, и уже несколько дней кряду. Она осторожно открывает глаза — тонкий луч солнца пробивается сквозь плотно запахнутые занавеси, скальпелем выхватывает дальний угол больничной палаты и кусочек прилегающей стены. Мутный взгляд судорожно впивается в эту полоску света; вихрастый малыш кидает мячик из грубой кожи в стену, на нем черные штаны, подвернутые до колена, белый воротник рубашки, выбивающийся из-под коричневой кожаной куртки с мужского плеча. Мяч отбивается от ровной поверхности, прыгает за солнечными бликами, ударяется об пол, мальчишка улыбается, посылая его обратно. Арлин хочет окликнуть сына, но не получается выдавить и звука, малыш сидит полубоком, продолжая свою игру, лицо его — темный провал в ореоле русых волос. Арлин остается только смотреть, но чем дольше она это делает, тем больше мучительных деталей цепляет просыпающийся, словно пробивающийся откуда-то изнутри, разум — сквозящие дырами брючины, испачканные в грязи башмаки, бурые разводы на подорванном рукаве куртки — одновременно со всполохом детского смеха приоткрывается дверь палаты, и созревший пузырь призрачных образов лопается, выдергивая Арлин из толщи манящих, до судорог желанных, но ирреальных видений. Она не видит, кто заглядывает в образовавшуюся щель, потому что зажмуривает со всей силы глаза. Когда дверь возвращается на место, заглушая посторонние звуки, волной хлынувшие с изнаночной стороны, в воздухе остаются только крохи смеха Бартоломью, погибшего четыре дня назад. Арлин в палате одна.
Ребенок, хоронящий мать.
Мать, хоронящая ребенка.
Женщина хрустко поворачивается на правый бок, топкая дюна залежалой ткани — ей постоянно холодно, не помогает и второе одеяло, выпрошенное Артуром у несговорчивого медперсонала — словно нехотя отзывается на неожиданное движение, осторожно выстроенные ранее валуны перины дрожат, мнутся, рассыпаются. Взгляд замирает на двери, которая несколько мгновений назад лишает ее сына  — латунная «47» блекло блестит в полумраке палаты госпиталя Святой Агриппы. Снаружи доносится шорох, мерно переходящий в тихий скрежет — это невысказанные слова толкутся у потертой поверхности, стекают по фасаду, забиваясь в узкий просвет между полом и деревом. Арлин слышит их вполовину силы; Артур Ауэ воздвигает вокруг нее заслон, за которым остаются эти слова и их источники — врачи, с наскоро вылепленной скорбью и рекомендациями; работники министерства, расследующие «несчастный случай»; коллеги-газетчики и случайные знакомцы, которым необходима пища для разговора. Утром Артур не приходит, и заслон начинает трещать по швам. Слова настигают Арлин наотмашь. Или то, что от нее остается.
Признаться, остается не очень-то много.
До того, как снова провалиться в неспокойный сон, Арлин кутается в длиннополый карминовый халат, широкие рукава которого скрывают больничную одежду от плеч к пальцам, а вместе с одеждой рваные царапины по рукам, неровный росчерк по спине и левому боку, гулкую пустоту внутри. Говорят, что ей повезло, что будто в рубашке родилась — отделалась снопом ссадин да кровоподтеками, рассеченной бровью да обожженными ладонями (кто-то крепко перехватывает ее поперек талии, оттаскивая от горящей витрины) — говорят так, пока не узнают, что в списках погибших в результате серии взрывов фамилия Хармон встречается дважды, а потом стыдливо прячут глаза, не зная, как реагировать на такое горе. Да, Арлин выжила. Но она — покойник.
Вы опоздали, хочет сказать Арлин аврору, стоящему у изголовья ее кровати — у него черная официозная мантия, блокнот и и погрызенный грифельный карандаш, который он то и дело тянет ко рту, после чешет шею, перетянутую галстуком, и так по кругу. Вы упустили, проворонили, проспали, не приложили необходимых усилий, не обратили внимания на проблему в зародыше, хочет продиктовать ему Арлин по буквам, но только и делает, что отвечает на механические вопросы механическими ответами: да, у нее была запланирована встреча  с человеком из Министерства; нет, встреча не состоялась. Нет, она ничем не может помочь следствию.
И есть ли смысл?
Арлин так устала.
Мужчина кашляет, пытаясь привлечь внимание Арлин, но на не слышит. Допрос решают перенести на несколько часов, а лучше до следующего утра. Ей все равно. Арлин думает о том, что завтра вернется Артур, или кто-нибудь из Вайнгардов, и заслон словно заработает.
Мы все опоздали.

Арлин запрещает колдомедикам магией убирать ссадины, рассеченная осколком стекла бровь то и дело кровит, но женщина не реагирует, сосредотачиваясь на боли физической, лелея ее, умножая и взращивая, чтобы хоть как-то заглушить душевную — ощущение, что произошло самое жуткое из того, что могло произойти (заберите меня, заберите меня, заберите меня вместо!), встает поперек горла, лишая возможности ровно дышать. К еде она почти не притрагивается, много спит и постоянно мерзнет. На четвертый день жалость к себе начинает гнить — останавливая взгляд на окне, Арлин уже не думает, что это единственный выход. Неправильно. Слишком просто. Незаслуживающе просто.
От тишины, забивающей уши, Арлин хочет закричать.
Она кричит, закусив край одеяла, но это не помогает. Легче не становится. И, наверное, не станет уже никогда.

Отредактировано terra (12-05-2018 20:03:37)

0

18

Поднимаю
Форум: Sacramento
Текст заявки:
Ищу супер- босса. С которым всё сложно. Для эмоциональной игры. Внешность мы с Вами подберём. Если понадобится помощь, то биографию помогу составить. Задумка на отношения : "ты меня использовал, а я тебя любила." Персонаж не в пару. Но крайне важен для моей героини. Возрастной диапазон от 30-40 лет.
Есть две задумки. Первая - будущий босс. Предложивший работу, чтобы спасти свою фирму от банкротсва.
Примерная заявка :" Ты - директор ведущей строительной компании в Сакраменто. Именно ваша компания строит в городе самые крупные развлекательные центры и кафетерии, огромные книжные магазины и ночные клубы. Ради получения крупного заказа ты не прочь пойти по головам конкурентов. И опередить их в тендере. Говорят, что ты - сердцеед. Не брезгуешь пользоваться услугами эскорта на светских мероприятиях. Ещё говорят, что у секретарши от тебя есть сын. И вообще, некоторые сомневаются в твоей ориентации. И девушки с обложки только для отвода глаз. Журналисты пишут, что ты- щедрый. И каждый год жертвуешь хорошую сумму денег какому-нибудь благотворительному центру или старой больнице. Про тебя много чего пишут. Ты - один из самых популярных бизнесменов, по версии журнала "People" и "Forbes". Тебя волнуют крупные заказы и то, сколько на этом можно получить прибыли. А как в целом идут дела фирмы, и то, что некоторые сотрудники сливают информацию - ты не знаешь. Вся твоя жизнь -это сплошные ночные вечеринки и утренние совещания с советом директоров.✓ Мы познакомимся только осенью. В Сакраменто намечается строительство гостиничного комплекса. На месте старого музея изобразительных искусств. Музею несколько десятков лет. Он давно нуждается в капитальном ремонте. И из-за того, что два года назад, они не прошли проверку пожарной безопасности, его закрыли. Вы решаете выкупить это здание и территорию. Получаете разрешения и лицензии у властей на снос и строительство. Назначена дата сноса. И тут... И тут я, со своим задетым чувством "гражданского долга".Решаю спасти и сохранить историческое здание. Собираю митинг. Когда люди расходятся, сама остаюсь ночевать , разбив лагерь у входа в здание. Чем затрудняю работу бульдозера. Сроки поджимают. Здание до сих пор не снесено. Заказчики задолбали звонками. Я создаю тебе массу проблем. Ещё и судебными исками. Ты решаешь пойти на хитрость. И притворишься, что полностью на моей стороне. Что ты не такой, каким тебя описывают журналисты. И ты убедишь заказчиков не сносить здание . Ты будешь меня всячески отвлекать от этого дела. И даже предложишь стажеровку в вашей фирме. Но ты ведь догадываешься, что у каждой истории есть свой непредвиденный сюжет?"
✓Второй вариант: ты - один из акционеров на киностудии. Герой не моего романа. И вообще, человек , который любит всеми манипулировать. И вот тут есть только в мыслях наброски. И этот вариант мы можем вместе обсудить. Сделав с нуля.
Ваш персонаж: Селеста Тирелл - заучка. Претендующая на звание "мисс совершенство". Одержимая работой и социально полезным делом. Зануда и перфекционистка. Но в душе милый, добрый хомячок.
Пример вашего поста:

Пример поста

.Я почти поверила в то, что могу жить в Сакраменто. Что могу полюбить этот шумный город. И многих его жителей. Я почти перестала скучать по Атланте.  Каждый раз, как только мне хотелось домой, приходилось загружать себя все более и более сложной работой. Нужно было постоянно отвлекаться от посторонних мыслей. Говорят, что дом там, где твоя семья. Не знаю. Правда ли это? И есть ли вообще определение под слово "дом"? Для меня, скорее, это понятие было состоянием души. Состоянием безопасности.
Мы совместно с Ласар выстраивали для нас обеих такое место. Наличие двух собак в квартире, крайне обнадеживало. И создавало атмосферу защищенности.  В духе "мой дом- моя крепость".
После ареста отца я постепенно возвращала контроль над своим маленьким миром. Я могла без опасения гулять по ночному городу. Застрять в каком-нибудь парке, перед рассветом, чтобы покормить уток и помедитировать. Посидеть на крыше с лучшим другом за чашкой чая. У меня начиналась своя жизнь. И я почти перестала докучать своим братьям, потому что стала заводить новых друзей. (И пусть большинство из них были странными. И некоторые носили бороды и дреды. И пахло от них аромомаслами, и травкой. Но они были.)И теперь у них было больше свободного времени на себя,чем на несносную кузину.
Это была очередная беспокойная ночь. Я лежала за кожаным диваном, в кабинете Люка, на киностудии. Свет горел весь день. Потому что так мне было спокойно. Даже несмотря на то, что тут было полно охраны и камер. Я лежала и смотрела в белый потолок. Кажется, что за несколько часов, мне удалось запомнить каждую трещинку в нём. И найти несколько оттенков белого. Надо будет сказать Бейтсу, что потолок не мешало бы помыть. На секунду, показалось, что к люстре прополз маленький, черный паук.
Когда глаза уже совсем стали болеть, я встала. И начала расхаживать по кабинету, в поисках швабры. Нужно было себя чем-то занять. Шторы были задернуты. Так что мне было всё-равно сколько сейчас времени.
Я знаю, что Люк проводит время с семьёй. И его несколько дней на студии не будет. Это не плохой вариант , чтобы несколько ночей тут пересидеть.
В конце концов, ему ли возражать, что я тут немного приберусь.
Я замечала, как мои руки трясутся каждый раз, когда открывала ящики. Со вчерашнего вечера вроде  так ничего и не ела. Выпила через силу пару кружек кофе с Робином и всё. Отказавшись даже от своего любимого печенья. Которое просто уже не лезет.На обед я с ним не пошла. С трудом вспоминаю, какую отмазку смогла из себя выдавить.
Надо позвонить Рексу и обо всём рассказать. Надо позвонить матери. Но не сейчас.
Я без сил сажусь на пол, рядом со столом. И дотянувшись до бутылька с успокоительными, проглатываю несколько таблеток, не запивая водой.
Кажется, что Ласар звонила сегодня раз десять. Хорошо, что ее не было дома. И она с собаками уехала на выходные. Нужно было ей тоже сказать? Или нет? Надеюсь, что к ее возвращению, я смогу вернуться в квартиру и навести там порядок. Если смогу. Однако, придется же как-то объяснять поломанную технику. На псов в этот раз не свалишь вину. У рыжей потрясающий нюх был на мое враньё.
У меня перед глазами до сих пор стоит эта картинка. Перевёрнутая мебель. Побитая посуда. Разорванные бумаги. Разбросанное бельё. Изодранная диванная  обивка. Разбитые ноутбуки. Такой погром я видела последний раз, в тот день, когда в наш дом , в Атланте, ночью, вломились люди в масках .Мы искали здесь убежище. Семья меня убеждала, что здесь я не буду бояться собственной тени и вздрагивать от каждого шороха. Меня убеждали, что я начну здесь жизнь заново. Так как, сама этого захочу. Но этот кошмар , видимо, после ареста отца, только начинается. Я не в силах ничего изменить или сделать.
Мне нужна помощь. Но проблема в том, что я не умею просить поддержки, когда так сильно в ней нуждаюсь.
За книжным шкафом, я обнаружила швабру. Поставив стул к люстре, я встала на него и принялась вычещать паутину. Привстав на цыпочки,  почти достала тряпкой этого наглого паука.  Как услышала, что в замке двери поворачивается ключ. Люка нет. Я точно знаю, что он не появится ещё несколько дней.
Аккуратно спускаюсь со стула и ставлю его за дверным проемом так,чтобы когда дверь откроется, меня не было видно. Встаю снова на стул и со всей силы сжимаю в руках швабру, занося ее над головой. В готовности огреть ею взломщика. 

+1

19

Текст заявки:
Ищу адекватного и общительного со-игрока! Пойду практически на любую ролевую, беда лишь в том, что хотелось бы придумать интересный сюжет для пары, самой в голову касательно основы для сюжета не идёт, но с последующим развитием сюжета и идеями уверенна проблем не будет)
Хочу поиграть внешностью Уна Чаплин (это будет идеально), но так же могу рассмотреть вариант Синтия Диккер, возможно Шей Митчел и прочие подобной внешности дамы (я уже запуталась в этих знаменитостях), так же, может быть рассмотрю и ваши варианты, но не факт хД.
Ищу игрока себе в пару. Внешность – Ричард Мэдден (принципиально! Да-да, временное помешательство, хочу и всё тут)
Пример вашего поста:

Пример поста

Ночка выдалась бурной. Впрочем, как и зачастую в последнее время. Раньше Диана не была любительницей ночной жизни. Точнее, она любила клубы, танцевать, но этого ей просто не позволяли делать. Зато в последнее время она была частым гостем в ночном клубе “Ялта”. Нет, Ди приходила туда не напиваться, не тусить в большой компании, она приходила туда ради одного человека. Увидеть сквозь толпу людей его улыбку, потанцевать и расслабиться под его музыку, под эти заводящие биты. Она любила дразнить его издалека, соблазнять движениями. Он стоял за пультом, поэтому мог лишь издалека наблюдать за ней, так как посередине сета не мог отойти от пульта.  Ей нравилось, что она могла просто взять, подбежать к нему, пока он работает, поцеловать его и убежать обратно в толпу.
Вот и сегодня, после очередной клубной ночи уставшие ребята приехали к Матвею домой. Ноги жутко гудели, и силы оставались только на то, чтобы доползти до кровати. Ди любила оставаться у Матвея, будить его поцелуями. Каждая ночь была раем в его объятиях. Но сегодня девушке с трудом удалось уснуть, да и поспать толком не удалось. Ей снился сон.  Давно такие сны не снились брюнетке. Раньше, когда она жила в постоянном страхе, ей снился один и тот же сон, что она в лесу, заперта в какой-то ветхой избушке, ей с трудом удаётся выбраться наружу, она что есть мочи бежит по лесу, за ней кто-то гонится, она падает и начинает отбиваться от преследователя, а дальше она вздрагивает, делает большой глоток воздуха и просыпается. Но в последний раз такой сон снился ей месяца три назад. С тех пор, как они сошлись с Матвеем, ей ни разу не снилось подобное. С ним ей было спокойно. Они долго шли к тому, чтобы быть вместе, это был не лёгкий путь. Диана помнила, как хотела сбежать из прошлых отношений, но очень этого боялась, боялась того, что будет с ними дальше, боялась вообще доверять людям, особенно мужчинам, но этот человек доказал, что ему можно верить, что с ним она будет в безопасности, что он оградит её заботой, любовью. Диана тоже хотела делать для него всё это, она знала, что у него было непростое прошлое, подробностей она ещё не знала, но знала одно – он доверился ей, как и она ему. Но этот сон…внутри закралось сомнение, что это плохой знак.
Диана последний раз вздрогнула перед тем, как почувствовать прикосновения к телу. Она медленно открыла глаза. Поначалу пробежало странное чувство.
- Где я,- спросонок девушке понадобилась несколько секунд, чтобы понять, что это был всего лишь сон. Сердце, которое до этого колотилось как бешеное сбавило ритм.
Она почувствовала уже ставшие родными прикосновения, и уголки рта растянулись в улыбке. Диана полностью раскрыла глаза и посмотрела на Матвея.
- Доброе утро, - она придвинулась ближе и уткнулась в его шею. Твоя борода щекочет, - мило засмеялась девушка. Она любила в нём всё, и его бороду в том числе, но не упускала момента подшутить над ним, по-доброму, разумеется.
Утро, это особый момент в жизни двух людей. Нежность, страсть, ты вправе сам выбрать какое будет твоё утро на этот раз. Неприятные ощущения от сна прошли, и Ди хитро посмотрела на Матвея.
- Ты же знаешь почему я люблю просыпаться рядом с тобой? Да, потому что можно сделать именно так, - Диана откинула от себя одеяло и залезла на Матвея сверху. Она провела руками по его торсу, а затем наклонилась и поцеловала его сначала в левый уголок рта, потом в правый, после чего последовал страстный поцелуй.

+1

20

Форум: Phoenix
Текст заявки: Вот ссылка на заявку на форуме.
Дублирую сюда.
Ищу подругу и напарницу в дуэте. Внешность: Hirai Momo / Minatozaki Sana.

Биографию до переезда в Америку или же встречи с моим персонажем оставляю на Ваше усмотрение (за исключеннием одной вещи, о которой будет упомянуто ниже).
Что же касается непосредственно взаимодействия, то тут может быть два варинта: либо познакомились во время обучения в музыкальном колледже, либо уже после его окончания, но тогда нужно будет себя как-то проявить, чтобы будущий продюссер группы заметил персонажа.

Отношения вначале не очень заладились, как минимум потому, что Эринелл не больно шла на контакт с другими людьми и старалась по-минимуму с ними как-либо взаимодействовать. Поэтому требовалось как-то выманить её из своей раковины. Жёстким способом, чуть ли не навязывая своё общество (или ещё как-то), или мягким, пытаясь как-либо заинтересовать её и сделать так, чтобы она сама пошла на контакт, - выбирать Вам, я не против и того, и другого варианта.
Выясняется, что обе девушки - японки, и у них обоих была нелёгкая судьба. Вот только одна [Момо] смогла как-то справиться со своей ситуацией, заимев тем самым бесценный опыт для дальнейшей жизни, а вот вторая - не смогла, до сих пор переживает утрату и потому живёт словно обособленно ото всех. Но со временем, общаясь и проводя больше времени в кругу новоявленной напарницы, Эрин смогла понемногу раскрыться перед ней. И чем больше она доверялась ей, тем больше та ощущала некоторую ответственность за девушку. Просто потому, что она нуждалась в помощи, нуждалась в том опыте, который был у [Момо], и обе это прекрасно понимали. И именно подобного рода взаимоотношения помогли девушкам найти контакт друг с другом, чтобы в дальнейшем стать друг другу практически сёстрами.
Одна подруга училась чему-то у другой. Например, Ри перенимала некоторую раскрепощённость, нужную для публичных выступлений и не только, а [Момо] познавала прелести ламповых посиделок и заодно училась готовить разные вкусняшки. Каждая была всегда готова поддержать другую, чтобы не случилось. Со временем даже научились читать между строк, слышать истинное значение тех или иных словосочетаний друг друга, что позволило обмениваться какой-нибудь личной информацией, не предназначенной для чужих ушей, не боясь при этом, что кто-то посторонний уловит скрытую истину.

Этот персонаж представляется мне ярким, возможно даже чем-то взрывным. Не сказать, что девушка привыкла получать от жизни всё благодаря деньгам и связям семьи, но она и не тихоня. Она ей нравятся шумные компании, весельё. Влипать во всякие приключения, как же без этого. Правда до определённого момента все её приключения были вполне себе безобидные..но не всегда же людям везёт. И именно это неожиданное своей остротой приключение меняет что-то в жизни девушки и её саму. После чего шумные компании становятся средством для заполнения некой пустоты у себя в душе, а танцы вместе с пением - способом проявить себя, доказать прежде всего самой себе, что она существует. И со временем у неё это получается, как удаётся и отойти от неприятных воспоминаний и их влияния на настоящее. Только вот слабое ощущение нехватки чего-то в жизни не даёт покоя..и лишь после встречи с Эрин и налаживанием отношений с ней, девушке кажется, что это чувство постепенно затихает, словно в своей напарнице она нашла некоторую отдушину.

Прошу прощения за немного сумбурный рассказ - заявки явно не моё. х) В принципе, всё можно будет обговорить, потому что это просто зарисовка персонажа, как его вижу я. И я всегда открыта для предложений, вопросов подозрений, воззрений...)
Без графики, если что, не оставлю, одену и обую, плашки подгоню. хд
Особых требований к соигроку у меня нет: пост примерно раз в неделю, может в две (всякое в жизни бывает, работа, дом и прочее), если чаще - шикарно; не пропадать просто так - я всегда выслушаю, особенно если вдруг есть какие-то претензии ко мне (мало ли); размер постов любой, как пойдёт (могу и 10к при желании выдать); ну и желание развивать персонажа, само собой. с:
Ваш персонаж: Анкета
Вокалистка и участница дуэта. Мастер по приготовлению вкусняшек (а особенно - горячего шоколада, мм~). Человек с неприятным прошлым, преследующем до сих пор, отчего имеет трудности в общении, но благодаря этому познала цену жизни родных и близких, а также своей собственной.
Пример вашего поста:

Пример поста

Чего больше всего ей хотелось? Славы? Признания её талантов или же её самой другими людьми? Может быть, денег? Ведь сейчас зачастую именно деньги решают всё.. Честно говоря, даже самой Эрин было сложно ответить на этот вопрос. Не потому, что она не знала, чего хотела. А потому, что её самое сокровенное желание попросту невозможно было исполнить в этом мире.. Посему оставалось только проживать свою жизнь так, чтобы, представ перед взором самой смерти, перед глазами пролетели лишь светлые, хотя бы самую капельку, моменты. Чтобы не было сожаления за свои поступки. Чтобы с близкими больше не случалось ужасных ситуаций.. Как тогда… Она хотела насладиться той жизнью, что ей предоставила судьба, встать с колен под непосильным ей пока грузом печали и утрат, и сделать близких ей людей хоть капельку счастливее, чем сейчас.
   А ради этого нужно было стать сильной, не только внешне. Ведь, если сильна только оболочка, видимая всем, то душа, личность и всё остальное, что составляет человека внутри, под гнётом суровой реальности быстро распадётся, сгорит дотла, без возможности потом восстать из пепла подобно птице Феникс. Она, эта оболочка, не будет способна защитить душу от моральных травм, от переживаний, плохих воспоминаний, незавидного отношения окружающих.. Ведь абсолютной защиты не существует, к сожалению, или может к счастью, кто знает. Потому наверняка себя уберечь полностью от влияния внешнего мира, а следовательно – от постепенного разложения сознания и души, не представлялось возможным.
   …В одиночку.
   Тем не менее в кругу людей, близких в той или иной степени, защита была более совершенна, ведь это были люди, которым не совсем безразлично твоё состояние, настроение, мысли и переживания.. Конечно, каждый из них старался в меру своих возможностей и желания, защищая от нападок извне или же просто стараясь сгладить углы при соприкосновении с реальностью, притупить острие недоброжелателей, вонзающеея в плоть и сознание. У Ри было не так много этих людей и не все могли поддержать в трудный момент в связи с большой занятостью. Правда, большая занятость была в основном у самой девушки, в основном не позволяя думать о чём-то отстранённом лишь до того момента, когда она не останется в полнейшем одиночестве или же тет-а-тет с членом семьи или другом.
   Так было до того момента, пока новый темп жизни не стал постепенно..приедаться. Нет, не надоедать или становиться скучным. Скорее просто какая-то часть действий была доведена практически до автоматизма, освобождая тем самым немного (или даже порой почти полностью) сознание во время подобных действий. А это означало лишь то, что больше времени становилось для каких-то скрытых ото всех переживаний, самокопаний, прокручивания вновь и вновь не очень приятных моментов. И под этим новым углом неожиданно находишь новых людей, способных пускай и немного, поддержать, защитить, укрыть ото всех даже на пару минут. Кто не будет смеяться или осуждать, выносить на всеобщее обозрение какие-то личные моменты. И на работе Ёшиока смогла найти даже двух таких людей: свою напарницу и телохранителя. Пускай она и знала второго всего пару недель, но что-то ей подсказывало, что этот человек не подведёт её, а последние полчаса только уверили её ещё сильнее в этом.
   Вывести их из здания она доверила Шеппу, стараясь, если по пути им кто-то вдруг попадался, не привлекать к себе внимания и одновременно выглядеть естественно, ведь, как известно, неестественность наоборот только привлекает к себе лишнее внимание. А капюшон позволял скрыть от посторонних глаз почти половину лица, создавая еле ощутимую и такую же хрупкую защитную пелену. Руки на плечах лишь усиливали это чувство защищённости, давая надежду на то, что в ближайшее время, хотя бы несколько часов точно, всё будет хорошо.. Ведь он согласился переночевать вместе с девушкой, хоть и немного не так понял её первое предложение, чем вызвал лёгкую улыбку на губах и позволил мыслям на несколько секунд отвлечься от копания и переработки всего, что было связано с недавними событиями. Ну и..ей были попросту приятны его внимание и некоторая забота. Тем более сейчас.
   Колокольчик, как её время от времени называла подруга и напарница, молча послушалась парня и села в такси вместо служебной машины. Как ни прискорбно это замечать, но подобное действие было выполнено на автомате, и было одной из множества привычек, что подарила ей работа. Потому лишь сейчас, пожалуй, она осознала, как опасно постоянно механически совершать подобные повседневные действия, ведь преступники могут этим с лёгкостью воспользоваться, если захотят. И ещё раз, только уже лишь мысленно, поблагодарила Демиана, кладя голову ему на плечо и прикрыв глаза со слабой улыбкой в ответ на его поглаживания, пускай и сквозь капюшон они чувствовались несколько хуже. Но ей всё равно было очень приятно и тепло. Настолько, что в пути она успела слегка прикорнуть, пусть и дорога и не занимала много времени.
   Лёгкое прикосновение к своему плечу вывело юную особу из полудрёмы, а переход из этого состояние в состояние бодрствования сопровождался еле заметной дрожью всего тела и озирающимся взглядом, немного заспанным. Осознав же, где они, она поблагодарила таксиста и расплатилась с ним, оставив довольно щедрые чаевые, после чего вышла из машины вслед за телохранителем и не спеша направилась к дому, в котором снимала квартиру. Краем глаза высматривая незнакомых людей по пути к двери подъезда, Эринелл немного успокоилась и, открыв дверь ключом, нырнула в приятную прохладу подъезда. Эта обстановка вывела окончательно её из состояния дрёмы, позволив вновь мыслить трезво..ну, насколько это было возможно в её эмоциональном состоянии. Довольно быстро преодолела пару лестничных пролётов и вот уже стояла напротив двери, ведущей в квартиру, о которой знают лишь единицы.
   Было ли ей страшно? Может, на самом деле ей только казалось, что об этом убежище знали лишь пара человек? А на самом деле «нужным» людям уже давно было известно об этой второй квартире, где начинающая звёздочка пряталась ото всех и пыталась отдохнуть хоть немного.. Именно под властью этих мыслей её рука дрогнула, коснувшись дверной ручки, и явно не спешила ту поворачивать, боясь застать в последнем оплоте спокойствия недоброжелателей. Ключи, сослужившие уже свою службу и открывшие дверь, вдруг выпали из руки и подобно огромному колоколу ударили своим звоном при соприкосновении с плитой в полнейшей тишине подъезда по ушам. И именно этот звук вывел Эри из некого подобия транса. Потому она подобрала ключи, затем, чуть закусив нижнюю губу, всё же повернула дверную ручку и отворила дверь, сперва только немного, аккуратно заглядывая в коридор квартиры, а потом практически нараспашку, делая пару несмелых шагов внутрь.
   – Шепп.. – Шёпотом позвала она парня, стараясь не показать, что голос еле заметно дрожит, как и всё нутро..да и тело в целом. Дрожь распространилась по всему телу против воли бедной девушки, питаясь страхом и не самыми радужными мыслями, что роились в тот момент у неё в голове. Она не хотела думать и вообще верить в то, что здесь, в её убежище, мог кто-то поджидать с отнюдь не добрыми мыслями, к тому же времени после неудачного похищения прошло мало, преступники не должны были так быстро опомниться и предпринять меры.. Если только, конечно, они всё заранее не просчитали и не подготовили запасные планы… И именно эта мысль приковывала к месту и почти подкашивала, из-за чего Рин и пришлось подпереть стену рукой, не желая упасть. – М-можешь посмотреть.. – Губы почти не шевелились, голос тоже практически пропал, испарился, встретившись с гложущим девушку страхом, потому оставалось лишь надеяться, что тот всё же сможет разобрать этот тихий шёпот или же даже сможет сам обо всём догадаться, прочитав в широко распахнутых глазах тот самый страх, сковавший всё тело, и просьбу. – ..Нет ли тут кого?..
   Она понимала, что вероятность нахождения в доме кого-то постороннего крайне мала, ведь вряд ли сегодняшние преступники продумали всё настолько тщательно. Но поделать ничего с собой не могла. Страх уже подступил настолько, что незаметно перешёл в некоторое подобие панической атаки, которая охватила пока только сознание, не добравшись своими склизкими, противными щупальцами до нервных окончаний в мышцах. И сейчас была вся надежда лишь на Демиана, что он поймёт просьбу и уже через пару минут вернётся к ней в коридор с хорошей вестью, прогонит этот страх..и будет охранять её покой сегодняшней ночью.
   Ей было стыдно. Стыдно за свою слабость, за такую слабую собственную защиту перед тем же страхом и неизвестностью. Стыдно перед ним, перед Шеппардом, что так просто отдала свою жизнь, защиту о ней, в его руки, взвалила на его плечи такой груз, а сама была готова распластаться по полу под тяжестью вездесущего страха и немощности. Да, она старалась быть сильной. Правда старалась. Но, когда дело доходило до вопроса о чьей-то жизни из её близких либо же о её собственной, она ничего не могла с собой поделать.. Перед глазами сразу же всплывала та сцена во всех красках и подробностях. И только в самый критический момент, когда острие ножа уже коснулось нежной кожи на теле человека либо же дуло пистолета, что было чернее ночи и почти олицетворяло собой бездну, было направлено, а чей-то палец плавно и почти небрежно лёг на курок.. Только тогда в ней мог проснуться дремавший где-то в глубине подсознания инстинкт самосохранения.
   А сейчас..сейчас ей приходилось полагаться только на другого человека..даже не близкого, но уже успевшего спасти её жизнь и увидеть то, чего порой девчушка не позволяла видеть родным и друзьям, предпочитая держать большую часть эмоций при себе, не позволяя им выплыть наружу.

+1


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC