Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 101 страница 120 из 127

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

101

Текст заявки:
http://s4.uploads.ru/YFIN9.png
дубль, собственно.
внимание, ниже речь пойдет о мужеложестве среди русскоязычных рэперов, слабонервным лучше не читать.
собственно, да, первым предложением тон задан и даже нужный ориентир помечен. заранее извиняюсь перед теми, у кого кровь из глаз идет из-за отсутствия заглавных буковок, но заявки (и многие другие тексты) я пишу именно так. сидел я тут и понял, что хочу перенести безумное дрочерство по рурэпу в пространство форумных ролевых. над содержанием будущей заявки несколько дней думал, фразы пафосные подбирал, какие-то особенные критерии пытался составить, но все тщетно. хочу найти соигрока, который гармонично войдет в союз к моему эмигранту-еврею. следующие аббревиатуры поймут только те, кто действительно в теме: гнокси, мохра — то, где я обитаю, то, что меня действительно привлекает и те пейринги, где я стекло жру в одиночестве круглые сутки.
предлагаю: моральную и физическую поддержку, вканонного персонажа, поток идей и желаний, направленных на пробуждение писательства. про одену-обую-раздену-вылюблю-поглажу кинки в 2к17 еще говорят? 
жду: не звонких-тонких, общительных, с наличием свободного времени, но не навязывающихся 24/7, одновременно понимающих, что общаться вне пространства форума я не против, а даже за. жду умеющих в канон, умеющих страдать в рамках пейринга и жаждущих разъебать какую-нибудь игровую платформу охххуенным дуэтом.
подкатывайте.
Пример вашего поста:

не самое лучшее, но от лица персонажа

Их режимы дня и ночи были хуйней не менее запутанной и несопоставимой, как их отношения и взгляды на многие вещи. Одному из периодически приходилось примерять на себя роль домохозяйки, отправляющей загулявшему мужу сообщения на сотовый. В этом действе они предпочитали меняться, если сейчас на левых хатах «по работе» зависал Слава, то дома, зачастую с книгой и бухлом, а теперь еще и с пушистым пиздецом зависал Мирон. С чего он вообще решил, что кошки приносят в дом уют? В их трэп хату уют и покой принесет только освящение. 
Der Kaukasische Kreidekreis отправляется на прикроватную тумбочку, а Федоров отправляется в ванную в 02:41; он отмечает время, снимая наручные часы. В послепончиковой эйфории Брехт заходит хуже, чем после коньяка, посему чтение пьес Федоров решает отложить на времена попизже-попозже. Шансы, что Карелин припрется к трем, были невелики, однако, он редко пиздел – только опаздывал. Ополаскиватель Мирон сплевывает минут через двадцать-пятнадцать, к этому моменту комар-парижанин уже успевает вернуться, о чем Федоров может догадаться только по внезапно встрепенувшейся Гертруде, которая со свистом вылетает за пределы душной ванной. Федоров выходит медленно и в дверях спальни всплывает аккуратно. 
– МС Пунктуальность, – бросает Мирон вместо «привет, любимый» или «наконец приперся, пидор». С голубым полотенцем на лысине выходит забавно. 
Пальцы у Славы прохладные, приятные и влажные, он не успевает их вытереть и теперь использует для этих целей запястья Мирона, на котором из одежды только труселя да затёртая свежая футболка с ебалом Тупака. Ему подарили как-то, а носить ее дома стало привычкой. Глаза у Славика покрасневшие, но какие-то по-блядски довольные, а теперь горьковатый запах травы смешивается с запахом лечебных трав, которые красуются на тюбике зубной пасты.
Весь Слава прохладный – Мирон подмечает это, когда свободной рукой исследует спину и левую лопатку. Он все еще считает их разницу в росте абсурдно-комичной, когда ему приходится поднимать глаза, чтобы заглянуть в Славкины. Когда-то, когда все только начинало вертеться,  когда он знал о Гнойном только по буковкам и диссам в интернетах, визуальный образ долговязого и высокого шута обрисовался в его голове  сам по себе. А летом пришлось основательно подохуеть, когда нескладный шут в действительности оказался не просто высоким, а каким-то неебически высоким.
– Перестань так объебанно улыбаться, Слава.

+2

102

Форум: http://praisethedevil.mybb.ru
Текст заявки:
maximilian?
luke kleintank

он с беспокойством смотрит на калипсо, она на него — сдержанно улыбаясь, аккуратно доливая темный кофе в крупную белую чашку. их разделяет барная стойка, но не только; после того, как калипсо устроили сюда работать, максимилиан здесь почти что поселился, каждый день просиживая в этой забегаловке свой перерыв, уже становясь предметом безобидных шуток у других официанток, отвечая обаятельной улыбкой и иногда отшучиваясь обратно. но калиспо себе ничего  подобного не позволяет: она относится к нему серьезно, но по-другому серьезно, безразлично серьезно, и это задевает куда больше колкостей ее коллег.

он работает напротив — в автомастерской, целый день копается в железках, а после работы ждет ее, чтобы проводить до дома. калипсо не против, но держится все так же дружелюбно холодно, уклоняясь от расспросов о себе и делясь чем-то расплывчатым. но в целом они общий язык находят, и у максимилиана такое ощущение, что встреться они в другое время в другом месте — все было бы совсем иначе. все было бы так, как надо.

между ними все-таки завязывается что-то вроде дружбы — насколько это возможно, и калипсо даже привыкает к тому, что домой идет не одна, и если бы не столько "но", она бы этого даже ждала и давно бы уже пригласила его к себе, и то, что максимилиан ей, в общем-то, нравится, не было бы проблемой. но у калипсо в голове страшные вещи, у калипсо позади страшная жизнь, у калипсо совсем нет будущего, и она ни на секунду об этом не забывает.

максимилиан все узнает во время чистки, фактически спасая калипсо из костлявых рук неминуемой смерти. для калипсо это всего лишь отсрочка, а для него — добровольное соглашение на самоубийство, ведь оставить одну он ее теперь точно не сможет. никогда не сможет.


— максимилиан не тряпка. да, он влюблен в калипсо, но это не делает его размазней. прототип их отношений — джо и джулиана из the man in the high castle, так что лучше быть знакомым с сериалом, конечно.
— у максимилиана вполне могут быть скелеты в шкафу. нет, даже так: они совершенно точно у него есть.
— ему 27, и я не знаю, как он оказался в тэне; возможно, тут сыграет роль предыдущий пункт.
— когда я писала эту заявку, я не думала о наличии каких-либо паранормальных способностей, но если вам хочется — то пожалуйста, при условии, что они не будут рушить образ персонажа.
— максимилиан — единственный близкий человек у калипсо.
— все подробности того, на что он подписался, я поведаю в лс, скажу только, что дело связано с убийством одного влиятельного человека, который неприкасаем во время чисток.
— у этой истории не будет счастливого конца. и я сейчас не про взаимность чувств м. а в целом.

Ваш персонаж: калипсо коппола, 26, переехала в тэн совсем недавно, преследуя определенную цель.
Пример вашего поста:

Пример поста

«здравствуй, бо.
ты никогда не прочитаешь эти строки, и теперь я это прекрасно знаю. наверное, это глупо, но первое время во мне жила крохотная надежда, что это был не ты, что ты, мой любимый бо, чудесным образом спасся, все еще дышишь, и пусть даже я никогда тебя больше не увижу - я согласна на такую участь, лишь бы ты был жив.
я и вправду никогда больше тебя не увижу. потому что вот уже полгода ты мертв.
как это страшно, боже! боже боже боже боже
как же
это
страшно
мне говорят, что я должна двигаться дальше, а я закрываю глаза и вижу перед собой твое улыбающееся лицо. разве я могу перестать любить тебя, только потому что ты умер?
прости, я слишком сбивчива; наверное, нужно начать заново: здравствуй, бо. не так давно (а может, тысячу лет назад) меня спросили, что бы я сказала господу, окажись я перед ним. так вот я подумала о том, что сказала бы тебе. я сказала бы, что не виню тебя и что отпускаю. как жаль, что только часть из всего этого была бы правдой.
боже, нет, конечно же, я не виню тебя! как я могу? ведь это ты лежишь в могиле, ведь это твое тело было в гробу, ведь это твоя сестра потеряла сознание на похоронах, ведь все это ты, ты, ты... так никогда не должно было быть, и я не понимаю, почему все ровно наоборот, ведь мой пульс должен был остановиться в ту же секунду, что и твой. ведь я сколько раз я говорила тебе, что, если тебя не станет, я тут же умру. получается, бо, что единственный человек, которого нужно винить - это я.
как страшно умирать второй.
я не могу тебя отпустить. прости, мои родной, мой милый бартоломью. мне говорят, что это нормально, что просто прошло слишком мало времени, но я-то знаю, что эта рана никогда больше не заживет. она будет убивать меня, и я надеюсь, что она сделает это быстро, но, разумеется, в этом тоже нет твоей вины.
но нет, нет, нет, я опять вру тебе - видишь ли, мне уже давно никто ничего не говорит. вот уже несколько месяцев меня не было дома, вот уже несколько месяцев я не видела мать, и я знаю, что ты не хотел бы подобного для меня, но я гораздо слабее тебя, бо. прости, что я называю тебя бо, я помню, что тебе это не нравилось, но, прошу тебя, закрой глаза и на эту слабость. в конце концов, твое имя - это единственное, что у меня осталось.
я пишу это письмо на жалком обрывке бумаги и не знаю, где я нахожусь, я не знаю, кто эти люди вокруг. но на какие-то секунды я могу увидеть тебя, будто живого, и иногда мне кажется, что я могу до тебя даже коснуться. но знаешь, любовь моя, что самое ужасное? то, что я прекрасно знаю, что это не ты, что тебя давно уже нет, что эти видения - лишь результат моего уже больного рассудка и химии. но я продолжаю и едва ли когда-нибудь остановлюсь сама. ты шепни там ангелам, чтобы это «когда-нибудь» наступило поскорее.
страшная фраза, но мертвые должны оставаться мертвыми. прости, что никак не могу тебя отпустить.
до нашей следующей встречи.
всегда любящая тебя эми.»

и казалось, что вся многоцветность жизни сконцентрировалась именно в том летнем вечере; и ветви сирени ломились от крупных гроздей, и небо было золотым от вечернего солнца, и ночи как никогда коротки. её белое платье еще хранило ауру недавнего триумфа на сцене крохотного кафе: первый раз американе подарили цветы после выступления. и пусть этого никогда не оценит мать, пусть это будет крохотной песчинкой по сравнению с годами, которые длинной процессией следовали перед ней, она знала, что сегодняшний вечер, сегодняшняя она - это начало чего-то абсолютно нового в ее жизни.
гул знакомых голосов, чей-то дом, терраса, и каждый из них молод и полон жизни. ее дурманящий успех - лишь повод собраться вместе, лишь повод в полной мере насладиться миром вокруг себя. американа вдыхает пьянящий летний воздух и закрывает глаза, пропуская через себя все звуки: в ее ушах стучат об рельсы колеса далеких поездов, матери поют колыбельные своим детям, море накатывает волнами на песок. американа - это и есть весь мир, все его многообразие и палитра.

она говорит, смеется и ведет себя словно маленький ребенок. везде сигаретный дым, и вокруг говорят о какой-то ерунде, которая, может быть, и имеет какое-то значение, и американа слушает, но не слышит. и ее взгляд случайно падает на него, такого же юного, и ей кажется, словно все пространство преображается. его слова заставляют окружающих расплываться в улыбке, и, даже стоя поодаль, американа ощущает этот нечеловеческий магнетизм, исходящий от него. и, словно от алкоголя, она чувствует расплывающуюся теплоту в груди, влюбляясь мгновенно и навсегда.
они несколько раз перекидываются взглядами, и она смущенно улыбается, отводя глаза, и будто бы она всю жизнь его знает, просто внезапно такие сильные чувства случайно вытеснили все из памяти. американа видит, как он подходит к ней и какие светлые у него глаза, и все её существо наполняется бесконечным счастьем.

0

103

Форум: Манхеттен
Текст заявки:
Разыскивается женщина в трио МЖМ
Имя персонажа: Хелен Барнс (в девичестве Адлер)
Возраст: не менее 37, не более 43-х.
Внешность: Adele (мы видим именно эту роскошную женщину. Нас, конечно, можно попытаться переубедить, но… ))   
Род деятельности: Археолог. Преподает в Колумбийском университете (искусство/ антропологию/археологию – решайте сами, что именно копает Хелен))

Отношения с персонажем:
Джеймсу - любовница, Джеремайя (Джею) - жена.
(из анкеты Джеймса)
«…Хэлен. Она шепчет мне: «Будь собой, Джеймс. Побеждай свои страхи. Не позволяй другим отнять тебя у нас». Я закрываю глаза и вижу её нежные руки. Она заботливо касается меня, будто сестра, будто мать, жена и любовница. Она олицетворяет всё лучшее, всё высшее, что есть в моей жизни, равно как и Джеремайя, который ближе и роднее мне по духу, чем кто бы то ни было. Я счастлив с ними». – Так было.
«Хелен сказала, что Джей ей снился сегодня. После долгого перерыва, курса седативов, года молчания, порезанных рук, множества срывов, разговоров с психологом и психиатром — долгого пути, по которому мы прошли, она зашла ко мне утром, легла рядом и тихо сказала: «Я видела Мая сегодня».
Она говорила о нём в прошедшем времени, и я надеюсь, Хелен действительно верит в то, что Джеремайя мёртв. Несмотря на то, что она продолжает упоминать его в своих молитвах, носит его фамилию и хранит в библиотеке «Размышления» Марка Аврелия. Его тело предано земле, а душа должна найти покой. Как и мы».  – Так стало.
Если кратко, то – одна из сторон нашего любовного треугольника полиаморной семьи.  Мне – супруга, Джеймсу – любовница, обоим – единственная любимая женщина, сестра, подруга, мать, здравый смысл, причина держаться. Только я вроде как мертв, так что социальный статус Хелен уже два года как официально вдова, а четыре года до того – «бедняжечка, её муж пропал без вести в Афганистане». После моей «смерти» и её отношения с Джеймсом стали слегка иными: если раньше вас связывала любовь, то теперь здесь добавилось много боли, вины и горя.

Описание персонажа:
Хелен всегда была полна жизни. Любя и принимая саму себя, она точно так же умела любить и принимать других, это чувствовалось и люди тянулись к ней за искренностью и теплом, которые она раздавала с большой щедростью, не ожидая ничего взамен и, казалось, ничего не теряя. Рыжая, солнечная, настоящая, живая, непосредственная, не закомплексованная. Умная – но без снобизма, в людях ценит прежде всего искренность, внутреннюю силу и доброту. Однозначно творческая личность, однозначно – храбрая и не кисейная барышня (горы? Прекрасно! Лыжи? Давайте! Полгода раскопки в Шри-Ланка, неподалеку от боевых действий? Легко!). Смерть Джеремайи её подкосила. Кое-как пережить потерю помог Джеймс. Глубину проблем определим вместе, впрочем, пока что ясно точно: она продолжает работать, не опустилась на дно, но и не оправилась от потери.  Детали биографии оставляем на усмотрение игрока, пока что определены следующие даты -  в 2000-м году знакомство с Джеремайей, в 2003 – с Джеймсом, в 2006-м – свадьба, с 2007/08 – «неофициальное прибавление в семействе» в лице Джеймса. В конце 2010 – скандал с отцом Джеремайи, в 2011 Джеремайя отправляется в Афганистан и в том же году пропадает там без вести, хотя все утверждают, что он мёртв, просто нельзя сделать официальное заявление без тела. «Тело» хоронят в 2015-м.
Очень хочется видеть живую, жизнерадостную, неидеальную, но любящую и любимую женщину – минимум во флешбеках, а что будет в настоящем… разберемся по ходу дела)

Ваш персонаж:

Джеймс МакГроу, любовник и мужа тоже

21 декабря 2017
Когда я был мальчишкой, отец рассказывал, будто меня нашли в ящике из-под рыбы и весь я пропах сёмгой и тунцом, так что им с матерью пришлось отбивать меня у прожорливых чаек. Тогда, мол, отец и лишился глаза, а вовсе не в 44-м, когда осколок шрапнели пробил ржавый бимс и угодил ему в правое веко. Всему виной был я и обстоятельства моего рождения — такие шуточки Олден МакГроу отпускал до тех пор, пока цирроз печени не превратил его в вонючий клубок из дерьма и кишок, которым он всегда и являлся.
Мне неприятно думать о нём, но каждую годовщину его смерти я вспоминаю его идиотские присказки. Например, как долго они с матерью отмывали меня от солёной воды и морского запаха, а тот так въелся в моё тело, что все соседские дети шугались меня вплоть до средней школы, пока вонь не выветрилась сама собой. Впрочем, соль, кажется, попала мне в кровь и разъела мозги, так что с тех пор я и дня не проводил вдали от моря, надоедая отцу расспросами о том, что ждёт человека за горизонтом.
Ещё меньше расспросов отец любил непослушание. Так что в назидание подрастающему поколению он еженедельно выдавал мне по десять или двадцать ударов кожаным солдатским ремнём, а я боготворил те дни, когда он вместе с флотом уходил в море, и в тайне молился, чтобы старый хрен потонул где-нибудь в Чесапикском заливе.
Впрочем, с дисциплиной у меня и впрямь шло не гладко. Мама говорила, что я родился с чёрными кудрями, но в четыре года умудрился пролить на себя белизну и стал ярко-рыжим. Я не поверил бы ей, если бы все преподаватели в училище, как один, не твердили, будто у меня в заднице шило размером с корабельный бушприт.
Впрочем, когда кроме меня зачинщиков не находилось, я руководствовался единственным казавшимся мне правильным принципом — «Кто, если не я?» И люди шли за мной, словно я — их спасительный мессия, хотя я часто не имел плана, не видел света, не знал о неотвратимости последствий. Возможно, я был храбрее и безрассуднее, чем все они, меньше привязан мелочам, которые составляют нашу жизнь, и грезил о великом, не замечая посредственного. Я мало что знал в те годы, когда ещё не был обременён ни опытом, ни потерями. Мир казался простым, лежащим на ладони, открытым для завоевания. Но чем старше я делался, тем сильнее и чаще мир бил меня в ответ за поступки, на которые у других не хватало решимости.
В конце концов, мир забил меня в эту нору, где я теперь шестой год подряд вспоминаю своего отца в день его смерти. Не знаю, какой из страхов заставил меня пойти в морскую пехоту: служба под его командованием или пугающая схожесть наших характеров, но после Аннаполиса я делал всё, чтобы пересекаться с отцом как можно реже.
И всё же, сталкиваясь в зеркале со своим отражением, я вижу ту же неизбежную тоску, что сожгла сердце старого МакГроу, когда жена его утонула в озере Куорри весной 1984-го года. Я вижу тот же холодный обиженный взгляд ребёнка, чьи надежды были обмануты жестокостью и ложью. И опустошая стакан за стаканом, я всё лучше понимаю, что Олден пытался найти на его стеклянном дне. Порой мне кажется, я вижу лица тех, с кем не успел проститься, кого не смог спасти и не хотел отпускать. И оттого, у каждого моего дня горький привкус сожаления. Я пью за отца, да простит меня Бог.
Апрель, 2016 год
Нью-Йорк. Большое червивое яблоко. Улицы пахнут кофе и выхлопными газами, а я теряюсь на них, словно впервые здесь очутился. Двадцать лет прошло с академии, но я хорошо помню как ненавидел косые взгляды завистников и намёки на отцовские связи. Как жаждал добиться признания сам — потом, кровью, лишениями. Но так и не поднялся выше коммандера. Слишком поздно я понял, как ошибочны были суждения, будто каждая потеря окупается сторицей. Есть потери невосполнимые, раны, которые превращают тебя в калеку.
Хэлен переехала к сестре и не разговаривает со мной с того дня, как я, напившись, обвинил её в смерти мужа. Со дня его гибели я только и делаю, что отталкиваю её. Дальше и дальше. Мы, как звенья давно оборвавшейся цепи, всё ещё держимся друг за друга, боясь распасться навсегда. Как, чем мы живём? Мы никогда не думали о детях, не разговаривали о будущем, не планировали дальше завтрашнего дня. Мы, застигнутые врасплох, до сих пор не нашли в себе сил оправиться и шесть лет живём, оглушённые горем.
Февраль, 2015 год
Хэлен сказала, что Джей ей снился сегодня. После долгого перерыва, курса седативов, года молчания, порезанных рук, множества срывов, разговоров с психологом и психиатром — долгого пути, по которому мы прошли, она зашла ко мне утром, легла рядом и тихо сказала: «Я видела Мая сегодня».
Она говорила о нём в прошедшем времени, и я надеюсь, Хэлен действительно верит в то, что Джеремайя мёртв. Не смотря на то, что она продолжает упоминать его в своих молитвах, носит его фамилию и хранит в библиотеке «Размышления» Марка Аврелия. Его тело предано земле, а душа должна найти покой. Как и мы.
Ноябрь, 2011 год
Не может быть, чтобы Бог создал нас для такого великого горя. Ни одно сердце не в силах перенести того, что выпало на нашу долю. Я молюсь, чтобы Хэлен была верна обещанию, а решимость не оставила меня. Я успокаиваю её, глажу по голове, повторяя одни и те слова, как мантру. Ничего уже не изменить.
Я не держу на неё зла, не считаю её виноватой. Если и есть на свете убийца Мая, то имя его — Дэвид Барнс…
Видит Бог, я мог оставить Хэлен одну. Бросить на потеху публике, которая готова была разорвать её, преумножая и без того бесчисленные сплетни. Я оставлю службу в Корпусе и увезу её на побережье, в город настолько большой, что сам дьявол не сможет найти нас. Всё как-нибудь наладится. Я просто должен заботиться о ней, Хэлен — всё, что у меня осталось.
Май, 2008 год
Дрожь пробирает, как подумаю о ней. И о нём. Глупо утверждать, будто низменные желания способны сбить с праведного пути лишь слабого человека, а сильного сломить невозможно. Ложь. С ними я будто плоть от плоти и кровь от крови. Не могу удержать себя, не могу сопротивляться. Меня задушат собственные чувства, если я не решусь признаться себе в их существовании.
Пугаюсь каждого шага. Что, если… Голос разума слабеет, и я снова слышу Хэлен. Она шепчет мне: «Будь собой, Джеймс. Побеждай свои страхи. Не позволяй другим отнять тебя у нас». Я закрываю глаза и вижу её нежные тонкие руки. Она заботливо касается меня, будто сестра, будто мать, жена и любовница. Она олицетворяет всё лучшее, всё высшее, что есть в моей жизни, равно как и Джеремайя, который ближе и роднее мне по духу, чем кто бы то ни было. Я счастлив с ними. Пусть другие называют это чудовищным уродством, пусть утверждают, что мы сумасшедшие и такие отношения отвратительны обществу и Богу. Я знаю, я чувствую, что поступаю верно.
Июнь, 2006 год
Господи, что мне делать? Я столько раз просил у тебя совета, ты столько раз молча отвечал мне… Но что теперь? В Библии ясно сказано: «Не ложись с мужчиной, как с женщиной: это мерзость». Выходит, с этого дня я противен тебе? А что насчёт убитых, которыми усеян Залив? Что насчёт женщин, мужчин, стариков и детей, чьи дома мы сжигали в Афганистане? Ты отвернулся ото всех нас, ты забыл, что мы — дети твои, созданные по образу и подобию? Или ты тоже жил во грехе? А если так, вправе ли ты обвинять нас, какой путь в своей жизни мы выбрали? В праве ли ты судить нас?
Март, 2002 год
Жара. Стоим в Оманском заливе. Завтра переходим под командование целевой группы и высаживаемся в Кандагаре. Цель — Такур Гар, горячая точка на высоте в одиннадцать тысяч метров.
Позже
Я должен был подняться на пик с группой, чтобы разбить наблюдательный пост. Вместо этого Доггер сует меня в батальон к Янгу, где я теперь старший сержант МакГроу и имею под командованием отряд «зелёных» новобранцев, для которых на следующие три месяца стану нянькой. Подозреваю, что дело не обошлось без отца, на Такур Гар будет жарко, а меня туда и близко не подпускают. Спрашиваю у капрала прямо, но тот только плечами пожимает: приказ есть приказ. Я для старика всё ещё бельмо на больном глазу, вместе с тем уже семь лет как от него ни открытки на Рождество, ни поздравлений на день рождения. Но он постоянно демонстрирует свою власть, умудряясь дотягиваться до меня через сеть своих поручителей и близких знакомых. Если так пойдёт и дальше, я стану ходячим посмешищем в своём батальоне.
Июль, 1995 год
Иии… Я её закончил! Против слов отца, будто ничего путёвого из меня не выйдет, против жалоб педагогов и бесчисленных наказаний, против всех, кто утверждал, что Джеймс МакГроу — лишь зыбкая тень своего именитого папаши — я сделал это, оседлал их чёртого козла, дал прикурить, получил звание! Выкуси, Аннаполис! Выкуси образовательная система США! Я раскусил тебя как орех и не намерен останавливаться на достигнутом. Завтра иду к интенданту своего… *часть записи чем-то залита, чернила почти полностью размылись*…в этом. Поэтому сомневаюсь, чтобы кто-то решил встать у меня на пути. В конце концов, туда постоянно требуются новобранцы.
Сентябрь, 1990 год
Вот так. Старик просто выкурил меня из собственного дома. Сказал, что я обязан получить образование в военно-морской академии, где сам он когда-то учился, иначе он и знать меня не желает. Можно подумать, всё остальное время до этого он только и занимался моим воспитанием, исключая те моменты, когда порол, напившись до полусмерти. Жалею, что старый придурок не откинулся прежде, чем я закончил школу. Тогда, по крайней мере, я мог бы выбрать то, к чему имею интерес. Океаны, путешествия, а не военная мораль и выправка деревянной жерди. Говорят, в Аннаполисе мозги забивают почище, чем в морском училище. Говнюк думал, что избавился от проблем, если сплавил меня в интернат. Не дал побыть дома и двух дней. Ненавижу.
Август, 1984 год
Дорогой дневник,
я пишу в тебе чтобы рассказать о том, что не могу сказать другим. Я не знаю, что мне делать. Я знаю, что ты не можешь ответить мне, но лучше так, чем говорить с полицейским или доктором Беннет. Мне кажется, мой отец убил мою маму. Мама погибла 11 марта. Я очень скучаю по ней. Отец почти сразу куда-то увёз все её вещи. Может быть он раздал их соседям, а может какой-то женщине, про которую они с мамой часто ругались до того, как ма утонула. Я часто слушал как они спорили, и знаю, что отец иногда уходил из дома, чтобы ночевать у неё. И ма об этом знала. Она плакала, но когда я заходил в комнату, делала вид, что вяжет.
В феврале всё было хорошо. Отец был дома каждый день, ма долго не плакала, они не ругались. Но 11 марта они уехали кататься на Куорри, а я остался с Лиз, потому что не успел сделать английский. Отец вернулся вечером, он был мокрый и дрожал от холода. Он молча ушёл в комнату и не выходил до утра. На следующий день приехала бабушка и сказала, что ма утонула, когда они катались по озеру, и отец не смог вытащить её до того, как вода попала ей в горло.
Вчера отец снова был пьяный. Иногда пьяный он начинает искать по дому маму и зовёт её до тех пор, пока я не скажу, что она утонула. Тогда он злится или плачет. Вчера злился. Он ударил меня, как бьёт иногда, рукой, а я со злости сказал ему, что он убил маму сам. Он ударил меня ещё несколько раз, пока кровь не пошла у меня из носа. Бабушка говорила, чтобы, всякий раз как отец напивается, я уходил к ней, но прошлый раз он пришёл и стал звонить в её квартиру и разбудил всех соседей. Пришлось вызывать полицию, но отца не забрали в участок. Бабушка сказала: «Одна погань покрывает другую». Возможно потому что они боятся моего отца. Его много кто боится, но я не боюсь и уходить к бабушке не буду. Просто буду сидеть в комнате, пока он не уснёт.

Джеремайя Барнс, покойный? муж

Говоря о Джеремайе, следует сразу разделять характер на два периода: «до» и «после». До – «Приюта» (закрытой клиники для душевнобольных, которую вы не найдете ни в одном справочнике), или плена у арабов, где он пробыл несколько лет, или до ультиматума от отца… какое из этих «после» перевернуло всю его суть – уже сложно сказать.
«До» - молодой баловень судьбы, осознающий свои привилегии и использующий их для помощи другим. Упрямый, но без злости, добрый, но не позволяющий сесть себе на шею, оптимистичный, но не лишенный эмпатии, идеалист – но не идиот. Он мечтал сделать мир лучшим местом, потому что видел его в разных ракурсах – и сверкающую роскошь мегаполиса, и нищету городов-муравейников третьего мира, и спокойные поселения вдали от суеты, и уничтоженные войной кварталы. Джей «горел» и умел зажигать других (его идеи не оставались на уровне обсуждений, имея доступ к верхушке общества, он уговорил не одного мецената спонсировать благородные дела, хотя, как сам сознавался – это всего лишь капля в море). Он любил людей, и не стеснялся выражать свои чувства, он ухитрялся находить радость и повод для искренней улыбки даже в самой, казалось бы, патовой ситуации и в ней же находил слова утешения для окружающих. Он умел радоваться мелочам, не забывал о других… и нет, нимба над головой там не было: при всем своем идеализме помноженном на чувство юмора, Джеремайя был обычным человеком с вполне человеческими страстями и недостатками. Многие ошибочно считали, что Джеремайя – прирожденный лидер, но он сам знал, что это далеко от истины. Он был спринтером, не марафонцем – мог сделать рывок и повести за собой, когда больше было некому, а надо было, но все идеи и зажигательные речи таили в себе надежду на то, что Нормальный Лидер услышит и устремится, и такого Джей готов был поддерживать всеми своими силами. Только вот не успел, не смог, а потом и вовсе забыл.
Джей – человеческий фарш, который даже полного своего имени не может вспомнить - не думает ни о лучшем мире для всех, ни о лидерстве, ни о философии будущего, прекращении всех войн или утопиях, пока что все мысли (разбегающиеся, господи, как же сложно их удерживать через головную боль и писк в ушах, которые накатывают от любого громкого звука) направлены на то, чтобы выжить в большом городе, сложить паззл из обрывков воспоминаний и понять, какого дьявола его принесло именно сюда и что делать дальше. Он сохранил навыки, у него все еще очень сильные инстинкты выживания, он даже относительно социален, что, правда, вообще не отменяет незалеченного посттравматического стрессового расстройства, обострившегося на фоне возвращающейся памяти.
1985
(Видеозапись из семейного архива Барнсов)
В кадре – рыжий и ушастый мальчик лет шести, одетый в костюм эльфа-помощника Санты. За ним видна украшенная елка и множество уже открытых подарков. Мальчик всхлипывает, шмыгает носом и размазывает по лицу остатки слез и соплей. Женский голос за кадром спрашивает «Почему ты плачешь, Джерри?». Джерри мотает головой. «Ну же, сынок, расскажи папе, что тебя расстроило», - уговаривает женский голос, сдерживая смешок. «Санта», - отвечает мальчик и снова кривит лицо, собираясь заплакать. «А что Санта сделал не так?» - участливо интересуется голос. «Он принес мне велосипееед, и книжки», - плачет Джерри. «А что ты хотел?» - спрашивают у него, - «Сестриииичку» - Джерри рыдает во весь голос. Камера дергается – её разворачивают. В кадре – светловолосая красивая женщина, она улыбается и держит камеру перед собой на вытянутой руке, потому ракурс слегка съехавший. «Как думаешь, есть шанс что к следующему Рождеству Джерри получит сестричку? Мы любим тебя, Дэвид, и очень ждем дома. С Рождеством, дорогой!» - она посылает воздушный поцелуй в камеру и экран гаснет.
1996
(Отрывок из бумажного дневника, запись датирована февралем 96го)
«…на день рождения мне подарили машину. Папа сказал, что это первая и последняя тачка, которую он мне дарит, чтобы я научился рассчитывать расходы на ремонт, бензин и учился ответственности, а дальше – сам. Да уж. Если бы я выбирал машину сам, я бы выбрал что-нибудь менее прожорливое, чем ауди-кабриолет. Но я хочу написать не об этом. Кларенсу, с которым я познакомился на улице в прошлом году, на день рождения подарили шоколадный кекс. Кекс не учит его считать расходы на бензин и не учит ответственности, но учит, что можно сделать приятно близкому человеку даже если у тебя едва хватает денег на оплату счетов. Мне кажется непонятным, что деньги распределены между людьми так неравномерно. Кто-то покупает третий дом, кто-то едва наскребет на ботинки. Отец говорит, это потому что люди не умеют и не хотят работать, и мы не обязаны оплачивать их глупость. Я думаю, что мы могли бы вместо третьего дома сделать какое-нибудь место, где бедные люди могли бы работать и получать столько денег, чтобы им хватало содержать семью. Мама Кларенса не виновата в том, что родилась в бедной семье и все детство должна была ухаживать за братьями и сестрами вместо того, чтобы учиться. И Кларенс не виноват в том, что папа их бросил, и он вынужден много работать в то время, как я могу читать книги, смотреть кино и размышлять над своими идеями (ха, привет, дорогой дневник!). Но Кларенсу повезло больше, чем его маме – он парень и его не заставляют так сильно смотреть за другими детьми. Вот и здесь несправедливость…»
2000
(Видеозапись из семейного архива Барнсов)
В кадре – парень с длинными вьющимися волосами, выглядывающими из-под смешной шапки с оленями, он обнимает за плечи медно-рыжую девушку. За ними – заснеженная деревушка где-то в горах.
- Эгей, ма-ам! – кричит парень. Голос у него хриплый, - Передает Гриндельвальд, запись для Синтии Барнс!
- Здравствуйте, Синтия, - девушка рядом тоже машет рукой.
У обоих раскрасневшиеся от мороза лица.
- Мам, тут потрясающе, особенно вечером, жаль камера этого не передает, тебе обязательно нужно сюда приехать на следующее рождество! И папу бери, тут вообще волшебно! Можно на лыжах кататься, а можно просто гулять, тут будто бы резиденция Санты, а если он тут не живет, то просто дурак! Мы пошли кататься на лыжах, до связи вечером!
Оба машут руками. Камера приближается к ним, за кадром слышен голос, что-то говорящий на французском, камера делает поворот и в кадре виден кусок румяной и упитанной физиономии, физиономия улыбается, камера гаснет.
2001
(Отрывок из записи в сетевом дневнике, датирована 12 сентября, давно в архиве)
«…вчерашний день показал, как мало мы подготовлены к… чему? Террору? Я не хочу повторять газетные заголовки. К акту беспричинной агрессии. Что, черт побери, должно быть у человеке не так, если он жертвует своей жизнью, чтобы отнять жизни сотен других людей – не знакомых ему лично, не причинивших зла ему или его семье?! Какое же зло должно быть поселено в его сердце и разуме, что он поверил? Из-за чего? Бедность? Отсутствие образования? Я не знаю. Я должен понять. Мне казалось, моя миссия – менять общество к лучшему здесь, но я больше не могу оставаться слепым. Я должен… я должен понять. Я не имею права говорить о рае, не побывав в аду. Отец так хотел, чтобы я пошел по его стопам и так расстроился, когда я отказался. Что ж, кажется, пришло время порадовать папочку… Только вот черта с два я буду убивать людей. Я собираюсь их спасать».
2002
…стандартная армейская стрижка только подчеркивает торчащие уши, и даже форма не скрывает того факта, что мяса на парне не слишком много. Капрал Янг не знает, как рядовой Барнс пережил учебку ВМС, но очевидно, как-то пережил: рожа довольная, гладко выбритая и нахальная, как у дворового кота. Барнса он закидывает в отряд к МакГроу. Просто было место. Просьба полковника тут абсолютно ни при чем.
Рядовой Барнс радуется назначению и смотрит на сержанта МакГроу как на воплощенного боженьку или мятный леденец. 
Но медик из Барнса и правда хороший, к тому же парни к «ушастику» привязываются быстро, и группу Дельта из роты Еко третьего батальона («Волчьей стаи») можно было найти по хрипловатому, но громкому голосу, а еще шуткам, смеху и запаху виноградной шипучки.
2006
Утреннее похмелье после мальчишника горчит. Джеремайя вспоминает что, кажется, наговорил Джеймсу лишнего, странно, что тот еще не поливает его святой водой или не заставляет принять упор лежа и отжиматься, пока вся дурь из головы не выйдет. Но нет. Возможно, забыл. А, возможно, все не так безнадежно как могло показаться.
Хэлен смеется над их похмельем и бледным видом, но предлагает снять головную боль и с загадочным лицом ведет за особняк. А потом невеста, жених и друг жениха, прячась в кустах как компания подростков, раскуривают косяк на троих.
Через год после свадьбы, вечером в постели Хэлен как-то заметит, что здесь кого-то не хватает, и Джей с ней будет полностью согласен.
Они оба имеют в виду отнюдь не детей.
2009 
Это было прекрасное лето. Их вывели из Ирака и они поехали в отпуск – Джеймс, Хэлен и Джеремайя, и пляжи были практически пустые, и они потеряли страх, почти не скрывались: целыми днями лежали в открытом бунгало, стоящем на вкопанных в морской берег сваях, теплый ветер играл белыми занавесками, а они болтали обо всем и ни о чем, ели фрукты и слизывали сладкий, липкий сок с пальцев и губ друг друга, Хэлен читала им вслух, Джеймс нашел где-то укулеле и наигрывал мелодию из «Пиратов карибского моря», они с Хэлен орали "Что же нам делать с пьяным матросом" и Джею казалось, что так будет всегда.
2010 
Им не дали попрощаться. Джеймса вызвали на новую базу (явиться не позднее…), его самого – в штаб. Где находилась Хэлен Джеремайя не знал, но догадывался, что у отца было много способов убрать её с пути. Не физически, никак нет. Информацию о новом месте назначения он воспринял равнодушно. Перед глазами все еще стояло искаженное, оплывшее лицо матери, ее медленно стекленеющие глаза, а в ушах звучали ее последние слова – «ты меня убиваешь». Ну вот. Убил. Так что. Куда? Афганистан? Да ради всех святых, куда угодно. Все закончилось. Конец прекрасной жизни, конец эпохи, добро пожаловать в чистилище, мальчик, ты сам виноват, теперь свой позор смывать будешь потом и кровью. И плевать, что ты сам позором связь на троих не считаешь.
2011.
Он не помнит, как оказался в тесной комнатушке, воняющей кровью и дерьмом. Помнил, как их колонна из трех хамви выехала из базы в Баграме, а потом был взрыв, он успел выскочить из машины – помнит, как рванулась навстречу сухая земля, а дальше был провал, и сейчас ожидание хуже всего, он знает, что талибы делают с такими как он, и знает, что будет просить о смерти довольно скоро. Он не супергерой со стальными яйцами, он боится боли и смерти, как любой нормальный человек, но больше всего не хочет, чтобы Джеймс и Хэлен видели тот набор костей и мяса, который останется от него после пыток.
Господи, как же не хочется умирать.
2015.
Гроб опускают в холодную мерзлую землю, звучит традиционный залп из винтовок, сложенный треугольником флаг вручают отцу погибшего солдата. Кто-то в заднем ряду траурной толпы спрашивает у соседа, где жена Барнса, где Хэлен, но ответа нет, и Хэлен нет, должно быть, не смогла заставить себя приехать на похороны любимого мужа.
Отец Джеремайи – генерал Дэвид Барнс – держится с поразительной стойкостью. Это мало кого удивляет: сын генерала погиб еще в 2011, но семья смогла получить его останки только сейчас, поэтому в какой-то мере это облегчение для них всех – наконец-то попрощаться с дорогим сыном, мужем… да, кстати, где же Хэлен?
…многие спрашивают «где Хэлен», и никто не спрашивает «где Джеремайя». Из всей толпы, присутствующей на похоронах, только один знает, что в гробу чужие кости. Что Джеремайя не погиб четыре года назад, он был в плену, откуда вытащить его удалось только недавно и не то чтобы легально, теперь блудный и безумный сын едет в спокойное место, где никто его не узнает, и никто не найдет, и честь и репутация семьи все еще безупречна. Генерал Барнс жмет руку бывшему командиру бригады, в которой служил Джеремайя. Во взгляде ему видится укоризна. Не говори, не спрашивай.
2016
(Из записей доктора Р.Д.Стэнфорда)
21 марта
«…пациент №48, время содержания – пожизненно, контракт – полный (минус эксперименты, видео, подтверждающее удовлетворительное состояние - каждый месяц, и разумеется никаких имен), предварительный диагноз – ПТСР. В худшем из его вариантов, я бы сказал…»
02 апреля
«…буйный, зрительные и слуховые галлюцинации, флешбеки, не идет на контакт, не может назвать даже своего имени, но пациент еще и не в том состоянии чтоб с ним можно было говорить…».
01 мая
«…частичная амнезия у Д. подтвердилась: не помнит полного имени, не помнит ничего из травмирующих событий в плену, (впрочем, это пока плюс, его шрамы больше похожи на следы пыток, чем боевые ранения) урывками помнит службу в армии. Несколько четче сохранились воспоминания из детства и юношества. Навыки не потеряны (сломанный нос старины Беннета - тому подтверждение), знания, полагаю, тоже – он понял французский и смог на нем сказать пару фраз, хотя на вопрос знает ли он язык, затруднялся ответить…»
4 июля
«…триггер. Туристы запускали с яхты фейерверки. Д. нашли на полу под кроватью, он ухитрился сорвать голос при том что никто не слышал, как он кричал, месяц работы насмарку…»
29 октября
«…стабилизируется, можно перейти на более легкие препараты, я назвал бы это прорывом в моей практике, как жаль, что я не смогу предоставить этого пациента (которого не существует) коллегии на ежегодном съезде в…».
26 декабря
«…вынужден продолжать прописывать Д. седативы. Он уже спрашивает, когда сможет поехать домой и приедет ли его кто-либо проведать, а это полностью исключено…».
Август 2017 
…от таблеток окружающее становится тебе абсолютно безразлично. Не испытываешь ни гнева, ни боли, ни радости, просто находишься в тупом оцепенении и не можешь (не видишь причин, не имеешь сил) раскрыть рот и сказать что-нибудь настолько простое, как «Да, доктор Стэнфорд».
Джон Доу (пациент №48) смотрит в окно. Там белый песок, лазурное море, пальмы и пришвартованный у причала катер. 
Сестра Доминик едва скользит взглядом по мужчине. Она знает, что Джон Доу чувствует себя гораздо лучше, и выглядит гораздо лучше по сравнению с тем, в каком состоянии им его доставили.  Тогда он орал как только приходил в себя, забивался под койку, когда включали свет, разодрал себе руки в кровь, пытаясь выбраться через окно, а уж сколько от него санитары натерпелись – и не передать, все в синяках ходили, чего уж тут удивляться что и его успокаивать приходилось, но сейчас – думает сестра Доминик – его несчастный истерзанный дух успокоился.
Джон Доу смотрит в окно стеклянным взглядом. Его дух спокоен и безмятежен в медикаментозной полу-коме. В этом уверена сестра Доминик, уверены два санитара у входа в общую комнату, и у доктора Стэнфорда нет к нему вопросов, и это главное – он сумел скрыть ото всех, что уже третью неделю выплевывает таблетки.
Сбежать с этого острова можно. Джон Доу – Джей, меня зовут Джей! – это знает.
И знает, как.

Личные требования к игроку
Быть адекватной, иметь чувство юмора, не любить воду,  но любить драму, а еще любить сериалы про пиратов очень хорошо понимать, на что идете. Это не самая простая роль и не самый простой вариант отношений, к тому же заказчиков аж двое, так что если на эту роль найдется желающая – пожалуйста, свяжитесь с одним из нас до регистрации).
Заявка на форуме >>
Пример вашего поста:

Джеремайя

Думал, будет легче. Привести в порядок мысли, найти среди изменившихся до неузнаваемости улиц осколки памяти, собрать, стряхнуть пыль, склеить, подогнать черепок к черепку, но нет. Вместо чашки - уродливый голем, замешанный на крови. Не клеится. А клеится, так страшно.
...на Кони-Айленд за ним полчаса идет бездомная старуха, крича в спину о метке дьявола и близящемся конце света. Он не оглядывается.
...он покупает на остатки мелочи кофе на пляже и медленно выпивает его на лавочке в компании бродячего пса. Когда уже собирается уходить, к нему подбегает мальчишка, бросает в пустой стаканчик два четвертака, и уносится, счастливый, к благообразно улыбающейся женщине с коляской. Джея не удивляет: поношенная армейская куртка, длинные волосы и борода делают его похожим на бездомного. Впрочем, он и есть бездомный. Октябрь холодный, с утра были заморозки, и у него до сих пор болит горло.
...видит вывеску на арабском языке, заходит.
"Откуда, хабиби?" – он не сразу понимает, что к нему обращаются не на английском. Звук чужого грубого языка заставляет болеть уродливые шрамы на спине. «Ниоткуда» - отвечает он, поводя плечами, будто это может облегчить фантомную боль. Радиоволна шипит чем-то попсовым и восточным. Зеркало засижено мухами, но пол чистый, пахнет мылом, кофе и специями.
Взгляд старика цепкий, черный и немигающий, когда он начинает говорить, глядя в упор на него.
Джей пулей вылетает из цирюльни, когда осознает, что понимает. И что его «ниоткуда» было не на английском.
Он останавливается когда полоса океана скрывается за домами, от боли в колене. Не стоило идти так быстро.
В рюкзаке за спиной - бутылка воды, полотенце, перочинный нож, снятая с веревки толстовка и яблоко.
Вечером ноги сами приносят его вчера к похожему на голубятню дому в Бруклине. Джей сидит на пожарной лестнице дома напротив, ждет. Его клонит в сон, но сны приносят новые картины, страшные, болезненные, они не приносят покоя, наоборот, запутывают все сильнее. Он не знает, что из видений было правдой, что - кошмарами.
…двухмачтовая красавица-бригантина, черный парус на фок-мачте, ощерена двумя десятками пушек по бортам.
Он щурится, разглядывая золотую отделку корабля. Людей на палубе нет.
- Красивый? – спрашивают за спиной.
Бутылка чуть не падает из рук – он удерживает её неведомо каким образом и осторожно ставит на подставку. Сердце заходится как сумасшедшее, но вовсе не потому, что едва не разбил дорогую вещь.
- Да, - отвечает он, поворачиваясь к голосу и закидывая руки на золотистые от веснушек плечи, - Красивый.
Не про корабль. Смеется. Тянется вперед. Непривычно еще, что вот так вот – можно, обнять, коснуться губ, кожи, попробовать на вкус и наощупь, не торопясь и не скрываясь, что это – по-настоящему.
Квартирка маленькая и почти не обжитая, так мало похожа на дом отца, где живут они с Хелен, но дышится тут спокойнее, хотя за окном – не огромная частная территория, а ночной Бруклин, он гудит майской грозой и полицейскими сиренами.
Здесь он ощущает себя свободным. Счастливым.
Свет в окне так и не зажигается.

Джей мерзнет, кутаясь в куртку, натягивает капюшон на нос и прячет руки в рукава, дышит на пальцы. На левой руке они холодные как лед и почти не гнутся. С утра он еле спускается с пожарной лестницы и ковыляет на звук колоколов. «Патрик» - считает что-то в его голове, и что-то там же одновременно с ним не согласно.
С Мэдом он знакомится случайно: Мэд срисовывает его куртку и спрашивает звание, Мэд делится едой и выпивкой, вырывая из его памяти все, что Джей может рассказать, Мэд рассказывает сам - где можно поспать, чтоб тепло и копы не гоняли, и где поесть, и раз в неделю помыться, и что в доках можно подработать – немного, но хватит на горячую еду и выпивку, и именно Мэд тащит его к палаткам, которые школьники какой-то католической школы ставят каждое воскресенье у бывшего бомбоубежища под Бруклинским мостом, чтобы накормить бездомных супом ко Дню всех святых.
По дороге к мосту до них доносится звук лопнувшей покрышки и Джей падает на землю, накрывает руками голову, Мэд чертыхается, орет ему встать и остаток дороги костерит какого-то неизвестного лейтенанта, обращаясь к нему через каждого второго встреченного по пути голубя.
Джей плохо слышит слова, сквозь существующий только в его голове вой сирены, он улавливает только интонации.
У палатки уже очередь, к запаху мокрых листьев и дождевой взвеси примешивается запах свежей еды и почему-то начинает подташнивать.
Когда накатывает, мир становится серым и безразличным, и единственное, о чем он может думать в эти моменты, это «пожалуйста, пусть все прекратится, как угодно, господи, пожалуйста, пусть оно закончится».
Он отделяется от очереди и кое-как, не разбирая дороги, хромает до нескольких бетонных плит – сесть, а еще лучше лечь (а еще лучше – головой со всего маху о бетон, вдруг поможет, нет, не вдруг – желание и вправду возникает), тошнота подкатывает к горлу, но блевать нечем. Становится страшно – вокруг слишком много зданий, достаточно высоких для того чтобы быть опасными, вокруг недостаточно укрытий, много людей, мало людей, нет оружия, нет воздуха, ноги ватные и не хватает сил вдохнуть полной грудью.
Мэд говорит, паническая атака, говорит – пройдет, говорит – я принесу тебе тарелку супа, рядовой, но не жди что я буду твоей мамашей остаток жизни, скоро тебе придется самому.
Джей громко смеется. От боли.
Это ведь всегда помогало, - думает он, - всегда?..

Джеймс

Сложно было собраться с мыслями, когда вообще не хотелось ни о чём думать. Ещё сложней было не надеяться. Надежда - она такая... неопределённая вещь.
Ему не хотелось думать, не хотелось чувствовать, не хотелось, чтобы было больно.
Но больно было. И было ледяное, отстранённое отупение, и что-то настойчиво всё ещё ныло внутри. А мысли, неповоротливые и тяжёлые, не хотели исчезать.
Он и не надеялся, что со временем станет легче - и легче не стало. Но с этим чувством, с этой агонией можно было как-то жить. Можно было даже заставить себя вставать по утрам, шатаясь, добрести до ванной, почистить зубы и вместо расчёски просто провести влажной ладонью по волосам. Можно было даже принимать пищу, разговаривать с коллегами по работе. Можно было даже наслаждаться тем, что имел.
Возможно, было всё, кроме того, чтобы дышать как раньше.
А когда всё остальное уже не помогало и просто существовать становилось совсем уже невыносимо, он вспоминал, анализировал и думал. Думал, анализировал и вспоминал. Но ответа на главный вопрос «Почему это случилось?» он так и не нашёл. В этом круговороте мыслей была какая-то болезненная безысходность, от понимания которой становилось только хуже. Он раз за разом бесцеремонно выворачивал сам себя наизнанку в этих поисках, но так и не нашёл даже намёка на ответ.
* * *
Иногда так случается, что вместе с хорошими новостями приходят и плохие.
Иногда так случается, что важные вещи в своей жизни ты узнаёшь значительно позже, чем остальные люди.
Иногда тебе хочется умереть тогда, когда другой человек на твоём месте радовался бы больше всего на свете.
Странные мысли иногда посещают голову МакГроу, он и не думал, что в нём столько драматизма.
Или сарказма.
Или того и другого.
Он опустил руку, не выпуская телефон из ладони, и попытался ещё раз прокрутить в голове то, что ему секунду назад сообщила Хэлен.
Это всё напоминало плохо снятый фильм.
С людьми такого не бывает. Только не тогда, когда они должны быть счастливы, не тогда, когда они меняют свою жизнь, не тогда, когда всё наконец-то нормально.
Мир будто бы остановился и на мгновение замер. Он зажмурился и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, пытаясь понять, почему перед ним стоит капрал Дейл и что он вообще от него хочет.
- Ещё не отправился праздновать назначение, капитан? - с задорным техасским акцентом спросил он.
- Я... да, спасибо, - глухо произнёс Джеймс, всё ещё держа телефон в руке.
- Ты в порядке, МакГроу? - он замолчал, когда Джеймс жестом попросил его остановиться.
Нахмурившись, Джеймс попытался объяснить капралу что-то, но ничего более связного, чем: «Давай позже», сказать не смог.
В голове всё спуталось, ураган эмоций, ещё пятнадцать минут назад бивший ключом, вдруг куда-то исчез, оставив вместо себя странное и неестественное спокойствие.
Сказав это, Джеймс отвернулся от удивленного Дейла и снова поднёс телефон к уху.
Он уже готов был услышать короткие гудки, но вместо этого раздался знакомый встревоженный голос Хэлен:
- Ты там как, в порядке?
- Нет, - ответил он слишком спокойно и повесил трубку.
Джеймс присел на ближайший стул и уставился прямо перед собой, в одну точку.
Уоррен Дейл ещё раз подошёл и что-то спросил, потом ушёл, но почти сразу же вернулся. Сунув Джеймсу в руку стаканчик с водой, он заставил его попить. На поверку оказалось, что это какое-то успокоительное. Подняв голову, МакГроу посмотрел на его встревоженное лицо и как-то совершенно по-дурацки ощутил себя ему обязанным: слегка улыбнувшись, он поблагодарил его за помощь.
Он, наконец, стал капитаном.
Всё хорошо, только...
Только теперь уже ничего никогда не будет нормально.
* * *

У МакГроу теперь было очень много времени. Бесцельного, абсолютно бессмысленного.
Утром он на кухне отработанными до автоматизма движениями включал поочередно чайник и кофемашину, доставал из холодильника остатки вчерашней еды, засовывал в микроволновку и несколькими нажатиями запускал режим разогрева. Когда звучало поочередно несколько сигналов о готовности, он наливал себе кофе и уходил, оставив завтрак нетронутым. Обед был нисколько не лучше завтрака, а ужин оказывался немногим лучше, чем обед.
Джеймс терпеть не мог увязать в людях и в чувствах. Раньше он вообще считал любую зависимость ненужным приложением к жизни. Но Джеймс застрял. Безбожно, отвратительно, безвариантно и намертво увяз. Застрял в этих до жути одинаковых днях и ночах. Тоска, уже привычная и унылая, давно засела под рёбрами и обосновалась там, кажется, навсегда. Повседневность не воспринималась. Никак. Вообще.
Очередной день скатился к вечеру, и уже со стопроцентной уверенностью его тоже можно было смело выкинуть на свалку. К огромному вороху таких же дней, которые он уже выбросил за ненадобностью и однобокостью.
Наверное, стоило пожалеть о прошлом. Прошлое сейчас казалось... Сложнее? Или наоборот, проще? Доигрался. Так всегда бывает, когда слишком долго лжёшь самому себе и всем вокруг. Каждый день и каждый раз все по кругу - два шага, поворот, ещё два шага, лестница на второй этаж. Ещё два - и выход на крошечный балкон квартирки. Вечное круговое движение, подчинённое плавному и, на первый взгляд, незаметном ритму. Упорядоченный хаос. Систематизированный кромешный ад.
Он знает, что сегодня воскресение, потому что перед входом в школу разбиты палатки с едой и напитками. На столах в стороне лежат вещи, которые нуждающиеся могут взять бесплатно. На улице холодно и многие из гостей трутся в очереди за тёплой одеждой и, сразу после, за горячим. Близится Хеллоуин, поэтому вместе с имбирным чаем девочки из команды по лакроссу разливают тыквенный сок и раздают печенья в форме приведений. В маленьких тканевых мешочках - подарки: сладости для тех, кто не может себе их позволить.
Сегодня гостей больше, чем на прошлой неделе. Ощущение праздника привлекает бездомных со всех уголков Бруклина. Старики и старушки, дети, оставшиеся без присмотра, одиночки и целые семьи. Джеймс любит и ненавидит «благодарные воскресения» одинаково, чтобы там ни говорил отец Салливан. Помощь попавшему в беду может радовать или безумца или садиста, а сердце МакГроу, не смотря на годы жёсткой закалки в жерле войны, чёрствым так и не стало.
- Папаша, нет каких таблеток? Другу нехорошо, - спрашивает его длинный, как жердь, худой парень. Лицо его покрыто морщинами и кое-где шрамами, но глаза выдают молодой возраст. Они голубые с хитрой искрой, и Джеймс уже не доверяет ему.
- Что случилось? - спрашивает МакГроу тоном, заявляющим об отсутствии поблажек.
- Вояка. Не в себе. Шугается всего, за голову хватается часто. Я вижу, что болит, а он не признаётся.
- Вояка, значит, - среди бездомных каждый второй - герой Аустерлица, каждый третий - лично знал Буша-младшего. Но факты были таковы, что многие из них в самом деле когда-то служили, и им повезло меньше, чем Джеймсу, если так вообще можно сказать.
- Сейчас позову доктора. Покажешь ей друга.
Джеймс обернулся к женщине, сидящей на коленях рядом с девочкой и внимательно рассматривающей её покрасневшее от холода ухо: - Сара, там одному парню, кажется, нужна помощь.
- Срочно? - откликнулась она.
Джеймс взглянул на голубоглазого, тот неопределённо пожал плечами.
- Чёрт его знает.
- Ну так пусть приведёт его сюда.
- Его не сдёрнуть с места, мэм. Один не утащу. Он хоть и тощий, как смерть, но на вид не легонький, - пожаловался бездомный.
- Ох, ладно. Пошли. Доведём вместе. Чарли, присмотри за столом.
Идти пришлось недалеко. Парень сидит на бетонных плитах рядом с дорогой, руками сжимает лицо. Его длинные волосы почти чёрные и густые, как конская грива. То ли кудрявые, то ли спутанные, не поймёшь. Куртка с полуоторванными карманами такая же грязная, как и штаны, зато ботинки чистые, хоть и не новые. Точно вояка, привычка чистить обувь - признак солдатской натуры. Кому охота таскать с собой лишний фунт грязи на подошвах, пробегая по десять миль в час?
- Эй, вояка. Живой? - спрашивает голубоглазый, вставая рядом. Джеймс подходит, нагибается вперёд. Запах от бездомного не невесть какой ужасный, и не с такими встречались. Парень, кажется, дрожит. Правая нога дёргается в конвульсивном ритме. Он молчит.
- Я ж говорил. Хотел взять ему суп, а там очередь на полчаса. Да и таблетки ему, поди, щас нужнее.
Джеймс вздыхает, опускается на колено. Его лицо вровень с макушкой больного, видно седые волоски и болячки перхоти.
- Голову поднять можешь? - спрашивает МакГроу, и плечи парня вдруг вздрагивают. - Можешь, рядовой?
- Сержант он, командир. Доктором, говорил, что был. Солдат лечил, а себя вылечить не может, наверно ему в этом Ираке...
Джеймс не слышит. Должно быть где-то рядом взорвалась граната и его оглушило. Контузия настолько серьёзная, что ему мерещатся приведения. Мерещится знакомая длинна тонких пальцев, выступающий позвоночник под шеей. И тёмный цвет волос кажется знакомым до острой боли там, где у людей под рёбрами бьётся сердце.
- Посмотри на меня, сержант, - просит Джеймс севшим от ужаса голосом.
Бездомный не дрожит. Он поднимает голову так медленно, что, кажется, проходит тысячелетие прежде, чем чёрные угольки глаз сталкиваются в зеленью, в которой скапливаются слёзы.
Джеймс зажимает рот, боясь силы своего крика. Он удерживает его, рвущийся наружу, а слёзы одна за другой бегут по его щекам, превращаясь в ручьи. Он силится произнести это вслух, но не может. Воздуха не хватает, и он задыхается, тонет в глубине шока, безумия, горя. Голова становится тяжёлой. Она опускается вниз, и лоб утыкается в чужие колени. Не чужие.
МакГроу плачет так, как не плакал с тех пор, как человек, касающийся его плеча, шесть лет назад погиб.

+2

104

неактуально

Текст заявки:
Душа просит текстодрочерства, словесной разнузданности и всяческих скабрезностей, а в персонажах остались только лапочки и хоть плачь. Решил рискнуть и написать сюда, вдруг найдутся такие же извращенцы. В общем, хочется играть манерного выпендрёжника и выскочку, нестабильную личность с моральными упадками и прочий модернизм в стиле Феллини. Сюжета никакого при себе не имею, только если откопать что-то из старья, но готов бурно фантазировать на эту тему. Играю слэш или джен, от кишок до радужных слюней. На внешность предположительно схватил бы Henrik Holm, Miles Heizer или Finn Wolfhard на вариант помладше, но пока обдумываю этот вопрос. Не пишу простыни (только по исключительному случаю), ну не умею я, зато могу часто, хоть каждый день (+/- по обстоятельствам).
Вы: не против откровенной голубизны, нецерзурщины, размазывания соплей, любите в слэш или, может, броманс, цените литературность, умеете в разное, без заместительных, в настроение, в эмоции, в неанатомичный рейтинг, готовы общаться предположительно в телеграмме об игре и не только, имеете время и желание писать хотя бы раз в три дня.
Желающих прошу бросить мне в лицо примером поста. От себя предлагаю образцы текстодрочерства.
Пример вашего поста:

Одна штука

У мальчика были совершенно очаровательные золотые завитки на висках, светлые глаза и вообще всё в нём — губы, голос, кожа, дыхание, пальцы, родинки — было сосредоточением нежности и сладко пахнущей цветами вишни невинности, и Итан буквально заглатывал его своим неспокойным взглядом всего разом и каждую часть в отдельности. Его робкий ответ был не иначе как приглашением к греху, и будь это артхаусная эротика, они могли бы заняться любовью во имя святого отчаяния прямо тут, на стенде с подтаявшими шоколадными батончиками и мятной жвачкой, возведя это забытое Богом место в святыню. Но авангард давно прошёл, а битники быстро сдулись, и теперь кто угодно, даже хоть и этот страдающий недосыпом, ожирением и приступами спонтанного самоудовлетворения продавец на заправке, мог обозвать акт подобного откровения изращенством. Люди ничего не понимают в искусстве.
По стандартам ситкома любовь требовала долгой прелюдии из трёхсот пятидесяти серий с плоским юстом и не обременённым высоким смыслом сюжетом. Сейчас, когда Итан услышал, как на улице затормозила полицейская машина, было самое время начать. И он сделал шаг. И всё показалось бы вполне мило, и можно было бы даже услышать продолжение разговор вроде «как дела» или «как тебя зовут», если бы это был шаг навстречу, но это был шаг-преграждающий-путь, и пришло самое время включать тревожную музыку и дышать натянуто с перерывами, вспоминать маму, Отче наш и всё что знаешь о правилах поведения в обществе психически нездоровых людей.
Но не играло даже радио и было муторно тихо. Итан стоял спиной к стеклянной двери, он видел перед собой нужную ему канистру с бензином, видел ряды с чипсами и печеньями, видел продавца с унылой физиономией, открывающего свой рот, чтобы спросить очередного придурка, что ему нужно, видел кассу с деньгами и стоп-кадр порно-ролика на мониторе компьютера, Итан видел всё здесь, вмещал в себя все скупые метры этого тесного помещения, но смотрел при этом только на милого нежного мальчика, только в его глаза. А мальчик стоял лицом к двери, он видел приближающихся полицейских, и должно быть всё выглядело довольно дерьмового в его глазах, но они всё равно оставались красивейшими. Пахло бензином. Итан подумал, что нужно будет прихватить ещё зажигалку и что даже акта самосожжения будет мало в двадцать первом веке, чтобы привлечь внимание аморфной толпы. А если это будет эпичная история любви с финалом в стиле фильмов База Лурмана? Теорию следовало развить.
Громко и раскатисто в царившей тишине звякнул колокольчик над дверью. Их было двое, но, как показывал опыт дерьмового американского кино, полицейских много не бывает. Пока, впрочем, не было повода. Это всего лишь Итан — не весь, правда, но ещё даже никого не сжёг. Кому может навредить опасная бритва в руках голливудской гомо-дивы? Какова вероятность того, что она может вскрыть одну из пяти присутствующих здесь глоток? Как минимум одна из них выпадала из расчёта, ибо о каком эпике может идти речь, если главный герой просто подохнет — причём, довольно грязно — прямо посреди истории? Окей, парня за прилавком тоже можно не считать, до его глотки с одной бритвой не добраться, нужен жировой отсос. Кстати, могло бы получиться неплохое мыло. Что же касается полицейских, то тут вступает в силу банальная брезгливость — а что если наружу полезет какая-нибудь дрянь, черви, к примеру, или слизни, а может, преисподняя грязь, ведь очевидно же, что дело здесь нечисто. Оставалась только одна глотка, одно нежное бледно-розовое горло, и тут уже вопрос стоял ребром.
— Сэр, давайте не будем усложнять ситуацию. Просто медленно поднимите руки и опуститесь на колени.
Этот голос был знаком Итану. Он был лживо спокойным и мерзким, словно навозная муха. От него свербило на кончиках пальцев и хотелось читать Коран по памяти, раскорёбывать себе кожу и выдёргивать вены. Итан разомкнул губы и провёл кончиком языка по зубам.
Он не спеша приподнял согнутые в локтях руки и раскрыл лемурьи ладони, продолжая пристально смотреть в светлые глаза напротив. Можно даже сказать, следить за ними.
Ситуация принимала весьма паскудский оборот.

Вторая штука

Фу, как невежливо. Можно подумать, от Артура воняло. Ну если только немного разило виски, которого он тут успел нахлебаться. А в целом он был почти только что из душа и благоухал душистым мылом! Отчего-то ему сделалось смешно. Юноша пред ним был в костюмчике (глаженом!) и даже трезв — эка невидаль в здешних местах. Натурал? В компании Джерри? Пф.
Ой, да тут вы поглядите какая прелесть!
— Ооо, девственник, — довольно растягивая губы в улыбке, Арти откинулся спиной к многострадальному фортепиано. Ужас, как он любил соблазнять и портить невинные души. Особенно когда те по виду были старше него. Ему самому недавно только исполнилось восемнадцать, но толк во всякой дряни он уже знал. Тут такое дело — главное, попасть в правильную компанию.
В какой-то момент Арти начало казаться, что перед ним младенец с пухлыми розовыми щёчками, покрытыми персиковым пушком и большими глазами слегка навыкате. Он моргнул несколько раз и голова закружилась.
До Артура начало медленно доходить, что Джерри — неебическое мудло. Его изнеженное тело, привыкшее, чтобы его обожали, красиво одевали и вкусно кормили, на всякую дрянь реагировало весьма брезгливо. Его начало откровенно тошнить. Артур выдохнул и ухватился за край рояля, слегка покачиваясь от дурноты. Наманекюренные ручки Британи тут же полезли к его лицу, но разобрать, что она говорила, было невозможно, слова просто выпадали из её обоих ртов и крошились об пол стеклянными осколками.
Арти проморгался и снял с себя посторонние конечности. Вышагнул из болтовни Британи и попросил его не трогать.
— Ты не видела Джерри?
Но Джерри уже успел выплыть из поля зрения, будто истаял акварельным пятном. Кто-то должен был объяснить ему, что врать — это ой как плохо. А врать психически нестабильным людям — плохо втройне. Лучше бы Джерри было не выходить из дома в ближайший месяц. Мало ли что может случиться.
Зато Британи была всё ещё тут. Она умело вернула внимание Артура к своей персоне, ввалив ему истерическую оплеуху. Откинувшись в сторону амплитуды удара, Артур почувствовал движение внутри головы, и когда он открыл глаза, чтобы ответить этой крашенной курице, очертания окружающей действительности были уже другими: они вибрировали. Девушка стремительно покидала поле зрения Арти, оставляя лишь красный размазанный по стене всполох.
Артур встряхнул ладонями, ощущая воздух между пальцами так, словно тот был желейнообразным, и от резких движений его ужин в виде двух бокалов или сколько там жалкого пойла из сумермаркета полез в горло. Артур оглянулся в поисках подходящего места, чтобы спровадить из себя эту дрянь, но тут ему снова попался на глаза юноша бледный со взором горящим, с которым его так и не соизволили познакомить. У Джерри были на редкость дерьмовые манеры. Кстати, о Джерри. Где это чёртово хуйло?
— Это была кислота, детка. Довольно дерьмовая. Подожди немного, скоро начнётся ад. Твой друг — мудло, ты в курсе? Не видел его?
Артур пьяно покачнулся куда-то в сторону, где его вытошнило в попавшуюся под руку вазу, подделку под художественность. Славненько. Он порылся на столе и прополоскал рот минералкой. Пузыри покалывали на языке. После он как ни чём ни бывало вернулся к разговору, приобняв за плечо щупленькое тело дитя, которому вот-вот откроется новый мир разврата и прочих прелестей и непрелестей жизни.
— Как там тебя зовут?
Артур направлялся к дивану, но тот оказывался всё дальше и дальше, чем представлялось, пришлось пробираться к нему через массу бесформенно танцующих, говорящих, жующих, блядующих тел. При соприкосновении с ними вибрация нарастала и в воздух слетали цветные мошки, Артур брезгливо уворачивался от них, продолжая тянуть за собой ребёнка. Ему нужно было на чёртов диван. Мозг в голове медленно, но верно начинал таять и скоро собирался лезть из всех доступных отверстий и, возможно, делать новые.
Кто-нибудь здесь умеет промывать кровь?
Наконец добравшись до вожделенного предмета мебели, Артур смахнул с него какую-то аборигенскую живность и вместе с юношей упал на подушки. Они были в сраный цветочек.

Отредактировано Топса (13-11-2017 14:04:44)

+3

105

Форум: http://pleasantville.rusff.ru
Текст заявки: В поисках стриптизерши, которая собирает в шкафу скелеты вот уже как 20 лет. Ищу Ж для М - для жести и грязи. Звать её Шелби, 33 года. Внешность -  jessica lowndes, julia voth

Шелл - противоречие во всем своем обличье, ядерный источник вульгарности, помешанной в смертельных дозах со смиренной грустью.

Шелби Браун - точно дворовая кошка, разительное сходство в налете лукавства на уголках напомаженных губ и повадках "сама по себе", но кормится с одних рук, тащится по пятам, ластится, а Маркус при лучшем настрое пройдется грубой рукой против шерсти, а в остальных, неминуемых случаях подтягивая её за шкуру вместе с собой, в зыбкое болото собственной прогнившей жизни. Одному вырождаться не так мерзотно. Иногда Гранде кажется, что у нее не одна жизнь - 9, как минимум, одна херовей предыдущей. Только не ведет им счет - она мурлычет у обрыва любого пиздца, что наугад предложит для нее Маркус. Шелби не прихотливая - Марк подкидывает в кормушку отборный кокс и с рук делится скабрезной правдой о себе самом.
По молодости Гранде в шутку проигрывает её "восхитительный зад" в карты, будто бы обладание и право собственности становится нормой. По канонам, патологически далеким от библейских, малышке Шелл никто не предоставляет выбора - ни сегодня, ни 20 лет назад. Воспитанная в лучших традициях неукоснительного Гранде-подчинения, выхолощенная грубой силой и крепким алкоголем, она, однако, никогда не теряет пикантную нотку строптивости. Маркус помнит об этом, когда его собственная ладонь разрезает воздух с отчетливым намерением влепить Шелби размашистую пощечину, а стекло бокала нервно прилетает ему в ответ.

Она точно пиньята нашпигована генами неудачников, чье жизненно кредо "проебали всё, проебем ещё", воспоминаниями о детстве, пропитанном дешевым куревом отца, и повадках шлюхи не любимой вовсе матери. Она из тех, на чье существование богу, откровенно говоря, насрать. Предоставленная по совокупности семейного похуя самой себе, уже с нежного малолетства вкушала все прелести притягательного "нельзя", круглосуточно ошиваясь по радиусу не менее отреченного от воспитания малой брата. Брат с удовольствием встревал во всяческого рода траблы, мальчиком на побегушках оказывая незаконную помощь криминальным воротилам. Шелби же в это время козочкой скакала вокруг стройных рядов опасных пацанов с района, очаровательным флиртом и короткой юбчонкой притягивая к себе мужские взгляды. Вертихвостка - диагноз, данность, которая с молоком матери усвоилась организмом.
Ей было 16, а Маркусу 21 - почти незаконно, но уже можно. Коллаборация зародилась на задворках дешевого мотеля тем летом - неотвратимо, на пожизненно. Взрослая не в меру своих лет она штабелями укладывала поклонников у своих ног, входя в азарт бездумных развлечений. Но прожигать жизнь оказалось удобно только до тех пор, пока предки не закопались на местном кладбище вместе со всеми своими пагубными пристрастиями. Кровью и потом зарабатывать на обветшалую комнатку 3 на 3 метра в самом настоящем клоповнике оказалось не в меру тягостно, но Шелл прикладывала к самобичеванию все усилия - должность секретарши, работа 24/7, 2 ложки сахара и какой-то плешивый офис. Единственным не утраченным смыслом было отчаянное желание вести нормальную жизнь - чтобы не как у родителей, чтобы без многозначительных нулей в долгах, без дешевого пойла по вечерам, без оскорблений соседей и без зависания в телевизионной картинке в обществе вонючего мопса. Она не хватала звезд с неба, не мнила себя принцессой, лишь настойчиво хотела жить в обстановке "не слишком хуево".   
Гранде показалось хорошей идеей подогнать подруге дней своих суровых прибыльное местечко в полицейском управлении - сиди себе на ресепшене, улыбайся обворожительно как умеешь и сократи красноречивое "иди нахуй" на рабочем месте до минимально возможного. Шелби исправно пахала на представителей закона порядка года, терпеливо переносила все тяготы существования, на периодической основе и по налаженному обоюдному разделяя с Марком постель, тайны и выпивку. Надежды на приличную жизнь как-то истерлись со временем до дыр, когда подъемы по утрам стали всё тягостнее, а бреши в бюджете - всё больше. Шелл продолжала тянуть рабочую кабалу, в рамках приличия лишь стискивая зубы, борясь с желанием послать всё на безвозвратной основе, но сломалась тихим февральским вечером - беззвучно, бесслезно, напрочь. Кривая дорожка сердца, исполненного жаждой жить, привела в стрип-клуб, где брюнетка прочно обосновалась, заняв свою финансовую нишу и зажив безбедно. Талант виртуозно крутить задницей, томным взглядом одаривать каждого потенциального спонсора и заполнять стринги купюрами покрупнее пришел с годами - чему Гранде не мог нарадоваться.
Но шест, увы, не приблизил Шелби хоть на йоту обещанного самой себе счастья, однако такой порядок стал нормой, обыденностью ненавистных будней. С годами она смирилась, свыклась с положением её жалкого мироздания, навсегда поселив в своем взгляде грусть. Улыбчивая стриптизерша с грустными глазами - не один мужчина покалечил себе сердце в тщетных попытках вернуть огонёк на место.

Маркус склоняется над граненым бокалом, задумчиво чиркает зажигалкой, затяжным, бесстрастным взглядом сопровождает точеную фигуру у шеста. Фигуру, гипнотическими движениями собственной плоти выстраивающую песчаный замок морока, пьянящих иллюзий. Малышка Шелл - концентрация грациозной печали, пущенная по миру в угоду десяткам жадных взоров, тошнотворно сальных, хмельных. Марк как никто другой знает, что за дополнительную плату она оголит и тело, и душу, но только не этот взгляд. Маркус не раскошеливается, Маркус из класса специальных гостей на этом празднике жизни, в далекий период жизни своими настойчивыми требованиями вбивший интимные приваты от Шелби в привычную обыденность дней.   
Иной раз сцене малышка Шелл отдается так, как не отдается ему. Марка эта мысль искушает.

Её добили врачи - "У вас рак" самоубийственно далеко до былого позитива юных лет. Бороться и выживать или под гнетом всепоглощающей печали шагнуть навстречу к неизбежному? Я ратую за второй вариант, либо за первый, неминуемо протекающий во второй. Но это соответственно будет означать кончину персонажа, что вряд ли обрадует большое количество соискателей (если такие найдутся, буду в ножки вам кланяться). При нежелании хоронить персонажа совместными усилиями поможем ей пережить всю прогнозируемую жесть.   
Шелл одна из немногих, если не единственная, видит Марка не во всей его холеной красе, а в натуральном обличье - с головы до ног, насквозь, сквозь почки и член, сквозь агрессивный оскал и тайные планы. Шелл - отдушина Маркуса в водовороте жизненного пиздеца, но не нужно загораться розовым светом и строить вокруг этих двоих глубоко похуистичных людей любовных линий - все попытки будут пресечены на корню.

Почти за два десятка лет путь до её дома становится неизбежно знакомым. В особо нервные моменты обильного самобичевания дорога до клоповника Шелби на окраине города занимает три выкуренных сигареты или пару несдержанных, гневных ударов по приборной панели в сопровождении обязательного "Блять!". Из мира белоснежных кукольных домов для размножения не менее кукольных домохозяек, где дом Гранде не иначе как отвратительное исключение из правил, Маркус окунается в сальное гетто. Из душной оболочки семейного района с подстриженными по всем законам приличия кустами роз на скорости врывается в место, где рубашки у мужиков накрахмалены разве что кровью и потом, а женщины пудрят носы вовсе не косметикой класса люкс. Шелл со всей нескромной широтой своей души могла бы заиметь и другую жизнь, более цивильную - чтобы новые шмотки стабильно за глубокий горловой и послушное причмокивание, дождь из купюр в обмен на вид симпатичной, но безбожно тупой дурочки. Но Шелби отказывается играть по правилам монополии, свой клоповник милее. Куцое уважение от Марка совместно с едким перегаром она получит заслуженно - он каждый раз возвращается сюда вновь.   
...
- Я женюсь. - Маркус резким щелчком отправляет сигарету за окно, пристегивает кобуру и в задумчивости блуждает отчужденным взглядом по оголенному телу на простынях, прежде чем уверенно направиться к выходу и бросить напоследок сухое, обыденное, - Больше не приду.
После свадьбы на улице Гранде случайно цепляет взглядом в толпе знакомое понимающее лицо. Видеть Шелби по-прежнему не желает, как не желает видеть себя самого, того, что приручил, воспитал, полоскал отборной проповедью, умело чередуя с сеансами расточительной эякуляции.   
Маркуса хватает никак не больше чем на 5 месяцев. Потому что Маркус наебал всех, но не себя. Подавляющее, не особо жизнеутверждающее большинство людей, с которыми Гранде проносит знакомство через года, - мертвы. Шелл же остается рядом всегда, как нечто фиксированное, константное. 
...
Гранде нагибает, убивает, радуется. Каждый её принцип выскабливается изнутри, точно каждый потенциальный ребенок Маркуса, у которого была тысяча шансов на зачатие, пусть и случайное, ненамеренное, но ни одного даже жалкого шанса на жизнь. К сожалению или к счастью, Гранде знает о каждом аборте, о каждом порочном кругу, на котором Шелби застревает вновь и вновь. Марку приходится быть упитым чаще чем хочется - морок иллюзий клеится на этиле.


Я не ищу отношений априори, но ищу жести, грязи и обливаюсь слюнями в желании увидеть данную мадам в своем окружении, узнать её историю, раскрыть всеми возможными и невозможными средствами задуманный образ, который уже пару лет прочно сидит в голове.
Я не обещаю золотых гор, вряд ли подойду на роль ролевого принца, способного удовлетворить игровые запросы в 9 эпизодах разом. Но я крайне ответственно подхожу к этому персонажу (и хочу, что пздц, ибо она играет вообще ни разу не фоновую роль в жизни Маркуса), посему уже накатал сюжеток, даже в тесном сотрудничестве с другими игроками, так что в неспешную игру со вкусом утащу сразу после регистрации, если поладим соответственно свои запросы. Все козыри по милости божьей выкладывать вот так сразу не привык, но шепну по секрету, что экшн будет, с телесными и душевными истязаниями, ангстом и вниманием с моей стороны (бонусом - игра с черным Иисусом всея Теннесси, главой наркокартеля Ронго). Однако исключительно важным является еще одно требование - самостоятельно развивать или убивать персонажа, а не выжидать от меня с протянутыми ручонками неизвестно чего. Пишу я медленно, но с отдачей, ответственно и неплохо (семья говорит, что охуенно, чего греха таить), всегда готов пофлудить в мыслях, закидать лс-шками с сюжетками и юморить по-черному. У нас тут патихарди, заходи на огонек, расчудесная х) 

Ваш персонаж: грязный коп, топтающий мирный Нэшвилл уже вот как 38 лет - Маркус Гранде. На морде лица Том Харди. Славится дурным нравом, любовью к бутылке или кулаками, которые пускает в ход чаще положенного по регламенту. Список своих грехов пополняет ежемесячно, в личной коллекции значатся разные проказы, от "изнасилование жены брата" до "убийство недо-приятеля". Пашет не только на благо налогоплательщиков (на своем поприще кстати неплох, знает толк в работе и без нее себя не видит), но и во имя высших целей местного наркокартеля и расползшейся сети борделей.
Пример вашего поста:

Пример поста

На свои карты Маркус глядит отстранено, подхлебывая терпение разве что из стакана, при ином раскладе не кочевряжился бы как туды и спасовал, даже со всем своим подпитым азартом соображая, что дело плохо. Не везет в картах - повезет в постели. Но ставки не на Маркуса, ставки на блондинку подле, что беззаботно бродит взглядом по собравшимся за столом рожам, картинно хмурит миловидное личико и растягивает глупую улыбку в каждом новом круге, шаблонно повышает ставки вслед за всеми, играет в примитивность, умело и демонстратитивно проходясь по классике - "10 ошибок новичка в покере". Пока Рианнон пускает пыль в глаза, Марк делает то, что умеет лучше всего - закусывает ирландский виски сальными шуточками и контролирует, чтобы горе-соигроки как по маслу катились туда, где в их бюджете весьма предсказуемо недосчитается пары тысяч баксов. После антракта, повышения ставок и последнего, почетного круга унижения всех здесь присутствующих, Маркус неспешно выкладывает на стол свою безнадежную, но бесспорно глумливую комбинацию. Зато Ри наглядно демонстрирует шакалам фулл-хауз и вместе с победоносным взглядом Марка давит шанс Монахена сорвать куш неказистым флэшем. Удача? туды там. Марк подозревает, что шулерских талантов блондинке перепало может и больше чем журналистских, потому как вторые он не жалует априори. Гранде только было протяжным басовым хохотом собирается торжественно оповестить собравшихся о том, что "вы лохи горемычные, господа", но все внимание на себя перетягивают свистящие свинцовые, что крошат обшивку подвала слишком дерзко для того, чтобы быть правдой в обыкновенный вечер вторника.
- Да ну, серьезно? - тихо присвистывает Маркус, давя усмешку в кулак, до того, как мексиканский прицел успеет счесть ее неприемлемой. Антураж точно подобран для завтрашних заголовков газет, в которые Рианнон, может быть, постарается вложить всю убогость этого вечера - "Грязные мексиканцы врываются в грязный бар в ходе грязной игры". Лоснящиеся у стены шлюхи, стойкий перегар, второй шкурой покрывающий твою собственную обивку, Нэшвилл саунд, на фоне гневных мексиканских выпадов звучащий комично, успокаивающе. Точно все происходящее - не больше чем фарс, в чем Марку, к сожалению, сомневаться не приходится. Безграничное восхищение ситуацией, душок беспримерной дерзости в исполнении латиносов, приправленный самонадеянной тупостью. Маркус просто обожает это - преступная прослойка Нэшвилла из людей по типу самого выебистого из перечисленных мексиканцев заставляет Марка не то, чтобы любить свою работу - боготворить. А места сродни Гамблера - билеты на первый ряд, приятный бонус к табельному стволу, что служит пожизненной лицензией на отстрел таких вот. Гранде чтит подобные клоаки Нэшвилла за предоставленную возможность, ведь восседая на своей высокомерной заднице в самом эпицентре вылизанного до блеска уважаемого казино, в окружении не менее высокомерных задниц и холеных бумажников, ты никогда не сможешь пустить в оборот свое право на убийство. 
Происходящее Маркусу предельно понятно - без отрадных надежд на "ребят, разопьем пинту пива и обсудим". Вместо того, чтобы опрокинуть в себя еще пару победных стаканов виски, сгрести всю на столе наличность и свалить в закат с фигуристой лесбиянкой под боком, Марку приходится готовиться. Уровень подпития Гранде сокращается резко и стремительно, потому как адреналин никто не отменял, да и Маркус фордыбачится больше чем пьянеет в натуральном выражении - туша у Марка выдержанна и не такими алкогольными променажами, бычья. Оценивающим взглядом переберет всю вооруженную начинку подвала мексиканского происхождения, со вкусом расставляя приоритеты, кому достанется первая пуля. Лидирует сукин сын, что так резво тычет стволом в светлую макушку сегодняшней компаньонки Гранде по увеселительным мероприятиям.     
Блять.
Думает Маркус прежде, чем изящный паркер впивается в чужое мясо с подачи младшего Гранде. Кровь Монахена повсюду, а Марк ловит себя на мысли, что за выпивку, стало быть, может и не платить. Грубым толчком отправляет блондинку под стол до того, как позитивный Нэшвилл саунд успеет затихнуть под свистом шальных пуль. Каша из осколков, сто долларовых купюр, летящих в стороны щепок замешивается с хаотичными лужами виски на полу и растекающемся пятном крови принадлежности предположительно Ригана. При всей дерьмовости ситуации за Дага переживать приходится меньше всего, не даром ведь они впервые взяли в руки дядькин Smith & Wesson 910 еще раньше чем девчачью грудь. Но перспектива потерять единственного брата оттого не становится совсем призрачной, пусть и ублюдок еще с детства повышенной выживаемости. Табельное учтиво рассылает приветы от Гранде в любую мексиканскую рожу, что на пару мгновений рискнет вынырнуть из-за укрытия, дымится, горячится не хуже самого Марка. Детский сад для дяденек 35+, в котором плаксивые шлюхи первыми трупами ложатся на пол штабелями, слишком медленные, слишком истеричные для того, чтобы выжить. Хаос достигает в Гамблере своего апогея, покуда пороховая завеса заполняет все пустое пространство, а едкий местами аромат алкоголя забивает ноздри. 
Когда общий гул вдруг стихает, слышится лишь как пустые обоймы летят на пол. Маркус громогласно врывается во всеобщее затишье из-за барной стойки, навскидку прикидывая остаток патронов и спешно осматривая внутренности стойки. Тело бармена растекается сквозными ранами где-то рядом, Гранде вдыхает глубоко запах железа, скалится. 
- Знаете, что общего у мексиканцев и сперматозоидов? - в зияющую в стойке дыру бегло оценит обстановку, прикинет угол и расстояние до места, откуда латиносу с обрезом так заманчиво удобно пустить Маркуса на фарш. - Только один из миллиона работает. Шли бы вы, ребят, газонокосилки заждались. - Гранде успевает спустить курок прежде, чем его собственная голова разлетится на ошметки. За нецелевую растрату казенных патронов Марку предстоит держать вразумительный ответ, но в момент, когда очередная шальная пуля пролетает в паре сантиметров от макушки, степень заинтересованности в этом вопросе варьируется где-то между "похуй" и "очень похуй".
- Черт, я вспомнил еще одну отличную шутку. Едут в машине негр и мексиканец. Кто за рулем? - Охуенный вечер, констатирует Марк, с яростью засаживая осколок бутылки прямо в артерию раненному латиносу, что тянется за стволом. - Коп.

+1

106

Форум: A L L E Y W A Y S
Текст заявки: Разыскивается муж для семейной драмы. Внешность Nikolaj Coster-Waldau, Michiel Huisman или некто подходящий под образ. Возраст от 35 лет.

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя
Год не прошел — спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

мориган поднимает руку, отбрасывая непослушную челку назад. узкие кисти, с лентами вен на тонкой коже, длинные пальцы. щурится, глядя на солнце, наслаждается собственным уединением. она даже не подозревает, что не одна. он давно уже приглядывает за ней. глупая девчонка - не понимает как не разумно с ее стороны выбираться за город одной. лисмор, хоть и далеко не самый криминальный городок в ирландии, но и тут можно нарваться на недоброжелателей, а уж у нее их хватает.
море сегодня особенно неспокойно, да и холодно еще даже для местных широт, а эта бестолочь в воду лезет. самоубийца не иначе. первая же волна сбивает с ног, но ее это не останавливает. упрямая. джек скидывает куртку на песок и идет следом. ботинки остаются у самой воды, жалко будет, если унесет. приходится зайти по пояс, прежде, чем удается настигнуть эту ненормальную. он хватает ее за руку, с силой дергая на себя, прижимает невольно.
- совсем сдурела? 
молчит. лишь смотрит глазами своими, цвета каштана. растеряна и немного испугана. оно и понятно. не ожидала, что кто-то помешает. чему?
- руку отпусти, не маленькая уже, сама решаю, что делать.
не маленькая, как же. сколько ей? лет восемнадцать не больше. дергается, пытаясь вырваться, а в итоге едва с головой не уходит под воду. хорошо джек успевает подхватить. и пора бы все это прекратить. с трудом, но закидывает на плечо и несет к берегу, не обращая особого внимания на угрозы. смешная, думает, что может его напугать. и ругаться не перестает ни когда он в куртку свою ее завернул, как дитя малое, ни когда в машину усадил, чтоб домой отвезти. затихает, лишь деда своего увидев, которому джек ее сдал. в дом идет молча, у двери только обернулась и посмотрела недобро.
не срослось у них как-то с самой первой встречи.

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья…
Но изменили и оне.

***
- мора, идем гулять сегодня вечером?
она кокетливо улыбается, подавая чай очередному повесе, что решил попытать счастья. играет, подталкивая к более решительным действиям. с джеком она тоже играет, бросая взгляды полные вызова, зная, что он слышит каждое слово. только вот он не маленький мальчик и в кошки-мышки играть не намерен. допьет свой кофе, и на чай оставит, как обычно чуть больше положенного. ему бы жену найти добродетельную из горожанок местных. быт устроить и жить спокойно. а тут она, словно призрак, маячит на горизонте. это уже больше становится похоже на одержимость, но и поделать с собой ничего он не в силах.

***
- замуж за меня пойдешь.
не вопрос - утверждение. она не ответит, рассмеется своим беззаботным смехом. и так повторится не раз и не два. снова и снова она оставляет его в дураках, а по городу уже ползут нелицеприятные слухи. это злит. а кого бы не злило, и тогда он идет к ее деду. только старик оказался еще больше упрям и на сделки идти отказался. пусть мора решает сама, он вмешиваться не станет. старый осел.
они не оставили выбора и приходится зайти с другой стороны. он хотел по хорошему, но и плохим он тоже быть умеет. в конце концов он не последний человек в этом городе, и надавить на ее болевые точки не составит большого труда. угрозы, шантаж, что угодно лишь бы добиться своей цели. важен результат, а не то какими путями его достигнуть.

***
- улыбайся, милая, невесте не пристало хмуриться.
- иди к черту, джек. 

***
жить мирно не получается. она так и не простила ему этот брак. весь матушкин фарфор перебила. и плевать, что фарфор этот джек никогда не любил, все равно обидно. бросить бы все, отправить обратно в отчий дом, но сдаваться не в его правилах. тем более были ночи, когда она забываясь, прижималась к нему во сне. были завтраки совместные и вполне миролюбивые разговоры. были дни, когда они были семьей.

И что ж от долгого мученья
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

кровь на полу затерта, но не так тщательно, чтобы остаться не замеченной. осколки стекла повсюду, опрокинута мебель. тихо в доме и пусто. нет больше мориган. убил-таки скажут злые языки. полиция начнет расследование, что отразится на всех, кто ее знал. тело не найдут, но признают погибшей. и проблем доставят с лихвой. взгляд косые, шепотки за спиной. только джека не обманешь. он знает, что ни черта она не погибла, и даже не пропала. она сбежала, подставив его. а ведь все только начинало налаживаться. джек знает ее, изучил за все эти годы. и рано или поздно он ее найдет, распутает клубок, и вот тогда им предстоит очень долгий разговор.
Ваш персонаж: Девушка ирландского происхождения, 27 лет. Всю свою сознательную жизнь мечтала вырваться из того тихого провинциального городка, в котором жила. Для этого копила деньги, работая официанткой в местном кафе. Инсценировала собственную смерть, чтобы сбежать в Америку и жить, наконец, как захочет.Внешность - Алисия Викандер
Пример вашего поста:

Пример поста

В сумерки девушку стройную
В рощу уводит луна.
Смотрит на рощу спокойную,
Бродит, тоскует она.

мориган кутается в свое серое замшевое пальто, повыше поднимая воротник. перчатки натягивает на руки, в конце концов, осень на дворе. холода мориган не боится, да и чего ей бояться. там откуда она родом в это время года куда как холоднее. волосы выбились из некогда аккуратной прически. мориган проводит рукой, пытаясь спрятать прядки за ухо, но они не желают оставаться на месте. ветер по-осеннему холодный пробирается под одежду, заставляя вздрагивать. рабочий день давно окончен и пора бы уже домой. разогреть ужин вчерашний, посмотреть кино. а потом с ногами забраться в кресло с книгой излюбленной, обложка которой уже изрядно потрепана. читать пока глаза не начнут слипаться. но нет.
мориган домой не стремится. вовсе не оттого, что там ей плохо или неуютно. просто мориган любит гулять вечерами. неважно какая погода. она просто идет по улице, даже не задумываясь над тем, по какому маршруту идет.  может сесть на первый попавшийся автобус, а потом выйти и идти до дома пешком. раньше она не могла позволить себе подобного и вот теперь наслаждается. прохожие снуют взад-вперед, спешат по своим делам, не обращая ни на кого внимания. никто не говорит как она, мориган, сегодня неважно выглядит. не улыбается ей лицемерной улыбкой, сетуя на то, как тяжело приходится работать. сейчас мора одна из толпы. незнакомка, до которой никому нет дела.
мориган идет по тротуару, заглядывая в витрины магазинов. яркие, красочные они так и тянут зайти в магазинчик, чтобы приобрести очередную безделушку. наверное в следующий раз мориган именно так и поступит. нет, точно. завтра она обязательно заглянет туда, но не сейчас.
сумерки опускаются на город, окрашивая в тусклые приглушенные тона. зажигаются фонари, освещая улочки мягким мерцающим светом. мориган уходит все дальше от оживленных главных улиц, погружаясь в тишину. этот район ей не знаком, но время для паники и страха еще не наступило. когда растешь в городке, где каждая улочка знакома как-то не представляешь себе, будто можно заблудиться настолько, что невозможно отыскать дорогу назад. мора останавливается под фонарем, собираясь достать из кармана пальто телефон. внимание привлекает фигура, идущая навстречу. пальцы уже обхватившие телефон, разжимаются, так и оставив мобильник на дне кармана.
поддавшись инстинктам, мориган отступает в тень дома. темнота укроет ее, оставит незаметной. мора дожидается пока человек выйдет на свет фонарного столба. это девушка и даже в темноте мориган может точно ее описать. такая же, как она сама невысокая и немного хрупкая, волосы цвета шоколада, охра глаз. да и как не узнать, когда работаешь с человеком бок обок не один день. 
только сейчас мориган осознает, что все это время стояла, почти не дыша. вот странно-то, а она считала, что ничего не боится.
- стефания пейшенс кларк – мор делает шаг вперед, мысленно усмехаясь, представляя, насколько ненормально это выглядит со стороны. ночь, улица, фонарь, тишина вокруг и тут откуда не возьмись твоя коллега по работе выныривает из темноты. нарочно не придумаешь столь абсурдной ситуации.
- извини, если напугала – мориган поднимает руки в извиняющемся жесте – просто не ожидала встретить тут кого-то знакомого.
она засовывает руки в карманы пальто, ежится, приподнимая плечи. сколько она уже так гуляет – час, два? мориган и не замечала, что изрядно продрогла.
- признаться честно, я тут заплутала немного. просто чудо, что встретила тебя…
она осекается, прислушавшись. где-то, вне зоны их видимости, но не так далеко раздается визг тормозов, топот ног, неясные голоса. понятно одно – совсем рядом что-то происходит и это что-то, что не сулит двум слабым барышням ничего хорошего.
- наверное, стоит убраться отсюда, поскорее, что-то мне это не нравится.
мориган вновь начинает говорить с пока еще едва ощутимым ирландским акцентом, что является верным признаком зарождающегося волнения. ей вдруг становится неуютно посреди пустынной темной улицы и мысль о перспективе разогретого ужина, возможно, чашки чая с чабрецом, уже не кажется такой скучной.

+1

107

Форум: http://newrecord.rusff.ru/
Текст заявки: Ищем девушку в тройничок!
Ты, в общем-то, хорошая девочка (19-20, студентка, работает в книжном магазине) из хорошей, пользующейся уважением семьи. Учителя, врачи, юристы, что-то приличное и нормальное, детство без травм, но с огромным грузом не оправдать всех возложенных надежд на умницу-дочку. С самого начала ты должна была быть гордостью и счастье родителей, доказать всем, что они лучшие и воспитали тебя идеально. Драм-кружок, кружок по фото, факультативы, музыкальное образование - на тебя наседали так, что было сложно дышать. Поэтому ты уже к университету была уставшей и немного забитой -нет, ты всегда улыбалась и была той девочкой с картинки, которая была нужна твоим родителям, но ты зависела от их мнения и боялась разочароваться. С их подачи ты и начала встречаться еще в последнем классе школы с сыном коллеги по работе отца - таким же хорошим мальчиком, таким же воспитанным, но только в глазах родителей. Золотой мальчик был ни разу не золотым, но ты закрывала на это глаза, убеждая себя, что это то, что надо, что все должно быть идеально.
С ним ты переехала на съемную квартиру и натерпелась, потому что жаловаться не была приучена, да и страшно было - он же золотой, мама же учила быть хорошей, а раз ты не справляешься, то, значит, сама виновата, верно?... С нами, своими соседями, ты познакомилась тогда, когда он в очередной раз раскричался из-за какой-то мелочи на лестничной площадке и поднял на тебя руку, что уже не было чем-то новым. Новым стало то, что него налетела злой фурией Кайла, а затем вмешался и я, потому то никогда не любил, рукоприкладства, особенно по отношению к женщинам, особенно, если поднимали руку уже на мою.
Так ты оказалась в нашем доме, куда тебя пустили пожить на какое-то время. Это была идея Кайлы, почему-то пожалевшей тебя, решившей помочь и не дать больше этому мудаку тебя мучить. Она восхищала тебя, но ты не могла ее побаиваться - слишком уж шумная и деспотичная Кайла, хоть и является она человеком хорошим. Я же был милым и спокойным, особенно на ее фоне, всегда был рад помочь и старался сделать так, чтобы ты чувствовала себя комфортно. Кайла тоже старалась и, кажется, мы перестарались - ты, сама не заметив, влюбилась в нас обоих и едва не сгорела со стыда, когда Кайла, заметив это и уговорив меня дать согласие, позвала тебя к нам в постель. Жизнью с нами, которая у тебя началась, ты была довольна, и впервые пошла наперекор и родителям, которые узнав про подобные отношения, схватились за голову, и бывшему, который задался целью тебя вернуть. К таким сложностям мы все были готовы. Не были мы готовы к тому, что в один прекрасный день пропадет Кайла, которую мы будем возвращать, а затем узнаем, что она беременна. И это будет счастье, честно, потому что это будет ребенок аж троих родителей.

Это заявка в пару для двоих персонажей, для меня и Кайлы. Мы очень ждем Энни, которую залюбим и заиграем. Это будем именно любовь, то есть ревности или чего-то еще здесь не предполагается, все будет добровольно и мило. Кайлу мы вернем, ребенок будет один на троих, также планируется разбираться с проблемами девушек - и прошлым Кайлы, и прошлым и семьей Энни, которая вряд ли даст ей в ближайшее время покоя. Мы пишем от третьего лица, поэтому ждем того же, сам персонаж - это хорошая девочка, может быть, немного мямля, но она будет взрослеть и становиться спокойнее и тверже благодаря Марку и Кайле. Внешности даны на выбор (Gigi Hadid (занята), Lili Reinhart, Madison Davenport, Shay Mitchell, Nicola Peltz, Ashley Benson), но мы готовы выслушать и иные варианты. Приходи, мы очень ждем!
Ваш персонаж: Нас двое - Марк (Эван Петерс, 23 года, студент и бармен, хороший парень и трудяга) и Кайла (Мэделин Петш, 22 года, бариста в Старбаксе, собственница и стерва).
Пример вашего поста:

Пример поста

Мистер Бишоп был человеком... весьма своеобразным, и это было самое мягкое, что можно было сказать про еще достаточно молодого учителя. Черт его знает, из-за чего конкретно у него вышла такая вот сволочная натура, но ученики выли в голос от дурного нрава своего преподавателя. Поначалу, когда он только пришел в школу, большая часть девчонок начала по нему сохнуть, но быстро одумалась - в общем-то неплохо объяснявший свой предмет, мужчина оказался не только человеком настроения, но и тем еще самодуром, который нещадно проезжался по самооценке своих учеников. Кто-то после его уроков рыдал, кто-то отказывался от предмета, а кто-то начинал шкодить, открыто бунтуя против жестких и несправедливых мер. Компания Тео принадлежала как раз к последним.
Устраивать погром в кабинете Бишопа парню казалось не самой лучшей идеей, но спорить он не стал. В конце концов, хуже этого была чья-то идея пойти и разукрасить стены дома учителя, а это уж точно бы не сошло им с рук. Попадись они в школе, то самое большее, что случилось бы - это страшный выговор и посиделки после занятий до конца учебы. Так что, когда все решали, что делать, Тео проголосовал за то зло, которое посчитал меньшим. К тому же, проучить и испортить жизнь Бишопу он был не против - мужчина в самом деле был мерзким типом.
-Эй, народ, все готово или как? Стул ему подпилили? Закругляйтесь давайте, а то Смиттерс спалит нас, - поинтересовался один из парней, который остался на шухере. Компания порядком приукрасила кабинет, но помимо чего-то заметного, что сразу бросилось бы в глаза, сделала и достаточно гадостей, вроде подмены сахара в столе учителя на соль, замены картинок в презентации на его рабочем компьютере на всякую непотребщину и так далее. Они как раз уже заканчивали, когда услышали в коридоре чью-то тихую поступь.
Охранник, который, кажется, прошел Вьетнамскую Войну, казался Тео древним как мир, но связываться с ним было себе дороже. Старик был, в общем-то, неплохим, любил садиться молодежи на уши по поводу патриотизма и рассказывать о делах дней минувших, но очень уж любил порядок. К тому же, его можно было назвать и параноиком, потому что он постоянно ожидал атаки каких-то врагов и засад.
-Все, в темпе валим отсюда, - Тео закинул на плечо рюкзак и уже собирался вместе с остальными тихо ускользнуть, как кто-то задел ногой мусорное ведро у выхода. Ребята замерли, слушая отдающийся эхом звон, прежде чем услышали полный праведного гнев отклик сторожа и рванули. Все разбежались как зайцы, подняв страшный шум, и Тео, поняв, что до выхода теперь добежать не выйдет, тем более не мелькнув на камерах, рванул в сторону одного из заброшенных кабинетов. Он слышал, что за ним бежит кто-то из ребят, но не оглядывался, боясь споткнуться и красиво растянуться на полу. Оказавшись у тяжелой двери, он рывком открыл ее, пропуская своего товарища по несчастью вперед, и сам скользнул вовнутрь. Дверь закрылась с тихим щелчком, а Тео прижался к ней, тяжело вздохнув. Только отдышавшись он поднял глаза, что понять, с кем он, и тут же удивленно вскинул брови. Увидеть рядом с собой растрепанную Хелену он никак не ожидал.

Отредактировано Be the wind (11-11-2017 17:11:01)

0

108

Текст заявки: шалом, бон суа, хэллоу и просто привет всем тем, кому попала в глаз эта заявка. вдруг все не просто так, и совсем скоро вы напишете мне в лс с комплиментами и любовью? (но это не точно)

у меня был опыт выкладывания заявок на лиле, и не сказать, что из этого получилось что-то годное. поэтому, пожалуйста, прочитайте всё, что здесь написано. правда. мне так грустно говорить «нет» прекрасным людям, с которыми вот точно не сойдемся. я искренне не люблю и не хочу никого обижать, а еще плохо сплю по ночам после такого, да и вообще, расстраиваюсь. вы все замечательные, но все же зачем-то у меня есть видение партнера. и в некоторых ситуациях it sucks.

кем я играю? по большей части женскими персонажами разного вида, типа и формы. могу дикую суку, могу с биполярочкой, а еще могу закоплексованную. можно взять кого-то постарше, можно поиграть кем-то, наоборот, помоложе. в теории и в интересный сюжет (чтобпрямдрама) я могла бы взять мужского персонажа, но не обещаю. и если вы тоже ищете себе соигрока на мужские роли, то меня запрячь не получится. простите! вижу, как у вас закатились глаза, мол, еще одна заявка от безумной самки на самца, но все-таки приведу аргумент: я норм! пишу норм посты, норм себя веду, норм отношусь к людям. не каждый ролевик может этим похвастаться, поэтому призываю вас обратить на меня внимание. хорошо я придумала? знаю, здорово.

помимо пола, стоит, наверное, и уточнить по самим внешностям. я не гонюсь за нинкой добрев или холланд роден, не убиваю за мэттюшку даддарио, но (!) совсем уж ноунеймами тоже вряд ли смогу играть. я совершенно не графист, поэтому мне нужно хоть что-то для визуализации. поэтому, если вы плюетесь от более менее популярных личностей, то, скорее всего, не получится. снова простите :с

посты пишу с большой буквы (правда!). иногда вставляю в них всякий английский bullshit, потому что могу и потому что жизнь крутится недалеко от иностранных языков. довольно красочные (как мне кажется; кто-то даже говорил, что красивые), в размере 10-15к (возможно, больше, но пока не выходило). конечно же, все зависит от сюжета и вдохновения, соигрока и прочих мелочей, которые покоряют важностью. смысл в том, что я прекрасно знаю, как сложно найти себе человека, с которым ты сойдешься в плане игры (поверьте, в плане характеров я могу сойтись со многими) и посты являются как бы главным оценочным фактором. очепятки — это норм, но жывотные прыгоют по палям меня убьют. и отсутствие запятых тоже. боже, я звучу так, как будто принимаю вас на работу в Кремль или куда похуже, но дело в том, что для меня это важно. сыграться, собщаться, сдружиться. если вам хочется чего-то подобного, то кидайте пост и го обсудим варианты, а?

еще хочу сказать, что довольно терпеливая и не пинаю с постами кд, не требую и не обижаюсь. однако, если не поперло, давайте вы сразу сообщите? я ведь адекватна и вполне могу такое понять и принять, особенно, на начальном этапе. меня тоже пинать ни с чем не нужно, ибо учеба/работа занимают некоторое время + не все свободное провожу у компьютера, а еще и на улицу выхожу и книжки читаю. просто, чтобы вы не переживали на этот счет :з

в идеале, конечно, мне бы хотелось найти соулмейта, с постов которого я буду плакать и каждый день радоваться, что мы встретились, и как все хорошо получилось. понимаю, что маловероятно. прямо-таки слишком маловероятно, но надежда теплится в моем израненном ролевыми сердечке. на этом, наверное, и все. возможнонеточнононадеюсь, кто-то откликнется и будет здорово. а всем остальным очень хорошего дня и жизни. а ты, соулмейт, найдись, христа ради, пока я не позвонила в ролевую полицию с объявлениями и пропаже человека ♥

п.с. я тут подумала, что против уходов по-английски, но не придумала, куда это вписать.

п. п. с. у меня есть ролочка и очень крутые персы. ну тип, не в пустоту зову. и проект супер, не пугайтесь, буду там любить очень. и не только я

Пример вашего поста:

Пример поста

Каждый день проводить в светлом кабинете и выслушивать проблемы совершенно разных людей, постоянно пытаясь помочь им найти себя, отказаться от пагубного пристрастия или убедить оставить прошлое позади. Клиенты приходят в эту комнату, обладая надеждами и поглядывая на меня, как на свой последний шанс избавления от трудностей, уготовленных жизнью. После сеанса или целой серии оных, большинство из них приходит к долгожданному решению, смущенно улыбаются и жмут мне руки, осыпая благодарностями. Некоторые дамы по привычке произносят что-то вроде «Храни вас, Господь», и в такие мгновения слишком сложно сдержать едкую улыбку и не закатить глаза от их глупости и слепой веры во что-то недоказанное. Люди, все как один, надеются на чью-то помощь и стараются быть хорошими, дабы с ними не происходили плохие вещи, однако, им в невдомек, что за многие годы работы, мне удалось уяснить основную истину — помоги себе сам. Они приходят ко мне, потому что не готовы погружаться в себя и своих внутренних демонов; они верят, что их личность, детство и травмы не имеют никакого эффекта на неправильные и ужасающие выборы сегодня. Джоан ходила в церковь с детства, никогда не пропуская воскресные службы и молилась за благополучие детей и долгие счастливые годы в браке с мужем, пока не узнала, что он давно ей не верен. Сидит очень скромно на белоснежной софе и не знает, куда деть руки, считая себя неуместной в данной роскоши и приятной обстановке. Она привыкла винить других: правительство, плохие компании, скидки и экономические кризисы в своих неудачах, поэтому была бы рада поговорить именно об этом, возможно, даже пожаловаться и выговориться, чтобы облегчить душу и отправиться домой. А там терпеть упреки своего супруга и находить на воротнике его рубашки следы чьей-то помады и едва уловимый запах женских духов, которые вызывают у нее приступ тошноты. Джоан не желает говорить о себе, старательно перескакивая с темы на тему и сводя каждую из них к новой порции жалоб. Ее жизнь пуста, да и сама она давно перестала быть той яркой и интересной личностью, на которую когда-то клюнул ее муж и привел в большой дом, доставшийся ему от родителей. Эта женщина вызывает у меня непонимание и множество вопросов, а она сама скорее мне неприятна, чем располагает к милой беседе. Не хотела бы видеть ее в кругу своих подруг, но приходится продолжать, время от времени переводя тоскливый взгляд на окно за ее спиной. Серые, тяжелые точи сгустились над городом и, наверное, совсем скоро на улицы опустятся хлопья снега, которые мгновенно растают, оставляя после себя лужи и слякоть. Почти начинаю жалеть, что поверила прогнозу погоды и надела светлое дорогое пальто, у которого сегодня имеется шанс быть испорченным. Но встряхнув головой, вновь перевожу взгляд на полную Джоан. У нее наблюдаются остатки блеска и красоты, но некогда длинные волосы обрели свой мышиный цвет и давно поблекли. — Поговорим о последних пяти годах вашего брака.
Она уходит весьма обескураженная, ведь меня ей посоветовала ее старая подруга Саманта, которая была на грани развода с мужем, но появившись здесь вместе с ним, смогла высказать свое недовольство, выслушать критику и шаг за шагом вновь начать выстраивать доверие и взаимопонимание. На последний сеанс они привезли мне картину, нарисованную Самантой, к которой к всеобщей радости все же вернулось вдохновение. Она попросила повесить ее в спальню, полагая, что преподносит меня своеобразный оберег брака, который поможет и мне, если вдруг за закрытыми дверьми моего дома произойдет громкая ссора. Я мягко улыбнулась, прикидываясь растроганной такой тратой времени на обычного врача, а когда за ними захлопнулась дверь, долго разглядывала подарок, улыбаясь от безумия всей ситуации в целом. Мне удалось сохранить чужой брак, но свой остался где-то за бортом и давно превратился в обломки воспоминаний, плавно и мирно качающихся на волнах. Разумеется, клиенты об этом не знают, учитывая долгие месяцы работы. Когда мы начинали, я все еще являлась «миссис»; мы прорабатывали и проговаривали их проблемы, упрямо искали компромиссы вроде походов в бар по средам, но совместное проведение пятничных вечеров, а затем я торопилась к своему юристу, которая сообщала, как продвигается дело, и какие у нас имеются шансы выиграть в суде и забрать лондонский дом в свое полноправное владение. Слишком иронично. На Рождество Саманта связала свитера мне и моему мужу, и пока я благодарила ее за подобную привязанность, раздумывала, подойдет ли теплый предмет одежды с Рудольфом кому-то из знакомых мне мужчин. С радостью отдала бы его отцу, будь он жив, но вместо этого отправила в Эдинбург к кузену, прикрепив записку, как сильно извиняюсь, что не смогу присутствовать у них на празднике. Разумеется, я совершенно точно не хотела совершать полет или ехать на поезде к Джону и его немыслимо глупой жене Джинни, которые настолько сильно стоят друг друга, что только диву даешься. Их дети вырастут такими же недалекими, как и родители, и Зои обязательно бы умерла там со скуки, выслушивая невразумительно идиотские выводы своих ровесников. Я спасла нас обеих, правда она даже и не подозревает, от какой пытки отделалась. Ненавижу семейные сборища, где каждый второй подсаживается ко мне за праздничным ужином и спрашивает о моей профессии. Они старательно игнорируют слова о том, что работа осталась здесь, в кабинете, и если им интересно, вот моя визитка. Куда лучше начать рассказывать мне о своих проблемах, отбивая всякий аппетит и желание присутствовать в этом доме хотя бы лишнюю минуту. Эти люди такие простые и одинаковые, что не составляет труда читать их как открытую книгу. Однако, я просто не хочу давать советы, выслушивая при этом вопросы про тебя или наш неудавшийся брак. Почему-то развод является крайне отталкивающим моментом в моей биографии, и они полагают, что могут насмехаться надо мной. Но мне-то хорошо известно, что с таким подходом и их настигнет та же участь.
Выглядываю в приемную и вижу Молли, которая что-то сосредоточенно печатает. Она решила проходить свою практику у меня, поэтому с радостью отвечает на звонки и записывает в свободное время клиентов, иногда приносит кофе и присутствует на сеансах, набираясь опыта. Вновь ловлю себя на мысли, что получаю особое удовольствие, окружая себя красивыми и умными женщинами, которые обязательно проявят себя. В такой компании не хватает времени, чтобы копаться в себе, искать недостатки и размышлять о равенстве. Линдси с легкостью поставила тебя и твоего адвоката на место в суде, и время от времени мы продолжаем встречаться с ней, незаметно для обеих превратившихся в близких подруг, пусть и невозможных карьеристок. Надеюсь, что однажды и Зои станет такой же и перестанет романтизировать образ своего отца-неудачника. Ей кажется, что писать книги так легко и здорово, пусть судя по ее сочинениям таланта к этой стезе у нее нет, что не может не радовать. Однако быть вольной художницей, утонуть в творчестве, после того, как найдет в какой именно области  ей кажется отличной идеей. Она не хочет слышать, что глубоко заблуждается, поэтому приходится потакать ее быстро сменяющимся увлечениям: после литературы была музыка, потом рисование, следом скульптура, а потом и танцы. Она слишком сильно напоминает меня в подростковом возрасте своим желанием найти себя и отойти от серьезной специальности, поддаться легкости и мечте. Надеюсь, Зо все-таки дозреет и отойдет от этого, а пока остается мириться с этим упрямством и настойчивостью, которые она определенно унаследовала от меня. — На сегодня все? — уточняю у Молли, и она быстро кивает, сообщая наш план на завтра. Слегка помедлив, приглашаю ее на сеанс к Робинсонам, увидев в ее глазах огонек восторга, пусть она и постаралась не подать вида, что рада. Усмехнувшись, захлопываю дверь позади себя и беру мобильный телефон со стола, помня, что сегодняшний вечер договорилась провести с дочерью. С большой доли вероятности она снова заговорит о том, чтобы провести летние каникулы в Америке у отца, а я по привычке откажусь, не желая, чтобы она наблюдала за тем, как сменяются его шлюхи. Пускай она лучше винит в разводе меня, чем разочаруется в своем герое, который не может пропустить мимо ни одной короткой и не очень юбки. Делаю глубокий вдох и достаю из сумочки зеркало, дабы вновь посмотреть себе в глаза и убедиться, что все еще хорошо выгляжу. Иногда не стоит искать проблемы в своей внешности или характере, иногда судьба сводит тебя с не тем человеком. Именно так появились мы, переросшие из отдельных единиц ты и я и вновь расходящиеся по разным берегам и частям этого бескрайнего мира. Я совсем не ревную тебя, однако надеюсь, что ты подхватишь что-нибудь отвратительное и передающееся половым путем. И, возможно, именно это прибавит твоей голове заблокированные достижения. От мыслей отвлекает короткая вибрация телефона, сообщающая о новом сообщении. Оно от дочери и на инстинктивном уровне я знаю, что будет внутри. Зои пишет, что ее пригласили на девичник к Софи, и она не хочет отказываться от такой возможности, тем более, что совсем недавно мы купили ей классную пижаму. Не желаю выглядеть жалко и спрашивать что-то вроде: «как насчет наших планов?», поэтому отправляю короткое «окей», ниже приписывая, что она может взять деньги на случай заказа пиццы. Прекрасно знаю ее и тот факт, что она не переспросит обиделась ли я или все ли в порядке, поэтому раздраженно откладываю айфон, все также поднимая взгляд на окно, которое подсказывает, что сумерки успели опуститься на город. Бесконечно переносить планы и решать все в последний момент — это у нее от тебя, ибо моя собранность, привитая матерью, никогда не позволяла подобной халатности. Иначе все утренние сеансы были бы отменены, потому что не хотелось вставать из постели и собираться, делать завтрак и сэндвичи нам с дочерью в случае, если кто-то захочет перекусить по середине учебного или рабочего дня. Тяжело вздыхаю, честно говоря устав от бесконечных попыток остаться в ее глазах хорошей матерью и близка к тому, чтобы согласиться на долгие и нудные убеждения о том, как им будет здорово в Сан Диего. Собравшись и закрыв дверь кабинета, попрощавшись с Молли и приобретя на первом этаже Старбакса кофе без кофеина, все еще раздумываю над этой возможностью, отвлекаясь от мыслей, что вовсе хочу лишить тебя родительских прав. Слишком занят, чтобы позвонить ей и поинтересоваться, как прошел трудный тест; через чур увлечен новой девицей, дабы не узнать, нужно ли Зои хоть что-то. Не уверена, что она согласовывала с тобой каникулы, наивно полагая, что папочка будет только раз провести с ней время, пока папочка пропал между ног очередной легкодоступной дивы. Возможно, после подобных каникул она и сама откажется с ним общаться, ведь ей нужно уделять все сто процентов внимания, как маленькой принцессе. Зои не потерпит отношений «на половину» и вряд ли признает твой образ жизни правильным, узнав, как исчезает романтика и творческая атмосфера. Ты пишешь хотя бы что-то? Почему-то нутро подсказывает мне, что твой редактор перешла к угрозам и требованиям. Poor thing. Такси останавливается у дома, и я протягиваю водителю деньги со стандартным «сдачи не надо», хотя бы потому, что он дал мне подумать обо всех плюсах и минусах происходящего, а не отвлекал бессмысленной болтовней. Знаю, что выкинув пустой стаканчик кофе, отправлюсь принимать ванну, а затем углублюсь в чтение книги или посмотрю последнюю серию Ганнибала, сильно затормозив с этим сериалом. Обязательно подумаю, что нам нужно завести домой какое-нибудь животное и даже соглашусь на собаку, с которой именно мне придется гулять по утрам. Напомню себе обсудить это с Зои, вновь почувствую легкую обиду на то, что она отменила наши планы и спокойно усну, проверив, заведен ли будильник. Теперь я могу ценить контроль над своей жизнью, лишенный переживаний. Без тебя все стало проще.
Спросонья чувствую, как хочу пить, но пытаюсь отогнать от себя это желание. Прячусь в подушку, но все же понимаю, что придется встать. Это плата за то, что лишила себя двух стаканов воды перед сном. Нельзя сказать, что я веду здоровый образ жизни, особенно, когда мы с подругами отправляемся куда-то, где я привычно заказываю мартини. Однако спортзал два раза в неделю, отказ от и без того нелюбимых шоколадок и поддержание нормального баланса стало уже привычным делом. Теперь я могу позволить заботиться о себе и о дочери, а не о ней и тебе, лишившись тяжелого груза на своих плечах. Грустно поднимаюсь с постели, чувствуя, как ноги покрываются мурашками в пижамных шортах, и спускаюсь вниз, чтобы понять, что сон как рукой сняло. Ненавижу подобные моменты, но прекрасно понимаю, что это признак беспокойства, поэтому выпив первый стакан воды, решаю посидеть со вторым в темной гостиной, набросив на плечи теплый плед и наблюдать за ночной улицей. Просто потому что подобное меня расслабляет, а ты больше не можешь посмеиваться над моими странностями, считая себя лучше других. Не включая свет и ориентируясь уже по привычке, а не из-за прибора ночного видения, присаживаюсь диван, не сразу понимая, что именно пошло не так. Кажется, я села на что-то живое, отчего быстро вскакиваю и тороплюсь включить свет, не понимая, что происходит и надеясь, что это попросту страшный, но реалистичный сон. Или нет. — What the f**k? — выдаю ошарашенно, смотря на тебя и не веря своим глазам. Надеюсь, ты не собираешься здесь остаться, и чтобы возместить тот страх и кипу негативных эмоций выливаю тебя водой из стакана, жалея обивку и напиток, но точно не тебя. — What the hell are you doing here? If you don't leave, I'll call the cops, — произношу уверенно и даже ни капельки не шучу. Это проникновение на частную собственность, и давно нужно было сменить замки, но мне все не хватало времени встретиться со слесарем. Who do you think you are? — Are you drunk? Get out of here. Now, — чувствую, что начинаю злиться из-за твоей наглости заявиться сюда, да еще и пьяным. Мысль о том, что я все неправильно поняла, и ты захотел повидать дочь, мгновенно разбивается о запах перегара, который вызывает отвращение. Кстати, за новый диван будешь платить тоже ты, я не собираюсь лишаться времяпрепровождения в гостиной, из-за того, что ты ее испортил. Ведь ты портишь абсолютно все.

+4

109

найдена

Форум: http://newrecord.rusff.ru
Текст заявки: Мужчина и его сын ищут маму))) На форумы многие любят приходить в пару, а потом искать себе там родню, друзей и так далее. Давайте хоть раз поступим наоборот. Мне хочется найти девушку, которая разрушит данный стереотип. Мы - не пара, мы бывшие. Но еще мы лучшие друзья со школы. Придя на форум, ты можешь написать заявку на своего текущего мужчину, думаю, он найдется быстро. А вот лучшего друга и бывшего мужа в одном лице найти гораздо сложнее. На форуме также есть твой сын, 13 лет. Мы с ним вдвоем уже весело отыгрываем, втроем будет еще круче!

О тебе и наших отношениях: 34-35 лет, зовут Мерси (по-английски милость, благодать, милосердие) Армстронг, врач приемного отделения больницы скорой помощи. Мы с тобой учились в одной школе, вместе ходили в научный кружок и были ботанами, хотели стать врачами, оба из религиозных семей (чему обязаны своими вычурными именами). Родители прочили нас в пару, а у нас случился играй гормон, и, будучи скромными и ни с кем не встречающимися, мы в итоге замутили секс и потом и отношения друг с другом, как родители и надеялись. Поскольку мы были друзьями и идеально понимали друг друга, нам этого было достаточно, хоть не было и той страсти, о которой пишут в романах. Поступили в медицинский. Но потом ты забеременела, и пришлось пожениться на последнем курсе. После диплома ты родила. Я сразу пошел вверх по карьерной лестнице, ты же из-за ребенка задержалась. Сейчас я крутой хирург, ты рядовой врач приемного, но хочешь это исправить. Поскольку страсти и любви у нас не было, зато оба мы жуткие трудоголики, и еще и сына надо было воспитывать, то секс и вся романтика за годы брака сошли почти на нет, но так как мы были друг у друга единственными, мы не знали, как бывает иначе.
Пять лет назад все изменилось, ты узнала от коллег, что я тебе изменяю. Весь госпиталь об этом судачил. Ты разозлилась и подала на развод. Но ты понимала, что наверное мужчине нужен секс и страсть, а в вашей семье этого не было, поэтому муж и стал тебе изменять. Больше ты была обижена, что я тебе врал, да еще и на работе опозорил. Но потом ты меня простила, я же твой лучший друг, и мы снова общаемся почти как раньше, но уже не строим из себя мужа и жену. Наоборот, можем пообедать вместе в больничной столовой и обсудить своих новых пассий.
Ты, хоть и углубилась в работу и воспитание сына Элайджи, 13 лет, начала тоже встречаться с мужчинами и с удивлением поняла, что такое любовь/страсть/влечение, начала раскрывать свою чувственность и сексуальность. Хотя тебе уже 35, ты малоопытна и почти невинна, и не прочь спросить совета у бывшего мужа.
Внешность на твой выбор, но обязательно брюнетка. Мне б конечно очень хотелось видеть Лив Тайлер, но решать тебе.

Ваш персонаж: Джедидайя Армстронг, 35 лет, хирург-травматолог.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ночное дежурство не задалось с самого начала. Большая автомобильная авария в десяток машин из-за сложных погодных условий, куча работы для спасателей с их пилами и домкратами, чтобы извлечь то, что осталось от водителей и пассажиров, а потом еще больше работы для хирургов, чтобы собрать эти остатки во что-то функционирующее, пока не слишком поздно. Моего сменщика экстренно вызвали на работу, но он оказался за городом, поэтому помочь никто не мог. Я никогда не был слабонервным, работа хирурга подразумевала травмы и кровь, но все же вид оторванной детской ручки в пакете со льдом добьет кого угодно. Особенно если у тебя тоже есть дети. Мы вдвоем с сосудистым хирургом несколько часов пришивали конечность обратно. А потом был еще раздробленный перелом со смещением, с установкой аппарата Илизарова и ушивание разорванных мышц и связок. Дежурство кончилось, к началу утренней смены приехал наконец другой врач, но операции нужны были срочно и в большом количестве, одних рук не хватало, и я остался ему в помощь. После трех подряд сложнейших операций и осмотров более легких травм я чувствовал, что у меня уже кружится голова. Потом привезли парня, уже из другой, утренней аварии. Молодой мотоциклист. Мы честно пытались, но не смогли его спасти, мозг оказался поврежден необратимо. Это стало последней каплей. Я сказал начальству, что больше не могу и иду домой. Приняв душ, я вырубился поперек кровати, лишь только голова коснулась подушки. А когда проснулся, за окном был поздний вечер. Сидеть в четырех стенах и сочинять отчет для комиссии по расследованию смертей было выше моих сил, а потому, оставив это на завтра, я натянул джинсы, футболку, кожаную куртку и, обувшись и прихватив бумажник, отправился на своем Приусе в ближайший клуб.
Заведение встретило меня полумраком, яркими огнями дискотеки и громкой музыкой. Народу было необычайно много, так что я с трудом протолкался к барной стойке. Однако мне повезло, места за ней освободились, и я сел, подозвав бармена.
- Двойной виски безо льда.
Меня всегда раздражала манера других людей заказывать себе слабый напиток, а потом повторять и повторять его, пока не нажрешься. Если уж планируешь напиться, то лучше сразу. Я рассчитывал выпить этот стакан и этим и ограничиться, так как хорошо знал свою норму. Этого хватит, чтобы из головы ушли посторонние мысли, но при этом я буду прекрасно отвечать за свои действия. Получив свой заказ, я пригубил напиток, осматриваясь по сторонам. Если получится найти, с кем провести ночь, то будет еще лучше.

Отредактировано Queer Guy (10-11-2017 20:48:46)

0

110

Текст заявки:
Я совсем не умею писать заявки и уж тем более искать партнеров, завлекая красивыми словестными оборотами и обещаниями достать с неба звезду, потому что вот у меня в голове всегда так много мыслей и идей, что бывает сложно выстроить их правильными, стройными рядами. Я не буду долго тянуть резину и говорить о том какая я классная, нет, я самая обычная - легкая на подъем, идейная, любящая вдохновляющие истории.
Вчера, просматривая 300-ую серию Анатомии Грей, мне что-то вспомнилась эта компания еще совсем зеленых интернов в хирургическом отделении, комичные, даже нелепые ситуации, в которые они попадали, жизнь, такая простая, но со своими перипетиями, и дружба, большая всепоглощающая дружба, идущая рука об руку с любовью к своей профессии и друг другу. И вот мне очень-очень захотелось отыграть что-то подобное, а может даже эту же историю, но уже по-своему, чтобы эмоции на кончиках пальцев, вдохновляющие посты... специально не пишу в раздел с сериалами, ведь мы можем сделать по-своему и наши Мер, Кристина, Джордж, Алекс и Иззи будут такими же родными, но уже другими.
Если вы любите их историю так же сильно, как я, если вы так же сильно скучаете по всем ним и хотите вновь писать потрясающие посты с берущей за душу музыкой, если вы скучаете по МакДрими, МакСтими или Малышке Грей, то просто напишите мне - вместе мы придумаем где и во что поиграть. Давайте вдохновлять друг друга и вдохновляться сами?)
Посты пишу в основном от первого лица, но при желании могу и от третьего, от 6К, могу в графику.
Шанс совсем не велик, но кто знает? хд
Пример поста взят наобум, первый попавшийся. В личку могу предоставить и другие)
Пример вашего поста:

Пример поста

- Моника? - моя бровь поднимается вверх, а на лице застывает немое недоумение,- Почему ты похожа на клоуна?
Ранее в сериале "Блудная Мон и приключения Рейч в квартире"...
- Черт, да кто придумал такие жесткие подушки?! - я возмущенно пихаю неугодный предмет своего спального ложе, пытаясь устроиться поудобнее,- Клянусь, камни в Алеппо и то удобнее. Гори в аду, Икеа.
Вот уже несколько часов я безуспешно пыталась уснуть, но мое тело в упор не желало отключаться и погружать меня в приятный мир сновидений, где нет орущих бабок в приемном покое больнице, взрывов в соседнем квартале, и надоедливых соседей, внезапно решивших: зачем идти в рок-клуб, когда рок-клуб может прийти к ним? Нет, мне, конечно, нравились убаюкивающие мотивы Led Zeppelin, а под Knockin' on heaven's door легендарных Guns 'n Roses я даже подпевала, но вот эти ночные мытарства начинали подбешивать.
Помню, в детстве мама советовала считать барашков и мне это, кажется, даже помогало, но сейчас то ли барашки были уже не те, то ли на взрослых подобная брехня уже не действует, не знаю. Однако в целях эксперимента, барашков я все же посчитала, а вслед за ними пошли и сказочные единорожки, и кровожадные оборотни. Мне наскучило, когда мой счетчик перевалил за восемьсот двадцать восемь барашков, сто четырнадцать сказочных единорогов и примерно семьдесят три оборотня из Сумерков.
Knock-knock-knockin' on heaven's door
Knock-knock-knockin' on heaven's door
В попытках разнообразить жизнь, раз уж поспать сегодня ну никак не получается, я решила покопаться на кухонных полках, будучи уверенной, что моя любимая маленькая сестра, мой личный вечный генератор неприятностей, обязательно должна была куда-нибудь заныкать бутылку виски или рома, чтобы попивать его втихоря, а потом порхать такой невъебенной по дому, показывая мне какая у нее офигенная, беззаботная жизнь. И, конечно же, я ничего не нашла ни в шкафчике над плитой, ни в выдвижном ящичке для столовых приборов, ни в самом очевидном месте в доме - холодильнике. Казалось, Моника специально решила меня разыграть и прикинуться пай-девочкой, потому что за эти мгновения гневного отчаяния мне удалось найти ну буквально все, кроме сраной выпивки - хлопья Lucky Charms [она же знает, что я их обожаю, наверняка пытается отвлечь мое внимание от чего-то важного], хорошие соки в стекляных банках, темный шоколад и маршмеллоу для наших любимых s'mores и даже несколько пачек киноа [что за неведомая хрень? Очередной веганский писк моды? Элексир молодости последователей культа здорового питания?!]. Нагло повыкидывав все, на чем были какие-то непонятные названия, я отправилась искать живительный источник алкоголя вдругих местах этой маленькой квартирки.
[Где может спрятать бухлишко маленькая девочка?] Немного подумав, я залезла под кровать Мон, но не обнаружила там ничего, кроме писем с любовными признаниями мальчикам, которые она писала еще в средних классах школы. Дальше были места хранения одежды - комод и шкаф, но и там пусто - трусы, майки и прочая никому неинтересная ерунда. Наконец меня осенило: ящик для грязного белья! Она наверняка была уверена, что уж туда я точно не полезу, но как же сильно она ошибалась - после грязевых ванн в Сирии, кровищи, о которой не снимают даже фильмов, вонючие носки и футболки были для лишь ничтожным пшиков. Задержав дыхание, я откопала ее - почти полную бутылку белого Бакарди, и с того самого момента этот вечер принял ну совсем иной окрас: вместо того, чтобы тупо лежать в кровати и пытаться спать, как все нормальные люди, я решила громко петь вместе с соседями, запивая эту импровизированную вечеринку отличным ромом:
- In your head they're still fightin', with their tanks and their bombs,- прокричала я куда-то в сторону дверного проема в гостиной и буквально через несколько секунд услышала в ответ:
- And their bombs and their guns, in your head, in your head they are dyin'.
И еще разок, хором:
- In your head, in your head, zombie, zombie, zombie, hey, hey!
Нало признать, это было эпично! Глубокая ночь, одна тонкая стена, и дюжина пьяных голосов, орущих рок-песни. И как только другие соседи все еще не вызвали полицию?! Ах, да, эта новомодная толерантность - я в стельку пьяный тусовщик, нарушающий тишину в ночное время, но все в порядке, никто не идеален и все мы прекрасны. Боже, благослави Америку! Правда, оставшееся соседи допевали уже сами, потому что мне дико захотелось есть и я, уже будучи глубоко под шофе, заказала самую большую пиццу, которая была в меню доставки ближайшего ресторана, и чтобы сыра на ней было побольше, побольше!
Пока доставщик тащился со скоростью улитки, я решила найти себе другое развлечение - сделать как делают все пьяные мужики во всех тупых американских фильмах [Боже, благослави Америку!] - натянуть на голову трусы и побегать по дому. На первый взгляд кажется, что это ну очень, очень тупо, но вы только вдумайтесь, если бы это не было как минимум весело, никто бы так не делал, верно? Далее дело было за малым - отрыть в хламе у Мон панталоны, а то я-то нормальный человек, у меня такой херни нет, и проследовать плану. Когда моя гигантская пицца наконец прибыла, я была как на кульминационном моменте - носилась по дому с трусами на голове, а потом, схватив кусок пиццы и несколько раз откусив его, я сделала то же самое, но уже в компании доставщика. И вот, мы, два беспечных идиота, бегаем по квартире моей младшей сестры с трусами на голове, где-то за стеной пьют и, кажется, немного дерутся соседи, а стрелки часов неумолимо бегут вперед, пока не слышится щелчок ключа в двери и на пороге не появляется Моника Спенсер собственной персоной.
Сейчас...
- Ты что, по ночам подрабатываешь в цирке? - я с таким же недоумением откусываю кусок пиццы, что держала в руке, и, если честно, меня ни капли не смущает то, что я стою перед сестрой в стельку пьяная, с трусами на голове и в компании бухого доставщика пиццы, а где-то за стеной слышится предательский гроул соседей:
- DON'T EAT MY FOOOOOD!
Кажется, такого поворота этой ночью не ожидал никто.

+3

111

Форум: pleasantville
Текст заявки:
имя на Ваш выбор, возраст 19-23, внешность Ariel Winter
Мой отец, успешный бизнесмен Бернард Джонс, давно в разводе, наконец, встретил женщину, которую полюбил и дело идет к свадьбе. Меня это полностью устраивает, я всегда хотела, чтобы папа нашел кого-нибудь, но у его новой избранницы тоже есть дочь — это Вы! - и ее сложившаяся ситуация жутко раздражает. Она бунтует, ссорится с матерью, закрывается ото всех и не желает обменяться даже парой слов с новым папой и сводной сестрой. Но мне хватило одного взгляда, чтобы узнать тебя.
Несколько лет назад, когда я еще училась в школе и увлеклась фантастикой, мне безумно хотелось поехать на КомикКон в Сан-Диего, но боялась испортить репутацию, если друзья узнают, что я тусуюсь с ботанами, поэтому для поездки я сделала себе костюм героини-андроида из комиксов с маской и прибором, имитирующем голос робота. Что же касается тебя... возможно, ты такой же гик, а может и нет, может тебя уговорили поехать приятели и ты откровенно скучала, но мы оказались рядом в автобусе, познакомились (если это так можно назвать, ведь я представлялась именем своего персонажа), я показалась тебе забавной и мы отлично провели время на фестивале. Прощаясь, я взяла твой номер, обещая написать, чтобы пообщаться уже без маски, но побоялась... и вот так ирония судьбы. Добившись, чтобы ты открыла дверь своей комнаты, я предстаю перед тобой в той самой маске и после этого отношения между нами начнут понемногу налаживаться. Ты расскажешь, почему так сильно противишься браку наших родителей, мы преодолеем это вместе и станем одной большой дружной семьей... и даже больше.
Все описанное выше - просто вариант для примера. История персонажа может быть и другой, я открыта для предложений. Моя главная цель - найти соигрока в пару, который будет не против взять обозначенную внешку. Словами не передать, как сильно хочу увидеть в Нэшвилле такую милую сладкую булочку, так что сдержаться никак не смогу и буду настаивать на романтических отношениях! И мне кажется интересней, если они будут сложными и некоторое время односторонними. Возможно, тебя вообще не интересуют девушки, а я буду тебя добиваться. Все зависит от Ваших желаний и предпочтений. С семьей, характером и увлечениями тоже не ограничиваю, но хорошо бы это было как-то связано с защитой природы, нас бы это сблизило.
Очень жду, обещаю любить, не бросать и много-много NC увлекательных эпизодов))
Ваш персонаж:
анкета
а если кратко - 21 год, певица, внешка - Дав Камерон.
Пример вашего поста:

Пример поста

Волнуюсь ли я? Пробирает ли меня страх перед моим самым первым интервью на телевидение? Чувствую ли себя неуверенной и растерянной?
Эмоцию бурлят во мне, как кипящая вода в гейзере, но уж точно среди нет ни волнения, ни страха. Я знаю, что готова, я давно это знала, еще когда занималась съемками клипа «Cinderella», который взорвал ютьюб, нет, раньше — когда написала эту песню, уже тогда я не сомневалась, что прославлюсь... да что там, еще раньше! Когда я первый раз в пять лет выступила на конкурсе и получила главный приз, уже тогда я поняла, что однажды этот день настанет, я буду выступать перед полными залами, меня станут приглашать на телевидение, радио, снимать для журналов... Так что я ничуть не нервничаю, такого просто быть не могло. А то что колени дрожат, так это должно быть от нетерпения.
Я влетела на студию полчаса назад с небольшим опозданием, но шоу же снимают не в прямом эфире, так что ничего страшного. Все это время надо мной колдовали гримеры, и глядя сейчас в зеркало я казалась себе какой-то бледной, но, наверно, это специфика съемок и на экране будет лучше. Надеюсь на это. О Меган Кэмпбелл, откровенно говоря, знаю мало и ее шоу я бы любимым никак не назвала, но это и не важно, главное что это очередной значимый шаг для меня, ступень на пути к вершине и просто нечто новое и интересное. К чему переживать? Нужно расслабиться и получать удовольствие. Быть великолепной Хлоей Джонс, а уж это я умею, как никто другой.
- Что, пора начинать? Готова ли я? Ха, я была рождена готовой.
Раскидываю волну золотых локонов по плечам и выхожу на съемочную площадку. Повсюду кипит работа, люди бегают с микрофонами, фонарями, камерами, переговариваются, что-то обсуждают. Где-то здесь должен быть и режиссер, но его — или ее? - не видно, зато Кэмпбелл здесь и тоже готова начинать. Подхожу к ней и здороваюсь с легкой улыбкой, присаживаюсь напротив в удобное кресло.
Вот оно... еще минута и все начнется.
- Тишина на площадке! Три, два, один, снимаем!
По спине пробегает холодок, но я беззаботно улыбаюсь. Легко не будет, но Хлоя Джонс справится, иначе и быть не может.

Отредактировано Chloe Ramsay (13-11-2017 08:53:07)

0

112

Текст заявки:
Доброго времени суток :3
Меня гложит одна безумная идея. Настолько безумная, что всем слабонервным и слишком нежным предлагаю дальше не окунаться в суть - вам точно не понравится. Вообще очень сомневаюсь в том, что смогу найти соигрока на данный сюжет - все обычно или фукают в сторону такого трешака. Или. смущаясь. проходят мимо. Но, как говорится, надежда должна умереть последней.)

В двух словах: изначально это была идея пейринга Александры и Меттью Даддарио. Просто эти богически сложенные родственники в паре не дают мне покоя. Но в дополнение я подумывала об инцесте (или даже твинцесте, как вариант). Возможно, это будет долгая и кровавая (во всех отношениях) борьба двух сильных характеров (а может и не только характеров). Что касается рода деятельности, то тут определенности пока нет - может быть все, начиная от эгоистичных деток богатых родителей и заканчивая маньяками в криминальном районе (причем последнее было бы крайне интересно).

В общем, если вдруг вам нравятся сложности, кровь, драки (как вариант), доминирование/подчинение, трешак и вообще разного рода грязь - добро пожаловать!

У меня есть пара персонажей на паре форумов, но заставлять идти именно на них не буду - можем прийти куда-то вместе.

Связаться со мной можно через лс, но предпочтительнее аська - больше вероятности поймать (675 818 576). Очень жду, надеюсь и верю в то, что такой же отбитый человек, как и я, существует :3
Пример вашего поста:

Пример поста

Она так расстроена чем-то. Растеряна даже. Я почти физически ощущаю ее страх. Он будто бы касается моей кожи, заставляя ежиться от ледяного холода. Что происходит с ней? Что так расстраивает ее? Единственное, что успокаивает меня в каком-то смысле – ее быстрый ответ на мой вопрос о любви. Наверно, это хорошо – то, что она не раздумывала. Замедлись она хоть на секунду – я потеряла б всякую надежду. Эта фраза ласкает мой слух, поливая сердце целебным бальзамом. И на мгновение меня отпускает мой собственный страх. Я чуть расслабляюсь, глядя на нее в полу улыбке. Но только на мгновение.

Она продолжает мысль, что-то хочет рассказать. Я замираю, но мысль о том, что вряд ли что-то еще сегодня сможет напугать меня или расстроить немного успокаивает. Она любит меня и, кажется, пока этого вполне достаточно. Вполне достаточно, чтобы просто спокойно выслушать рассказ о проблемах, мучающих ее. Возможно, дать ей поплакаться на моем плече, успокоить ее. Достаточно, чтобы больше не переживать. Или все таки этого мало?

Как бы вы чувствовали себя, если бы вдруг узнали, что самый родной и близкий для вас человек совершенно вам не знаком? Вроде бы вы проводите столько времени вместе. Столько знаете друг о друге. А потом раз – и все рушится одним простым словом. Мне казалось, что я знаю Бренди достаточно. Возможно, мы были не самой типичной и идеальной парой, но, все таки, мне казалось, что мы достаточно честны друг перед другом. А оказалось, что нет. Абсолютно нет. Внезапно я поняла, что совершенно не знаю девушку, которая сидит передо мной. Черты ее лица, ее голос, касания – все такое родное и любимое, но я совершенно не узнаю ее. Почему я никогда не слышала о её сестре? Верю в то, что люди могут не любить рассказывать о своих родителях, своих друзьях или бывших. Могут даже не говорить о своей работе, как это делала я сама. Но сестра-близнец – мне кажется, это достаточно серьезно для того, чтобы рассказать о ней. Ведь это же в каком-то смысле даже опасно: что если бы я встретилась с ней случайно? Что, если бы спутала ее с Бренди и наговорила чего-то? Или даже что-нибудь сделала? От одной мысли немного морщусь.

- Ты не говорила о своей сестре, - слегка хмурюсь, не понимая абсолютно, к чему она ведет. Что хочет рассказать? Наверняка это какая-то слишком темная тайна. Иначе вряд ли бы она молчала о сестре столько времени. Теперь мне снова становится страшно. Я ощущаю подвох, но не могу понять, что тут может быть страшного. Всего лишь сестра-близнец, подумаешь! В конце концов, какими бы ни были причины, заставлявшие ее молчать о таком близком родственнике, я готова выслушать их. Готова принять все так, как оно есть. Я ведь сильная, в конце концов.

Эти длинные пазы сводят меня с ума. Мне хочется попросить ее перестать тянуть резину и перейти уже к сути. Но это, наверное, было бы слишком не вежливо. Я вижу, с каким трудом ей дается каждое слово и как тщательно она подбирает фразы. Кажется, эта боль или тайна мучает ее не первый день. Может даже не первый год. В этот момент чувствую, от части, и свою вину в этом тоже – значит, не смогла позволить ей довериться себе. Не смогла показать, насколько дорожу ей. Насколько готова помочь ей в любой, даже само дерьмовой, ситуации.

- Но, прежде чем ты продолжишь, мне, кажется, тоже понадобится бокал. Я быстро, - бегло целую ее пальцы, надеясь, что это ее подбодрит. Надеясь, но абсолютно не веря в это. Поднимаюсь, быстрым шагом направляясь на кухню. Сетую на свою невнимательность понимая, что не помню бутылки вина в гостиной. Возможно, ее там и не было. Достаю первый попавшийся сосуд и еще один бокал из шкафа. Возвращаюсь, по дороге зубами вытаскивая неплотно вставленную пробку уже начатой, как оказалось, бутылки. Наполняю свой бокал и снова сажусь на место прямо перед Бренди. Пара глотков – и бокал направляется на журнальный столик. Обеими руками беру ее свободную ладонь. Легко сжимаю, перебирая пальцы.

Кажется, ее волнение передается и мне. Боюсь того, что могу услышать. Или вновь не услышать. Тайны такое дерьмо! Особенно слишком темные. Слишком глубоко спрятанные. Доставать их – все равно что копаться в собственном вспоротом животе: мерзко, гадко и адски больно. В моральном плане, конечно. Я верю в то, что она собирает последние остатки смелости, чтобы признаться мне в чем-то. Вижу страх в ее глазах – она и правда боится потерять меня. Кажется. А я слишком сильно боюсь сделать сейчас что-то горяча. И оставить ее.

А может к черту всю эту гребанную правду? Все же было хорошо, правда, милая? Мы ведь вроде как были даже счастливы столько времени. Все шло своим чередом, всех все устраивало. А вдруг эта правда сейчас разорвет на части все то, что я так старательно выстраивала все это время? Мне почти удалось залатать раны на сердце, которые так небрежно подписаны инициалами Э.Х. Только мне начало казаться, что жизнь моя налаживается. Вдруг именно сейчас все рухнет – как хрупкий карточный домик?

- Знаешь, я уже безумно боюсь того, что ты сейчас хочешь сказать. И эти паузы заставляют меня умирать снова и снова каждую секунду. Но, чтобы это ни было, ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку, понимаешь? – заглядываю в ее глаза, искривляя губы в слишком вымученной улыбке. Я не уверенна на все сто в словах, которые сейчас говорю. Но я очень хочу быть уверенной в них. Хочу, чтобы так все и было. Я не хочу думать о том, что это все лишь начало нашего конца. Я слишком влюблена. Слишком люблю ее. И очень надеюсь на то, что она испытывает ко мне те же чувства. – Чтобы такого ты не сказала, я никуда не уйду. Не сегодня.

Почему-то предчувствую, как эти слова еще аукнутся мне сегодня. Кожу пробирает озноб. Так страшно мне не было уже очень и очень давно. Я как школьница на экзамене, которая боится, что вытянула неудачный билет. Но я все таки надеюсь, что все еще наладится. Все еще будет как прежде. Тайны объединяют людей, ведь так? Значит и эта не сможет разлучить нас. Не сегодня. И уж точно не так.

+1

113

up

Форум: pleasantville
Текст заявки: сама заявка
Mr X, 39-44 // nikolaj coster-waldau/gerard butler/etc

Hello, it's me
I was wondering if after all these years
You'd like to meet
To go over everything

Ты добился в жизни всего, чего хотел, но не ставишь границ и сейчас. Ты успешен и в карьерном, и в личном планах. Ты бизнесмен (своё дело или высокая руководящая должность) или первоклассный адвокат, или занимаешь личную ложу в театре политики, а возможно хирург, чьи руки стоят миллионы, чьи знания, умения, навыки и жажда риска спасают жизни даже в самых запущенных случаях, от которых отказались другие. Ты не женат, не спешишь связывать себя узами брака, потому что, наверное, еще не нашёл ту самую здравомыслящую женщину, с которой хотелось бы просыпаться по утрам каждый день, а может, попросту не желаешь связывать себя обязательствами, считая, что это всё – пустое, ненужное, только мешающее в жизни, у тебя нет ждущих дома детей. Ты образован, начитан и ненавидишь глупых людей с их пресными шутками, людей, которые не имеют целей и стремлений. Ты любишь литературу, а в хорошей компании не против пофилософствовать с бокалом хорошего алкогольного напитка. Ты изобретателен в собственной речи, тебе по жизни и по работе помогает дар внушения, у тебя особая любовь к здоровому сарказму. Ты умеешь подстраиваться под ситуацию: у тебя не так много близких друзей, но с ними ты более раскрепощен и ведешь себя естественно, и черный тонкий юмор не становится пороком, с другими же ты сдержан, показываешь только лучшие свои качества. Ты вспыльчив, но отходчив. У тебя непростой характер, и ты пройдешься по горящим углям ради достижения своей цели. Возможно, ты – мечта многих женщин, даришь счастье одной, а затем переключаешь внимание для разнообразия на другую. Я этого не знаю. Я ничего о тебе не знаю, кроме… У тебя есть сын, о котором ты, конечно же, не знаешь. И ты сломал мне жизнь.

Перед окончанием старшей школы Скар поехала на каникулы к своей подруге в Лебанон, куда та переехала год назад, оставив тухлый Лафайетт позади. Они собирались просто гулять, развлекаться и отдыхать перед выпуском. К счастью, ее подруга оказалось куда умнее других одноклассниц, с похожими мечтами и желаниями, что и у Холмс. Там, в Лебаноне, Скарлетт встретила Его, мужчину своих грёз и девичьих фантазий. Он был старше нее, красив и очарователен, говорил с ней о литературе и путешествиях. Приехал на время по делам, не намериваясь оставаться и заводить романы, а Скар усиленно делала вид взрослой девушки, чтобы почаще быть увлеченной в эти беседы и встречи. Он верил, что Скарлетт совершеннолетняя, а она думала, что это любовь. К концу каникул она узнала, что беременна. Не сказала ни слова тому мужчине, ни слова подруге, а поспешно вернулась к матери со слезами и отчаянием в глазах.

Итак, твоему сыну уже одиннадцать лет, но ты этого, разумеется, не знаешь. При рождении его звали Бенджен, а сейчас – неизвестно. Всё потому, что я отдала нашего ребенка на усыновление, проведя с ним всего лишь час, и отказавшись от права навещать его, данное мне законом и службой усыновления. В свои восемнадцать лет мне больше всего на свете хотелось покинуть свой крошечный городок, тот трейлерный парк, и уехать как можно дальше. Я мечтала об этом, я стремилась к этому, зарабатывая деньги низким путём, надеясь, что когда-нибудь получу образование, которое мне не могла обеспечить мать в крошечном Лафайетте. Но ты сломал мне жизнь, сукин сын, ты разрушил все мои мечты о другой лучшей жизни. Я не сдала вступительные тесты из-за нахождения в послеродовом отделении, меня не принял ни один университет, я отдавала ребенка чужим людям с полным отрешением во взгляде и внутренней смертью. И я считаю, что в том, кем я стала в итоге, виноват только ты один. Все те несчастные мужья, попадавшиеся мне на пути за десять лет, их неудача встретить меня - всё это твоя вина. Я была милой и мечтающей о прекрасном будущем девочкой, пока не встретила тебя. Тогда, почти двенадцать лет назад, я не сказала тебе ни слова, не оставила даже контактных данных, просто сбежала. Я больше не вспоминала о тебе, заставляя себя исключить твой образ из памяти настолько сильно, что спустя столько лет даже с трудом могла бы вспомнить сейчас твоё имя, лицо, то, каким ты был. Я была той, кем сделала меня жизнь и обстоятельства. И если быть честной, уже не представляла себе что-то иное, другую свою историю, я была счастлива, неправильно счастлива. Меня окружали умные люди, обеспеченные мужчины, близкие друзья, дорогие подарки и украшения, в банках были открыты счета с хорошими суммами, как компенсация после устроенных мною разводов, несколько квартир, меня любили как женщину и ненавидели как аферистку. Я прошла этот путь от унизительных прикосновений ублюдков и клофелина до роскошных домов, мужчин в костюмах от известных домов моды и счетов с большим количеством цифр. Ты сделал меня такой, но все эти годы я не вспоминала о тебе. Кто ты такой, чтобы мешать мне выбить наверх и перестать быть жалкой девочкой из трейлерного парка? Я по-своему счастлива и отдала бы всё на свете, чтобы оставаться такой же счастливой всегда, но… Я буду каждый год вспоминать о моём сыне, который, надеюсь, счастлив где-то в другом городе с любящей его семьей. Я буду грустить каждый год в день его рождения, но не стану искать, не стану ломать ему жизнь. Буду лишь мечтать о том, чтобы увидеть его, обнять, прижать к себе и шептать «прости меня». Но вот мы с тобой оказались в одном городе, и это привело к катастрофе…

» » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » »
Собственно, мне хочется ужасно-драматичной драмы (тавтология, да, но по-другому не сказать). Мне не нужна любовь до гроба в игре и обещания сделать жизнь лучше, превратить Скарлетт в добропорядочную гражданку штата. Мне будет не важно, есть ли у этого мужчины любовница/подружка/персональная принцесса/богиня или еще кто. Мне главное, чтобы вы выдержали этого персонажа и игру. Он не романтик, он - «сукин сын», «ублюдок» и «тварь». Никаких воздушных замков, розовых соплей и клятв в вечной верности. Он достаточно жесткий человек, с тяжелым характером, этакий деспот, привыкший манипулировать людьми, и чтобы те ему подчинялись. Чего мне, в общем-то, хочется в игре: мы придумаем вместе тот момент, как и когда Он узнал, что есть в этой жизни маленький сын, как оказалось (могу первое попавшееся предложить: он встретил ту самую подругу Скар, она его помнила и случайно ляпнула, не ищет ли он Холмс с его ребенком / могли встретиться в другом городе или штате на каком-нибудь приеме, где Скарлетт либо уже играла роль невесты, либо искала очередную жертву / могли заинтересовать друг друга, но вскоре уже поняли, что были знакомы / и так далее); придумаем кем же будет в итоге этот персонаж; подберем альтернативную внешность, если не устроят мои варианты (но надеюсь, этого не случится. хд); придумаем как эти двое в итоге встретились. Я абсолютно НЕ вижу сюжет, где они будут сидеть в кафе и пить кофе, рассуждая на тему усыновления. Я скорее отдам предпочтение сцене, где он ее душить будет в гневе, что та поступила как последняя сука, не сказав ничего о ребенке и отдав его чужим людям. Он просто-напросто взбешен и разгневан поступком Скарлетт. И драма будет в борьбе мнений: он захочет найти своего сына, руководствуясь по закону правом отцовства (есть такое в любой стране), а она будет пытаться убедить его, что сын сейчас в более надежных руках, что его нынешняя семья куда лучше, чем они – плохие родители. Она будет бороться против него, а также против себя – ведь и сама тайно мечтает когда-нибудь хотя бы издалека увидеть сына. Убедит ли она его, или отправятся всё же на поиски – решим вместе. Концовка в этом рассказе открытая.
Что касается меня: открытый, общительный человек, хороший игрок, черный и порой сальный юморок идет в комплекте; без предупреждения не пропадаю, уходы по-английски не поощряю; пишу от 8-9к символов от 1 или 3-го лиц; с грамотностью хорошо, пунктуация – я художник, я так вижу. Мне нужен ваш пост, чтобы понять, сыграемся или нет: вы же понимаете, что такое бывает, когда общение хорошее, но игра не задаётся, потому что одного не вдохновляет то, что он читает. В этом случае – простить и понять. Без всяких обид, разборок и прочего, я слишком стара для этого дерьма. На этом всё, жду в ЛС или в гостевой. http://vk.com/images/emoji/D83DDE07.png

Ваш персонаж: Скарлетт Холмс, 29 лет (внешность Emilia Clarke). Брачная аферистка, клофелинщица. Когда-то мечтала о большом будущем, строила планы, успела сдать только выпускные экзамены, но в университет так и не поступила, потому что на выпуске из школы забеременела. Поэтому у нее есть одиннадцатилетний сын, которого она отдала на усыновление сразу после его рождения. Теперь мечтает когда-нибудь его увидеть. В желании уехать из гиблого городка, на что требовались деньги, ступила на дорожку аферистов: сначала клофелин, затем рыба покрупнее - брак. Уже много лет колесит по штатам, живя от поиска жертвы до расторжения брака, который и является целью, чтобы заполучить часть состояния очередного мужа.
Пример вашего поста:

///

Дыханье глубоко,
Сердце бьется в такт.
Это не вино, это твой азарт.

Добрый день, миссис Хьюз. — метрдотель ресторана наигранно-приторно улыбнулся, слегка наклоняя голову и отводя руку в сторону в приглашающем жесте. — Ваш столик у окна, как всегда, ждет вас. — Он раздражал, неописуемо и постоянно, всякий раз, стоило ей оказаться в этом ресторане. Кажется, он ненавидел всех приходящих состоятельных людей, как бы некоторые ни старались быть скромными и вежливыми. Она до сих пор не привыкла к этому "миссис Хьюз", когда относительно недавно была мисс Риггз. Шелли Риггз — именно под таким именем ее знал муж и познакомился, стоило ей приехать в солнечный теплый Майами в поисках очередного влюбчивого богатого идиота. И вот он — Тодд Хьюз, мужчина, не имевший ни одной фирмы, но умевший дальновидно вкладывать деньги. Она была уверена в его любви, жаль только, что Шелли его не любила, как и Скарлетт. Ей не нужно было заказывать что-либо из напитков или еды, в этом ресторане прекрасно знали ее предпочтения, выученные за все эти месяцы свиданий и встреч с Хьюзом. Именно поэтому Скарлетт и пришла сюда — ей необходимо было алиби, для общественности. Она действительно ходила по магазинам, пользуясь кредитной картой мужа, и даже купила себе черное платье — наденет его в день развода, как на похороны, — и черные туфли на высоком каблуке, а также черные солнечные очки, чтобы «скрыть свое разочарование, боль и обиду на отвратительного мужа». Сколько таких сцен было? И она всегда прекрасная актриса. Холмс с некоторым обожанием провела ладонями по своему белому платью. Свадебное от Valentino, которое она покупала с мыслями на будущее: укоротить, переделать и сделать коктейльное, потому как все эти свадебные и праздничные наряды уже не могла терпеть, а шедевры дизайнеров слишком жалко было выкидывать. Но приходилось изображать счастье, радость и безграничную любовь. Кажется, в реальные эти чувства Скарлетт уже разучилась верить. Бокал красного полусладкого вина, чтобы отпраздновать, и белый цвет одежды в день измены. Холмс улыбнулась, смотря на проезжающие мимо по дороге машины и проходящих людей. В данный момент в другом районе с частными домами ее подруга почти занималась сексом с ее же мужем. Впрочем, ничего удивительного. В прошлый раз было наоборот. 
Они с Каталиной приехали в Майами около трех с половиной месяцев назад. Скарлетт уговорила подругу повременить с "работой" и дать себе какое-то время на отдых, бары и пляж, где можно было позагорать и просто расслабленно полежать. Наверное, так бы продолжалось еще какое-то время, если бы Холмс, загоревшись, не приобрела бы билеты на выставку в картинной галерее, где, собственно, и познакомилась со своим будущим мужем. В этот раз все равно была ее очередь играть роль несчастной обманутой жены. Шелли. Шелли Риггз. Какое милое и приятное имя, не то что более резкое, тянущее какой-то дерзостью и независимостью — Скарлетт Холмс. Строила из себя самую идеальную женщину на свете, которая, к сожалению, не смогла влюбить в себя только одного человека — мать Хьюза. С этой женщиной нужно было быть в два раза осторожнее и изобретательнее, чтобы не уколоться о какой-либо из вечных каверзных вопросов. «Маменькин сынок» и «старая ведьма» — девяносто процентов своего времени Скарлетт называла их именно так, не в лицо, конечно — воспитанные леди, как Шелли Риггз, так не делают. Каждый раз, приходя в их съемную с Каталиной в Майами квартиру, Холмс просто извергала поток ругательств в сторону бесхребетного богатого мужика и его старой никчемной матери, которую хотелось отправить в дешевый дом престарелых. Об этом Скар мечтала уже несколько месяцев. Шелли Риггз же только улыбалась, поправляла свое идеально выглаженное платье и предлагала составить миссис Хьюз компанию в воскресенье, когда та всегда посещала службу в одной пресвитерианской церкви. И пока старая карга кивала в ответ на слова речи пастора, Скарлетт, сидя на неудобной жесткой дубовой лавке, мысленно составляла список дел, нисколько не гнушаясь откровенности собственных размышлений: купить тампоны, заказать доставку платья из химчистки, записаться в салон на эпиляцию, зайти снова в магазин комиксов к парню, который отлично занимается сексом, и предложить ему встретиться еще раз — словом, все те мысли о насущных делах, о которых не принято думать в доме господнем. Но вся эта откровенная дрянь осталась уже позади: влюбила в себя мужчину, заставила подписать его брачный контракт со специальным пунктом об измене (конечно, он же обязательно клялся, что никогда не станет изменять — так сильна его любовь), вышла замуж. И вот теперь скорый развод, а сегодня день измены. Взглянув на время на экране смартфона, Холмс поняла, что через пару минут ей нужно было выдвигаться домой, где ее ждали Блант и неверный муж. Шоу начиналось. Но едва успев оставить на столе деньги за свой заказ с добрыми чаевыми, Скарлетт отвлеклась на оживший мобильный телефон и разрывающий тишину вокруг столика. Каталина. Странное предчувствие вдруг охватило Холмс, пока она гипнотизировала взглядом имя подруги. Ни Каталина, ни Скарлетт никогда не звонили друг другу открыто, когда «выполняли дело». 
Ката?.. — Она не знала больше. что нужно сказать в трубку. Слишком сильно стискивало горло внутреннее волнение. Неспокойно. Может, подруге стало просто-напросто скучно? Слишком глупо. В их деле, планах и стратегиях нет места глупостям. Отдохнуть можно вечером или после очередного развода и похода в банк, где каждой на личный счет упадет приличная сумма выигрыша. 
Скар? — Голос Блант не был заплаканным, хриплым от страха или слез. Скорее он был приглушенным от удивления или шока. Но через несколько секунд после утвердительного мычания Холмс в трубку, мол, да, это я, Скарлетт услышала ставшую уже родной интонацию и манеру говорить подруги: — Скар, этот ублюдок посмел сдохнуть!
«Только бы это была шутка» — всё, что могла твердить себе Холмс по дороге домой. Она, как в замедленной съемке, завершила звонок, аккуратно и бережно положила телефон в сумочку, а затем неспешно опустилась в кресло, где и сидела до этого. Шутила ли Блант? Нет, в этом была стопроцентная уверенность. Издевалась ли? Ей было незачем. Говорила ли серьезно? С каждой секундой всё происходящее становилось более реалистичным. Ей не хотелось думать о том, как и что произошло. Однако, фантазия сама подкидывала разные варианты сценариев произошедшего, в красках, с дополнительными поворотами в сюжете. Может, Тодд Хьюз был маньяком или серийным убийцей, претворялся добропорядочным гражданином и мужем? Может, он напал на Каталину, а та защищалась? Нет, это существо с членом между ног, именуемое сильным полом, было слишком бесхребетным. Яйца были больше у его матери, чем у него самого. Один из идиотских вариантов был тот, где Хьюз сам кончает с собой, чтобы не помереть от рук ревнивой, обиженной и оскорбленной жены? Стыд убил изменщика. Но и для этого у Хьюза была тонка кишка. И всю эту действительность маскировали только счета в банке и привлекательная внешность. Скарлетт ехала домой в такси и усиленно делала скучающий вид, хотя в сознании судорожно проносились десятки мыслей в минуту. На самом деле ей хотелось ударить водителя, вышвырнуть его и сесть за руль самой, чтобы поехать быстрее, сократить путь другими трассами. Ей хотелось выбросить все эти фирменные пакеты с одеждой в окно, побежать к двери дома, нервно забарабанить по ней ладонями, забыв, что дверь либо открыта, либо есть ключи. В действительности Скарлетт сохраняла внешнее спокойствие и равнодушие. Не сумев вытянуть информацию из подруги по телефону, Холмс могла сейчас думать только над тремя вещами: во-первых, всё ли в порядке с Каталиной; во-вторых, как умер муж и умер ли вообще; в-третьих, как выдавить из себя слезы на похоронах, если Скар было откровенно плевать на этот кусок человеческого мяса? Может, действительно стоило просто купить черные солнечные очки и надеть их, якобы глаза слишком ужасно выглядят и опухли от слез? И купить более закрытое черное платье, а не как те, коктейльные? Черт, она еще даже не видела труп мужа, а уже рассуждала о похоронах. Слишком отвратительной она была. Для других, не для себя, конечно. 
Скарлетт нарочито медленно вышла из такси, забрала пакеты и отдала деньги водителю по счетчику. И так же, не торопясь, направилась к парадному входу их с мужем дома. Водитель такси, видимо, пересчитывал деньги и не спешил отъезжать, а значит, Холмс не могла все бросить и побежать к подруге. К тому же кто-то из соседей мог случайно выглянуть в окно и увидеть эту странную картину. Сквозь сжатые зубы неспешно повернула ключ в замке и зашла внутрь. Но как только дверь захлопнулась за спиной, Скарлетт бросила пакеты на пол в холле и побежала из комнаты в комнату, громко топая каблуками по мрамору или ламинату, выдавливая из себя только встревоженное: «Каталина!». Она услышала ответный отклик, доносящийся из гостиной, и поспешила туда. На лбу и над губой выступила тревожная испарина, когда из аккуратной прически уже выбилось несколько прядок.
Ката, что про... — Однако картина, которая предстала перед глазами, стоила всяких кинонаград и заставила тут же замолчать. Ее подруга, сохранившая облик после тех самых первых мгновений наигранной страсти, задумчиво смотрела на своего недо-любовника, с которым она должна была разыграть измену, а рядом... А перед ней на диване в непонятной скрюченной позе полу-лежал или полу-сидел Тодд Хьюз. На нем еще висела расстегнутая, но не снятая рубашка, в ногах на щиколотках болтались спущенные брюки, благо, нижнее белье все еще оставалось на месте. Рот был слегка приоткрыт, голова покоилась не то на плече, не то на груди, просто повиснув. И ни одного пятнышка крови. Скарлетт облегченно выдохнула: значит, не драка, не нападение или что-то в этом духе. — Как... как это произошло? — Ей еле-еле хватило сил, чтобы выдавить из себя этот вопрос, хотя отчетливо понимала, что ответ пройдет мимо ушей. Осторожно обойдя диван, Скарлетт встала аккурат перед мужем, сканирующим взглядом обводя каждую деталь одежды и тела. Хьюз казался таким безмятежным, спокойным, а черты лица были расслаблены. Можно было подумать, что он просто спит. Внутри, где-то в районе солнечного сплетения, просыпалось чувство уже даже не страха, как должно было быть у нормального человека, а раздражения со смесью паники, не находящие выхода, а потому разогревающиеся и начинающие полыхать как огонь. Что теперь делать? Как этот недоумок посмел сдохнуть и оставить её решать все эти проблемы?
Что за дерьмо, черт возьми? — Волна негодования поднималась сродни цунами. Скарлетт понятия не имела, как разгребать всю эту нереальность происходящего, как себя вести, что делать дальше, а рациональное сознание, казалось, отключилось в самый неподходящий момент. Она коротко посмотрела на свою подругу, на её внешний вид, а затем таким же взглядом обвела уже покойного мужа. Покойного ли? Она все ещё надеялась, что Тодд просто потерял сознание. Больше всего Холмс пугала не смерть мужа, а создающаяся ситуацию с его матерью: как объяснить все это старой курице и забрать причитающиеся ей, Скарлетт, часть состояния умершего. Зря они с Блант трудились столько времени? Ну, уж нет. — У него нет крови? — Глупый вопрос как глупая констатация факта увиденного. [float=right]Судьба перевернула все,
Запутав наших дорог направления.
[/float] — Не хватало ещё, чтобы этот ублюдок замарал мое платье, это же Valentino. — В голове Холмс так неприкрыто сквозил цинизм, в тот момент её ладони любовно провели по приятной наощупь ткани белого платья на теле. Она обернулась к Каталине и присела на подлокотник дивана, рядом с мужем, с его повисшей на собственной груди головой. И молчала. Слишком неожиданное дерьмо случилось в их жизни, что выдать сразу нужное и, главное, правильное решение, как выход из ситуации, — казалось ей чем-то нереальным сейчас.

0

114

Форум: Найс
Текст заявки: Тебя зовут Юу Ватанабэ. Ты узнал о том, что группа Sex 69 ищет гитариста. Играешь на гитаре ты превосходно, и тогда ты решил придти на пробу. И прошел. Увидел меня и как-то смущенно мне улыбнулся. Обычно такое называют "пробежала искра". Но она не только пробежала, а ещё и зажгла отношения. Ты часто улыбаешься, но стоит увидеть меня - так и вовсе светишься, словно самая яркая в небе звезда. Я все чаще смотрю на тебя, и хочется все больше быть с тобой, дотрагиваться, просто быть рядом. Влюбляюсь, словно мальчишка, хотя не сразу признаю это. Ты часто говоришь мне, что любишь, хотя я сам говорю это редко. Чаще выражаю в поступках, действиях, каких-то приятных мелочах. Нет, я не стыжусь отношений, скорей такой нрав. Но возможно произойдет что-то такое, от чего я полюблю тебя сильней. Пойму, что ты мне нужен, как воздух. Извинюсь за то, что редко говорил, как люблю. Может и меня зовут демон, и мне такая нежность не свойственна, но кажется ты тот, кто сможет меня изменить. Дополнительно: био пиши свою, над именем можно подумать, но желательно оставить. На внешку я взял Аоя из The Gazette, но можно обсудить) Я склонен идти на компромисс, потому что перса ищу давно. 
Ваш персонаж: Такаши
Но на всякий случай персонажа опишу: играю я внешностью Атсуши Сакурая, но моложе, чем ему сейчас (Ачану 51, персонажу - 37) Собственно, сам персонаж так и остался вокалистом. Родился в Киото, потом жил в Токио, позже переехал в Чикаго. Там открыл бар-лав отель под названием "Kimi no vanilla".  Обычно спокоен. Но если меня вывести из себя, то мало не покажется. На сцене и в клубе я развратен, однако дома напоминаю домашнего кота. Когда даю интервью, то становлюсь на удивление серьезным. Курю, люблю выпить хороший алкоголь. Раньше употреблял легкие наркотики, но уже давно завязал. Общителен, если мне приятен собеседник. Не люблю долгое время быть один. Когда свободен от музыки, то довольно многое время зависаю в своем клубе. Кошатник, завел себе гладкошерстную американскую, назвал Ния. Люблю стильно одеваться. Часто заказываю костюмы у портного. Хотя, я не против посетить фирменные магазины. Дома люблю смотреть старые фильмы, готовить еду, чаще японскую.

Об отношениях Такаши и Юу, это важно: Юу очень любит Такаши. Просто до дрожи. И это взаимно, хотя Така довольно редко говорит "люблю". В основном показывает свои чувства через действия, написание песен, подарки... Но... Однажды Юу попадет в аварию. Он окажется жив, все хорошо, но после этого Такаши еще сильней привяжется к нему. 

Пример вашего поста:

Пример поста

С зеркала на меня смотрели опухшие, чуть красноватые глаза. Опять не спал толком. Где-то на столике лежали сигареты, надо найти... А, вот же они. Закурил. Надо ехать в "Ваниль", там до сих пор висит декор на тему Хеллоуина. Ах да, я ещё и выступать буду. На сцене мне станет лучше, намного лучше. Когда я выступаю, то чувствую себя иначе. Я словно живой, настоящий, будто демон, живущий среди людей, решивший показать свою истинную сущность.  Люблю выпускать энергию через микрофон, окутывая жаждущих меня фанаток своим голосом. Люблю ловить вожделенные взгляды, высматривая их в толпе. Только хороший секс сравним с тем же чувством, что я испытываю на сцене. Когда тела сливаются друг с другом,  полностью поддавшись демону похоти. Забыв про все на свете, получая удовольствие от каждого движения и прикосновения, поцелуя и капель пота на жарком теле. Смотреть в глаза и слушать стоны, словно очередная, чарующая мелодия. Ласкать друг друга после. Музыка и секс - это две моих неизлечимых болезней.
Время пришло. Пора собраться и снова захватить толпу своей музыкой и голосом. Я уже решил, в чем явлюсь в клуб, и во что переоденусь после.  Черная рубашка и брюки, туфли и пальто, все это от известных модельеров. Но на сцене жилет, тонкие брюки из полупрозрачной ткани. Перчатки по локти, фуражка и плетка. Очередная, уже третья или пятая сигарета за день. Сел в машину и поехал в "Ваниль". И уже по дороге в клуб я решил, что останусь сегодня там. Скорей всего так и будет, возможно кто-нибудь мне составит компанию. Было бы весьма не плохо. Я явился в клуб, охранник мне приветливо кивнул и сообщил, что все нормально, что никаких происшествий не было. Хотя, если что-то и случалось, то это пьяные драки или же кого-то забирала "скорая". Девочки уже были на шестах, одна из официанток подала мне стакан бурбона. Сделав глоток, я оглядел зал. Знакомых лиц не было. Прошелся, всматриваясь в цвет волос девушек. Не было даже ее - маленькой розовой фанатки. Признаться, я тосковал по Мари. Видимо, ее нет в Чикаго, иначе бы точно явилась сюда, уверен в этом. Ох, наш секс был один из лучших, что у меня был.
Я направился к сцене, мне сообщили, что звук в норме. Отправился в гримёрку, за пару глотков выпил свой бурбон, и тогда меня усадили в кресло и начали приводить в порядок. Приготовили мой костюм и я переоделся. Пока было время, я ходил по коридору и распевался. Горло было приятно разогрето алкоголем, тонкие брюки приятно щекотали кожу. Прошло с пол часа и я вышел на сцену. Музыка тут же заглохла.
- Сексуального вам вечера! - Произнёс я в микрофон, обхватив пальцами штатив, и прошелся вверх-вниз, словно лаская. На меня тут же обратили внимание, а я расплылся в улыбке. Моя ладонь скользнула от груди к паху, чуть сжала.
  - О, вы тоже возбуждены, да? - Тихо засмеявшись, правой ногой обогнул стойку микрофона, чуть потерся, тихо замурлыкал, словно кот. Знаю, как это нравится фанатам, посетителям клуба, что приходят сюда не в первый раз.
  - Не буду утомлять вас долгой болтовней, мои милые. Только спою...   - Стоило мне замолчать, как на большом экране засветила луна, замелькало голое женское тело. Да, я решил спеть X lover. Сегодня я исполню несколько своих самых похотливых песен. Мне хотелось, чтобы это место, что было раем для разврата, пропиталось вожделением. Как и обычно, я едва ли не откровенно ласкал себя на сцене, давал своему голосу просочиться сквозь микрофон и заполнить зал. Снова почувствовал себя счастливым. Снова сердце забилось чуточку сильней. Я пел, наслаждался собой и тем, как на меня смотрят те, что стоят близко к сцене. Следующий песней была Sasayaki. Ее строчки, словно заклинание, что призывало моего личного демона похоти, заставляющий меня ползать по сцене, извиваться. Снова моя ладонь прошлась от груди к паху. Я точно найду себе кого-нибудь на ночь. Будь то девушка с красивой фигурой, или же привлекающей завораживающей харизмой парень. Готов подарить себя, свою ласку, свое дикое желание. Пой, совращай посетителей своим голосом, своими страстными действиями, открой ворота и выпусти демона наружу. Зарази их этой болезнью, ведь я болен уже очень давно, и уже не излечиться.

0

115

идет обсуждение :з

Текст заявки: хочу начать как-то красиво, чтобы вы, читающие этот текст, дочитали его до конца, но в голову не приходит ничего красивого и необычного. так хочется расписать свои мысли, чтобы хоть кого-то они зацепили, но я слишком косноязычна и плохо облачаю мысли в слова, если дело доходит до поиска. я не умею писать красивые и цепляющие заявки, однако же, я сейчас пытаюсь сделать именно это.
я, кажется, скоро на стену полезу оттого, что устала тщетно, преданно и верно ждать персонажа, что мне важен для сюжета, потому что человек ушел по-английски, решив, видимо, что это все не для него. устала ходить по форумам, писать персонажей, вкладывать в них душу, строить планы, находить соигроков и, в конце концов, видеть, как эти планы разбиваются на миллион осколков только потому, что тот с кем их строили вдруг решил, что ему вдруг стало не интересно. в общем-то это проблемы, о которых не стоит писать больше чем абзац - все с ними знакомы. поэтому, перейду дальше.
ищу партнера. ты можешь играть за м, можешь за ж, можешь кроссполить, можешь быть универсалом, а может и нет - мне немножечко не важно это [на самом деле я вру немного - очень рада буду, если ты играешь за м или универсал]. я сейчас играю женскими персонажами. если что могу утащить тебя к себе на форум где играю, ну, или мы вместе будем искать место, где готовы поселиться.
вообще, безумно хочу отыграть подростков, лет 17-20, чтобы и первая любовь, и нежные чувства и максимализм, проблемы и все, что мы придумаем. не скажу, что я drama queen, но черт возьми, отчего-то именно персонажи с капелькой драмы в истории получаются у меня живыми и настоящими.
в игре сейчас открыта ко многому, если честно [ну я так думаю] - ж+ж, ж+м, готова к любовным треугольникам, не буду отказываться от сюжета с инцестом [брат и сестра, сестра и сестра] и сложных переживаний, а может быть и нет. единственное нет - откровенная порнуха. тут уж извините - не вижу смысла описывать физический процесс, мне больше интересна эмоциональная сторона.
что я еще могу сказать? посты писать умею, ошибки стараюсь не допускать, но у кого не бывает "очепяток"? пишу от первого лица, пишу от третьего лица, средний пост выходит на 6к, сразу говорю, что не обещаю простыни в 10к+, просто не умею так писать. не против общения - почему бы и нет, иногда игра так и не случается, а знакомство остается, да и так проще узнать человека хотя бы чуть-чуть.
Пример вашего поста:

Пример поста

Сбиться со счета, когда считаешь дни проведенные в больнице. Потерять ощущение реальности происходящего. Постоянно зависать, пялясь в одну точку или устраивать истерики по поводу и без. Слушать бесконечные рыдания одной соседки по комнате, участвовать в бессмысленных разговорах другой и узнавать свежие сплетни от патологической врушки из соседней палаты. Ежедневный обход лечащего врача, словно за ночь что-то измениться. Очередной разговор с психотерапевтом, очередные лекарства, очередные процедуры... Изо дня в день, все крутиться по давно установленному порядку: подъем, завтрак, лекарства, врачи, лекарства, процедуры, обед и снова лекарства. Я не знаю, чего они хотят добиться постоянным вливанием в меня успокоительных и антидепрессантов, словно это мне как-то теперь поможет. Словно мне помогут бессмысленные разговоры с врачами и рассматривание каких-то картинок. От всего этого становилось душно, хотелось наорать на спокойную миссис Терренс, уйти из ее кабинета, хлопнув дверью. Но нет, я сдерживаюсь вот уже 4 месяца, 22 дня, 7 часов и 15 минут, а, если быть точнее с самого моего прибытия. Своеобразный рекорд.
Два раза в неделю привычный порядок меняется: среда и суббота - дни групповой терапии. Нет ни привычных бесед наедине за запертой дверью, ни бесполезных картинок и бесконечных тестов. Нравится ли мне это? Нет. Кто вообще придумал собирать подростков, которые решили свести счеты с жизнью в одном месте и заставлять из рассказывать об этом? Словно мы - мазохисты, а врачи - садисты-извращенцы. Но я жду эти дни, я жду именно субботу. Жду, потому что знаю, что в субботу никто не будет следить за мной, медсестры и сиделки будут отдыхать и можно будет утащить ключи от чердака.
С моего первого появления на чердаке прошло 3 месяца, 2 дня, 3 часа и 1 минута.
Я искала место, где можно спрятаться от всего мира, а чердак на мою удачу был открыт. Тогда меня нашла одна из медсестер и чердак стали запирать, надеясь, что я не смогу туда пробраться и оставлю свои попытки. Черта с два! Раз в неделю я утаскиваю ключ и иду туда. Я даже не знаю зачем мне ключ, ведь туда никто не ходит, а дверь открытая однажды останется открытой на долгое время. Но я брала ключ и шла туда.
Тишина. Пылинки в воздухе. Живительная прохлада. Окно, которое не заколочено и его можно открыть. Пение птиц, шелест листьев деревьев. Небо, голубое-голубое. Коробки с каким-то старым хламом, в которых порой можно найти что-то стоящее. И самое главное - одиночество, которого не было там, внизу.
Однажды мое уединение было нарушено.
Одиночество разбилось на миллион осколков, потому что он пришел сюда. Не сломал маленький идеальный мирок, созданный мной, но дополнил его.
Рыжий по имени Квентин. Я увидела его впервые на групповой терапии три месяца назад. А однажды он пришел на чердак.
Безмолвно, словно меня и нет, смотрел куда-то в пустоту, думая о чем-то своем. А я и не возражала.
И так каждую субботу.
Терапия, ключ, чердак.
Терапия, ключ, чердак, молчание.
------
-Расскажи о себе, - доктор Юнгард смотрит на меня, а я удивляюсь, как он похож на пингвина. Потом осматриваю помещение, потолок, стены и лишь после этого, начинаю:
-Привет, - слова застревают в горле, - Меня зовут Роза Юта, мне 15. Моя мать умерла от рака. Мачеха ненавидела меня, а отцу было плевать. И я порезала вены, - демонстративно показываю перевязанные запястья, на одном из них болтается больничный браслет, а затем смотря прямо в глаза Юнгарду, продолжаю, - ...и жаль, что врачи подоспели раньше, чем я сдохла. А потом, меня засунули сюда, словно я какая-то сумасшедшая...
-Спасибо, Роза, этого достаточно.
Замолкаю. Да, сегодня я перестаралась. Лучше бы просто замолчала, спокойнее было бы. Смотрю на мужчину, надеясь, что он превратиться в пингвина на моих глазах, но нет, чуда не происходит. Кто-то рассказывает о себе, а мое сознание уже давно где-то в другом месте. И лишь краем уха слышу монотонную речь, всхлипы и какую-то чушь о неразделенной любви.
Идиотка.
Стрелка на часах двигается медленнее самой медленной улитки, словно нарочно замедляясь с каждым своим ходом. Сколько же мне здесь еще торчать?
Почему все так долго рассказывают о себе? Слишком долго. Встаю и ухожу, игнорируя замечание Юнгарда.
Я не беру ключ, а сразу иду на чердак. Сажусь на свое любимое место, достаю альбом, рисую. Сознание, замутненное лекарствами, отказывается думать о чем-то одном, а руки пытаются запечатлеть все и сразу.
Не сразу замечаю, что Квентин уже здесь. Мельком бросаю на него взгляд и продолжаю рисовать. Из под карандаша появляется что-то, более-менее разборчивое, состоящее из штрихов, черточек и линий, но что это - понять все еще не представляется возможности. Он курит вторую сигарету, как всегда. Потом садится напротив. Сейчас он займется чем-нибудь и мы просидим так до обеда, а потом просто вернемся вниз, каждый в свою палату.
Я слышу шелест страниц, но при этом чувствую взгляд на себе. Его взгляд, внимательный и изучающий.
Отрываюсь от альбома, поднимаю голову и смотрю прямо ему в глаза. Взгляд не отвожу, хотя это ужасно тяжело.
Сдаюсь. Я не умею играть в гляделки, а она, словно смотрит прямо в душу. Аж мурашки по коже.
-Что? - недоумение в моем голосе не услышит только глухой. Первые слова за прошедшие месяцы, - Тебе что-то нужно?

Отредактировано кармин (15-11-2017 21:36:11)

+5

116

Форум: 23 Jump Street
Текст заявки:
Ezra Miller, 25 лет. И.О. на ваше усмотрение.
заявка на форуме
До настоящего времени я понятия не имел о том, что где-то на просторах этой вселенной у меня есть брат, да еще и близнец. Ты рос в приемной семье и вероятно понятия не имел о том, что родители тебе не родные; я - с нашей бабушкой по линии матери, потому что сама мать в принципе не собиралась заниматься своими детьми, ей не было это интересно. Меня также должны были усыновить, как и тебя, вот только наша бабуля успела подсуетиться по этому поводу и поэтому я остался рядом с ней, чему бесконечно радуюсь по сей день.
Скорее всего, ты вырос в богатой и интеллигентной семье, в отличие от меня, а может я и ошибаюсь. В плане характера также не могу утверждать наверняка, буду рад видеть как полную противоположность мне, так и максимальное сходство, я оставлю этот момент на твое усмотрение. Род деятельности, ориентация, извращения и прочую ерунду - все оставляю исключительно на твое усмотрение, но лучше все равно расскажи о своих планах заранее.
Что могу рассказать о себе? Я кретин, придурок и иже с ними. Вор, но все еще не в законе (пока что), в совершенстве владею родным испанским (да-да, мы наполовину мексиканцы, вот только вряд ли ты знал об этом, до знакомства со мной). Работаю в магазине комиксов, неразборчив в связях и люблю исключительно себя, хотя и готов полюбить тебя всей своей разгоряченной и широкой душой, обещаю.
По приходу расскажу все гораздо подробнее, продемонстрирую свою анкету и пример поста, кстати последнего жду и от тебя. Посты пишу от первого лица, от 8к и до бесконечности, но обычно пишу 8-15к. Игрой обеспечу, но напомню о том, что мой братец должен быть вполне самостоятельной ячейкой общества и не зависеть от меня во всех аспектах. На этом вроде бы все, надеюсь - ты придешь, дорогой мой. Буду ждать.
Ваш персонаж:
Все тот же Эзра Миллер, наполовину мексиканец, по призванию вор, по профессии - работник комикс-шопа.
Самовлюбленный парнишка, за словом в карман не лезет, речь слишком пресыщена словами и выражениями на испанском, за друзей пойдет в гору и не только, в общем - сказочный идиот, но красивенький.
Пример вашего поста:

Пример поста

user_644 02:09:03
С чего меня должно было это отпугнуть? Или ты хочешь сказать, что мне стоит тебя бояться, amigo?
Здесь я впервые, впрочем, какая разница. Ты ведь уже заметил, что я даже не пытался использовать свою фантазию, чтобы придумать себе ник. Не думаю, что задержусь надолго.
Как меня называть? Хм, буду мистером N, как обычно пишут в романах, где у авторов нет фантазии.

Этот разговор становится все интереснее и интереснее, что несомненно интригует. Еще одна затяжка, ощущаю как дым проходит по горлу, чтобы после опуститься в легкие и осесть там неведомо каким слоем, среди той дряни, что уже успела там скопиться за годы моей жизни и конкретно - за те годы, в которые я курю. Помню, как впервые попробовал закурить лет в десять, примерно, после чего еще долго плевался и заверял самого себя, что в жизни больше не притронусь к этой дряни, от чего мои сверстники, которые уже тогда весьма активно смолили (жизнь детишек в гетто она такая, да), посмеивались надо мной и предлагали попробовать выкурить хотя бы еще одну никотиновую дрянь, но я был непреклонен аж до шестнадцати лет. Не помню, почему именно решил изменить принятое когда-то давно решение, но как итог - курю я уже почти девять лет, причем меня можно назвать именно курильщиком, но меня это не напрягает. Я живу, как хочу. И именно сейчас, конкретно в этот период жизни, меня устраивает такое положение дел. К тому же я все равно не уверен, что проживу долгую и счастливую жизнь, поэтому вряд ли меня успеют убить именно сигареты. Не на того напали, как говорится.
- Qué tipo de fruta eres,* мистер N? - вновь улыбка больше похожая на оскал, пока я перечитываю последнее входящее сообщение и следом откидываюсь на спинку стула, размышляя над достойным ответом. Стоит ли ему меня бояться? Не исключено, хотя еще неизвестно, кто из нас может быть страшнее. А еще он тоже здесь впервые... Этот факт будоражит интерес, заставляет и без того горячую кровь вскипать, словно меня поместили на раскаленные угли и попросту не оставили выбора. Кажется, мне нравится этот некий мистер N, вопрос лишь в том, чем может завершиться наше сегодняшнее общение. Каким будет этот исход?
Всего лишь пара сообщений до конца переписки? Не буду отсекать такой рассказ, но намеренно отпугивать собеседника я все же не планирую.
Мы просидим здесь всю ночь до утра? Сомневаюсь, ведь бессонницей мучаюсь здесь исключительно я, но не стоит отсекать вариант, что этот парень также пока не собирается отправляться в объятия Морфея. Вдруг он редкостная сова или привык работать исключительно в ночные смены, поэтому и отсыпается в светлое время суток - я понятия не имею. Я не знаю о нем ничего, кроме того, что он представитель сильной половины человечества (если это конечно не девушка, привыкшая писать о себе в мужском роде); судя по всему, его также привела сюда скука... Вроде все, в остальном - полный ноль и размах для полета уже моей фантазии. Кто ты такой, мистер N? Неоднозначный вопрос, на который я даже не надеюсь получить ответ, от чего становится только интереснее...
- Ну, посмотрим, - пальцы легко скользят по клавиатуре, выбивая из клавиш отзвук легких щелчков, прекрасно гармонирующих с остальными ночными звуками. Сигарета дымится между пальцами и я периодически бросаю взгляд на нее, чтобы пепел не рухнул на пальцы и следом на ноутбук, но до катастрофы еще слишком далеко, поэтому допечатав, я успеваю сделать еще одну затяжку и лишь после этого потянуться к пепельнице, не сводя глаз с экрана ноутбука.
Ты идиот, Рами.
Я в курсе, но что поделаешь. Уж какой есть, меня не изменить.


Если бы тогда, в ту первую ночь я знал заранее, что наша переписка будет постоянно поддерживаться на протяжении целого месяца, я бы ни за что в это не поверил, ведь все начиналось с легких ноток агрессии, а теперь мы общаемся вполне себе неплохо и даже рассказываем друг другу кое-что из своих жизней. Да, немного, но это ведь лучше, чем ничего.
Что я успел узнать об этом мистере N? Ну, ладно, имени его я все еще не знаю, но это и не столь важно. Кажется он говорил о том, что женат и владеет автосалоном, из чего я смог сделать вывод, что ему явно не меньше двадцати... допустим, семи лет, но вообще я почти уверен в том, что этот парень чуть старше тридцати и его вполне можно называть мужчиной, но пока что язык не поворачивается, увы. Будет очень смешно, если этот вывод все же окажется ошибочным, но пока что именно такой портрет рисуется в этом человеке. Почему-то мне кажется, что он высокий, может примерно такой же как я или даже чуть выше, но это не столь важно. Непременно брюнет, потому что я попросту не могу представить его с иным цветом волос, просто не укладывается в голове. Его голос должен быть низким, с некими нотками хрипотцы, ведь он курит, однажды он упомянул этот факт из своей жизни. Еще он упоминал о том, что его жена редкостная тварь, но именно этот факт из жизни моего нового друга никак не мог повлиять на общее представление. Правда теперь мне очень интересно, почему он все еще с ней и что его может удерживать. Все-таки любит? Едва ли, я помню, как именно он описывал эту девушку и мне не кажется, что в его описании хоть где-нибудь проскакивала любовь, скорее просто привязанность и та - весьма хрупкая. Здесь что-то иное... Деньги? Возможно ребенок или даже дети? Не знаю, да и меня это не особо волнует. Как говорится - не лезь не в свое дело. Да и не слишком я люблю вникать в чужие проблемы, у меня и своих хватает в этой жизни.
Тем не менее, не смотря на то, что я старался не вникать в историю жизни мистера N, определенную привязанность к этому человеку я все же испытывал. Ведь как иначе объяснить тот факт, что по приходу домой, я всегда включал ноутбук и тут же заходил в чат, чтобы не пропустить момент, когда мужчина появится в сети и напишет мне очередное приветствие. Да-да, я сначала врубал компьютер, а уже после шел переодеваться, на кухню, пообщаться с бабулей и заниматься привычными делами. Наверное, мне стоило задуматься еще тогда, чем все это может закончиться, но я этого не сделал. И именно поэтому, в один прекрасный (или все же ужасный, я еще не решил) момент, я согласился на то, чтобы встретиться с мистером N в центре Филадельфии, в одной из неприметных кофеен, где можно занять столик в углу и остаться максимально незамеченным. Почему я не задумался? Да понятия не имею. Наверное, мне было просто все равно. Иногда я веду себя как редкостный дурак, но поздно пить боржоми, когда почки уже отвалились к ебеням.
После работы забегаю домой лишь для того, чтобы переодеться. Ничего сверхъестественного - темная, почти черная рубашка и не менее темные джинсы, в купе с высокими конверсами. Не вижу смысла наряжаться или пытаться выглядеть лучше, чем обычно, в конце концов, я ведь не на свидание иду, так что мне глубоко похуй на то, как я выгляжу.
Поцеловав на прощание бабулю и заранее сообщив ей о том, что возможно буду поздно, но прихватил с собой связку ключей, наконец вылетаю из дома и бодрым шагом направляюсь на остановку, где автобус необходимого мне маршрута подбирает меня меньше, чем через минуту и мне даже удалось занять сидячее место - это ли не удача, господа? Всю дорогу спокойно слушаю музыку, уставившись за окно и даже не пытаясь смотреть на время, я все равно приеду раньше назначенного и даже успею покурить, потому что наверняка в этой дурацкой кофейне не предусмотрены вытяжки и уж тем более, там нет пепельниц, а значит мне необходимо накуриться вдоволь еще до того, как я попаду в помещение и закажу себе стаканчик кофе.
У входа в кофейню оказываюсь примерно за пятнадцать минут до назначенного времени и спокойно сворачиваю в подворотню, где прислоняюсь к максимально чистому участку стены спиной и наконец закуриваю. Я не испытываю волнения, не чувствую себя неловко, не испытываю никакого страха. Не понравлюсь мистеру N в реальной жизни? Да и флаг ему в чайку, я не претендую. Он не понравится мне? Ну, что же, он не знает моего имени, контактных данных и где я живу - значит шансы исчезнуть навсегда более чем высоки. Я совершенно ничего не потеряю, если исход этой встречи окажется отрицательным, а значит - похуй, пляшем. Иначе мое имя точно не Рамиро Гонсалес, в конце то концов.
- Добрый вечер. Меня здесь ждет мистер N, думаю, у нас был заказан столик, - официант приветливо улыбается мне и сообщает о том, что мой спутник уже прибыл и я пытаюсь оглядеть зал в поисках человека, образ которого на протяжении целого месяца пытался выстроить в своей голове, но не нахожу никого похожего. То ли от того, что мои представления все же оказались неверными, то ли от того, что в зале в принципе довольно много народа, а еще я не вижу всех его укромных уголков. Не знаю, вариантов много, но когда официант подводит меня к столику, за которым сидит мужчина-блондин, я лишь хочу невесело усмехнуться и устроить собственной фантазии взбучку. Не могу сказать, что этот мистер N слишком уж кардинально отличается от созданного ранее образа, но все же... Реальность всегда непредсказуема. Благо, он не выглядит как на всю голову отбитый урод - это радует.
- Привет, - чуть улыбаюсь, глядя на мужчину сверху вниз, после чего усаживаюсь напротив и только сейчас осознаю, что он наверняка выше меня, причем далеко не на пару сантиметров, но это мелочи жизни, - Пожалуй, я представлял тебя немного не таким. Наверное, это не самое лучшее начало разговора для первой встречи, но мне, если честно, просто безумно смешно. И да, я Рами, - протягиваю правую руку вперед для рукопожатия и чуть прищурившись, смотрю прямо в светлые глаза напротив. Не знаю почему, но мне кажется, что мистер N - та еще темная лошадка. Ну... Настало время выйти за границы социальной сети, которая так успешно затянула нас в свои сети и узнать друг друга поближе. Лишь бы этот опыт не оказался для меня слишком плачевным, ведь в реальности может произойти все, что угодно, но от этого действительно становится только интереснее. Кто же ты? Расскажи мне. Я слишком сильно хочу узнать тебя поближе, даже если мы больше никогда не встретимся. По крайней мере - не в этой жизни.


Qué tipo de fruta eres - Что ты за фрукт

0

117

обсуждаем-с

Текст заявки: доброго времени. ищу партнера в пару м+м. сейчас есть две околоидеи.

я больше тебе не враг
мы служили вместе, но никогда не были друзьями, ты считал меня слишком слабым, считал, что из-за меня мы все подохнем, я же в ответ думал о тебе, что ты тупица и животное.
или может быть, все было совершенно иначе? может быть, на войне мы оказались по разную сторону баррикад? может быть для того чтобы выжить нам обоим приходилось переступать через себя? делать ужасные вещи. причинять боль. изо дня в день.
но война закончилась, и мы оба остались у разбитого корыта. война забрала у нас все, она забрала у нас самих себя. и теперь мы вынуждены жить с призраками прошлого, с монстрами в голове.
когда жизнь вновь нас сталкивает лицом к лицу, становится на удивление проще. потому что в том больном мире в котором мы оба теперь живем, куда проще вдвоем. мы никогда не сможем залечить раны друг друга, никогда не вернемся к мирной жизни, навсегда погрязнув войне и её отголосках. и все же боль разделенная на двоих чуточку меньше, поэтому мы продолжаем держаться вместе.
вдохновленно: по соображениям совести, несломленный, ярость, цинковые мальчики.

замороженными пальцами в отсутствие горячей воды
заторможенными мыслями в отсутствии конечно тебя

мы были детьми. ты был моим лучшим другом. и вместе мы пережили множество прекрасных моментов, хотя по итогу все это перечеркнул тот ужасный случай произошедший с нами (жертвы стрельбы в школе, похищения, насилья и ect.).
мы не виделись много лет. родители сочли что после произошедшего смена обстановки не будет лишней, на самом же деле больше всего мы нуждались друг в друге, но именно это у нас отобрали.
в отсутствии друг друга, мы оба не стали лучше. ты ожесточился, я начал употреблять. жизнь пошла под откос. мы запутались. но мы оба хотим выпутаться. вернуть все на свои места. для этого нужно вернуться туда где все началось. вновь обрести друг друга. что возможно не лучшая идея.
вдохновленно: загадочная кожа, мгновения жизни, оно, четыре сезона: тело.

p.s.: внешности подберем вместе исходя из выбранной истории.
2 p.s.: мне невозможно хочется писать с маленькой буквы, временами вот так вот р а з д е л я я слова по буквам, с птицей тройкой, но не всегда в привычном смысле и еще мне нравится писать от второго лица, но  я готов писать так как будет комфортнее и привычнее партнеру.
пишу в районе 5000 символов, но когда сыгрываюсь с партнером и начинаю понимать как он пишет, подстраиваюсь, зачастую начиная писать куда больше (да-да люблю воду и простыни, упоминание пролетающего осеннего листика за окном, и того какая звезда упала с неба в день когда выпал первый молочный зуб). и совершенно определенно спидпостинг я не тяну сейчас, не могу в посты в пару строк.
я не играл нормально уже около полугода, и сейчас мне очень хочется плотно взяться за игру, я не против задержек и всегда с пониманием отношусь к реальным делам, но я не готов к месячному кормлению завтраками, просто потому что, скорее всего, таким образом, перегорю и к партнеру и к игре.
к слову о «перегорании», мне очень важно общение вне игры (не на темы реала), обсуждение персонажей, их истории и того как она будет развиваться. я так же люблю слать всякие песни и картинки связанные с игрой и зависать в фш на предмет совместной графики.
неадекватные требования номер раз. наверное, впервые мне хочется, чтобы это была игра без распыления, для двоих, я не против игры на других ролевых или в альтернативе, но основную ветку вижу пока только вдвоем.
неадекватные требования номер два. я ищу того кто давно преодолел пубертатный период, того для кого игра в паре это не только отыгрыши секса, поцелуев, обнимашек и прочего. иначе мы с вами не сыграемся. возможно меня хватит на один эпизод, но в начале, середине или по окончанию второго такого я просто сольюсь куда-нибудь. меня на самом деле утомляет играть сексуальные сцены, тем более на постоянной основе без разбавления другими эмоциями и ситуациями.
неадекватные требования номер три. я очень жду того,  кто не будет романтизировать войну, героиновую зависимость и прочее. того кто готов отыграть темную сторону всего этого, то о чем обычно не принято говорить. не героизм и отвагу, а страх и желание спасти свою шкуру. не взрывающиеся мириады звезд под кожей, а кровь и дерьмо.
я хочу действительно темную историю, без долго и счастливо.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ночь была в прямом смысле жаркой. Взвод Барнса подняли по тревоге после того как загорелся склад с горючим. Пожар не могли ликвидировать почти шесть часов, хоть песка здесь было предостаточно, тушить пожар под обстрелом не самая легкая задача, так что солнце уже поднялось из-за горизонта, когда им удалось со всем справиться.  Бьюкенен был выжат как половая тряпка, радовало его лишь то, что удалось обойтись малыми потерями как человеческими, так и среди запасов, вертушка должна была прилететь еще не скоро, и остаться без горючего было бы большой потерей.
После всего этого Баки одолевали лишь два желания. Хоть немного поспать и умыться. Запах пота, дыма и гари, тот еще цветочный букет. Барнсу казалось, что за эту ночь, он пропитался им просто насквозь.  И теперь понадобится немало усилий, чтобы от него избавится. Хотя в условиях, где вода являлась практически чудом света и ценилась куда больше чем все сокровища мира, её расход строго контролировался и был чудовищно мал, это вообще не представлялось возможным.  Но это армия, а не университет «Лиги плюща». Хотелось спокойной и комфортной жизни? Тогда стоило остаться дома, коль оказался здесь, не тебе было выбирать. Те, кто не мог этого перенести и принять как данность, так или иначе, уходили. По своей воле или по воле шальной пули врага.
Баки же если и не легко это переносил, то во всяком случае без боли. Порой ему хотелось комфорта, кому не хотелось? Но по большому счёту это было лишь желание оставаться человеком, цивилизованным. Но постепенно и это гасло, с каждым разом ему требовалось все меньше,  ему уже не нужен был галлон воды и мягкая постель, ведь мокрое полотенце и кусок земли в тени  уже возведены в ранг предела мечты. Хорошо если и это будет, ведь чаще всего и этого не было и проблема даже не вместе, а во времени. На войне не было выходных и перерывов. Здесь ты должен быть готов 24/7 и по возможности функционировать. Поэтому когда Бьюкенена в очередной раз поднимают и рапортуют о новом задании, он не жалуется, он привык. Вопрос лишь в том был ли у него выбор. На «гражданке» Баки все это казалось куда более романтичным. Они едут даровать свободу, творить справедливость. Он в это верил. Так ему говорили. И цена свободы и справедливости не может быть маленькой, если бы это было так, стоила бы она борьбы?
Но лишние фантазии исчезают сразу же, как только первая пуля натыкается на человека. Этого ему уже не забыть, характерный мокрый шлепок который при этом слышится, остается в памяти навсегда, этот звук ни с чем не спутать. Баки не был к этому готов, не был готов стрелять в человека, он еще из мирной жизни, из мира. Постепенно от прежнего Барнса ничего не остается, только имя. В смерти больше нет тайны. Он уже не пугается при виде убитого, а спокойно или с досадой думает, как будет стаскивать его со скалы или тянуть по жаре на себе несколько километров. Большинство действий проходит по инерции: бежать, тащить, стрелять и по возможности не запоминать все это, ведь те жалкие мгновения, что остаются на сон, ему хочется провести спокойно, а, не просыпаясь от испуга. Так проходят недели, и все вдруг становится обычным. И даже обостренное, волнующее чувство «не меня» при виде убитых  не кажется чем-то неправильным. Просто потому что здесь нет времени много думать и рассуждать, копаться в себе, это как ненужная функция, которая порой мешает быстро бегать и метко стрелять. Думать, доверяется одному человеку – командиру, все остальные исполняют приказы, иначе ничего хорошего не выйдет.
Сейчас приказом Барнса было помочь вытащить из под огня гражданских. Это случалось довольно часто, но каждый раз словно был первым, просто потому что к этому невозможно было привыкнуть. Цель обнаруживается легко, но подобраться кажется невозможным. Баки приходится ползком на животе преодолевать это расстояние, одежда набивается песком, да и рот уже им полон. Но нужно двигаться дальше, отстреливаясь, переползая от камня к камню. Пока, наконец, не оказывается у цели. И кажется, полдела уже сделано, пока не возникают непредвиденные обстоятельства. Кажется гражданским, не слишком нужна помощь? По крайне мере один из них рвется в пекло, вырываясь из рук военврача, видимо контуженный.
– Вам помощь не нужна? Лагерь в другой стороне. – Крепко сжимая автомат и озираясь по сторонам, произносит Бьюкенен. – Нужно выбираться отсюда, пока тут не стало совсем жарко.

Отредактировано монопенисуально (14-11-2017 21:08:07)

+1

118

Текст заявки:
Ищу партнера для игры с давно засевшим в голове сюжетом.
Мой персонаж - мужчина, 36 лет, практикующий адвокат. Разведен. Причина развода - измена супруги. В связи с этим легкий налет депрессивности и недоверие к представительницам прекрасного пола.
Нужный мне персонаж - женщина, 29-32 лет. Профессия подлежит обсуждению, но заработки не слишком большие. Имеет дочь 5-7 лет (обговариваемо). Мать-одиночка (бывший бросил ее беременную).
Повод для встречи - обращение героини к моему персонажу по какому-нибудь юридическому вопросу (обсудим). Помогая ей, он постепенно к ней привяжется. Преодоление общих проблем, прорыв сквозь недоверие. Наличие ребенка у женского персонажа принципиально, ибо хочу раскрыть своего персонажа через отношение к женщине с ребенком. Если заинтересовал данный набросок сюжета, потенциальному партнеру нужно знать три вещи:
1. У меня сложились в голове образы персонажей, в том числе внешности. За последние буду стоять до конца. Ничего страшного, в принципе. Внешности далеко не популярные, но весьма симпатичные.
2. Я довольно вредный в плане поиска форума для реализации идеи.
3. Попрошу пример поста, чтобы удостовериться, что мы подходим друг другу. Пример моего, как это водится, ниже.
Если кто-то заинтересуется, прошу в лс. Я бываю на ЛИЛе каждый день. С предложениями в стиле "вот вы приходите к нам на (название форума), а второго персонажа мы вам найдем через нужных" просьба не беспокоить.
Пример вашего поста:

Пример поста

Пара медленных глотков холодной воды, чтобы освежить горло после двух длинных насыщенных правовыми нормами и литературными эпитетами речей и долгих перекрестных допросов. Как это было всегда, независимо от сложности судебного процесса, в ожидании выхода судьи в зал для оглашения решения Роберт Бакер пытался проанализировать процесс, думая о том, как была воспринята ключевыми участниками этого действа его речь. Адвокат закрывает глаза и делает глубокий вдох. Он не нервничает, это вредно для работы. Напротив, Бакер спокоен и невозмутим, несмотря на накал страстей в зале суда. Просто в этот короткий момент передышки захотелось хотя бы на миг отрешиться от реальности, в которой он отвечал за судьбу клиента, брошенную на откуп правосудия.
- Прошу всех встать. Суд идет.
Это была разгромная победа защиты и полный провал обвинения. Важнейшие доказательства, положенные в основу обвинения, были признаны недопустимыми, а оставшихся, по оценке суда, было недостаточно для вынесения обвинительного вердикта. Подсудимый признан невиновным по всем пунктам и подлежащим немедленному освобождению из-под стражи.
- А ты хорош, адвокат, - усмехнулся клиент, что, покидая зал суда, похлопал адвоката по плечу, на что Роберт ответил лишь едва заметным кивком.
Бакер провожал взглядом людей, выходящих из зала. Молодого обвинителя, которому, судя по всему, впервые дали серьезное дело, шедшего с видом побитой собаки. Буквально вылетающих из зала сотрудников полиции. Журналистов, что спешили догнать теперь уже бывшего подсудимого, чтобы взять у него интервью. Простых зевак, что пришли поглазеть на процесс, пользуясь принципами гласности и открытости правосудия. Испытывал ли адвокат, выходящий из зала в последних рядах, угрызения совести за то, что сейчас его стараниями из-за глупейших ошибок в процессуальных документах, на которые без него, может быть, никто и внимания бы не обратил, явно виновного человека отпускали на свободу? Нет. Он сделал свою работу и сделал качественно. И работа его, вопреки мнению большинства, заключалась не в том, чтобы отмазать виновного от заслуженного наказания. Целью его деятельности было недопущение нарушений прав человека, интересы которого он представлял, и не важно, что это за человек – одинокая мать, которую лишают родительских прав из-за ложного обвинения, или опасный преступник. В какой-то степени он являлся силой, сдерживающей государственную машину. Он указывал детективам и прокурорам на их ошибки, и, быть может, в следующий раз, вспоминая об этом деле, сотрудник правоохранительных органов будет более внимателен к вносимым в протокол записям, ведь из-за глупой описки может не только выйти на свободу виновный человек, но и пострадать невиновный.
Роберт шел по коридору абсолютно спокойно, а на него смотрели, как на победителя. Кто-то чуть ли  не с ненавистью, кто-то с одобрением. А он чувствовал, пусть смешанное с усталостью, но все же облегчение человека, качественно сделавшего свою работу. А еще думал о том, что обязательно расскажет об этом деле студентам на одной из своих будущих лекций в Кембридже. Будущим юристам полезно прививать внимание к мелким деталям.
От мыслей его отвлекла женщина, спешащая к нему. Едва ее заметив, Бакер отметил признаки агрессии. Адвокат помнил ее. Она была на том заседании в числе сотрудников полиции, что вели дело.
- Хорошо, наверное, когда работа кроется в поиске пропущенной запятой,- выпалила она, приблизившись к мужчине.
И ведь не скажешь, что брошенная со злобой фраза была несправедливой. Да. Роберт Бакер просматривал каждую букву, каждую запятую в документах, с которыми работал. Это было одним из тех качеств, что делали его хорошим юристом. Во время учебы в Кембридже он хорошо запомнил рассказ преподавателя на курсе договорного права о контракте, фактически озолотившем американскую корпорацию Microsoft. Из-за мелкой ошибки юриста компании IBM, производящей компьютеры, на которую при подписании контракта, не обратил внимания директор компании, IBM взяла на себя обязательство использовать исключительно программное обеспечение Microsoft.
- Дорогие костюмчики явно окупает, - продолжала фыркать женщина.
Роберт сохранял спокойствие. В своей работе он привык к нападкам и угрозам. К тому же, давно усвоил, что женщины – создания куда более эмоциональные и склонные к выяснению отношений.
- Леди, я могу вам чем-то помочь? – почти доброжелательно ответил он.

+1

119

Текст заявки:
Я тот самый упырь, который вслед за ОНО за одну ночь посмотрел Очень странные дела. Я тот самый большой извращенец, который дорос до возраста, когда можно начать играть детьми. Я тот самый идиот, который смог слепить из Майка и Ричи одного персонажа. Кстати, если Вы мой близнец, то моё видение МайкаРичи можно посмотреть в посте. Если понравится, то я вышлю ссыль на форум. Р — реклама. Но сейчас не об этом, я просто отступил оступился от темы.
В общем, играя ребёнком, я понял, чего мне не хватает. Мне не хватает игры за взрослого персонажа. Я хочу отыграть мужчину в возрастном диапазоне от 36 до 45 лет. Хотел бы написать, что всё зависит от нас двоих, но хер бы всем. Большой и толстый. Я хочу отыграть образом Джейка Джилленхола из фильма Пленницы. Что-то эдакое мрачное, грязное. Коп. Удручённый своей поганой жизнью. Одинокий, может, разведённый. Может, вдовец. Есть ребёнок, которого отобрали. Хотя, не обязательно коп. Но что-то вот такое эмоционально тяжёлое. Я не знаю, где мы найдём Джека свободным, но хотелось бы именно его, хотя есть ещё варианты внешности. Кстати, если что, то можем пойти на кросс, но тут уже договоримся.
Ничего не понятно? Да мне тоже. Есть прозрачный образ в голове, его ещё нужно дособрать.
Кого я вижу рядом с ним? Либо того, кто вытащит из задницы. Либо того, кто втянет в неё ещё глубже. Где совсем тесно и жутко воняет. Это может быть молодой человек, а может быть и взрослый мужчина. Да, я забыл: тут м + м. Бабища тут нужна с железными яйцами, а я пока не готов к конкуренции. В общем, тут я жду Ваших предложений.
Что мне нужно? Любой Ваш пост мне в ЛС и некое видение ситуации. Ну, что цепляет? Чего бы Вам хотелось? Я описал два типа развития ситуации. Выбираем, предлагаем своё.
Очень буду рад личной связи, чтобы всё обговорить. Буду очень за общение вне форума, но по поводу игры. Люблю устраивать прожарку, не против Вашей инициативы. Ждём-с.
Пример вашего поста:

Пример поста: мат, депрессия и смерть головного мозга

Часы медленно отбивают ритм моей утекающей жизни. Так медленно, как будто я уже попал в ад: мои мучения начались  заранее. Хороший тренинг, я оценил. Почему я не болтаю со своими друзьями? Которые копошатся за спиной, обсуждая что-то интересное, новенькое. А мне не до этого. У меня ведь взрослые проблемы. Куда пойти работать, когда тебе даже нет шестнадцати. Как заставить сестру прекратить разбрасывать нижнее бельё по всей комнате. Как в следующий раз увернуться от кулака отца, чтобы не сидеть всю ночь, прижавшись лицом к холодильнику. Иногда мне кажется, что эти вопросы - самые сложные в мире. Что никто не знает на них ответов. И ведь реально, мне не у кого спросить. Не к кому обратиться. Пацаны не знают, у них другая жизнь. У них полноценная семья и нет разбитого дома, похожего на проходной двор. Хотелось бы и мне хоть капельку глотнуть такой жизни. По-настоящему. Не просто жить на полу, в спальнике. Не просто благодарить чужих родителей за то, что приютили, как сироту. А поверить в сказку, которая бывает у других детей.
Звенит долгожданный звонок. Я обречённо выдыхаю, закидывая в рваный рюкзак тетрадь и ручку, которую нашёл на полу в классе. Внутри стрекочет что-то гадкое, противное. Я вспоминаю про своего брата, Элмо. Он так давно уехал из Сакраменто, что я совсем позабыл, как он выглядит. Его лицо в моём воображении окутано туманом. Иногда он мне снится. Я бегу, протягиваю дрожащие руки, но не могу ухватиться. Не могу остановить и вернуть обратно. Так хочется поделить тем, что назрело в груди. Что-то высасывает из меня воздух, пожирает внутренности, опустошает. Исчезла моя жизнерадостность. Тухнет в глазах прежний огонёк. Многое стало безразлично, потому что не хватает сил. И я сам себя перестал понимать. Кажется, я опускаю руки. Перестаю бороться. И мне не к кому обратиться за помощью. И особенно сильно мне не хочется возвращаться домой.
- Майкл.
Знакомый шепелявый голос вырывает меня из мечтательной дремоты. Дёргаюсь на месте, сжимая пальцами край рюкзака. Если бы разжал пальцы, то он бы с шумом опрокинулся на пол. Злобно хмурю брови, но когда фокусирую взгляд на силуэтах, но замечаю своих друзей. Кучка идиотов, которая постоянно суёт коллективный нос не в своё дело. Как же раньше было весело вместе проводить время. Столько всего нового для себя открывали. А сейчас... Я сам себя дискpeдитирую.
- Ты идёшь с нами?
Спрашивает один из парней. А я ведь даже прослушал то, что они обсуждали. Скорее всего, поход в кино. Или в парк аттракционов. Или залезть в какой-нибудь старый, заброшенный дом, чтобы покопаться в чужих вещах. Такое занятие мы любим. Многое можно узнать о прежних постояльцах. Даже тогда, когда половина имущества сгорела. Вещи многое говорят о людях. Своими свойствами, которые они приобрели за время существования в человеческих руках, вещи показывают стороны личности. Индивидуальные особенности. Интересно, что бы могли сказать мои вещи. Надеюсь, что они расскажут о том, что я страдаю. О том, что мне нужна помощь взрослых. Которую я, конечно, не приму. Но буду крайне удовлетворен получить хотя бы предложение. И именно не насильственное, а человечное, от души.
- Конечно, о чём вообще вопрос, - бесцеремонно фыркаю я со знанием дела. Но я ведь знаю своих друзей. Они не смогут придумать что-то безумное без меня. Рюкзак я закидываю к себе на спину, пропуская парней вперёд. Сам ещё телюсь рядом с партой.  Если я не вернусь домой после школы, то мне явно будет хорошо. Но если я вернусь домой поздно, что вполне вероятно, то этому будет не рад мой отец. Дилемма, которую невозможно разрешить даже опытным путём.
В коридорах школы всегда шумно. В начале года всегда много старшеклассников. Мечтаю оказаться на их месте. Чтобы также свободно можно было со всеми задираться. Стать капитаном футбольной команды. Нормально общаться с девчонками. Иногда кажется, что у меня никогда не будет выпускного класса. За всё хорошее я навсегда останусь в пятнадцати годах. Просто мурашки по спине. Мои мысли стали настолько пессимистическими, что хочется влупить себе пощёчину. Правда, аж тошно.
Плетусь за спинами своих друзей. И они знают, что меня лишний раз лучше не трогать. Если получится пробраться к игровым автоматам в казино, хотя бы просто посмотреть за тем, как взрослые играют. То моё настроение тут же измениться. Просто мне нужно подкинуть дров в топку, огонь сделает своё дело. Я быстро отвлекаюсь. И это помогает. Хотя бы не сбегать из дома навсегда, потому что идти-то некуда.
Сентябрь выдался тёплым. Можно ходить в расстёгнутой олимпийке, в драных кроссовках и затёртых джинсах. Двери школы открываются. В лицо уже подул свежий ветер. И это уже отвлекло меня от мрачных мыслей. Я хотел что-то пошутить, чтобы подать сигнал: всё, теперь я голов к общению. Как врезаюсь в чью-то спину. Кажется, это был Шон. Тот малявка, у которого во рту постоянно каша. Такое ощущение, что зубов у него вообще нет.
- Какого чёрта, Шон! - возмущаюсь я, потирая нос ладонью. Но никто не обращает на меня внимания. Тогда насупил нос и растолкал всех четверых, чтобы посмотреть, что же такое стало для них преградой. И то, что я увидел, показалось мне сном. Сердце замирает в груди, а дыхание прекращается. Я увидел Элмо. Он стоял чуть в стороне. Мы встретились взглядами сразу, потому что он ждал явно меня. Кого же ещё. Хотя, он может всё. Завёл себе какую-нибудь школьницу, развлекается там с ней: - Подождите меня, ладно? Я на секунду.
Парней пришлось оставить. Ноги сами несут меня вниз по ступенькам. Губы дрогнули в улыбке, а в глазах слезами радости накопилась вся внутренняя печаль. Честное слово, я готов был помчаться к нему навстречу. Обхватить его в крепкие объятия и промямлить куда-нибудь в плечо такое ласковое «братик». Но хер всем. Настроение моё меняется буквально за секунду. Я замедляю шаг, засовываю руки в карманы застиранной олимпийки. Весь мой жар куда-то испаряется, как будто сдувается осенним ветром. Буквально подкатываю к Элмо. Типа шёл мимо, но почему-то остановился. Молча стою напротив, глядя снизу вверх. Пальцы в карманах дрогнули, но я сжал ладони в кулаки. Нет, я не дам волю этим чувствам. Дую губы, соплю носом. И просто нахально жду, когда он поздоровается первым. Не знаю, зачем это делаю. Мне ведь всё равно. Мне ведь плевать. Я уже не ждал. Да. Думал, что начну самостоятельную жизнь сам. Принял решение о том, что полагаться мне уже не на кого. Ага. Да. Всё именно так. Самому же себе я не стану врать.

Отредактировано потерян и не найден (15-11-2017 11:37:21)

+2

120

Свернутый текст

Текст заявки:
йооо, кисы, я тут просто в срочном порядке ищу такого же отбитого на голову соигрока, с которым нам будет интересно играть (нужно подчеркнуть это слово; я люблю флуд и внеролевое общение, но играть я тоже хочу, кек) слэш.
наркоманов, душевнобольных, извращенцев, просто чуваков со своими тараканами. юмор, трэш, угар, абьюз, драма. классно, если ты с минимум различных табу, касаемо персонажей, внешностей и сюжетов (крч, нужен универсальный ролевик, вот, я люблю делать грязь).
бегите ко мне в личку сразу с примером поста (СРАЗУ, ЧУВАКИ, чтобы не тратить ваше и наше время, лiл). мне будет крайне не комфортно играть с человеком, который пишет от первого лица.
хочется, конечно, чтобы у нас хоть немного было сходство по стилю письма, но это не критично. главное, чтобы грамотно, красиво, хлестко.

а, еще. проходите мимо, если вы играете онли на реальчиках (мне совершенно неожиданно может в голову прийти идея потащить вас на какую-нибудь мистику или гп, прости господи).
Пример вашего поста:

Пример поста

ле шабане не выдерживает шестьсот двенадцать месяцев и закрывает свои двери, у кшиштофа вуйцика же теперь всего одна попытка. испорчена нещадно литрами коктейлей - язык попеременно развязан, минутами связан в морской узел и не выдает членораздельных звуков. ммм, - мычит кшиштоф, язычок на горле раздражен и покрывается сыпью. ммм - это тошнота подскочила не вовремя, и бедный польский парень усердно сглатывает. уйди, блять, - просит, - еще не время. в нос игриво бьют резкие кедровые ноты, успокоению не способствует. в отместку затеявшему розово-вишневую революцию желудку, мозг разворачивает свои баталии, путает мысли, путает слова и языки. двадисчё долларов за ораль вместо растлительных речей чосера, цитат алджернона чарльза суинберна. вместо слов «с пылу, с жару» - билет в постель неподступных скромниц (наделе проституток с ценником необоснованно завышенным).

нелегал в постели вуйцика - диковинный экспонат и ответ каждой нуре, каждой пэрис-не-знаю-что-у-нее-чернее-кожа-или-волосы-на-манде, опционально джи вон и со ён. это не выходящий через парадную джордан, киран и пето и даже не: «блять, на одно лицо все, кшиштоф». трофей и, возможно, винтажная vhs с накладными усами в коллекции мануша.

рука в кармане, пальцы на ощупь пробираются глубже, исследуют. смятая пачка лаки страйк и даром не оказавшаяся меж зубов дешевая сигарета, ключи от камаро (в планах будет разбит во вторник) и бинго - два прохладных дюрекса.
для кшиштофа он все еще ноунэйм, но уже очередная завоеванная вершина. маниакальная потребность в чистоте - два контрацептива. отсутствие лубриката не беспокоит. когда еще одна жертва захлебывается собственным смехом, вуйцик знает: это не страшно, солнышко,  мы придумаем что-нибудь, обещаю.
кшиштоф все еще пьян, обходные пути ищет на автомате. на автомате берет чужую машину на стоянке, на автомате рано утром отыскивает разбросанную по чужой (незнакомой) квартире одежду, на автомате ладонью насилует дозатор в общественном туалете, выдавливая в руку жидкое мыло. главное, чтобы густо и пахло жасмином. идеально, если мягко и гипоаллергенно.

ну, - выдавливает вуйцик. сдавленное «ну» от смены позиций. пытливый охотник на пару мгновений загнал хищную польскую тварь в угол. пальцы мнут хлопок, на лице отзывается отсутствующим взглядом и томным выдохом.

знаешь, - почти говорит он.
такие игры, - в планах у кшиштофа откровенничать, - мне тоже нравятся.

насилие или осмотр в аэропорту, арест или пересдача экзамена по физическому воспитанию.
давай, думает, поиграем в вышибалы. ты как раз сойдешь за мяч из школьного инвентаря. такой же маленький и грязный (и почти такой же использованный).

наделе выдает:

ну, недостаточно синий для смурфика.

с пренебрежительной усмешкой косится:

для победителя реалити-шоу для карликов все же достаточно высокий.

может быть, - говорит, - мастер йода, туды знает.

вот только я, - хмыкает, - не люк скайуокер.

боли не чувствует, хлопают картинно и уничижительно, но у вуйцика стягивает внизу живота. неудобно, блять, - тихо стонет, реорганизуя стратегию, прижаться старается как можно теснее, как можно более душно и грязно. распыляет, твою мать, распыляет и кшиштоф, пьяный сын порномагната, взращённый на полях похоти, на грядках анималистичных совокуплений на камеру, теряющий контроль кшиштоф вуйцик уже готов пожертвовать идеальной кожей, лишь бы ловко юркнуть ладонью в трусы господину «отъебись от меня».

ладно, - уступает. все происходит быстро, он не успевает задержать дыхание, фигура же уже плывет прочь, и кшиштоф кричит вслед:

ладно, мучачос.

скулит, перекрикивает музыку:

хочешь быть сверху, так и скажи.

толкает, блять, трущуюся мишель или веронику. викторию или лорел. толкает и пытается вновь привлечь внимание:
[float=left]https://68.media.tumblr.com/03f33c9aad2f42eab762151ee8b3ac27/tumblr_inline_onuce885ID1ub99qu_500.gif[/float]
я позволю тебе меня выебать, глупец, если будешь хорошим мальчиком.
[float=right]https://68.media.tumblr.com/3ec944ee15151e0ad4896d81583bd801/tumblr_inline_onucdpkf1C1ub99qu_500.gif[/float]
резцы соблазнительно царапают язык, на лице застывает улыбка, в кармане два дюрекса все еще не вскрыты, и кшиштоф стоит посреди танцпола, стоит, как вкопанный, среди десятков извивающихся тел и улыбается, улыбается под гогот друзей. заочно ненавидит реплику дали в туалете за то, что не увидит, насколько бездарна подделка, и, собственно, приятелей своих тоже.
хлестко, отрезвляюще, но, вместе с тем, разжигающе интерес. азарт, - думает, - азарт, если позволите, вашу мать.

Ooh, looks like we're alone now
You ain't gotta be scared
We're grown now

I'm a have to floss on you

сигарету цепляют большой и указательный, одним ловким движением отправляя в рот. чирк. искра на пару секунд вырывает лицо из темноты, парализованный отблеском света кшиштоф жадно вдыхает табачный дым. пепел летит на последнюю коллекцию от кристиана лабутена, какая-то бритни не возмущена, бьется в наркотическом экстазе и даже не видит, что тлеющий уголь проел сетку на колготках. впрочем, вуйцику плевать еще больше, вместо скоропалительно брошенных извинений в толпу летит приконченный сигаретный бычок, и кто следующий в очереди на испорченную прическу - не важно. главное, не сводить взгляда с мексиканца. или испанца. или португальца.
останавливаясь же под дверью, входить не спешит, но ручку ее не выпускает, скалясь и: занято, нахуй, пошел в пизду, глупец. себе, впрочем, шепчет, не теряя самоконтроля: досчитать до десяти. после: досчитать до пятидесяти. после: досчитать до ста.
нам, - говорит себе, - требуется тайм аут. ну, чтобы разрешить трудности в отношениях. бесшумно смеется, пока в карман охраннику летит пара смятых бумажек.

следующие полчаса. или час. или полтора.
пока я не выйду, тут занято, понял?

и на совет уйти в чилл-аут весьма понятный и фривольный жест протеста, палец не сломают, пока мануш штампует чеки на покрытие задолженности по кредитной карте.

в следующем помещении почти тихо, к удивлению кшиштофа пахнет не отвратительно и вода в кране журчит почти умиротворяюще. идеальный сюр пазолини разворачивается в сознании, как только в поле зрения вновь попадает макушка ноунейма, едва не слетевшего с катушек.

солнышко, - язык развязно гуляет, сам вуйцик в свободном падении опирается на стену и улыбается ехидно. раковины, декорированные под золото, красные стены и пожелтевшие писуары в расфокусе.

все вокруг в расфокусе и лицо это кшиштоф назавтра даже не вспомнит. насегодня не запечатлеет в памяти, на_сейчас это еще одно размытое пятно, которое, к счастью, вывести не хочется.

кажется, - с томным придыханием продолжает, - мы не договорили.

журит:

мама не учила тебя, что уходить в середине неоконченного разговора весьма невежливо?
лениво отлипает от стены и едва переставляет ноги, кшиштоф все еще переполнен уверенностью в себе, все еще охотится, наваливаясь всем телом на мистера недотрогу, прижимая к тумбочке. руки ищут новую опору, на своем пути сметают вазы с жевательной резинкой, вазы с леденцами и тюбики парфюма (все включено, дамы и господа, все, только расчехлите свои бездонные карманы). пальцы цепко хватаются за края раковины, вуйцик дышит ему в лоб и шепчет соблазнительно, развратно:

ты просто не представляешь, как сильно хочу.

добавляет, грязно облизывая пересохшие губы, вновь и вновь сглатывая горячую слюну:

расплатиться по счетам.

все тяжесть тела центрируется на хилой левой руке, правая в следующее мгновение быстро гуляет по размытому силуэту, кончиками пальцев рисует сбивчивую линию от грудины до паха и хватает ремень.

быстро и неосторожно, но с последующей паузой.

тик-так, мальчик, несколько секунд, чтобы засунуть свою гордость в задницу и упасть на колени перед его, блять, величеством.
несколько секунд на раздумья.

Отредактировано black j. (Вчера 20:52:02)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC