Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 41 страница 60 из 75

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+1

41

Форум: [районы-кварталы]
Текст заявки: мне кажется, нет ничего проще, чем сразу и с порога сказать, что мне нужен папик, с которым я буду спать за деньги. из моей анкеты понятно не все, тем более, как до такого дошло, потому что эта линия родилась из сюжета. тем не менее, расскажу поподробнее: нужен извращенец, в идеале 45+, который будет готов отваливать бабки за то, чтобы делать разные нехорошие вещи с несколько глуповатым мальчиком с района.
извращения могут быть разные, помимо того, что это гей-секс на районе, так еще и какой-нибудь эдакий. кинки мы, конечно, обсудим, я не буду заставлять играть что-то конкретное, но и сам не уверен, что пойду исключительно на все.
однако, хотелось бы какой-нибудь грязи.
не планируются постоянные отношения, это, скорее, грязная и секретная связь для обоих, у вашего персонажа может даже быть семья - это как уж вы захотите дальше его развивать. тем не менее, какая-то определенная зависимость возникнуть между нами может.
деталей могу рассказать много, но часть из них - это уже введение в игру, поэтому мне хотелось бы, чтобы вы были заинтересованы и хотели моего персонажа, который способен удовлетворить так, как нравится, пока хорошо платят. тем не менее, помимо этого, на нашем форуме очень клевые сюжеты, поэтому и сюжет будет двигаться, или рождаться новый. если вам нравится такое - милости прошу или в личку, или сразу в гостевую.
Ваш персонаж: Валька Репей, 20 лет, типичный представитель районной гопоты, вот только есть в нем и что-то мягкое, он виктимен, но пытается казаться грозным, без друзей во многом начинает сомневаться. не очень умен, но некоторые вещи чувствует очень хорошо, потому и догадывается до них быстро.
Пример вашего поста:

Пример поста

http://rayons.rusff.ru/viewtopic.php?id=382#p44734

+1

42

Форум: http://yourphoenix.rusff.ru/
Текст заявки:
http://yourphoenix.rusff.ru/viewtopic.php?id=4#p645692
Внешность: Josh Brolin, Tom Hardy, Chris Hemsworth, Chris Evans *
Возраст: 35-50 **
Профессия: пожарный ***
Я толком не знаю, почему именно ты выбрал стезю пожарного. Может быть пошлее по стопам отца, может быть ты сам всегда хотел спасать чужие жизни, а, например, та же работа хирурга казалась тебе слишком напряжной – ведь куда проще работать мускулами, но ведь это не так важно. Думаю, ты сам мне об этом расскажешь. А может быть будешь хранить тайну. Ведь таинственность тоже добавляет мужчине несколько очков.
Мы познакомились во время фотосессии. Знаешь ведь все эти ежегодные календари, которые делаются на продажу, чтобы вы получили лишнюю копейку, а дамочки сходили с ума смотря на фото мужественных пожарных, истекая слюнями. Так вот, именно мне посчастливилось оказаться по ту сторону объектива, а вот тебе и другим парням не очень. Я люблю свою работу, горжусь ей и обоснованно требую, чтобы все было идеально. Так что пришлось далеко не раз проскользить по пожарному шесту (ты там себе ничего не натер?), простоять в одной позе или чуть ли не взлететь, чтобы меня все устроило. Да-да, можешь смело называть меня демоном, но учти, что я все прекрасно запоминаю.
Как ты понял, у нас с самого начала зародились те отношения, когда ты хочешь свернуть мою светловолосую головку, а я сама никак не могу остановиться, продолжая тебя доставать. Но, как говорится, от любви до ненависти один шаг. Впрочем, все вряд ли произойдет настолько быстро.
Я еще успею завалить и в твой любимый бар, где вы с парнями отдыхаете после тяжелых будней, устроив там пьяные пляски (ну или просто любой переполох), чтобы тебе пришлось утаскивать меня, перекинув через плечо.
А еще я вполне могу оказаться на пожаре, стараясь заснять какие-нибудь наиболее эффектные кадры, завороженная пламенем. Как ни крути, ты и сам знаешь, что огонь умеет завораживать. Будешь опять меня утаскивать?
Несносная, язвительная, проблема с самой лучшей задницей, которую ты видел, - я приму все это как комплименты. Но ведь как же скучно заводить спокойные отношения? О нет, мы вполне может сходить на ужин, прогуляться по городу, а потом смотреть фильм, обжимаясь на диване. Но это лишь сегодня, а завтра будет намного веселее…
А еще тебя может смущать наша разница в возрасте.
P.S. НУ ГДЕ ЖЕ ТЫ???!!! Я бы сказала, что это крик самого настоящего отчаяния, направленный уже, наверное, даже в космос, чтобы хоть там нашлась разумная форма жизни, которой я буду рада. Ну а теперь серьезно…
Требования/пожелания будут чертовски стандартными. Я прошу тебя прийти ко мне не на один день, прошу развивать персонажа не только со мной, потому что я могу иногда оказаться тем еще слоупоком, и тебе может стать скучно (но я буду всеми силами стараться, чтобы это было не так, так что если хочешь, то можешь играть только со мной). Прошу любить его. На самом деле я написала в заявке не так уж много, так что этот герой как открытая книга, в которой можно написать о чем угодно, лишь бы это было логично.
* Внешности примерные, можно по согласованию и поменять. Отдельная любовь сейчас разгорелась к Джошу Бролину (это больше его Кейбл, а не Танос). Но, как я уже говорила, я открыта к предложениям.
** Возраст зависит от выбранной внешности. Одно условие, он должен быть старше моей Тори, которой 27.
*** Что-то я не припомню, когда видела на форумах пожарных, потому хочу его. Это может быть, как рядовой член дружины, так и ее начальник. Но меня можно уговорить и на что-то другое.
Чтобы еще такого написать… Приходи, пожалуйста, я тебя очень-очень жду. Я буду тебя любить, доставать, доставлять наслаждение. Если будешь флудером, то плюсик тебе в карму, потому что вновь и меня вернешь на эту дорожку. Если не будешь, то и не надо. Это неважный критерий. Главное приди и останься, ибо я в печали, потому что хочу того самого, которого еще не нашла.
Ваш персонаж:
Сотерия Ламберт, 27 лет, фотограф. Свободная позитивная личность, у которой хорошо подвешен язык и которую иногда можно посчитать даже слишком сумасбродной. Не сидит на месте и вряд ли позволит и вам.
Пример вашего поста:

Пример поста

- Сэм, - Эстель неуверенно тянет брата за рукав пиджака, пока тот злобно переглядывается и переругивается с охранниками, преграждающими им вход в один из наиболее известных частных мужских клубов Тулузы. Это была именно идея Эль взять ее с собой. Она уже загибалась в четырех стенах поместье Бейли, не смотря на то, что дом отличался повышенной комфортностью и имел все возможные развлечения из доступных: глава города на это не поскупился. Теперь же она ощущает свою вину в том, что им приходится стоять на входе: ведь это она причина. 
«Ох…» Сэмюэль готов взорваться не на шутку. Она знает это его состояние, и ей уже мысленно жаль тех, кто посмеет ему перечить. На собственной шкуре испытала, что тогда бывает. Угрозы срабатывают – и они проходят внутрь. Баррет нервно сжимает руку брата, переплетаясь с ним пальцами и согласно кивает – не отходить от него ни на шаг, она поняла.
- Несет излишней вычурностью, - Эс бегло осматривает помещение, понимая, что его создатель точно не относится к скрягам. Хотя, если судить по аудитории, то вряд ли сюда пустят кого-то ниже первой категории. Да еще и среди нее проведут тщательный отбор достойных. Ее не удивляет голая (передник лишь номинально можно считать одеждой) официантка: это стоило ожидать, если весь контингент составляют мужчины. К слову, из прекрасных представительниц пола, не относящихся к обслуживающему персоналу, здесь только она: те девушки, о которых упоминал брат, где-то в другом месте.     
Сэмюэль чувствует себя как дома: девушке остается только догадываться, сколько раз он посещал это заведение. Не проходит и нескольких минут, как они уже не монополизируют этот столик вдвоем. Вокруг наследника Бейли собирается толпа, с которой он оживленно здоровается, затем представляя им сестру.
Воздух вокруг них меняется моментально, когда на сцене появляется Анри Бейли. Он уже итак успел просверлить в ней дырку своим неодобрительным взглядом и, наверное, опять не раз пожалел, что передал все права на нее старшему сыну. И пусть юридически он больше не властен над ней, также как по сути не может наказать ее физически, пока она не перейдет все дозволенные рамки, уколоть ее он просто не может.
«Старый хрыч». Эль расплывается в улыбке, не желая показывать то, как уязвлена, но знающий ее до кончиков ногтей брат явно может сказать, что она словно лимон проглотила.
Сэм, похоже, тоже не в восторге от наличия под носом вездесущего родителя, поэтому весьма элегантно отшивает его.
- Приятного вечера, папочка, - оставаться в долгу Эстель не привыкла. Она прекрасно знает, как Анри ненавидит, когда она его так зовет, ведь это напоминает ему о том, как он опростоволосился, женившись на ее матери, веря, что та подарит ему наследника, хотя в итоге она понесла девочку да еще и чужой крови. И чтобы не позорить себя еще больше, указывая городу на свой промах, он все же соблаговолил  дать ей свою фамилию, добавив ненавистную Баррет, как напоминание. И напоминал ей он об этом чересчур часто.
Вечер мог бы оказаться испорченным с самого начала, но все вроде бы стало налаживаться. С легкой руки брата Эль полюбила покер, так что когда на нее в первый раз раздали карты, все (кроме Сэма) были удивлены, что она выиграла. Мужчина неплохо научил ее блефовать, а как девушку ее часто недооценивали. Впрочем, брюнетке нужно было не так много времени, чтобы очаровать всех, присоединившихся к ним за столом. Эстель на удивление весело проводила время, громко смеясь и иногда таская виски у брата. Хотелось чего-то покрепче обычных коктейлей.
Впрочем, глава семьи Бейли даже не думал о них забывать. Короткое сообщение информирует о том, что их вдвоем ожидают. И как бы эта парочка не любила перечить, они все равно поднимаются и направляются в указанном направлении. Эль опять сжимает руку брата. Она не знает, чего ожидать, но уверена точно: от Анри Бейли нельзя ожидать чего-то хорошего.
В комнате их встречает не только глава семейства. Эс нервно вздрагивает, ощущая на себе оценивающий взгляд еще одного мужчины, и от этого становится не по себе. Она чувствует, что ее медленно раздевают глазами, а это никогда не могло привести ни к чему хорошему. Она знает такой взгляд. Гуляя по городу она не раз получала его от мужчин, но те прекрасно знали, кому она приходится сестрой и дочерью, пусть и ошибочно. Вряд ли бы кто рискнул навлечь на себя гнев главенствующего семейства Тулузы.
Будучи обеспокоенной, она не подает голос. Сейчас в ней главенствует разум, а не эмоции. Тем более, что слова Анри не вызывают у нее и толики спокойствия. Впрочем, Сэмюэль пока и сам не понимает, для чего отцу понадобилась его сестра, но она почти уверена, что тот так просто ее не отпустит.

Отредактировано Юрико (02-06-2018 21:48:54)

0

43

Форум:
MEMORY LANE
Текст заявки:
chris wood // d.j. cotrona // ваши варианты
32-34 y.o. // в прошлом ординатор-хирург

     Ты мой сводный брат по линии отца, однако я об этом до сих пор абсолютно ничего не знаю, несмотря на то, что наши судьбы пересеклись ещё несколько лет назад. Для меня ты был коллегой - амбициозным и подающим большие надежды начинающим хирургом, которому пророчили успешную  карьеру, допуская к серьезным сложнейшим операциям, на которых ты ассистировал, в то время, как другие интерны и ординаторы были готовы перегрызть друг другу глотки просто чтобы оказаться в операционной и наблюдать. Ты гордился своими успехами, ты упивался превосходством над другими, и я ни капли не совру и не преувеличу, сказав, что ты был чертовски заносчив. Эдакий доктор Кокс в юности, плюющийся сарказмом, не ставящий никого вровень с собой и не признающий авторитетов, разве что это не гениальный врач, славящийся многолетней блестящей практикой, чье имя на слуху в медицинских кругах. А ко мне же у тебя было своё, особенно "трепетное" отношение. Ты не упускал момента, чтобы отпустить едкую шутку в мою сторону, словно тебя радовали мои неудачи, а ко всем моим успехам и достижениям относился с явным скептицизмом. Мы не могли найти общий язык с самого первого дня моей интернатуры в больнице, а я то и дело становилась ключевым объектом твоих насмешек и издевательств, будто ты за что-то меня ненавидишь, будто я перешла тебе дорогу просто появившись на свет. И в этом есть печальная доля правды.
     Ты воспитывался матерью-одиночкой, которая забеременела от моего отца, решившего сходить налево. Она проходила по программе защиты свидетелей, которую курировал мой папочка, и между ними завязалась интрижка, вот только он не собирался бросать свою семью из-за вас, а тем более давать тебе свою фамилию. И нет, он не помогал вам деньгами, не виделся с тобой и не мечтал познакомиться, а твоя мать была слишком безропотна, чтобы подать в суд, который бы с помощью проведения теста ДНК подтвердил отцовство. Или она просто не хотела разрушать чужую семью, уверенная, что сможет сама вырастить и достойно воспитать сына. Когда ты стал совершеннолетним, тебе удалось узнать у матери имя твоего второго родителя, однако ты вовсе не мечтал познакомиться с ним, по крайней мере, для того, чтобы наладить отношения и уже не лелеял ту наивную детскую мечту, что, однажды, за семейным ужином появится тот человек, которого ты сможешь называть папой и вы вместе будете ходить на футбольные матчи, болея за любимую команду. Он был нужен тебе вовсе не для этого - путём шантажа, ты заставлял моего отца оплачивать учебу в медицинской школе, которую никак не могла потянуть твоя мать. Наверное, это всё, что тебе было от него нужно, хотя в глубине души ты таил на него детскую обиду. Обиду брошенного мальчика, которому предпочли другую семью. Предпочли меня и моего старшего брата.
     Наши же с тобой отношения накалились до предела, когда я перешла из интернатуры в ординатуру. Мы соперничали буквально во всем, а я кайфовала, как никогда, когда мне удавалось утереть тебе нос. Мы цапались и грызлись, словно кошка с собакой. Боже, как же мне хотелось зашить тебе рот хирургической нитью без местной анестезии просто чтобы не слышать твоих язвительных комментариев о моих назначениях пациентам, а руки тянулись к скальпелю, когда ты отпускал очередную шутку, высмеивающую меня на глазах у коллег, а они же ни раз отмечали, что из нас вышла бы горячая парочка. И действительно - вскоре наши отношения приобретут совершенно иной оборот, а новая_очередная ссора завершится страстным примирением в ординаторской, дверь которой закроется на ключ. Что же, ты можешь поздравить себя с тем, что переспал с собственной сестрой, но с этой главы в наших отношениях начнется оттепель. По крайней мере, в те моменты, когда мы остаёмся наедине.
     Знаешь, говорят, что чем выше летаешь, тем больнее падать? Этот случай как раз про тебя. Во время проведения операции, ты допускаешь непростительную ошибку, которая влечёт за собой смерть пациента, и тебе грозит не просто потеря лицензии, но и обвинение во врачебной халатности, что влечет за собой судебную тяжбу и реальное наказание в виде тюремного заключения. Незадолго до того, как это произошло, ты потерял лучшего друга и тяжело переживал его смерть, пытаясь отыскать утешение в алкоголе, однако ты отказался брать выходные и самонадеянно вышел в ночное дежурство, надеясь, что оно пройдёт тихо и без экстренных операций. Но этого не произошло, а вся твоя жизнь теперь трещит по швам, но мне хотелось тебе помочь и я не могла смотреть на то, как ты теряешь все.
     Я пригласила тебя на встречу с моим отцом, представив ему тебя, как моего молодого человека, а выражение его лица в этот момент нельзя было передать словами. Воспользовавшись своим положением (судебный маршал министерства юстиции), он договорился с прокурором о том, чтобы ты не попал за решетку и всё закончилось для тебя наиболее благополучно - потеря лицензии и права хирургической практики. Однако не только моя просьба повлияла на него - тебе пришлось пообещать ему, что ты исчезнешь из моей жизни раз и навсегда. И ты исполнил свою часть договора. С тех самых пор я тебя не видела, но я искала связи, переживая и не понимая, куда ты испарился.

В общем-то, описала персонажа довольно-таки поверхностно, оставив многое на ваше усмотрение, в том числе и характер.
Чего я хочу видеть от соигрока? Это умение писать содержательные посты. Сама пишу обычно от 7 косарей до бесконечности с минимум воды, но тут, разумеется, зависит от вдохновения. Я не требую сверхскоростной игры - 1ого или 2ух постов в неделю мне будет вполне достаточно, и я прекрасно понимаю, что у всех есть реал) Не будьте безыдейным бревном! хд Может и звучит жестко, но вот как-то не круто, когда ты вкладываешься и пытаешься что-то придумать, предлагая свои варианты ведения сюжета, расписывая их, а в ответ получаешь сухое и не особо заинтересованное: "ну, ок", согласитесь же.
На самом деле, я не такая суровая, как могла показаться выше, и вы осчастливите меня, если придёте. Играть утащу сразу и вообще отдамся в рабство. Что касается смены внешности - вы можете, конечно, предложить свои варианты, но Вуд (идёт под дубль, поэтому внешность можно занять) и Котрона в приоритете и им бы я была особенно рада.
Если говорить об инцесте между ними, то это будет в прошлом (2 года назад), а сама заявка не в пару, хотя я и не исключаю, что между ними может проскальзывать какая-то искра в настоящем. В игре исключительно к себе я никак не привязываю, и буду лишь рада, если вы будете развивать свою сюжетную линию с кем-то помимо меня.
На сюжет в реальном времени у меня есть идеи, и о них я расскажу уже непосредственно в лс)
Ваш персонаж:
http://memlane.rusff.ru/profile.php?id=138
В недавнем прошлом врач-травматолог, ныне организатор подпольных боёв.
Пример вашего поста:

Пример поста

Довольна ли я всем тем, что имею сейчас? Нахожусь на верхушке криминального сообщества Чикаго, а моя банда держит в страхе районы и улица города, устраняя всех тех, кто может создать конкуренцию моему грязному бизнесу, который мы с братишкой расширяем, планируя проводить в этом здании не только подпольные бои, но и весьма занятную игру "Бессонница". Жестокая, беспрецедентная, полная смертей и нарушающая десятки статей в законодательстве, но тем не менее она явно придётся по вкусу богатеньким шишкам и некоторым политикам с весьма извращенным вкусом. О, не удивляйтесь, поверьте, таких много.
      Быть может, вам интересно, как я пришла к этому дерьму и как я проебала свою жизнь, которая выстраивалась так идеально? Помнится, я давала клятву Гиппократа, обещая спасать жизни и лечить людей, а на деле сейчас я лишь забираю их. И меня совсем не мучает совесть или чувство вины, которое с каждым совершенным убийством лишь блекло, теряя свою силу. Должно быть, в другой реальности или вселенной у меня могла быть семья - любящий муж и сын, а я бы стала отличной матерью, однако мой папочка решил внести в этот сюжет с хэппи-эндом свои коррективы. Он навёл на Стива агентов фбр и они арестовали его буквально через пару дней после того, как я сообщила ему о своей беременности. Так себе сценарий: мать-одиночка, воспитывающая рёбенка, пока её жених примеряет жёлтую форму на зоне, запертый в колонии строго режима на несколько долгих лет. Прониклись отвратностью и банальностью положения? Но нет, всё было вовсе не так - всё было гораздо хуже. Спустя пару месяцев, отец принёс мне весть, что Стив мёртв, даже не позволив его нормально похоронить. Как итог, стресс, влекущий замершую беременность и потерю единственного, ещё неродившегося человека, который мог бы мне всю жизнь напоминать любимого мужчину. Я была в отчаянии и безумна, я сходила с ума, я была готова убить родного отца на торжественном приёме в честь его повышения, пронзив его голову пулей, хладнокровно спустив курок, при этом прилюдно сознавшись в пособничестве, но брат вовремя остановил меня - уберег от попадания за решётку или, быть может, и того хуже - психушку. В тот момент мне казалось, что мне совершенно нечего терять, но я ошибалась. Чертовски ошибалась.
      Я сумела сохранить его наследие, этот бойцовский клуб, а тем временем, мой папочка гниет в сырой земле в могиле, на которой я бы с радостью исполнила чечетку. Я сумела заставить людей Стива работать на меня, пускай и не без помощи Дэвида. Женщину-босса по-началу не воспринимают всерьёз даже среди офисного планктона в коллективе, тогда чего уж говорить про преступный мир? Мне пришлось доказать всем и самой себе, что я умею принимать серьезные решения, что я способна стратегически мыслить, просчитывать наперёд чужие ходы, что я не изнеженное создание, выросшее в благополучной себе, а у меня есть когти и я не побрезгую запачкать руки кровью. Хотя, впрочем, по душе мне были более  изящные методы пыток и допросов, однако для моих жертв они оказывались не менее мучительными. Чего только стоит ввести пленникам инъекцию с ядом, наблюдая, как он отправляет их сознание, медленно забирая жизненные силы, заставляя чувствовать приближение смерти. И пока они не предоставят мне нужную информацию - не получат антидот. Впрочем, чего бы они мне не сказали и как бы я не была удовлетворена информацией - они всё ровно трупы. Оставлять врагов живыми - заведомо дрянная идея, это сродни тому, что самостоятельно плодить подле себя навязчивых мух, которые будут вынашивать идею мести.
      От насущных дел меня отвлекает дотошный и настырный стук в дверь моего кабинета, вынуждающий меня оторвать глаза от кипы бумаг на столе.  — Можешь войти, Линкольн. — я поднимаю уставший взгляд на охранника, который стабильно наведывается ко мне, обнаружив в заведении какую-нибудь подозрительную личность, что может стать потенциальной угрозой. Хочет выслужится, подняться по карьерной лестнице выше, взяв на себя всё руководство над моей охраной. Типичная выскочка, пытающаяся дотянуться до власти, которая ей не светит, однако если быть откровенной, то его верность и усердие меня подкупали, если не брать в расчёт все его промахи.
      — Мисс Фальконе, я поймал легавого на боях! — сообщает он мне бодрым и воодушевленным тоном, а его глаза светятся от неземного счастья, словно он выиграл выборах и стал президентом Соединенных Штатов Америки. На его слова я закатываю глаза, вспоминая, как пару недель назад он счел главу наркоторговцев агентом фбр под прикрытием. Благо, мужчина оказался довольно понимающим и после пару бокалов вина мы пришли к соглашению, что в моём клубе будут продаваться его чудо-порошочек.
      — С чего ты решил, что он коп? — мои брови взмывают вверх в вопросительном жесте, а я нетерпеливо постукиваю в ожидании его ответа ногтями по столешнице. Клянусь Богом, если он сейчас начнет загонять мне про свою чуйку на легавых и невъебенную интуицию, то я сама сдам его полиции.
      — Я не решил, я в этом уверен. Этот ублюдок засадил меня за решётку 4 года назад. И его физиономию я не забуду, как и имя - Кит Маршалл. — отчеканивает он с нотками праведной злости, явно намеренный в эту ночь поквитаться над своим обидчиком и, похоже, ему предоставится такая возможность, правда сначала мне стоит самой пообщаться с незнакомцем. Мне было необходимо понять, каким чудом он проник в моё заведение и кому из-за этого промаха стоит оторвать голову. Ну, или другие конечности. Не то, чтобы здесь существовал фейс-контроль, однако прикрытием этого праздника жизни служил закрытый элитный мужской клуб, посетители которого покупали специальную клубную карту, становясь постоянными гостями, получающими приглашения на самые интригующие и ожесточенные бои. Они могли привести своих друзей, поручившись за них своей головой, а те отваливали за вход баблишко. Если новичкам нравилось у меня в гостях - они приобретали карту и приходили на огонёк вновь и вновь.
      — Надо же, а ты делаешь успехи, Линкольн. Хотя бы память у тебя отменная, — насмешливо проговариваю я, не скрывая в голосе иронии, а затем поднимаюсь из-за стола, — давай, веди меня к злодею, отправившему тебя за решётку. — я решительно, но неспешно направляюсь вслед за мужчиной, который, судя по нашей траектории движения, вёл меня к одной из комнат, где держали и пытали незваных гостей в лице просочившихся копов и журналистов, мечтающих написать сенсационную разоблачительную статью. А сколько здесь побывало легавых из Отдела нравов - не пересчитать по пальцам обеих рук. Раньше они упорно думали, что за стенами этого клуба скрывается бордель, однако они ошибались.
      — Мисс Фальконе, можно именно я его убью? — с энтузиазмом верещит он, словно песик перед нависшей над ним лакомой косточкой, в ответ на что я лишь усмехаюсь, дожидаясь, пока Линкольн отыщет в своих карманах ключ, чтобы открыть дверь, впустив меня внутрь комнаты к пленнику. Ну, надо же: сидит совсем смирно, не пытался выбить дверь или воспользоваться отмычкой, которая обычно бывает у полицейских, работающих под прикрытием. Я окидываю его изучающим взглядом, оценивая ситуацию и пленника. На первый взгляд, он не был похож на полицейского, хотя для работы под прикрытием они, порою, весьма умело подбирают себе образ, создавая легенду.
      — Доброй ночи. Кит Маршалл, верно? — с напускной вежливостью и добродушием проговариваю я, манерно прошествовав по помещению и остановившись напротив мужчины, при этом растягивая уголки губ в лукавой улыбке. — Думаю, мне нет смысла представляться и вы прекрасно знаете, кто я раз сюда пришли. Надеюсь, мой человек не был с вами груб. — слова слетают с моих уст мягко - нарочито елейным тоном, а затем я присаживаюсь на свободный стул в паре метров от пленника, закидывая ногу на ногу и всматриваясь в мужские черты лица, пытаясь понять, какие эмоции он испытывает. Должно быть, сейчас он думает, что ему крупно повезло, что с ним болтаю я, а не один из моих бандитов, однако я с таким же милым и невинным выражением лица я способна просверлить ему коленную чашечку дрелью, чтобы он сказал всё, что я хочу от него узнать.
      — Кит, расскажите, неужели зарплата бравого служителя закона настолько ничтожна, что вы решили поднять баблишко на ставках? — тон моего голоса пропитан иронией, когда я произношу слова, пристально и пытливо смотря Маршаллу в глаза.
      — Мисс Фальконе, он не делал ставки. Он работает под прикрытием! — тут же злостно тявкает охранник, стоящий у двери и внимательно слушающий наш разговор, буквально ждущий моей команды "фас", чтобы разговорить брюнета более грубым способом, поквитавшись с ним за старые обиды и отправив на тот свет. И более того - я позволю ему это сделать, как только получу от копа то, что мне нужно. Обычно, в таких случаях мы делаем всё, чтобы тело никогда не опознали - вырываем зубы и сжигаем, не оставляя после себя абсолютно никаких улик, собственно, как и самого трупа.
      — Давай не будем к нему столь предвзяты и всё-таки послушаем, наверняка, чертовски захватывающую версию нашего гостя. — насмешливо, с явной издёвкой протягиваю я и закуриваю сигарету, вслед чему склоняю голову набок, с нескрываемым интересом обращая глаза на пленника напротив, ожидая его душещипательного рассказа в стиле Барона Мюнхаузена. Ох, вы не поверите сколько сказок я слышала, находясь на этом самом месте и, пожалуй, меня уже ничем не удивишь.

Отредактировано pacify her (05-06-2018 13:48:38)

+1

44

Текст заявки:
Сестра-двойняшка, 23 года, внешность Caitlin Stasey
Ты не такая, как я. Чересчур правильная, чересчур отличница, умница и красавица. Спортсменка, не любишь алкоголь, резких мужчин и обожаешь одиночество. Слишком разборчива, красноречива и трудолюбива. Такое чувство, что мы дополняем друг друга противоположностями. Ты скромна, я - нет. Ты мечтательна, я - нет. Ты добра ко всем, я жестока. Этот мир сделал меня совершенно другой, нежели тебя. Ты не видела страха, всегда верила в любовь и читала стихи. Мы никогда не были похожи, но я всегда очень любила тебя. Почему я не рассказала о своём возвращении в Нью Йорк? Ты бы не поверила в то, что другой город сделал меня такой, какая я есть. Другой город и другая жизнь. Боюсь, я больше не часть тебя. Но так ли это тебе было важно, когда ты стояла под дождём, смотря в окно кафе, где я ела бургер? Промокшая насквозь и замёрзшая, ты хотела зайти внутрь, но что-то тебя постоянно останавливало. В тот момент ты почувствовала, что теряешь меня. Самого близкого человека. Дождь тебя никогда не беспокоит, но в твоей душе всё больше и больше этой серости, что мешает жить. Милая, обаятельная принцесса куда-то пропала, застряла между двух миров: своим желанным и реальным. Ты мучаешь себя, решая, что мир отворачивается от тебя. Будь я как раньше тебе близка, я бы сказала, что это глупость. Что ты не права. Но сейчас из моих уст это будет довольно странно. Ты бы отправила меня обратно, ничуть не сожалея. Или потом плакала бы в подушку, осознав, что потеряла последнюю ниточку? Я вернулась в Нью Йорк, но не вернулась домой, и ты отчаянно пытаешься найти след той души, которую я потеряла. Я сейчас совершенно не та, что была прежде... И с каждой минутой ты всё больше видишь во мне кого-то чужого. Чужого человека, не способного принять прошлое.
Единственное, что я хочу сказать тебе... Мне жаль.
Ты больше не веришь мне, не знаешь как доверять. Думаешь, что я скрываю что-то, но искренне не понимаешь, с чем это связано. Тебе мало известно что-то о моей настоящей жизни, хотя, помнится, в одну из первых встреч ты пыталась меня разговорить. Моя отчуждённость, скрытность пугают тебя, и ты предполагаешь, что я в какой-то опасности. Ты, наверное, и представить не можешь, что эта опасность появилась у меня из-за нашей матери? Моя жизнь сейчас слишком запутана, и я боюсь тебя в неё возвращать. Пусть даже под риском потерять тебя, я не позволю тебе вмешаться в мои дела. Для твоего же блага.
Пример вашего поста:

Пример поста

17 февраля. Нью Йорк. Город моего прошлого, настоящего и, кажется, будущего. Дайану от него тошнит, но тем не менее, она не может меня оставить тут одну. По дороге из аэропорта она воротит нос от каждого переулка, однако в её глазах всё больше любопытства. Кладу ей ладонь на плечо и улыбаюсь, как бы говоря "спасибо" за то, что она делает. Она помогает мне как никто другой.
На мой жест девушка улыбается в ответ, и я чувствую, как она расслабляется. Мы прилетели полчаса назад и уже мчимся на съёмную квартиру неподалёку от центра. Сестра помогает мне не просто своим присутствием, но и деньгами, практически полностью оплатив первый месяц аренды. Я обещала ей, что работа не заставит себя долго ждать, но Дайана и здесь оказалась проворнее. У неё для меня какой-то сюрприз.

4 марта. Сюрприз оказался действительно сюрпризом. Дайана помогла мне по своим связям познакомиться с Холли Мариано, которая владеет закрытым БДСМ-клубом, так что практически сразу я нашла в нём работа в качестве администратора. Пока что на большее я не согласна и не знаю, соглашусь ли. За время моего проживания в Портленде я стала несколько другим человеком, нежели меня привыкли видеть дома. Я бы даже сказала, совсем другим человек. Мне 23, и я чувствую себя живой, молодой и здоровой, пользуясь этим как могу. Я больше не похожа на ту восемнадцатилетнюю девочку, которая уехала из Нью Йорка 5 лет назад. За эти года я научилась быть жестокой, холодной, проницательной и знающей, чего хочу. Мне надоело, что все считают меня ребёнком, так что я решила доказать себе в первую очередь, что больше ребёнком я никогда не буду. Ни-ког-да. Тот момент, который подвигнул меня на отъезд (хотя я бы назвала это побегом), благополучно оставлен в прошлой жизни, и моё решение вернуться по-тихому должно оставить его так же в прошлом. Пока я не готова рассказать о своём возвращении даже семье. Это словно воскрешение из мёртвых. 5 лет я не давала о себе знать, практически не звонила и не писала. Спустя года 4 родные перестали звонить сами, словно поняв, что я в их звонках не нуждаюсь. Тогда я твёрдо решила начать всё заново,  и мне было бы тяжело это сделать, если бы семья постоянно напоминала мне о том, кто я. Поэтому все эти решения сделали из меня волевого человека. Как бы ни было это грустно.
Не хочу, чтобы семья знала о моём возвращении, потому что они не узнают во мне малышку Эстер. А их разочарование на лицах для меня может стать ударом.
Больше всего со мной пыталась связаться Джин. Моя двойняшка, расставание с которой мне далось тяжелее всего. Она просилась приехать ко мне каждый звонок, а я ссылалась на то, что у меня мало времени...
Мой котик, моя сестрёнка, знала бы ты, как мне было больно оставлять тебя.
Я много ошибок совершила, и этот переезд наверняка стал одной из них, но теперь дороги назад уже нет. Мною двигало подростковое желание остаться одной, и сейчас я уже не смогу этого исправить. Или не хочу.

1 мая. Мне недостаточно денег. Это обычное явление даже для тех, кто зарабатывает миллионы. Чем больше зарабатываешь, тем больше хочется тратить. Я конечно не миллионы зарабатываю, но тем не менее, мне нужна вторая работа, чтобы как-то скрасить своё одиночество днями. Это, наверное, самая точная причина, почему я хочу найти вторую работу, дело даже не в деньгах. Мне тяжело находиться в родном городе и не иметь возможности повидаться с родными, хотя я уже давно думаю об этом. Дайана отговаривает, так что я пока в смятении. Нужно немного подождать, разобраться в себе и в своих желаниях, касающихся моей семьи. Есть ли она у меня ещё или я потеряла её, когда оборвала связь?
Работу, к слову, я уже вроде как подобрала, осталось только пройти собеседование. Строительная компания, одна из лидеров на рынке, но я не запомнила её название. Оно не важно, ведь я не останусь там надолго. Я вообще не планирую оставаться надолго в Нью Йорке. Зачем я вообще приехала? Не знаю, думаю, это было временное помешательство, скука и страх, что здесь что-то не так. Я планировала найти семью и в отдалении наблюдать за ними, пока не удостоверюсь, что всё в порядке.

7 мая. Мой первый рабочий день. Собеседование прошло на "ура", даже несмотря на то, что я совершенно не имела образования, которое они бы хотели. В Портленде я отучилась на продюсера, как и старшая сестра, но видимо моя убеждённость в том, что я могу помочь сделать эту компанию лучше, помогли мне пробраться в лидеры нашей "гонки". Я была не единственным претендентом, но как сказал мой будущий начальник, только я произвела на него впечатление. Замечательно. Конечно должность секретаря - это не лучшее, на что можно рассчитывать, но должность секретаря первого зама генерального директора и его дальнейшие виды на меня - это уже поинтереснее. Впрочем, посмотрим. Для начала всё в Нью Йорке складывается неплохо. Ночная-вечерняя работа в клубе, дневная - в глобальной компании - это "неплохо", да. Дайана будет рада за меня.

15 мая. Остин Дерден - мой начальник. Добрейшей души человек, как мне показалось. Я уже неделю работаю его секретарём, и он нарадоваться не может на то, что я всё успеваю. Видимо, мой предшественник с этим очень плохо справлялся. Жду его возвращения в офис в компании генерального директора. Документы на подпись уже готовы, так что когда мистер Дерден возвращается, я готова их предоставить. Я упустила этот момент, как он зашёл в офис, но садясь на своё место, слышу его голос. Через минуту - вызов по телефону и просьба принести необходимые бумаги.
- Мистер Дерден, вот документы, о которых Вы меня просили... - захожу в кабинет, одаривая улыбкой и своего начальника, и вышестоящего над ним. Однако, увидев, кто является генеральным директором компании, останавливаюсь как вкопанная и едва не роняю папку, в последнюю секунду очнувшись. Майкл Росс. Серьёзно что ли? Мгновенно всплывает в памяти название компании, которое я прочитала только вскользь. Ross`Co. Ну конечно, можно было бы задуматься...
Несколько раз моргнув, беру себя в руки и передаю папку в руки мистера Дердена.
- Спасибо, Эстер, принесёшь нам кофе? - поспешно выхожу, чтобы отдышаться. За время моего нахождения в кабинете я, кажется, забыла как дышать. Так старательно забыв этого человека, я снова принимаю его в свою память и, кажется, в жизнь. Это чья-то недобрая шутка, никак иначе. Времени, чтобы успокоиться, мне хватило, пока я делала две чашки кофе. Едва заношу их в кабинет, Остин Дерден хватает звонивший телефон и поспешно отвечает, попутно выходя из кабинета и кивая мне в знак благодарности. Молча подхожу к столу переговоров и ставлю чашки туда.
- Давай сделаем вид, что друг друга не знаем. Думаю, это идеальный вариант для данной ситуации, - я больше не та милашка, которая стесняется, смущается и вообще боится смотреть в глаза. Я перевожу стойкий взгляд на лицо Майкла и чуть приподнимаю бровь в ожидании ответа. Как бы он не хотел, избежать ответа сейчас не получится. - Если хочешь уволить, то тебе придётся придумать шикарную легенду для причины, если не хочешь, чтобы твой первый зам узнал правду. Потому что по-другому он меня не отпустит, - я улыбаюсь, зная, что пока я для Остина оказалась наилучшим вариантом. Я не могу назвать себя очень взрослой, но тем не менее, я умна, могу поддержать беседу и отлично разбираюсь в новых для меня темах, так что для Дердена я ценный кадр.

Отредактировано нежности коалы (12-06-2018 15:00:26)

0

45

Форум: ISTORE
Текст заявки: Ж+Ж
http://istore.rusff.ru/viewtopic.php?id=158#p54326
Ты - мой привет из прошлого. Слишком далекого и осязаемого уже только по фото и встречам с одногруппниками, чтобы вот так просто о нем вспоминать. Впрочем, я была бы рада ни на секунду не возвращаться туда вообще. Но ты появляешься в моей жизни снова, как и несколько лет назад, - слишком внезапно, чтобы я успела сообразить и спрятаться хотя бы за угол ближайшего дома. Чего ты хочешь, Мара? Не верю ни одному твоему слову.
Девушка появляется, как водится, слишком внезапно. И тут же все катится под откос - с агентством не хочет сотрудничать один из главных спонсоров, любовница, продержавшаяся дольше двух месяцев, сбегает, сосед сверху устраивает внезапные осадки...На стебных отыгрышах можно выехать в сторону такой себе дружеской помощи, переходящей в горячую благодарность, ахам. Посему, сразу предупреждаю, что отыгрывать только драму и что-то, близкое к ней, не очень настроена. Будем смешивать)
Собственно, по ссылке все расписано, что не расписано - с удовольствием дополню, спрашивайте. Не требую привязки к себе 24/7, как и к персонажу в игре, но хотелось бы развить отношения дальше первой встречи. Иф ю ноу..)

Ваш персонаж: Иветт Батлер, 30 лет, владелица модельного агентства. Ни разу не лапушка, наоборот, этакий тиран в юбке для подчиненных, но душа компании вне работы, это если повезет, конечно, увидеть ее где-нибудь, кроме рабочего пространства.
Вышла замуж за гея, прикрывая того перед родными. Есть семилетняя дочь и куча любовниц, меняющихся раза два в месяц, ибо ничто не постоянно, так ведь?
Не верит в долгие отношения, ибо вон та с*ка сверху все испортила.
Пример вашего поста:

Пример поста

В детстве все было проще. Сколько раз я повторяла про себя эту фразу? Сколько раз надеялась, что связь наша, вовсе никем не выдуманная, а самая что ни на есть настоящая, крепшая все сильнее с годами, не прервется по столь банальному поводу? Впрочем, ревность едва ли является банальщиной, о которой я сейчас рассуждаю так легко. Мне просто некому выговориться — никто из друзей так и не узнал о том, что я сплю с родной сестрой, и все переживания по поводу разрыва я коплю в себе. День за днем. Сдерживаться все труднее — я даже записалась на бокс, чтобы отдавать накопленный негатив груше, и тренер, в первый раз заметивший, с каким отчаянием я колочу эту несчастную, даже не стал вмешиваться. Видимо, не одна я прихожу в зал вовсе не для отработки ударов.
Чертова жизнь.
В детстве все было проще. Нас одевали в одинаковые платьица разных цветов, заплетали то косы, то хвосты, и отпускали гулять с соседскими ребятами, взяв обещание быть дома не позже шести вечера. Потом в жизни нашей появилась мисс Поттс, а соседские девчонки и мальчишки, напротив, куда-то пропали. Неизменной оставалась лишь одинаковая одежда — и кто придумал одевать близнецов подобным образом? Впрочем, нас мало кто мог различить и без нее. Мисс Поттс постоянно хмурилась, глядя на проделки Лив, и, вперившись в нее взглядом через огромные свои линзы, строго выдавала: "Вирджиния Скарлетт Харлоу! В чем дело?". Тут, разумеется, вмешивалась я и говорила, что дела как раз-таки нет, и Оливия Хоуп, прошу заметить, вовсе не рада, что вы снова перепутали ее с сестрой.
Скажите, разве так сложно было запомнить, кто из нас кто?
Впрочем, я на нее не в обиде. Ни тогда, будучи не вполне себе простым ребенком, ни сейчас, ударяясь в воспоминания, не могу припомнить ни одного случая, когда могла бы обвинить мисс Поттс в превышении должностных полномочий. Мы с Лив и правда были чересчур похожи, и это сводило с толку. Не только гувернантку, но и родителей, позже — учителей в школе и многих одноклассников, кроме, пожалуй, пары-тройки человек, которые смогли пробиться к нам в друзья. Они точно прознали, кто боевая Оливия, а кто — чуть скромная Вирджиния, и безошибочно определяли имена, даже когда мы приходили в класс после очередной вечеринки с абсолютно одинаковым похмельем на лице.
Провожу рукой по обоям возле лестницы. Кажется, где-то здесь мы отмечали, как выросли за лето. Или мама все же решила завесить столь ценные воспоминания одной из своих картин?
Знаю, она бы так не сделала. То ли пропитанное запахом виски наше детство заставляет Маргарет каждый раз рассыпаться в извинениях, то ли внезапно проснувшаяся совесть и материнский инстинкт не дают поступать иначе, но несколько лет назад, не так давно, впрочем, она стала слишком рьяно интересоваться нашей жизнью. Да, так было до наших лет восьми, когда дочери стояли на первом месте, а алкоголь, наверное, на третьем, после отца, с которого так же быстро перешел на лидирующую позицию. Да, я простила маму, простила давно, будучи еще студенткой, когда она в очередной раз упала в мои объятия, насквозь пропитанная запахом дорогого пойла, шепча мне в уши о том, как любит нас и не может себе простить сломанного детства. Да, мам, я знаю. Я на твоем месте тоже не смогла бы.
Поэтому все семейные ужины воспринимались мной исключительно как способ в очередной раз загладить свою вину. Затертую до дыр вину, гладить которую уже не было никакого смысла — я знала, что и Оливия давно простила Маргарет, и что наше детство, каким бы недолюбленным в родительском плане оно ни было, проходило в достатке и веселье. Мы ни в чем не нуждались, с нами, напротив, хотели дружить, нами чуть ли не восхищались в старшей школе. Да, я знаю, что дети, недополучившие родительской ласки, вырастают не столь контактными и, возможно, не до конца понимают, как вести себя в собственной семье.
Но у меня всегда была Лив. Мы были друг для друга мамой, папой, мужем и женой, любовницей и сестрой, и прекрасно справлялись вдвоем, не нуждаясь в сторонней помощи. Другие бы не поняли, да и мы, честно сказать, не пытались утянуть с собой хоть кого-то, наслаждаясь обществом друг друга.
А теперь, смотри, к чему все привело.
Наверное, я не хотела такого финала. Ни когда стала встречаться с Бритт, ни когда посылала Лив нахер, крича ей вслед, чтобы больше не смела ко мне приближаться. А она же гордая — с тех пор и не подходит ближе, чем того позволяет приятельская субординация. Словно между нами и не было ничего. Словно мы не сестры, а коллеги, встретившиеся после года работы в разных странах.
И теперь не в силах найти общий язык.
Хотя я наверняка знаю, что и как сделала бы языком, попадись она мне..
Черт.
Мотаю головой. Шум подъезжающей машины возвращает в реальность, и приходится настраиваться на ужин, которого не избежать. Я не смогла сделать этого за неделю, после звонка отца и короткого разговора с последующим "Отказа я не потерплю". Впрочем, все вопросы он привык решать именно так, и я была не удивлена. Семейный ужин был приказом, а мы — солдатами в горячей точке.
Кто сегодня умрет, я или ты, любовь моя?
Она все так же красива. Она все еще чертовски привлекательна для меня, и приходится впиваться ногтями в тыльную сторону ладони, чтобы не сказать лишнего. Не сделать лишнего. Лив всегда была сильнее меня, дразнилась, могла сдерживаться дольше, когда я уже горела изнутри.
Но одно только присутствие родителей подрубало все мои желания на корню. Выхожу, коротко киваю отцу, смотрю, как сестра утопает в объятиях матери, делаю два медленных шага вперед. Нет, ни за что нельзя показывать, что между нами что-то не так — Маргарет обязательно начнет расспрашивать, а я не уверена, что сдержусь. В конце концов, мисс ненужные эмоции из нас двоих — Вирджиния Харлоу, и, пожалуйста, обойдемся без оваций.
Отец уходит переодеваться, о чем громко оповещает всех присутствующих. Мама оставляет нас наедине, напоследок кинув любопытный взгляд. На Лив футболка, которую мы вместе выбирали, кажется, сто лет назад.
— Уверена, что хотела задать именно этот вопрос? — фыркаю, хотя ноги мои едва не подкашиваются, — прекрасно. Как твоя партия? — надо же продолжить обмен любезностями, в конце концов.
Неловкая пауза затянулась. Пинаю носком ботинка маленький камешек, и он долетает как раз до сестры, едва задев ее ступню.
— Так и будешь прятаться за маской примерной сестры и удачного проекта, в который можно вложиться? — ляпаю прежде, чем успеваю заткнуть саму себя. Как обычно, разумеется.
Маргарет появляется на пороге аккурат с еще раз возникшей неловкой паузой.
Молча идем за ней — мужская работа на семейном ужине вряд ли заключается в оформлении праздничного стола.

+2

46

Форум: Pixels
Текст заявки: http://pixels.rusff.ru/viewtopic.php?id … 2#p1826758 -  сама заявка
   Бывает, день дороже года. Для нас этот день определенным образом выпал на четверг 17го октября 2013го. Твоему пожарному расчету выпала честь застать первые минуты преломления моей психики. На часах было начало десятого утра, когда военный вертолет КА52, в котором находился мой отец, буквально на моих глазах разорвало на тысячу маленьких осколков. Остов еще долго горел, развалившийся на территории взлетной площадки, в то время как твои ребята вовсю тушили уже остатки серьезного пожара, а ты сам старательно оттаскивал меня прочь от эпицентра взрыва.
   После этого мы увиделись уже через несколько дней, когда тебе потребовалось провести расследование происшествия, а для этого нужны были мои показания. Это было в частной клинике, там врачи держали меня в заложниках, пичкая денно и ночно антидепрессантами, седативами и снотворными. Ты был первым посетителем, которого пустили ко мне в палату, вероятно, это и предопределило мое дальнейшее предрасположение к тебе.
   В дальнейшем мы уже виделись периодически. Ты долгое время был сильно увлечен повышением по должности в рабочее время, а за пределами пожарной части был слишком занят выпивкой, красивыми (и, возможно, дорогими) девочками, а так же ночными гонками, пацанскими сходняками и всем остальным, что помогает почувствовать себя вечно молодым и вечно пьяным. Я же в это время была втянута в становление на отцовский «трон», пыталась вникнуть в дела корпорации, пока ею управлял совет директоров, а так же скорбела по бате, шлифуя этот сумбурный образ жизни украинской водкой.
   А потом, мы встречаемся вновь, сошедшиеся случайным образом на одном хобби – выпивке. Все знают, как это бывает. Пришедшие в один и тот же ночной клуб по разным причинам, мы мгновенно находим общий язык, общую бутылку выпитого спиртного, общую траекторию движения до дома, общую постель, общую бессонницу ночью и общий стакан с «алказельцером» поутру.
   И с того момента ты почему-то начинаешь думать за нас двоих. Ты решаешь, что это ничего не изменит меду нами, что мы слишком разных пород, что эта ночь была для нас обоих первой и последней. И уходишь, оставив после себя приторно-терпкий осадок недосказанности. А я понимаю, что это была самая лучшая ночь, которая будет в моей жизни.
   Какое-то время мы пытаемся жить друг без друга, уходим каждый в свою историю, опутываем себя новыми биографическими хитросплетениям, интригами и мыслями. Однако, в какой-то момент приходим вновь в одну общую точку. Одна из наших следующих встреч проходит уже в твоей пожарной части. Имея обширные связи, мне не составило труда вычислить твое непосредственное местонахождение. Я прихожу к тебе с целью повернуть время вспять и бросить вызов системе, попытаться доказать: живя в диаметрально противоположных мирах, есть вероятность воссоздать один третий, который будет исключением из правил, новой нормальностью, нарицанием. Но ты, окопавшись в кипе рабочих бумаг, старательно отрицаешь эту вероятность, хотя я уверена, что ты как и я желаешь узнать, насколько велика эта самая вероятность.
  И с этого момента наша жизнь постепенно начинает оборачиваться вспять. Судьба, будто распахивает для нас окно, заперев общую дверь. Мы видимся все чаще и дольше. Общение становится все теснее и продуктивнее. Сначала это какие-то рабочие моменты, общие дела, бизнес, а затем наши отношения окончательно переходят временные рамки «с 8-00 до 17-00», расширяясь во временном промежутке до уровня «nonstop».
   Я начинаю меняться. Неосознанно для себя, почему-то все чаще использую косметику, заменяю привычные кроссовки элегантными шпильками, офисную футболку начинаю комбинировать с юбкой при элегантном разрезе с боку. Я хочу походить на тех дорогих девочек, от которых от отказаться не можешь, с которыми я тебя периодически встречаю, да каждый раз с разными. И каждая из них стройна, грудаста, жописта. Хочу, чтобы ты смотрел на меня с таким же желанием, как и на них. Нет, господиблять! Я хочу, чтобы ты смотрел только на меня!
   Собственно, на этом развитие наших странных отношений и заканчивается. Ты, не скрывая, стараешься избегать серьезных отношений, хотя внутренне желаешь обратного. А я в свою очередь, стараюсь удержать тебя рядом в надежде, что ты когда-нибудь скажешь вслух то, что читается в твоих глазах: «ты мне нравилась больше, когда не пыталась быть похожей на других». И я верю. Я знаю. Когда-нибудь, возможно, совсем скоро, ты об этом скажешь. Это и станет фундаментом для того самого третьего мира.
Ваш персонаж:
со слов бывшего мужа: Моя жена - дама замкнутая, обычно малословная, если ситуация не предполагает употребление большого количества ненормативной лексики. При всей кажущейся воле и силе характера, ввиду своей половой принадлежности может давать сбой, и размазывая сопли по периметру своей (на ее взгляд) неудавшейся жизни, кануть в пучину легкой депрессии и алкогольного забвения. Но если профессиональный долг вдруг воззовет, мобилизует свои мозговые и физические активы в кратчайшие сроки. Умна, хотя зачастую шлифует интеллект сомнительными с точки зрения необходимости репликами. Впечатлительна, хотя и тщательно скрывает это за маской грубоватого панибратства.
Пример вашего поста:

30.04.2018

.
Баблом со мною так и не поделились. Грусть-тоска, вообще-то. Я привыкла  последнюю половину своей жизни не зависеть от чужих денег и никогда никого не просила занять у меня некую сумму, на чекушку или пару литров девяносто пятого, под возврат. А теперь, когда настал тот самый первый и последний раз, когда приходится у кого-то занимать деньги, мне отказывают. На паперти бы шустрее заработала, благо мне есть чем подвигать, чтобы довольно скоро наскрести себе по сусекам на поход в местный колхозный клуб. Как же это... Низко. И знаете что? Лерман отвернулась! Черт! Это неслыханное оскорбление. Моя лучшая подруга, единственный человек, кому я могу доверить остаток своей жалкой жизни, отказала дать мне денег на такси и отвернулась от меня так нагло и подло, что я еще с минуту стояла в некотором оцепенении, глядя рыжей в спину. После такого  ее поступка я даже толком не могу посмотреть на нее фирменным железобетонным взглядом, который должен был проломить в ее голове огромную воттакенную трещину. Чтоб ей пусто было. И стыдно.
Я громко дышу у не за спиной, а затем наблюдаю, как та самая спина плавно удаляется в сторону автомобиля, куда собственно мне и было велено приземлиться в ближайшие минуты.  А теперь (это важно!) у немногих сейчас есть крайне редкая и практически маловероятная возможность увидеть мне (внимание!) совершенно обескураженной. И я готова была сейчас разразиться громом, лишь бы повернуть сложившуюся ситуацию в свою сторону. Проходит минута. Две. Три. Лера уже скрылась в темноте тонировки черной Волги. Моей Волги... Моей вороной двухтонной советской волги, ГАЗ 3102... мой взгляд с отрешённо непонимающего заметно теплеет и становится скорее придурковато-влюблённым. И  эта перемена во взгляде с каждой секундой созерцания прекрасного становилась все более заметной. Покуда сердце не поуспокоилось...
Я ощутила заметные перемены в самочувствии довольно неожиданно и слишком заметно. Едва сердцебиение наладилось и стало плавным и размеренным, перед глазами все вновь поплыло. Ноги стали подкашиваться, причём я стала ощущать не только тотальную слабость и тяжесть. Ноги в коленях даже начали заметно дрожать. Параллельно с этим начали дрожать и руки. Это я поняла, когда поднесла ладони к глазам. Мои руки дрожали так, что казалось, будто на них постоянно воздействует сила переменного тока. Секундой позже, я почувствовала, как организм стремительно норовит потерять сознание. То, чего мне делать нельзя. Сейчас я сильно боялась, что этот обморок может для меня стать последним. А я ведь столько бухла не вылакала, со столькими парнями не посношалась, и вообще я так до сих пор еще и не увидела плод своих вложений, своё 26е апреля 1986о.
Трясу головой, довольно энергично растряхивая остатки недавней укладки, если ее можно было так назвать. Волосы послушно развиваются на ветру, ложатся  аккуратными копнами на плечи и спину. Перед глазами продолжает неизбежно плыть, а тело наполняется какой-то странной тягучестью и тяжестью. Надо идти. Вдох-выдох. вдох-выдох. Меня ждет Лера. У меня сейчас есть цель. Вдох-выдох. первый шаг даётся с огромным усилием. Кажется, что меня капитально примагнитило к земле. Очень трудно оторвать ногу. Ещё шаг. Я ступаю, как мне ощущается, довольно аккуратно, но со стороны это смотрится так, словно во мне финальная стадия опьянения. Я с огромным трудом могу удержать себя на ногах и не завалиться прямо на брусчатку, аккуратно и красиво выложенную ёлочкой перед этим роскошным отелем. Кое-как я добредаю до автомобиля. Я практически врезаюсь в морду волги, поскольку с торможением у меня тоже большие проблемы. Мацаю ладонью по слегка запылённому чёрному капоту. Оставляю жирные отпечатки пальцем обеих рук, но уверенно исполинскими движениями достигаю двери...водительской.
- Пусти... Ты не знаешь дороги. - тяжело дыша произношу я, воззираясь на Лерку снизу вверх туманным взглядом. Боги, как роскошно она смотрится в этой огромной черно барже. - как же ты охуенно выглядишь.  - на автомате произношу я, словно называю адрес ближайшей автозаправочной станции. - извини... - немного прихожу в себя, понимая, что глупость спизднула. Нет. Нет, блять! Это не глупость. Это самая сущая правда, НО. Эта правда, о которой Лера должна была узнать самой последней из всех. Чтобы как-то отвлечь на свое поведение внимание Лерман от последней правды, мне приходится покориться ее приказу, а именно водрузиться на пассажирское сидение. Я, конечно, против, поскольку, будучи за рулем мне реально было бы растрясти в крови адреналин, который мне так не обходим. Приседаю справа от Леры, лишний раз, подозрительно окинув ее взглядом. Тянусь к консоли и... Ах, да. В советских машинах не встроены навигаторы. И я с удивлением смотрю на Лерман, а она смотрит на меня. Наверное, я выгляжу слишком жалко, если исходить из того, как она на меня смотрит. А я же делаю вид, что все так и задумывалось в моем поведении.
- Мне... - хриплю я, стараясь глубоко вдыхать воздух перед каждым словом. - нужно... - не знаю, как подготовить Леру к тому, что я сейчас произнесу. Времени мало. Катастрофически мало. Я не перестаю думать о том, что секунды с какой-то немыслимой скоростью. проскальзывают мимо меня так незаметно и нещадно. Не могу сфокусироваться на каких-то вещах, ощутить запах вечернего Киева, расслышать аккорды старого волжанского двигателя, никак не удаётся остановиться и остановить скоротечность событий. - поехали в баню. - выдаю я. Реакцию Леры надо было конечно видеть. Но я не останавливаюсь на этом. Вместо того я довольно скромно и боязливо прячу взгляд, как будто сморозила какое-то бесстыдство. Тем не менее, эту локацию я выбрала вовсе не случайно. Во-первых, я не хочу подохнуть в грязном заебанном теле. Во-вторых я сто пятьдесят лет не была в бане, ведь в Америке эту услугу никто не практикует. В третьих, перепад температур должен разогреть кровь и приударить в голову адреналином. В общем, простая деревянная баня на дровах - это то, что доктор прописал.
- В простую деревенскую баню... едем. Сейчас. - подкрепляю я свои слова, едва заметно кивая подбородком. Да, я настроена серьезно. Нет, мне не нужны стерильные бесчувственные дорогостоящие души и ванны. Я. Хочу. В. Баню. Прямо. Сейчас. - Сейчас.
Принимая некую растерянность Леры как должное, я задворками рассудка понимаю ,как дико это для нее. Мало того, что дико, так еще и непонятно где. Но рядом с Лерой вед сейчас я. Известный сельский навигатор. Х-ха! Поелозив на сидении, я игнорирую ремень, который нужно пристегнуть. Мне же адреналин нужен, поэтому пристёгиваться я не планирую. Зато я планирую воспользоваться картой местности. Киев и окрестности как на ладони изображены на карте-путеводителе, который я раскинула у сея на коленях ,выискивая подходящее место.
- Здесь. - указательный палец торжественно приземляется в окраинное место на карте. Это за пределами Киева, в одном из его северных пригородов. Там расположены сельские хутора. некоторые из них могут быть даже заброшены, а это именно то, что мне нужно.

0

47

Форум: MEMORY LANE
Текст заявки:

Уильям Шор, можно сменить, 40+

Steve Buscemi, Marylin Manson (?)

поэт, работу обсудим, серийный убийца

В каждой классической истории всегда есть добро и зло, и детективы никогда не являются исключением. Будь то Шерлок Холмс или любой другой, так или иначе списанный с него ищейка, ему непременно найдётся дело всей жизни, да? При хорошем сценарии, там будет задействована психология, скрытые смыслы, послания, эстетика, игра в кошки мышки, соревнования умов и всё такое, да? И финал, не всегда очевидный, а зачастую вовсе неожиданный. Так вот: я предлагаю тебе стать делом моей жизни. Чем-то даже более значимым, вне слов, понимаешь? Почти случайно, косвенно войти в мою жизнь, но так из неё и не выйти. Одержимость, безумие, когда мозг и нервы чешутся? Провокации? Реакция и наблюдение? Эволюция деградации? Прекрасно, заноси всё. Эстетика Ганнибала, игры умов Тетради Смерти, невероятная связь тех, кто могли бы действовать вместе, понимая мышление друг друга, но оказавшихся по разные (временно?) стороны. Я - это сухость, у меня вроде как такое скупое, прямое, ровное и не креативное нутро. Ты - самовыражение, особенное видение на мир, чувство прекрасного, желание донести. Мы оба искажены, ненормальны, просто каждый по-своему. Для меня ты не будешь борьбой за справедливость, я не за неё борюсь, по крайней мере не сразу. Но сам процесс, понимаешь? Нам есть, чем зацепить друг друга, столкнувшись, а как и чем оно закончится... Что же, кто-то в любом случае проиграет. Так всегда случается. А порой даже бывает, что две стороны меняют друг друга куда больше, чем кажется.

Всё, буквально всё придумаем вместе, продумаем, разработаем, утонем и погрязнем. Не требую постов часто, ибо и сам временами (хронически накатывающего тлена и уныния) могу писать раз в две недели. Но месяцами ждать бы (критически) не хотелось - это важно, ибо в таких случаях у меня пропадает запал. Лицо повествования, размеры, оформление - мне это безразлично, лишь бы выходило то, да. Кроме того, в игре есть не только я, но и моя славная ассистент, которой можно и угрожать, и пытаться её убить, и раздражать меня, и использовать, и... Ну, ты же знаешь, как это бывало, скажем, с Ватсоном в мире Гая Ричи, не так ли? Или в окружении Грэма в Ганнибале. Или... а, о чём это я?

На данный момент я перегружён играми как осуждённый отматывать долг в Тайнике Дэйви Джонса, но неторопливую и вкусную игру по тому, что указал выше, взял бы с удовольствием. Типа, эстет во мне умер не совсем, твержу себе я, а мозг не атрофировался (ложь, на самом деле, но прелесть самообмана).

Ваш персонаж: Энтони Хокинг, 42 года, частный детектив. Не борется за справедливость, тупо наслаждается процессом и поиском взаимосвязей, периодически ширяется, чтобы отключиться от внешнего мира (вдохновлено Из Ада, Игрой Теней и Ганнибалом). Циничен и своеобразен достаточно, чтобы окружающие подозревали его то ли в лёгкой форме аутизма, то ли в мизантропии на почве травмы детства. Но травмы детства никакой не было, потому... да. Работает вместе с ассистентом (Кира Найтли).
При желании могу скинуть анкету полностью, ничего не скрываю.
Пример вашего поста:

Пример поста

Порно - это не то, что обычно смотрят аутисты, как и не то, что является основным источником информации во время расследования. И тем не менее, Тони пересмотрел три вороха порнографии, и это действительно являлось основным источником, в котором имелся шанс найти хоть какие-то зацепки. Это в самом деле так, и такова стартовая позиция в расследовании, которое заказали у Тони. Пахнущее опасностью, угрозой жизнью, но предполагавшей много работы, а там и в потенциале интересные развязки. Для того, чтобы таковые случились, пришлось обратиться к нескольким знакомым: полноценный доступ к даркнету просто не получить, данные в нём просто не отследить; отследить в кипе материала единый стиль, единую черту, последовательность - это оказалось труднее, особенно без привлечения полноценных специалистов. Последнее недопустимо в силу специфики индустрии, в которую влез в этот раз, и причин, по которым обратились к частному детективу, а не в полицию. Что собирались делать с результатом - Тони всё равно, ему важен процесс и решение предложенной задачи. И коли надо было для этого смотреть порно часами с финалом чуть более чем мерзким - что же, пускай будет так.
Сложнее оказалось узнать хоть что-то о тех лицах, которые оказались задействованы в видео. Их естественно было больше, чем дочерей обратившихся родителей, но и не все дочери, бхмн, оставались живы. Это значило простую истину: девиц всегда может стать больше, а значит больше трупов. И по большей части безнадёга, в которой ни айпи, ни иная схожая информация не являлась истиной и раскрываемой. Действительно ничего. Кроме одной детали: смертей было меньше, чем девушек. Финалы были не у всех историй, а это означило, что пока оставались и живые жертвы. Они же - потенциальные трупы, свидетели и ниточки, за которые можно ухватиться.
Благодаря родственникам, социальным сетям, другим порно-источникам и улицам удалось узнать имена трёх девушек. Одна не из Чикаго, да и не штата как такового, другие под юрисдикцию попадали. Дальше социального номера, банковских счетов, отчётов. Короче, вся та информация, которая, вообще-то, в силу отсутствия разрешения не сможет быть так просто использована в суде напрямую, но и суд пока Тони не волновал тоже. Ему надо найти этих девочек, и пускай способы, как и связи со всеми, кого он задействовал, останутся за кадрами. Лишь бы это дало результат, и новые трупы, не так ли? Для него персонально самым отвратительным стало то, что единственное, что можно было делать дальше - это, по большей части, просто ждать. Надежда, ожидание, отвратительные моменты. И продолжение отслеживания "линейки" порно на случай, если появятся новые летальные исходы.

Ожидание дало сои неожиданно удачные плоды как раз в тот момент, когда Тони было чертовски плохо после того, как он в который раз упоролся, чтобы зарыться в собственные мысли опасно глубоко и не выныривать из них как можно дольше.  Агата получила целый день на то, чтобы решать свои дела, а детектив просто умирал в офисе, выкуривая сигарету за сигаретой и попутно кое-как борясь со своим самочувствием. Когда раздался звонок, он даже не сразу сообразил, о чём речь.
- ... если ты шутишь, то у меня с юмором до сих пор некоторое недопонимание, - уставившись куда-тов  сторону тоном немного мёртвого внутри человека выдал Тони, уперев большой палец в висок. - Т.е. не шутишь? Это... Да, чёрт подери, именно так. Отправь мне координаты, разберусь. Спасибо за содействие.
Докурил сигарету, зашевелился, немного позабыл о своей боли и разбитости. Не сказать, что сильно обрадовался, что ему ещё дня два не грозило в силу специфики привычек, но логический триумф разума и выдохшееся "наконец-то" определённо воодушевили. На то, чтобы не умереть прямо на диване в офисе. И чтобы набрать Кэмбелл.
- Агата, через час встретимся по указанному адресу. Сообщение удалишь, на всякий случай. Планы подождут. Одной из карт по делу убийственной порнографии воспользовались, это зацепка, - пояснять будет на месте, а пока не настроен на долгие беседы, и вообще голову под холодную воду, ещё две сигареты.
Оружие, конечно же, держал при себе, как и вызов полиции наготове. Неизвестно, кто воспользовался картой. Актуально ли еще нахождение в, судя по всему, недорого номера. Будет ли там труп, пытки, нужное лицо, рандомный человек или никого - Тони не знал, а гадать у него не было настроения. Как уже понятно, оно в принципе паршивое, даже несмотря на долгожданную новость. Вот найдут хоть кого, тогда и будет результат. Это если в самые параноидальные, но  вероятные в нескольких случаях сценарии не ударяться. Просто их озвучивал сам себе и, в основном, находясь в состоянии прихода, лишний раз не возвращаясь к.

Немного растрёпанный, но живой, он даже полноценно добрался до нужного места на своём стареньком Порше. Правда, назад пускай Агата повезёт - ему-таки дурновато, чего уж. И если, конечно, они вообще вернутся  назад, а не окажется застреленными. Ну, как бы, и такая вероятность имелась, причём почти всегда.
- Здесь оплатили номер с карты Элли Панхерст, - коротко о главном, а детали не имели никакого смысла быть уточнёнными. Точнее, деталей не было (как и бодрого настроения): в понимании Тони, все выводы и нюансы и без того очевидны. На практике в верности всех предположений сразу они убедятся  уже через несколько минут. - Соврёшь, что мы друзья, которые пришли забрать её после слишком шумной вечеринки. У тебя лучше получается, - констатировал Тони, передав ассистенту социальную часть работы с рецепцией. Он немного заторможенный и взъерошенный, словно бы видел некое дерьмо, потому подобная история даже натуральна. Ну, разница в возрасте. Ну, в такое время. Ну, чёрт подери, это Чикаго. Если паранойя Тони обоснована хоть на сколько, то кто знает, последними ли они будут спрашивать про Элли. Вы помните: родители обратились не в полицию не сразу и всё такое. Детектив про это тоже прекрасно помним и понимал причины, а другие параноидально додумывал. - Я зайду первым, что делать в случае угрозы ты знаешь. Если там окажется девица, то... разговор возьмёшь на себя, жертвы насилия редко горят желанием разговаривать с мужчинами в подобных ситуациях, - а сели там будет не жертва, то подавно. Карта-то была на имя Элли, а значит, её бы в таком случае своровали, что незаконно и точно также наказуемо. Женщины, как считалось, вызывали больше доверия. Даже если эта женщина - Агата. Или, может, не так: особенно если Агата. Уж она-то разговаривать умела,

С видом совершенно невозмутимым и "я задрался ждать чуда, потому сделаю хоть что-то с этим дерьмом" мужчина провернул ручку и открыл дверь. Заглянул в номер, едва просунувшимся, с неизменным лицом осмотрел её. Выстрелов не последовало, удара по голове тоже, как и критического шума. О нём, к слову, на рецепции тоже сказали? уж больно бурной оказалась вечеринка, двадцать первый век и эмоциональные натуры.
- Нас по крайней мере не прострелят сразу, прекрасно, - пробормотал детектив, бесцеремонно проходя в комнату и включая нормальный свет. Ужас, как раздражал глаза, но что поделать, у дня вообще имелось свойство быть... светлым. - Если мы ошиблись номером, то принесём свои извинения, - он обвёл помещение оценивающим взглядом, точно таким же - девицу на кровати. Рыжую. Потрёпанную. Похожую на ту, что была в видео. Вероятно, не ошиблись. Оставалось найти подвох, да? - Нам нужна Элли. Нет, мы не из полиции, не кредиторы, не порнографы, не родственники... Агата? - обречённый вздох, взгляд ненадолго перекинут на ассистента, прежде чем снова продолжить изучать состояние девушки. Ближе не подходил, но оставался неизменен в своих повадках. Как все эти слова трудны. Пускай Кэмбелл объяснит и выйдет на контакт с девицей, у неё это получится точно. Если не лучше, то получится в принципе. Тони со своей стороны сказал самое главное.

0

48

Текст заявки: хочу игры, легкой и ненавязчивой, без каких-то невотрепок со стороны партнера, выяснения отношений и прочих ненужных тем. хочу получать кайф от постов партнера и писать свои без напряга.
могу в гет, слеш и фемслеш. мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, людьми с разными судьбами, характером, бекграундом и условиями взросления. я довольно универсален и неприхотлив, главное, чтобы меня зажгла история персов, их путь и конечная цель. логические дыры, не состыковки, плохо продуманные ходы убивают во мне любое желание играть и дальше иметь дело с Вами.
я не хочу стать Вам другом, соулмейтом, мужем/женой и быть с Вами 24/7, я не требую играть только со мной, а от сладкого сиропа, которыми мироточат всякие парочки во флуде меня тошнит. но я с удовольствием поболтаю с Вами, при обоюдной желании и простой человеческой симпатии, выслушаю и поддержу, если Вам это будет нужно и могу сам иногда побурчать про б/ядскую погоду, мудака начальника и цен на бензин.
я как игрок на данный момент представляю из себя жалкое зрелище по нынешним меркам хд я стар и ленив и если вы любите, чтобы Вам писали простыни, то мы не поладим, если хотите постов кд, то мы, опять же, не поладим. я пишу примерно 5-6к (я дико устал от огромных постов, устал выдавливать из себя слова, писать детские воспоминания, рассуждать о высоком и в пятый раз описывать бабушкин сервиз), два поста в неделю мой максимум.
не знаю или кто-то отзовется на эту заявку, но я буду ждать. у меня есть парочка незакрытых гештальтатов, которыми могу поделиться.
Пример вашего поста:

я так не пишу уже очень давно. Но раз нужен пример, то пусть будет этот
ж

Загнанной дымом в конец норы лисой охотниками фальшивых улыбок, птичкой в клетке для желающих поздравить, сделать комплимент,  украсть на один танец у жениха. Твою бледность списывают на аристократическую, но на самом деле у тебя дико болит голова. Но ты стоически выносишь все круги ада, улыбаясь и шутя, чувствуя себя последней лицемеркой. И только ободряющие полуулыбки матери, и  родные глаза в которых плещется столько сопереживания, понимания, любви и извинений, за то, что не смогла защитить и не уберегла, не помогла выстоять и противостоять, дают тебе силы смеяться, отвечать на комплименты, танцевать и держать под руку своего… жениха. Слово  тысячами колючек впивается в горло, ты запиваешь его осветленным виноградным соком, который волне можно принять за вино. Невеста должна быть весела,  но, Мерлин упаси, не пьяна.
          И вот последний танец закончен, последним гостям отдана дань внимания и уважения и можно уже уходить, пуская праздник на самотек. Ведь все понимают, что в такой важный день невесте и жениху можно сделать маленькую поблажку в неусыпном следовании правилам этика. Тебе нужны все силы, чтобы не кинуть из зала прочь со всех ног и бежать пока не собьется дыхание, а легкие не станут гореть огнем.  Но ты сдерживаешь себя, и вы спокойно выходите, оставляя за собой это безудержное веселье. На ступеньках становится легче, гомон голосов стихает, перетекая в чуть слышное эхо, тут прохладней и нет чувства, что ты на сцене, одна и, скорее всего, в каком-то не очень приличном виде, ведь зачем тогда рассматривать тебя так пристально, как какую-то диковинную зверюшку.
          Ты слышишь шаги Августса, знаешь, что он идет следом и только его присутствие не дает окончательно расслабиться, снять маску светского лоска, наследницы знатного рода и невесты не менее именитого жениха. Не дает стать той Мадлен, с которой мама любит пить чай в малой гостиной, а Пэнни сплетничать через камин, которую знают многие студенты Рейвенкло и даже некоторый Слезерина, которая приходит с утра в  госпиталь святого Мунго и остается там почти до глубокой ночи, потому что любит то, что она делает, большего всего на свете. И плевать на то, что наследницам не пристало работать.
          Ты не хотела хлопнуть дверью перед его носом, но так получилось, и извиняться ты тоже не хочешь и не будешь. Какая-то детская, маленькая и неуклюжая месть, вызывающая внезапное злорадство и радость. Появляется домовик, и ты бы с удовольствие отказалась от чая, кинула бы его фальшивую заботу  ему же в лицо, но так хочется чего-то теплого и настоящего дающего покой, ты чувствуешь, как леденеет твое сердце от ужаса,  с каждой секундой все больше осознавая, что это конец.
          - Не стоило так с ним, - замечаешь ты, - домовик не виноват, что меня выдают замуж насильно. Как ровным счетом не виноват и в том, что мне совсем не хочется, быть его Хозяйкой.
          Ты отворачиваешься к окну, и в щелке между портьерами периодически мелькает тень Августса. Его обеспокоенный профиль мелькает в оконном отражение и видно, что он явно нервничает. Может где-то, в глубине души, тебе  его даже жаль. Ведь есть море девушек, что сейчас сияли бы от счастья, стоя здесь, на этот самом месте. Они бы показывали подругам обручальное кольцо и подвеску, что ты одеваешь только в его присутствии, с гордостью, и не отослали назад не единого подарка, не одного цветочка, а так же ответили бы на все записки и открытки. И, может быть, даже заставили поверить себя и его, что они счастливы, что это то, что им действительно нужно, о чем они мечтали и к чему стремились. И где-то, на какую-то секунду, тебе становится грустно, что ты не такая же пустоголовая красивая кукла и не можешь вот так просто радоваться происходящему.
          Ты оборачиваешься, когда он начинает говорить, и внимательно смотришь, даже не слушая его речь, ты знаешь, что он может сказать, что принято говорить в таких случаях. Слова  - пустые и обездушенные - отпечатываются на его лице раньше, чем слетают с его губ и тебе становится только хуже. Скажи он, что терпеть тебя не может, что ему так же не нужен этот брак, как и тебе, что вы разведетесь при первой же возможности или он отошлет тебя «поправлять здоровье» где-то во Франции и там оставит навсегда в покое. Ты бы, наверное, кинулась ему в объятья и с радостью согласилась бы стать Мадлен Руквуд.
          Но Августс этого не говорит, ровно ничего из того, что ты хотела бы услышать, не одного словечка, намека, полутона или взгляда. Он просит, но это не просьба – это приказ, приговор, раз и навсегда.
          - Со всем смирением?  - чуть слышно фыркаешь ты. – Не подскажите, мистер Руквуд, что означает это слово? Я, кажется, забыла его значение. Уж простите, наверное, это у меня в голове от счастья, что стала Вашей невестой, все помутилось. Ваша речь красива, высокопарна и достойна уважения, но я не верю не единому Вашему слову и ни на секунду не собираюсь ему следовать.  Вы правы, мистер Руквуд, Вы – отличная партия, многие из тех миледи в зале удушили бы меня там же, на глазах у всего благопристойного общества, лишь бы встать на мое место. Но я туда не просилась не одного разу и очень надеюсь, что там не задержусь. Пока еще не поздно, отпустите меня, куда угодно и как угодно. Почему бы на не пожить раздельно какое-то время. Например, вечность. Вечности мне будет достаточно,  а Вам?
          Ты внимательно смотришь на Августса, не зная, какой реакции ждать на свою тираду. Может быть, ты и заигралась, и уж точно твой тон был далек от вежливого или светского, но тебе плевать. Когда двери темницы почти захлопнулись, какая разница, какими способами ты проскользнешь в маленькую щелочку, что бы оказаться на свободе?

м

Это – поцелуй отчаянья, поцелуй безумства, его безумства и несдержанности, его слабости. Она – его слабость, была, есть и будет, как первая любовь, что не забывается никогда. Он почти чувствует ее губы, аромат ее кожи, почти пробует на вкус. 
Ее голос, что в напряженной, отстраненной от всего мира тишине показался выстрелом пули: пугает, будто открываешь коробку с подарком, а вместо приятного сюрприза от туда выпрыгивает голова клоуна на пружине. А потом он осознает ее слова и то, что сейчас не конец. Еще не конец, совсем не конец…
И он действительно чувствует и понимает, что сейчас происходит, но прервать это означает отпустить Мегги, а бредовая мысль, что она – его соломинка в бурлящем море не пропадает, поэтому он поддаться, поддается этому… наваждению.
Наваждение обволакивает разум, стирая прошлое и будущие, поступки, мысли, образы… оставляя за собой лишь сизо-туманную пустоту, мягкую, теплую, где есть только ее губы и руки на шеи и пальцы в волосах.  Остается, только страсть поцелуя и сбивчивость дыхания и безумная пляска языков в самом древнем и мудром танце наваждения. Он скользит руками по ней, изучая_вспоминая знакомое тело,  воссоздавая в памяти все изгибы, родинки, шрамы и чувствительные места.  Этого становиться мало, вместе с памятью о ней, о них, нарастает желание, чертов халат – маленький кусочек шелковой ткани, а сколько проблем -  ищет узел на пояске, пытаясь развязать, но при этом не прервать поцелуй.  Она хочет того же, потому что стягивает с него рубашку.
И тут… он задыхается, только уже не от страсти, а потому что галстук удавкой затягивает шею, затрудняя дыхание. Ее голос вмиг разбивает тишину на миллиарды осколков, они растворяются в воздухе, забирая с собой еще секунд назад царившие здесь спокойствие. Почему все хотят его задушить или сломать шею? Абсурдная мысль выводит из ступора, заставляя включить мозги.
Ее крик полный обиды и злости – на него или на себя? – причиняет почти физическую боль. И дело не в «обломавшимся сексе», вовсе не в нем, просто… Понимание скатываться на него снежной лавиной: он обидел ее, поддался минутному отчаянью и еще не понятно чему. Он не думал не о чем таком, о ее чувствах, о том, как это будет выглядеть со стороны. Он вообще не о чем не думал, кроме своей тоски, прокуренных нервов и пустоты, что поселилась в душе с той самой ночи.
Смилостивившись, она отпускает его, с облегчением вздохнув, он выходит, не сказав ни слова. До бара – рукой подать, вон он спрятан в витиеватом мебельном наборе, всего лишь пара шагов через временную спальню Маргарет. Этот пусть можно преодолеть за пару секунд, а можно свернуть на балкон, кинуть галстук, который теперь всегда будет вызывать резкий приступ удушья, на кровать, вдохнуть по-зимнему холодного воздуха, наплевать на все запреты о курении и штрафах, что ему грозят, затянуться вишневым дымом  и, выдыхая, постараться не думать о случившемся.  Он предал себя, ее и Элли. И даже если последняя не узнает, он будет все равно терзаться этими воспоминаниями и мыслями о том, что останавливаться совсем не хотелось.
Мысли плывут медленно, как дым от сигареты. Он точно знает, что должен извиниться, что там, в чистом до оскомы кафельном одиночестве осталась Мегги, у которой в голове такой же каламбур, что бы она не доказывала себе или ему; что суть визита еще не была объяснена и что он так и не сказал, что теперь их связывает с Норой. Хотя… уже и не скажет, слишком откровенной будет пощечина.  Конечно, он до конца будет надеяться, что она подалась тем же минутным чувствам,  старым вспышкам памяти, паззлами из картины прошлого, что и он… Но это был обман, красивая иллюзия для успокоения собственной совести и глупости.
- Придурок, - дребезжит стеклами балконная дверь.
Вино, два пузатых бокала и искреннее раскаяние, вот все, что он может ей предложить сейчас. Нужно ли ей последнее?
Она на своих плечах
Держит шар земной
В бесценных мелочах
Останется со мной...

Он молча входит в ванную комнату, успевшую наполниться тонким слоем ароматного пара, садиться прямо на пол упираясь в выложенный кафелем бок стены.  Медленно наливая вино в бокал, сначала ей, потом себе.
В воздухе повисает молчание, такое реальное, что он почти видит две полоски знака паузы витающим где-то в пространстве.
- Помнишь, ты сказала, что я никогда не повзрослею? Ты была права, - и помолчав, добавляет: - прости меня. Ему очень хочется подойти ближе, сжать ее ладошку и посмотреть в глаза, что бы увидеть там, в лужицах ее коньячных глаз прощение и понимание, но почему-то боится. Правда не знает чего: своего порыва или того, что не уведет там, того что хочет.
- Я знаю, что если начну оправдываться, то будет только хуже… Поэтому…- он замолкает, а потом улыбается кончиками губ. – Черт, хотел сказать, что давай забудем, но понял, что не хочу забывать.  Прости меня и за это…Наверное, ты проклинаешь тот день, когда не прихлопнула меня при встрече?
Шар держать земной
На своих плечах
В бесценных мелочах
Навсегда со мной.

Отредактировано 9 Crimes (07-06-2018 13:02:35)

+3

49

Форум: Record
Текст заявки:
Все время, сколько мы знакомы, я называю тебя Летти (для примера). На своём последнем дне рождения ты отмечала 25-27 с момента появления на свет. Я частенько могу найти тебя в моей компании на должности директора по связям с общественностью. Свободное время проводишь с мальчиками.
На просторах Рекорда ты стала похожа на Megan Fox(only), поэтому тебя часто с ней сравнивают.

Здравствуй, моя родная! Я снова в отъезде, но в этот раз у меня есть возможность написать тебе.
Помнишь нашу первую встречу? Я увидел тебя в том баре, где я искал спокойствия. Вот уж правда, жизненная ирония..искал спокойствия - а нашел тебя. Мы оба думали, что это лишь одна ночь, я как всегда представился тебе не своим именем..А на рассвете мы попрощались. Даже не надеялись встретиться вновь. Мне было грустно..не похоже на меня, а ты даже плакала. Думала, я не замечу, но твои соленые следы остались на моем плече. Странно для тех, кто знает друг друга всего ночь.. Мы постоянно переписывались, используя смс и мессенджеры, а встретиться все никак не удавалось..
А потом ты пришла на конференцию. Моя первая конференция, надо так облажаться! И задала самый нехороший вопрос. Ты злилась на меня за то, что я не назвал тебе своего имени, думала, что я врал обо всем. Но ты же не знала почему я так поступил.. если по честному, то и сейчас не знаешь А я больше не хотел тебя видеть. Ведь я думал, что ты журналист до мозга костей..и та наша ночь была лишь журналисткой хитростью... Неплохой способ собрать информацию, правда? Пролезть в постель к бизнесмену, а пока он будет спать - пособирать по дому то, что расскажет о нём что-то интересное и даст хороший материал..
А потом мой пресс-секретарь, будь он неладен, решил нанять тебя как человека, у которого хорошо получаются биографические книги, чтобы ты написала её обо мне. И ты согласилась. Что в тебе говорило тогда? Жажда хорошего гонорара, новой встречи со мной, правды? Чем ты руководствовалась тогда, моя прекрасная? Это неважно. Рад, что ты не отказалась, была смелой и дерзкой и вошла в дверь моей корпорации. Каждую пятницу мы встречались, чтобы ты могла собирать материал для книги, но не могли забыть обиды друг на друга. Наши отношения начинались очень горячо. И это укрепляет мою любовь к тебе.
И у нас было так много всего..у нас такая история. И я люблю эту историю, милая. Я люблю тебя. Ты - настоящая дъяволица! Огонь моих чресел. Заноза в моем сердце. Одна на миллион — роскошная.. Когда-то мы поженимся и родим маленького Нолана. Мы же договорились о сыне, правда?
Я скоро буду, моя невероятная! Жди меня. Твой К.

Ну а теперь о человеке. Не надо брать эту роль ради того, чтобы быть в паре, пожалуйста! Перед тем, как ты займешь эту роль, нам придется пообщаться в ЛС или аське, вк..У меня есть история, которую я хочу отыграть. Так сказать основные моменты. Тебе будет необходимо знать на что ты подписываешься. Будь готова отыгрывать жуткие ссоры, крики, страстный секс, слезы. Пожалуйста, будь готова отыгрывать ВСЁ! И самое главное будь готова к общению. Я не могу играть пару с тем, с кем не общаюсь ежедневно. Вот такой вот я капризный молодой человек, зато честно.
Ваш персонаж:

Кристофер Нолан, 35 лет, владелец Нолан Инк, наёмник на гос службе

Кристофер родился в семье военного и учительницы. Он был долгожданным ребенком, в силу возраста родителей. Первый и единственный мальчик родился, когда Мэри было уже сорок пять, а Дэвиду близились прожитые полвека. Конечно, когда ты так долго пытаешься заиметь своего первого ребенка - он становится для тебя смыслом жизни. Жаль, что большая часть ее уже прожита. Окруженный любовью и заботой со стороны матери, но сдерживаемый суровыми рамками военной выправки отца - Кристофер растет юношей, в сердце которого есть место нежности, любви, трепету и прочим светлым и тонким чувствам. Однако, на вид он очень жесткий, суровый, справедливый. Принимает холодные решения, не опираясь на сожаления и не подвергая их сомнениям. Крис мечтает, что купит дом маме у моря, а отцу подарит машину. Это стремление развивает в нем предпринимательские качества. Благодаря связям отца, мальчик добывает товары из-за океана, которых не достать и продает их по магазинам, лавкам, киоскам. С этого и началась Nolan Inc. Когда Крису исполняется 15, он направляется в военное училище, где покоряет вершины одну за другой. В этом же году уходит из жизни отец мальчика, достигший больших высот генерал. Военное окружение гордится, что после него осталось такое наследие, идущее по стопам отца. Мать подкашивает эта ситуация, она держится только благодаря сыну. В августе 99-го Крис получает предложение отправится в Чечню на сложную операцию. Тогда еще никто не догадывается, что это будет война. Не мировая. Длиной всего в год, но все же война, с которой люди возвращаются искалеченными (физически или морально), огрубевшими. Другими. Именно на войне определяется его будущее. Он один из тех, кто бесстрашно идет вперед, проливает кровь виновных, спасает невинных. Одним из таких невинных становится маленький щенок. Кристофер называет дворнягу Олли и забирает с собой. Через все испытания, прикрывая его от пуль и разделяя с ним пищу и кров, Нолан все же приводит друга домой в начале двухтысячного. Кристофер продолжат заниматься предпринимательством, открывает свой первый магазинчик. Выигрывает тендер (благодаря связям) на добычу полезных ископаемых в Саудовской Аравии и натыкается на нефть. Это и есть точка отсчета, после которой все пошло совсем по-другому. Мать умирает от рака поджелудочной железы очень скоропостижно и мучительно, на последних неделях даже не узнавая своего сына. Покровители в военном обществе держат его как пса на цепи, поближе к себе. В какой-то момент один из них, Генри, хороший знакомый Нолана старшего, наконец проливает свет. -Кристофер мать его Нолан...ты машина, черт подери. Других таких нет. Твоя дорога определена. Ты всегда будешь убийцей. Так и случается. Ему не интересны девки, только секс. Не интересно продвижение по службе, только сам процесс его работы. Он наёмник на уровне правительства. Он убивает людей, которые делают плохие вещи. Делает это уникально. Ни одно убийство не походит на то, чем является. Это либо несчастный случай, либо самоубийство. В 31 год его покидает самый младший член семьи. Дворняга Олли слишком стар. Это было практически равнозначное горе для Кристофера, как и потеря каждого из родителей. Даллас напоминает слишком много больного, Крис переезжает в Нью-Йорк, поселяется там. Мужчина выбирает дом подальше от людей, стоящий будто на отшибе, где можно увидеть как солнце целует землю на рассвете. Вокруг тишина. Меняет привычки. Покупает патифон и кучу пластинок с классикой. По частям он начинает собирать Jaguar XK-E 4.2 Litre Series I 1966 года. Он мечтает расширить сферу своей корпорации со строительства, производства и продажи одежды, обуви, сумок, добычи нефти - еще и рестораном. Нанимает пресс-секретаря, пора выйти в свет. Каждую пятницу он приходит в один и тот же бар, где пьет один и тот же виски. Дешевый, чтобы не привлекать внимания и продолжать чувствовать себя живым человеком. Расчетливый, хладнокровный, внимательный на грани с педантичностью. Все подмечает, все видит. Терпелив от рода своей деятельности. В личных делах вспыльчивый, как вулкан. Никогда не знаешь, где рванет. Кажется бесчувственным и невовлеченным, будто не нуждается в семье. На самом деле он не заводит друзей, чтобы не быть обманутым. Не заводит отношения, чтобы не иметь "Ахилесовой пяты", ну и не быть обманутым. По ночам ему часто снятся выходные с семьёй. Он мечтает быть нормальным, любить, слышать женский голос на кухне и детский смех на газоне. Мягкий под жёсткой коркой, способный проникнуться другим человеком и испытать всю гамму чувств к нему. Нужно лишь отпустить себя с цепи.

Пример вашего поста:

самое простое из активных эпизодов

Даллас. штат Техас

Очень тяжело расставаться со своим городом. Очень тяжело расставаться с родными. Кристофер сидел рядом с могилой Олли - верного друга, большого, лохматого пса. Свежая земля - ей нет и десяти дней - медленно опустится ближе к красивому гробу из красного дерева спустя несколько месяцев. Тогда же и поставят красивый, холодный камень, залив могилу бетоном и присыпав белыми камушками. На камне обязательно будет написано чистое признание в любви, дань уважения, слова о вечной памяти. Олли не воспринимался псом. Он всегда был другом, братом.
Нолан соберет вещи на следующий день, уберется в доме, начисто отмоет миску пса, в которой уже присохли какие-то крошки.
-Ты уверен, что готов уехать? Все оставить тут? Так просто? Всех забыть? - седовласый мужчина, с короткой белой бородой, уставшими глазами, полными опыта.
-Я не готов никого забывать, Генри. Надеюсь, что и меня тут никто не забудет..

Нью-Йорк. штат Нью-Йорк.

Мягкое приземление, жара сменяется свежим воздухом. Техас совсем не похож на яблоко, особенно осеннее. Кристофер променял жаркий Даллас, в котором сейчас распускаются цветы, все ходят в легких тренчах или просто толстовках, на огромный, шумный Нью-Йорк, где придется надевать куртку, джинсы, купить теплые свитера..
Он купил дом неделю назад, приехав сюда на пару дней, чтобы подготовиться к переезду. В этом доме редко когда кто-то жил, он был временным пристанищем для отдыха на берегу океана у семейной пары, коротающей свои будние вечера в квартире на Манхэттане. Это большой плюс, для Кристофера, который терпеть не может что-то за кем-то донашивать. Дом большой, с огромными панорамными окнами, громадной террасой сверху, гаражом внизу и площадями, на которых отлично упрячется все, что нужно убийце.
Такси до необходимого адреса. Дикая боль в груди и нежелание принимать всё как есть. Все это осталось в этих выходных. А понедельник призван позволять людям начать новую жизнь. Сквозь боль потерь, желание оборвать всё, ничего не продолжать.
Сегодня мужчина заключил договор куплю-продажи квадратных метров всего 27-го этажа в огромном небоскребе, наполненном разными корпорациями. Центральный офис не может быть в Далласе, когда хозяин корпорации в Нью-Йорке. Почему выбран этот город? Тут уже открыты магазины Nolan Inc, работает строительная компания Нолана и в принципе - корпорация заняла хорошую нишу в этом городе. И столько еще можно освоить. Из Нью-Йорка в принципе будет просто управлять всеми точками.
Кристофер откроет дверь и почувствует легкий шлейф женских духов. Не придаст этому значения, находясь в усталости и желании остаться один на один с собой. Присядет на диван и оглядится. Этот, пока еще не принявший его дом должен будет стать пристанищем его корабля на долгие годы. На берегу океана, с зеленой коротко-стриженной травой, вдалеке от города. О чем еще могут мечтать люди? Кристофер мечтал скорее осознать и смириться с тем, что он один на этом свете. Больше нет никого. Остался только Нолан. Хозяин своей жизни, который сейчас даже не был хозяином своих мыслей. Вот это ирония..

+2

50

на обсуждении

Текст заявки:
Если честно, в такого рода заявки никогда не был силен, но наступает момент, когда понимаешь, что без игры просто чахнешь, на старые незакрытые хотелки попросту закрываешь глаза и ищешь что-то новое, что не даст упасть в бездну рутины и реальности. Поэтому, пожалуй, эта заявка будет чертовски лаконичной.
Как игрок я абсолютно всеяден, могу и гет, и в слэш - но сейчас я отдам предпочтение второму. Поэтому разыскиваю соигрока на м+м. Конкретных идей у меня нет, как и требований тоже. Список играбельных внешностей слишком огромен, поэтому будем подбирать их вместе точно так же, как и возраст персонажей: все будет зависеть от выбранной нами истории. Посты пишу от 3к и как вдохновение потечет, чаще всего от 3го лица, но могу и подстроиться.
Как бы старомодно не звучало, но вера в постоянного соигрока не чахнет, хочется найти человека, с которым игра будет в удовольствие, а желание перекинуться парой слов, видосами или чем-то вдохновляющим вне форума не расценивается, как посягательство на личное пространство. Согласитесь, куда проще играть с человеком сюжет на двоих, когда узнаешь его хоть чуть чуть?)
Не привык ограничивать общением \\ игрой только со мной любимым, но давайте договоримся: если мы играем пару (пусть это будет и не ванильная история с любовью до гроба, не играю такое - не волнуйтесь), то я не наблюдаю за вами толпу ваших любовников, бывших и каких-то непонятных химий и симпатий, я слишком стар и ленив для того, чтоб проявлять ревность и собственничество :3
Что касается места и сюжетов: чистый реал, или реал со способками, может быть мистика - открыт для всего. Подробнее уже обсудим вместе с соигроком, не против придти куда-нибудь к вам. Все остальное - опционально.
Пример вашего поста:

Пример поста

В какой-то момент своей жизни Брайан упустил тот самый щелчок, который изменил все, поставил привычное бытие под откос. Это всегда должен быть какой-то особенный триггер, что приводит в движение механизм медленного и верного скатывания по пизде. Когда Уиттмор думает об этом, ему кажется, что все можно было исправить, если бы он не упустил возможность, но потом приходит осознание, что он поступил бы точно также. Не его вина, что образцовый папочка, винивший во всем самого Брайана, оказался одной сплошной ложью, ложным идолом, в которого неопытный парень верил, на которого так недосягаемо хотел быть похожим . Никогда не думаешь о том, что одна лишь внезапность может столкнуть тебя с пути, направить по ложному и сделать его единственно правильным. Пять лет назад для него все пошло неправильно, и все эти пять лет, которые он колесит по стране, тратит чужие деньги – наказывая этим отца, по крайней мере он так думает, ему кажется все чертовски правильным. И нет, ему чертовски не стыдно за свое поведение. – Ну, ты же так сильно хотел идеальную семью, отец. Попробуй на это закрыть глаза…
Хороший мальчик, подающий надежды, вызывающий уважение и восхищение, медленно скатился на почти самое настоящее дно, и где-то там внизу ему больше не хочется подниматься. Он получает от жизни все, что только может пожелать: носит хорошую одежду, выпивает в самых модных клубах, с ним рядом его друзья – ощущение, что мир лежит перед ним раскрытый на ладони, но чего-то не хватает. Знать бы, чего. Брай травил себя всем, что только горит, но это абсолютно никак не отражалось на его внешнем виде, парень оставался все таким же притягательным и обаятельным, все хотели ближе к нему, порой это попросту выбешивало. Вокруг собиралась отличная компания таких же отвязных прожигателей жизни, а Уиттмор все еще не мог понять, чего же ему нужно, и что так влечет к нему людей. Глаза становились все ярче, а улыбка – призывно шире, его внешность, словно ловушка, и все верно попадают в его сети, а внутри давно уже замерзло все в каком-то нескончаемом пиздеце. Несколько месяцев жизнь превращается в какой-то бесконечный потом, одну сплошную тусовку, которая началась одним субботним вечером, и никак не может закончиться. Лица стираются из памяти: где он был, с кем он был, кому говорил, что любит, только бы не просыпаться утром в пустой постели, кому он что-то там обещал. И на самом деле ему было попросту наплевать на случайные жизни, которые сплетались с его собственной, они ничего не значили в конечном счете и не цепляли, встречались спонтанно и так же легко расходились. Уиттмор отдавал себе отчет, что постоянство не его конек, и вряд ли найдется человек, который сможет его переубедить. И так было со всеми, кого Брйан неосознанно касался своей беспробудной жизнью. И все изменилось однажды, все встало с ног на голову, когда Брайан Уиттмор – алкоголик со стажем, повеса и наркоман – встретил его.
panic! at the disco - hurricane
Hey! Hey! We are a hurricane! Drop our anchors in a storm.
Hey! They will never be the same,a fire in a flask to keep us warm.
Cause they know, I know that they don't look like me.
Oh, they know, I know that they don't sound like me.

Наверное, в тот момент Брайан даже не успел понять, что на самом деле случилось. Взгляд в печальные глаза парня, такие же мутные, как у него самого, и где-то там внутри больно, словно основательно током прошибло. Брай слишком пьян, чтобы анализировать то, что с ним случилось, но осознание мощно ударило по мозгам – вот она та самая отправная точка, это тот момент, с которого все началось. Они с Андреем как две кометы, которые попросту лавировали в космосе, никого не трогали и медленно-верно сгорали навстречу чему-то далекому и необходимому, пока не столкнулись друг с другом.
- Андр.., - язык сломается, пока он выговорит это необычное имя, он слишком пьян, но обязательно обещает себе научится говорить его. Его новый знакомый слишком особенный, и он почувствовал это под кожей внутри, и он пообещает себе, что будет звать его по имени, а не этим привычным Эндрю. А пока, в тот самый момент, он попросту сделал все, чтоб то, что он хочет, принадлежало лишь ему. – Выброси свои планы, малыш, чтобы это не было. Я смогу изменить все. – Брай улыбнулся ему самой соблазнительной улыбкой в своем арсенале и по-хозяйски зажал у барной стойки, атакуя его рот жадным поцелуем с привкусом недавно выпившего виски. Уиттмор хотел дышать только им, заглушая все другие голоса в голове и в своей компании. «Что ты нашел в нем…. Брай, мальчишка вытягивает из тебя бабки… Уиттмор, очнись, он хорош только для того, чтоб трахнуть и выбросить сразу же после оргазма…» А он бесился и заводился с полу оборота, пожалуй после разбитого носа Джимми Донована все заткнулись и приняли тот факт, что постель Уиттмора прочно занята. – Это всего лишь развлечение, ничего серьезного… Но это лишь самовнушение, распространяется и на него и на его друзей, который молча принимают тот факт, то к ним затесался семнадцатилетний юнец. «Если Уиттмор хочет, пускай так и будет»
Музыка остановилась. Время замерло мягкой рябью вокруг. Дым мягко покидал легкие, губы скованы усмешкой. Чем дальше, тем хуже, тем быстрее он спускался в ад из своих желаний. Не было времени остановиться, ни единой капли сожалений. Мальчишка удивлял его каждый день в хорошем смысле слова, Брай хотел его всегда и везде. Он называл это взаимовыгодной формой отношений, когда делаешь то, что хочется, спишь, с кем хочется, и получаешь от этого свое. Оба получали удовольствие, и никто не думал о том, чем все закончится. Брайан так точно не думал, он предпочитал дальше все жечь, наполнять смыслом или отсутствием оного. Уиттмор предпочитал держать Голицына при себе, трахать когда вздумается, наказывать шлепками, когда юный наркоман совершенно очаровательно выводил из себя. Парень совсем не хотел признаваться себе, что кажется, залип, совершенно и до неприличия, пока не случилось то, что вывело их отношения на новый уровень…
Клуб…здесь всегда лишком ярко, играет громкая музыка, на танцполе уже слегка поддатые и прокуренные парни и легкодоступные завлекающие девочки, они сплетаются в причудливом танце тел, в соблазнительной игре, исход который давно известен. Брай словил себя на мысли, что ему нравится смотреть на то, как двигается его зависимость, как он чувствует своим телом ритм. Во рту мгновенно пересохло, а мысль зажать его где-то в углу и приставить казалось единственно правильной. Как у тебя так получается, черт возьми… как ты так действуешь на меня… - Брай ерошит свои волосы агрессивно, сжимает кулаки и со словами «мне надо выпить» теряется в толпе, направляясь к бару. Напряжение возрастает в стократ, и первый стакан виски не приносит желаемого облегчения. Парни тянут его на второй этаж, с которого весь танцпол словно на ладони, на какое-то время его мысли очищаются от вечного пребывания там солнышка. Когда-нибудь он сведет меня с ума окончательно.. Брай откинул голову на подлокотник мягкого кресла и посмотрел вниз на танцпол. – Эндрю так хорош собой, Брай. Не боишься, что уведут, а? Стаааарик... – Дэвид тянет слова и насмешливо улыбается, Уиттмор отвечает ему такой же саркастической улыбкой и тянется к своему стакану. Боялся ли он, что сможет потерять свое солнце? Наверное, нет, по крайней мере, думал, что нет. Люди слишком быстро живут, встречаются и притягиваются, а потом столь же порывисто расходятся, что не остается времени на размышления, вечные страхи и сомнения по поводу своих действий или решений. Но что-то ему не нравится в тоне своего приятеля, Брай допивает свой виски и подымается, подходит к самому краю и опирается на изящные перекладины. Он без особого труда сразу же отыскал взглядом свое наваждение и оторопел: сколько там было выпито – протрезвел он мигом, его мальчика, нет ЕГО мальчика кто-то там обнимал. Чувствовали когда-нибудь злость из-за того, то кто-то берет в руки ваши вещи без разрешения? Брайан закрывает глаза и улыбается, так хищно и зло, в висках пульсирует кровь и сдержать резкий выдох не получается, он прокусывает собственную губу до крови и считает в уме до пяти – на больше его не хватает – и молча спускается вниз. Где-то уже не лестнице он встречается взгядом с Риком, который, по всей видимости, так удачно перехватил Голицына на танполе, он бегло проводит по спине мальчишки рукой и целует его в висок, нервно улыбается, мягко кусая его ухо. – Мой мальчик ахуено танцует. – Он улыбается, снова касаясь языком мочки. – Побудь наверху, я принесу тебе что-нибудь вкусное. – Брай теряет его из виду, напоследок шлепая по заднице, в голове уже созрел чертов план, и он требует своего исполнения. Никто…не смеет трогать то, что мое…. Никто, сука... Его сердце стучит как бешеное, а обкуренные мозги попросту не дают даже шанса обдумать причину такому его поведению. Я ревную… блядь, да я правда ревную.. сука…
Уиттмор мягко обогнул танцпол и пошел прямо на улицу за ушлепком, который попробовал взять не свое. Кожанка осталась наверху, холодный ветер абсолютно не смущал парня. Казалось, что ярость внутри не только отрезвила и дала ему небывалую силу, но и разогревала его изнутри. На губах заиграла приятная, но чертовски ядовитая усмешка. Брай снял сигарету с уха и зажал ее губами. – Эй, потрясная задница, огонька не найдется? – И Брайан не шутил, задница у козла была ахуительная, унылая рожа (наверное, от того, что ему нихера не перепало) сменяется улыбкой. Ничего не подозревающий пацан тут же подошел к Уиттмору и прижался ближе, подкуривая свою сигарету. Брай оценивающе посмотрел на него, затягиваясь, он все еще улыбался и мельком бросил взгляд на него, на котором полно уже было звезд. – Жаркая ночка обещает быть, да? – Брюнет флиртовал в открытую, едва сдерживаясь, напрягаясь, словно дикое животное перед броском. Чужая ладонь легла на его пах, осторожно и даже не навязчиво поглаживая, Брай лишь усмехнулся, делая новую затяжку, и крепче зажимая сигарету зубами. – Не сегодня, сладкий, не сегодня. Я занят. – Последнее слово сопровождалось мощным ударом кулака под дых, Уиттмор потерял свое очарование и больше не церемонился, удары были точные, то в грудак, то в лицо. Свободной рукой он держал парня за копну волос, держал сигарету. – Он же сказал тебе прямо, да? Мальчишка сказал тебе, блядь, что ты его не интересуешь. Вот ты тупой или притворяешься? Любишь, когда играют в недотрогу? – Новый удар заставляет незнакомца упасть на землю, пока Брай попросту стоит и смотрит на него безучастным взглядом. – нравится то, что не твое. Помоложе значит, любишь, я понял…так острее и слаще.. – Говорил ли он об этом бедолаге или уже о самом себе хрен его знает, гадость в крови. Алкоголь в организме и слепая безудержная ярость. Он уже попросту не контролировал себя. Пепел обжог пальцы и оторвал его от своих раздумий, вернув его к предмету у его ног, который даже не думал отбиваться, что-то там жалко мямлил и лишь вызвал новую дозу ярости. Брай снова ударил его по лицу, костяшки безнадежно были разъебаны в кровь. – Ты испортил мне шикарный вечер, сука. Испачкал вонючей кровью и слюнями мои джинсы, да ты хоть представляешь, у меня были планы, тварь.. – Уиттмор больше не чувствовал ничего кроме горящей и кипящей злобы, усердно выбивая стоны боли из субъекта ногами, он совершенно не слышал, как его зовут по имени его друзья, что вовремя спохватились, не найдя нигде в клубе Уиттмора и пошли на его поиски. Он не слышал, и не желал останавливаться, пока теплые руки не обхватили его торс в тщетной попытке оттащить его от ублюдка. – Брайан! Не надо, пожалуйста. Перестань, прекрати… - Он чувствует спиной, как его мальчик уткнулся в нее лицом, и что-то теплое и мокрое холодит его кожу. Андрей хватается цепко, сжимая футболку, прижимаясь так, словно от этого зависит его жизнь. Пелена злости практически сразу отпускает его, Уиттмор делает несколько шагов назад практически уже от едва дышащего тела, вокруг суетятся случайные одинокие прохожие. Кто-то из парней вызывает уже 911, а у него лишь трясутся и тяжелеют руки, пока он отходит подальше и оборачивается к причине его нервов, к причине всего, что с ним происходит. У Голицына такие большие глаза, напуганные дохрена. Брай улыбается, поглаживая его по щеке, и тянется за невесомым поцелуем. – Солнышко мое, ты в порядке? – Он целует его лоб, целует щеку и нежно целует губы. Он дышит тяжело, ощущая саднящую боль и тяжесть в руках, но где-то там, в области сердца все чертовски горит, ему нравится это ощущение, эта необходимость. Он сгребает Голицына в объятия и тянет к себе, утыкаясь носом в макушку. – Все хорошо, ты мой, малыш. Ты только мой. – Он бы стоял так вечно, пока Рик не сказал, что пора валить отсюда. Кто-то другой тянет их обоих к машине, и уже в салоне отъезжающей иномарки, Брай устало откидывается на спинку автомобиля и начинает ржать как ненормальный. – Этот урод пытался меня поиметь на заднем дворе клуба… меня и поиметь, пиздюк правда? – Он старательно уходит от темы, пока Джим пытается нашарить аптечку и обработать его раны. – Эй Рик, мы не закончили, найди нам какой-то другой клуб. Я хочу смотреть на то, как солнышко будет танцевать. Да, Эндрю? – Он тянет его имя и смотрит на него соблазнительно, пронизывая до самых костей и дразнит этим именем, хоть оба знают, как умеет он говорить ему «мой Андрей».

Отредактировано bludfire (12-06-2018 14:33:46)

+2

51

Форум: SACRAMENTO
Текст заявки: илайза "илай", дочь, 16-18 лет (смену имени можно обсудить),
акция в нужных на форуме,
персонаж открыт для развития и вашей фантазии.

биография кратко

илай - смысл жизни дарси. только ради нее по окончании университета он не переехал в другой город, как планировал, и продолжает вести двойную жизнь.
обычно все выходит совсем наоборот, когда у человека появляется незапланированный ребенок от просуществовавших всего одну ночь отношений, но детство дарси сыграло большую роль в его отношении к дочери, поэтому, даже будучи студентом, он осознал всю свою ответственность за ребенка и с тех пор ни разу не терял этого осознания.
девочка унаследовала материнскую фамилию, так как родители не женились, посчитав, что не стоит насиловать себя вынужденным браком, и жила, соответственно с матерью. однако с отцом они виделись ежедневно, по вечерам, после его работы. с матерью, благо, у дарси сохранились дружеские отношения.
дарси сделал все, чтобы илай росла счастливым ребенком и чтобы у нее было перспективное будущее.
они смотрели вместе фильмы, так что девочка во многом переняла вкусы дарси, в том числе и музыкальные. он всегда был ее личным наставником в учебе, так что с ней проблем не возникало, а если и была парочка - то они моментально решались.
отношения всегда были максимально доверительные и теплые.
впрочем, по окончании школы илай решила срочно взрослеть и взять на себя больше самостоятельности в управлении своей жизнью. стало все больше секретов от отца, больше разногласий из-за новых, не всегда симпатичных дарси взглядов и, особенно, людей в жизни илай.

об отношениях

илай очень привязана к дарси, но юношеский максимализм и влияние университетской среды толкают ее на отчаянные поступки, которые являются вызовом самой себе, заставляют ее пробовать новое и не всегда правильное в поисках себя, ведь ей не перестает казаться, что она - тень своего отца, а не самобытная личность.
илай - это внутренняя борьба, юношеские драмы, путаница в голове и все равно папина дочка, которая в самых тупиковых ситуациях придет плакаться именно к нему, потому что подсознательно чувствует, что это самый близкий человек, хотя ссор и демонстраций будет достаточно.
дарси же будет испытывать естественную грусть, видя, как стала стремительно отдаляться девочка, злиться на ее порой безумные выходки, пытаться внушить ей свою точку зрения и мнение по поводу всевозможных персоналий, но со временем все же будет мириться со взрослением дочери и постепенно принимать девушку, а не девочку илай.

внешность

таисса фармига или ваш вариант - тут важен именно типаж:
темно-русая или шатенка с блестящими желательно карими глазками

Ваш персонаж:
дарси освальд, 40 лет, профессор высшей математики, преподает в университете, киллер,
внешность - дэвид теннант.
играю в целом 8 лет, придумываю всевозможные сюжетные повороты со стеклом, своих соигроков люблю, играю активно.
Пример вашего поста:

Пример поста

Так невзначай оказаться рядом, так непроизвольно зажечься внутри -  до игривых мурашек пронизав свою плоть, так случайно вздохнуть в унисон, разделяя вечность поровну и позволяя этой магии существовать.
Дарси краем глаза заметил движение, скольжением тонкой ткани рубашки по телу от легкого прикосновения ощутил человеческую близость. У вас внутри когда-нибудь просыпался трепет от осознания наличия жизни рядом? И, кажется, что на собственной коже испытываешь пульсацию крови в этом существе, чувствуешь незначительные колебания воздуха от его дыхания. И тогда отчего-то становится так тепло, словно эта маленькая жизнь вдруг вобрала в себя тебя целиком, приютив и сделав своей частью.
Вот только как быть, если эта жизнь по сути своей парадоксальна? Ты погружаешься в то, чего быть не должно, в то, что, по сути своей, давно остыло, и этот мертвый холод сковывает тебя по рукам и ногам.
Время замрет и наступит вечность. Начинай обратный отсчет.
Знала бы ты, милая Джинни, что этому "сегодня" не суждено закончиться. И завтра никогда не наступит. Так ли ты хотела этого?
Он не ответит на поцелуй, лишь позволит ей коснуться его губами и поделиться частичкой тепла. Он закроет глаза, чтоб не видеть трепета ее ресниц - это почему-то невыносимо.
Сейчас ты позволил бы ей делать все, что угодно, ведь даже самые дикие и древние почитали последние мгновения чьей-то жизни и давали право последнего желания.
Весь мир для тебя, Джинни. Каждый вздох и каждый удар каменного сердца о грудную клеть.
Дарси почувствовал то, что было очевидно и без слов, когда аккуратные мягкие руки обвили его шею и самопроизвольно заскользили по коже, готовые пробраться под ворот рубашки. Пусть так.
Аромат чужого тела дурманил, и природа брала на себя часть твоей миссии, посылая импульсы в пальцы, что стали путаться в каштановых локонах и невзначай красться к тканям, окутавшим тело девушки.
Но все закончилось, не успев начаться, и смущенная студентка отстранилась. Ты покорно опустишь руки, крепко впившись в юную траву, чтобы одолеть инстинктивно возникшее желание. Нет.
От десяти до нуля и сначала. До бесконечности считай про себя секунды, решай, господин. Сколько времени ты отведешь на жизнь девочке?
Зажгись словами прощания, вдохни в последний раз, замри, сгори дотла. Она отвернется, чтобы собраться с мыслью и встать.
Десять, девять, восемь...
- Джинни...
... семь, шесть, пять...
Ты - клубок из змей, подкрадись со спины, окажись головокружительно рядом, обвей руки вокруг ее тела, приласкай в объятиях, выгляни из-за плеча, скользни одной рукой по мягкой одежде и гладкой коже, аккуратно поверни точеный подбородок к себе и подари поцелуй, вложив в него все существующие на свете слова прощания. С невозможной нежностью положи вторую руку на затылок, где ручьем стекает на плечи блестящая шевелюра, поиграй густыми прядями.
... четыре, три, два, один...
Впусти пугающую звериную силу в руки, обруби цепи, сдерживающие разрушительную мощь, и дай резкий выход ей. Сплети удавку из жестокости и нежности, затяни на тонкой теплой шее. Ты любишь, убивая, или просто любишь убивать? Живи с этим вопросом, метайся, как мотылек, попавший в жаркий капкан горячей лампы.
Ноль.
Хруст позвонков отозвался резкой болью, как будто тебе раздробили ребра. Обмякшее в руках тело потянуло ко дну все чувства.

Дарси крепко прижал к груди навсегда закрывшую глаза Джинни, зарылся носом во все еще живые локоны, дрожащими руками нежно обхватил хрупкие плечи и зажмурил глаза, не в силах вынести это мгновение и видеть, как звезды, неизменно молчаливые и холодные, - свидетели этой ночи, насмешливо поблескивали в высоте.
Моя маленькая Джинни. Даже не поймет, что крепко уснула на руках палача. Волшебная, бесконечная девочка. Никогда не узнает, что все закончилось.
Ничего не почувствовала. Теплый влажный поцелуй и пустота. Я же обещал, что не будет больно... Я же обещал. Смотри, я выполнил. Смотри. Пожалуйста.
Тебе холодно? Ты остываешь... Нет, не мерзни, дай тебя согреть.
Он сожмет девочку в своих объятиях еще крепче, чтобы девочка не теряла тепла.

Отредактировано Darcy Oswald (18-06-2018 03:32:23)

-1

52

Текст заявки:
Ты меня не знаешь. Я тебя не знаю. Но, хей, минутку, давай попробуем сыграться и, вдруг, получится нечто грандиозное? Как такового форума не могу предложить, их столько много – разбегаются глаза, мы обязательно хорошенько поищем, правда?

Предлагаю вариант беспроигрышный, точно тебе говорю:

1. ты пишешь мне в ЛС что-то вроде «эу, это ты искала распрекрасного постописца, который любит своих персонажей, оберегает их и жизнь не может представить свою без неординарного сюжета? Того (ту?) самого (ую?) крутого(ую?), кому важна не только внешность в паре, но и сочные, вкусные тексты, чтобы вдохновенно тратить время для отписи в ответ? Эх… да, это я».
2. я с радостью воплю и махаю ручками, чего ты – естественно – не видишь.
3. думаю, неплохо было бы друг друга чуточку узнать, ведь так? Смысл в игроке на пару дней, который потом свалит на другой проект (прихватишь меня с собой, чего уж там х)). Легкое общение, обсудим, чего именно желаем отыграть и скинем посты друг другу (мой уже ты видел, поэтому логичней будет, что первым покажешь ты).
4. прежде чем писать, советую обдумать главную мыслЮ – мне необходимо видеть лицо Аарона Тейлора Джонсона  (кажется, я писала что-то про неважность во внешности? Не-не-не, секундочку. Я люблю совмещать – и внешность и талант). Поэтому взамен ты выберешь мне любую, какую пожелает душенька твоя, и я с радостью перевоплощусь. Взаимовыгодный обмен, верно?
5. Ты еще здесь? Ты не бежишь писать мне сообщение? А ну-ка… это что еще за выкрутасы? Давай-ка мне пиши, и скорее приступим к совместному поиску прекрасного мира для нас.
     
Что касаемо сюжета – мы его обсудим, он у меня есть, сырой и мелкими набросками, но, правда, есть! Ты будущий муж моей двоюродной младшей сестренки (далее характер твой – творишь его ты сам, рамок и ограничений ставить не буду), и она отзывается о тебе самыми распрекрасными словами, на которые ссылается ее фантазия. Нюанс всего один: мы с тобой учились в школе. Мы с тобой встречались в школе. И чувства по-прежнему живут (может, они уже и сдохли, но мы с тобой их снова разожжём хе-хе )

Пример вашего поста:

Пример поста. Остальные скину уже в лс

Признаться честно, такой откровенно ужасной нелепости она и в мыслях своих представить не могла. Шаркая недовольно по одной из многочисленных улиц Нью-Йорка, где воздух – практически, как и везде – был пропитан насквозь острым запахом цыпленка и секс-игрушки из бургерной и горьким ароматом дешевого капучино, Джоанна смотрела себе под ноги и сильно сжимала ручку чемодана, катившегося с жалобным поскрипыванием за ней попятам. Она практически никого не замечала. Шла себе тихо, с растерянным взглядом, что цеплялся за каждый миллиметр асфальта или чужую, шедшую мимо обувь, словно на них нацарапана была подсказка. Что же делать? Ведь не ее была вина, и не она по случайности оформила номер в отеле на один жалкий день вместо двух недель. Она не винила сотрудников издательства за невнимательность,  и она – конечно же – понимала, какую роль иногда играл человеческий фактор, но была раздосадована их медлительностью в решении возникшего инцидента. Прошло несколько часов с тех пор, как ее – мягко говоря – попросили освободить уже зарезервированный для следующего клиента номер, и все это время пришлось молчаливо отсиживаться в холле. Пить кофе, выходить и отравиться табачным дымом, снова мять упругим местом диван, читая какой-то фейшен журнал и неоднократно подсматривая на стрелки часов. Время близилось к вечеру, и терпению тихонечко наступал конец.
− Еще часик. Мы забронируем Вам лучший номер, мисс Халифакс, − щебетал голос по телефону. Вот интересные люди, то ли действительно был завал на работе и элементарные вещи особо долго не держались в голове, то ли они проверяли на прочность ее ирландскую несгибаемость. Женский голос продолжал звонко о чем-то горлопанить, пока Джоанна пересекала очередной переулок и увязала в зыбучих песках сомнений собственного сознания. Легче было найти самой, легче было не дожидаться у моря погода и тут же отправиться на поиски свободного номера близлежащего отеля. К примеру, вот, повернуть только голову направо – через улицу стоял довольно приличный с виду отель (с такими же, наверняка, «приличными» ценам). Джоанна размышляла недолго, всего несколько мгновений перед тем, как внезапно поднять руку в сторону. Желтая борзая, значительно ускорившись при виде поданного сигнала, молниеносно очутилась рядом и дала по тормозам, из окна высунулась улыбающаяся морда загорелого пухляка. По глазам можно было прочесть – он готов позабыть имя собственной матери, лишь отсчитай сверху счетчика пять зелененьких Франклинов. Скупая, с трудом удавшаяся улыбка и кивок в сторону чемодана. Дважды повторять не пришлось – сообразительный таксист выпрыгнул за чемоданом и, кажется, стал притворяться атлетом, поднимавшим целый центнер голыми руками. Показушник. В чемодане меньше двадцати килограмм, но Джоанна молча села в машину и оставила спортсмена наедине со своими вещами.  Пальцы нервно стучали по выключенному экрану телефона и пару раз нажимали на кнопку активации проверить время.
«Третий час… Прекрасно»
− Ковер самолет доставит в любую точку мира, − с пристальным взглядом в зеркало заднего вида рыкнул таксист.
− В … − небольшая пауза, чтобы окончательно решиться. – В аэропорт, пожалуйста.
К черту все? К черту все! Нахлынувшее желание послать куда подальше целую Америку и в придачу сжечь целое издательство длилось недолго, пару минут, которые Джо посвятила раздумыванию, откуда выцедить баков двадцать бензина и раздобыть красивый чулок на лицо. Мучительное недовольство работой сотрудников издательства и своим местом все дальше уводили ее из серой реальности в мир фантазий. Машина тронулась, и на автомате, чтобы реже встречаться взглядом с бормочущим какую-то ересь себе под нос таксистом, Джоанна уперлась взглядом в экран телефона. Пальцем она проматывала список сообщений, везде под каждым контактом фразы держали весьма сухость и деловой стиль, пока вдруг не замаячила одна переписка.
«Lf? Cj,bhfq vfyfnrb b dfkb d Bhkfylb./ :le!» − примерный текст письма, причем ее письма!
Джоанна открыла контакт и чуть ли не сразу хлопнула по переднему сиденью.
− Это что еще за выкрутасы! – возмутился таксист.
− Я передумала, − на одном дыхании изрекла Джо.

«Да, собирай манатки и вали в Ирландию. Жду» - вот чем заканчивалась на самом деле переписка, до Джоанны дошло это не сразу. Она думала, в алкогольном ореоле выучила странный и давно умерший язык, но, к сожалению, дело заключалось только в раскладке. Наверное, Тони был единственный человек, которого она знала в Нью-Йорке и с которым она превращалась из прочного и стального флегматика в неудержимого холерика. И почему Джоанне в голову не пришло позвонить ему изначально, напомнила бы о себе лишний раз, вдруг бы сам захотел увидеться? С другой стороны, вспоминая, чем обычно заканчивались их совместные встречи, Шэридан вполне себе поставил ее в черный список или дал бы деру при виде в ста метрах от себя знакомый силуэт. Джоанна нахмурилась. Тони – человек достаточно с широким кругозором и постоянно занятой, его могло попросту не быть в городе… стоило все же позвонить.
«Привет! Мне негде жить! Я еду к тебе!»
С довольной улыбкой, как у кота, получившего в награду целую тарелку вкусной, густой сметаны, Джоанна отправила сообщение Тони, и только потом осознала, что забыла поменять  раскладку. Черт.
«Ghbdtn! Vyt ytult ;bnm! Z tle r nt,t!»
Ну, человек он не глупый, разберется, − подкинуло услужливо сознание, успокаивавшее возникшие переживания. Однако волнение по-прежнему сидело внутри и отказывалось отступать, ведь подробный адрес, который был записан в одной из смс-ке, мог оказаться ложным, ну или не совсем точным.     
− Приехали, − сплюнул таксист.
На переднее сиденье неаккуратно плюхнулись купюры через переднее окно, когда рядом наконец-то снова заскрипел любимый чемодан. Память зашуршала о чем-то в попорченном механизме сознания, выуживая необходимые фрагменты их встреч. Хорошего и теплого было в разы больше, чем плохого, так ведь? К тому же, как от такой милой, доброй и обаятельной девушке как Джоанна можно отказать?
Достаточно громко и без какой-либо жалости она постучала по двери и одновременно нажала один раз на дверной звонок. Ладно, не один. И не два. Всего-то… десять. Джо плюхнулась на чемодан в ожидании, когда перед ней распахнется эта дверь и на порог в шелковом халате и с длинными носками с узорами котят выйдет Тони. А может быть и не совсем Тони.

Отредактировано Ла-ла-лэнд (13-06-2018 15:32:55)

+2

53

Форум:
toronto, eh!
Текст заявки:
В моей голове невероятная драма. Играть я хочу только с одним человеком, вряд ли буду развивать персонажа как то еще, но все может быть. Итак, мысль
Он - молодой хирург ( мой персонаж) в престижной клинике (около 30 лет), она - девушка около 27 лет (профессию можете выбрать сами). В один несчастливый вечер она со своим братом ехала, например, на рок-концерт поздно вечером, а он ехал домой с длинного дежурства и уснул всего на минуту, но эта минута стоила жизни Ее брата. Серьезная авария, парень скончался на месте, Она отделалась травмой головы и потерей памяти. Он доставил Ее в свою больницу и оперировал, зашивал раны. Затем, Она потихоньку пришла в себя, и между Ними завязался роман. Она не помнила кто был виноват в аварии, а Он тщательно это скрывал. Но ведь все тайное рано или поздно становиться явным..
Ваш персонаж:
Итак, как было сказано, он врач-хирург, родился в полной семье, у него  была младшая сестра, которая покончила с собой в старшей школе. После этого у него были небольшие проблемы с наркотиками, но он их поборол.
Поступил в медицинский, стал хирургом. В интернатуре завязал роман со своей руководительницей, из-за чего имел большие проблемы и перевелся в другую клинику.
Порядочный, относительно честный, мягкий человек. За убийство парня жутко стыдно, стыдно, что его оправдали.
Пример вашего поста:

Пример поста

Я смотрел на девушку, и мне казалось , что она искренна со мной, однако Ее глаза выдавали безумную душевную боль. Мне не хотелось будить в ее сознании призраков прошлого. Мне нравилось смотреть как она улыбается рядом со мной, чувствовать как она утыкается своим миниатюрным носиком мне в шею, слышать запах ее духов. Услышав слово "двинутая", я рассмеялся. Знала бы Фел насколько двинут я, вряд ли бы вообще находилась бы в моем обществе. Я самоиронично вздохнул, думая о том , что когда нибудь я расскажу ей все. Но пока оттягивал этот неловкий момент.
Девушка задала вопрос про развод, и мне кажется пока она не появилась в моей жизни как некто больший чем просто друг, я и сам не знал ответа на этот вопрос. Наверное, поэтому не разводился. Но сейчас я был твёрдо уверен в том чего хотел, и собственно это и делал.   Я взглянул в её глаза подбирая слова. Я не знал к чему приведут эти отношения, но если честно, я уже невероятно устал думать о том, что будет дальше. Я хотел просто наслаждаться настоящим.
- Развод? Да , Фел, я этого безумно хотел. - честно сказал я, поглаживая  ее волосы. Я решил быть с девушкой честным до конца в этом плане. - Я может какой-то ненормальный, но я хотел семью. Теперь я понял, что она явно не тот человек, с которым может получиться семья. Да и желания если честно больше нет. Пойми меня правильно Фел. У меня было много женщин, но со всеми я был честен. Если это была интрижка на одну ночь - я ничего не обещал. Бывшей жене я обещал. Много чего обещал, в том числе не изменять. И я не изменял. - я вздохнул. Было тяжело подбирать слова чтобы не обидеть девушку. Я твёрдо знал, что не хочу делать ей больно, и не сделаю даже под дулом пистолета. Но что либо обещать я тоже не мог, я не понимал к чему могут привести эти отношения. Безусловно я знал что это не секс на одну ночь, но и не мог говорить о любви по отношению к Фел. Я знал ее довольно долго и чувствовал к ней любовь как к человеку, но не знал сможет ли эта любовь переросли в любовь к женщине. И именно это я хотел ей сказать как можно более безболезненно.
-Я не могу тебе обещать что я женюсь на тебе, я скажу тебе это честно. Но мне хорошо с тобой, невероятно. Возможно , что я был невероятным глупцом, что никогда не смотрел на тебя как на женщину раньше. Я не сделаю тебе больно, обещаю. - проговорил я. Это все что я мог обещать ей на данный момент. Я не был уверен , что смогу встать и быть рядом с ней как этого хотел. Во мне боролись две личности. Одна хотела остаться с ней, другая требовала выгнать ее и не видеть больше никогда.
Я смотрел на девушку , размышляя о том, что бы она подумала обо мне, зная что я убил свою мать , был психически ненормален... Мои мысли прервал резкий звук распахивающейся двери. Я прижал юбку отплатят девушки так, чтобы вошедшему не было видно самое откровенное.
-Часы приема закончены. - проговорил холодный голос санитара. Мужчина с глуповатым выражением лица улыбнулся, словно понял что здесь произошло несколько минут назад.
-Выйди. - строго, но не повышая голос сказал я. Санитар послушно вышел за дверь, негромко хлопнув дверью. Я перевёл взгляд на девушку, с сожалением осознавая , что она сейчас уйдёт. Было такое ощущение , что наш разговориостался незаконченным, но я не знал что ей сказать ещё. Я чувствовал что то похожее на чувство вины за то, что не могу обещать ей ничего серьезного и определенного. Мне казалось что у каждой девушки была цель выйти замуж, что каждая мечтает о белом платье и вальсе, о клятвах и кольцах. Хотя Фел была исключением из многих правил, может быть была исключением и из этого ? Я не знал мечтает ли она о свадьбе , что она чувствует после нашего разговора, но я хотел сделать ее счастливым. Каким способом ? Не знаю.
Я провёл по ее щеке пальцами , убирая выбившиеся пряли с ее лица.
-Очень хорошо что ты не уехала.. - проговорил я весьма искренне. Если бы она уехала, все бы вот по-другому.  возможно, я не был бы сейчас в инвалидной коляске, а возможно, был бы мертв.
- Спасибо тебе за то что ты рядом. - проговорл я в тайне надеясь, что она придёт ещё. - Ты конечно бесишь меня, но благодаря тебе я сегодня встал. - улыбнулся  я, вспоминая то невероятное ощущение. Я поцеловал девушку крепко обняв ее за талию, похоже даже немного переборщив с силой. В глубине души я надеялся что это не последний ее визит ко мне...

0

54

-

Отредактировано biscuits (Вчера 21:34:58)

+1

55

Форум: Sacramento
Текст заявки:

имя: Виктор | Victor
внешность: *Саша Ройз|Sasha Roiz (Так же на примете Йен Глен, Киану Ривз, Лиам Нисон, Руперт Грейвз, Рассел Кроу но выслушаю и ваши варианты.)
возраст: 45 nn y.o.
отношения: Первая школьная вражда и....будущая любовь
связь: лс (ролевой и тут) | гостевая (ролевой) и прочее
__________________
Ты родился в Италии и был сыном друзей моих родителей. Точнее матери. Нас пытались познакомить в возрасте 5-ти лет, но наше знакомство закончилось тем, что я расцарапала тебе лицо, а ты поставил мне синяк на руку. Страшная обида, между прочим. Мы все время дрались, особенно в школе, когда родители нас не видели, потому что тогда не было никаких стопоров. Когда мы начинали выяснять отношения, все разбегались, не желая быть задетыми, ибо летело все и страдали все вокруг. Настоящие итальянцы. Ой, я тебя терпеть не могла.
Ты вечно придирался к моим очкам, косе, кудрям и еще к чему-нибудь. Никогда не упускал возможности меня задеть, но никто не знал ( в том числе и я), что ты заступался за меня перед другими мальчишками, которые обязывали меня за спиной. Мы разошлись после школы и больше я ничего о тебе не слышала, но задавалась вопросом о том как ты и изменился ли ты. А может остался таким же гавнистым малым?
Мы встретились через много лет, когда ты оказался в Сакраменто, в ресторане "Маленькая Сицилия", где я работаю Су-шефом с недавних пор.

Ваш персонаж: Итальянка 43-х лет, работает су-шефом. На данный момент тона переезжает из страны в страну, находясь в бегах от мужа-тирана. Так же является важной свидетельницей в деле по терракту, видела лицо террориста, которого сейчас ищут.
Пример вашего поста:

Пример поста

http://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=30282#p2501723

0

56

Форум: ISTORE
Текст заявки: Внешность: Jack Cutmore-Scott
Профессия: сотрудник юридической конторы, иллюзионист, мошенник
Когда мы познакомились, ты представился мне чужим именем, рассказал чужую историю и, кажется, жил чужой жизнью. Но делал ты это все настолько правдоподобно, что у меня не возникло и желания проверять тебя и твои слова. Надо заметить, что между нами никогда не было искренних чувств: обоюдная ложь, мои измены, твоё желание подобраться ближе к деньгам моего дяди, которого ты посчитал моим отцом. Понятия не имею, почему верила тебе так долго и даже не пыталась разобраться в правде. Все открылось совершенно случайно, маленькая ошибка, которая не ускользнула от моего взора. Так я узнала, что ты иллюзионист, который просто решил заработать на дурочке-девочке. Узнала твоё настоящее имя и то, что последние годы ты занимаешься мошенничеством. Не было никаких слез, ссор и разбитых сердец. Мы просто пошли каждый своей дорогой, а я просто ещё раз порадовалась, что мне не нужны отношения.
Мы встретились спустя пару лет, когда я оказалась в юридической конторе своего дяди. Ты победил, тебе удалось подобраться к нему поближе, обманув всех вокруг. Опять новое имя и новая история, которая вызывала вздохи у сотрудниц компании, вот только ты не собирался сближаться с кем-то из них, полностью сосредоточившись на главной цели - Хантере. Все бы получилось, если бы на горизонте снова не показалась моя блондинистая голова. Одному Богу известно, что остановило меня в тот день, когда я могла рассказать о тебе все. С тех пор я старалась избегать встреч с тобой, именно тех, что были наполнены сарказмом, издевками, и сексом без обязательств, ведь мы оба помнили, каково это быть рядом.
Сейчас мы вместе работаем в конторе. Одно «но» - тебе пришлось раскрыть все карты и своё имя. Вместо того, чтобы сдать тебя дяде, я взяла тебя в свою команду, потому что очередное дело могло провалиться без такого специалиста как ты. Моим условием была правда, которую ты раскрыл самостоятельно, представившись настоящим именем. Ты добился своего, и получил от Хантера неплохую сумму. Хорошо, что не пулю в лоб, хотя ты заслужил.

Заявка на очень странного друга, с которым отношения находятся где-то на острие ножа. Возможно, это все перерастёт в настоящие чувства, и несмотря на нежелание Авы заводить отношения, герою удастся растопить лёд; или же все останется как есть, и однажды он познакомит Аву со своей невестой. В любом случае, эти двое прекрасно понимают, что не могут друг без друга. А дружба это или нечто большее будем разбираться вместе, самозванец.
Есть несколько вариантов дальнейшего развития сюжета, но хотелось бы обсуждать их с потенциальным игроком, а не ставить перед фактом, что надо играть то, что я вот придумала, и не дай бог отойти от сценария.
Персонаж основан на персонаже сериала "Хитрость", хотелось бы оставить каркас образа, который будет дополнен авторским видением игрока.
Ваш персонаж: Ава Шарп. адвокат в юридической конторе, адвокат банды, хозяйка бойцовского клуба. производит впечатление приличной барышни, на самом деле представляет из себя весьма продажного адвоката и вообще далеко не леди, за что спасибо дяде.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ава молча сидит в конференц зале юридической конторы, выслушивая доводы очередных клиентов, которые даже не пытались совладать с эмоциями и собственными мозгами, перекрикивая друг друга и не давая своим адвокатам и шанса вставить слово. Она уже привыкла к такому поведению клиентов, которые считают, что могут делать все, что угодно, пока платят деньги. Такие как они будут крушить все вокруг, ломать стулья и портить ремонт в комнате, лишь бы, как они считают, убедить оппонента в своей неоспоримой правоте. Каждый раз одно и тоже, и Ава уже порядком устала от подобных выходок клиентов, но репутация фирмы должна была оставаться безупречной, поэтому девушка молчала из последних сил, устало поглядывая на другого адвоката, нервы которого, очевидно, уже были на пределе. Шарп знала, как закончить весь этот хаос, и терпеливо ждала, когда же ее коллега выйдет из себя и попытается успокоить двух богатеньких болванов, что кричали сейчас друг на друга, сотрясая стены офиса. Ждать оставалось недолго, и Ава Fсчитала до десяти, поглядывая на изящные часики.
По правде говоря, все мысли адвоката витали совершенно в другом месте, где ей и хотелось сейчас оказаться, чтобы решить проблемы куда более волнующие, чем спор двух толстосумов. И только профессиональный долг заставлял девушки смиренно сидеть на мягком стуле в зале, дожидаясь момента, когда она сможет сказать хоть что-то. Наконец, второй адвокат не выдержал. Вскочив со своего места и размахивая руками, он что-то кричал на своего клиента и его собеседника, то ли пытаясь вдолбить этим мужикам что-то о правилах поведения, то ли просто решив выговориться. Впрочем, речь его была весьма убедительной и красочной, оба мужчины сели на свои места, и клиент Авы Шарп вопросительно посмотрел на своего адвоката, словно ожидая поддержки или какой-нибудь помощи. Ава же, вынесла из слов своего коллеги много нового об этом деле, уловив тонкие намеки на на слабые места оппонента своего клиента. - Мистер Джонсон, - девушка поднялась со своего места, - мы заберем у Вас все. Завтра Ваш адвокат получит все документы, - Шарп методично собирала бумаги в папку, даже не глядя на своих собеседников. - А теперь, прошу меня извинить, - проговорила адвокат, покидая конференц зал, не забыв напомнить клиенту, чтобы он готовил чек на крупную сумму, так как скоро он получит то, что хочет. Аве было совершенно плевать на то, что в комнате остались трое мужчин в недоумении, что она покидала место встречи, даже не доведя дело до финального аккорда. Все позже. Сегодня ей предстоит весьма долгая ночь с документами, которые должны быть готовы к утру. Но сейчас ее интересовало совершенно другое дело. Дело, которое не давало ей покоя последние несколько дней, с тех пор, как в бумагах Рамос мелькнуло знакомое с детства имя. Шарп не была сентиментальной девочкой, но всегда надеялась на то, что ее прошлое и ее настоящее никогда не пересекутся. Было сложно видеть знакомые имена в различных документах. И есть судебные дела и списки заключенных тюрем еще можно было как-то исправить, то с делами банды все обстояло куда сложнее.
Кейла Флинн никогда не была лучшей подругой мисс Шарп, но она была одной из первых, с кем познакомилась Ава в то время, когда ее родителей убили, а ей пришлось переехать к дядюшке на Манхэттен. Хантер всячески оберегал и поддерживал племянницу, и за это Ава по сей день была благодарна мужчине, но тогда ей хотелось иметь обычных друзей, которые бы не знали ничего о ее прошлой жизни. Слишком больно было видеть сочувственные взгляды и принимать соболезнования одно за другим. В десять лет это казалось концом света, словно эти люди снова и снова приговаривали мистера и миссис Шарп к смерти. Кейла не сочувствовала. Кейла просто не знала о том, что произошло с родителями Авы, или тактично молчала о произошедшем. Ава же врала, придумывая истории о своей жизни и своем детстве. Не удивительно, что кто-то воспринимал Хантера как ее отца, ведь девочка сама иногда рассказывала эту версию, а дядюшка молча улыбался, давая племяннице наслаждаться детством.
И сейчас именно имя Кейлы всплывает в документах банды. Почему никто другой из прошлого Авы не попал в эту кутерьму. Она бы просто закрыла глаза, возможно, сделала вид, что не узнает человека после стольких лет. Она была бы паинькой и не лезла куда не просят, навлекая на себя саму кучу проблем. Она лишь надеялась, что Катарина учтет все заслуги перед бандой и хотя бы обдумает более гуманный вариант для мисс Флинн. Ава не заметила, как добралась до нужного ей здания. В окне кабинета Катарины горел свет, и Шарп впервые почувствовала некое волнение, словно сейчас могла решиться и ее судьба тоже. Выйдя из машины под дождь, девушка подставила каплям лицо, словно они могли смыть весь накопившийся стресс, а затем двинулась внутрь здания, прекрасно зная, что сейчас ее встретят люди банды. Некоторые из них до сих пор не доверяли адвокату, но не рисковали ее трогать, полагаясь на интуицию своих руководителей. Следуя за миловидной девушкой, Ава пыталась придумать слова, которые заставили бы Катарину задуматься о судьбе мисс Флинн. - У тебя было детство? - Неожиданно для самой себя проговорила Шарп, бесцеремонно проходя в кабинет и усаживаясь на одно из кресел, стоящих напротив хозяйки этого места. Авой Шарп овладела какая-то невероятная злость, которая заставляла девушку вести себя нагло и раскованно, словно перед ней сидел один из ее клиентов, совершенно ведомый и глупый. Катарина такой не была, но и Аву сейчас это мало интересовало. - Детство. У тебя оно было? - Повторила она вопрос, почему-то думая о том, что девушка не до конца поняла, чего же от нее хочет адвокат. А адвокат хотела лишь достучаться до маленькой девочки Катарины, которая, скорее всего, еще жила где-то в глубине души, помнила о своих друзьях детства и иногда с теплотой вспоминала летние деньки, когда можно было гулять подольше, шутить и веселиться в шумной компании таких же мальчишек и девчонок. Ава выросла на Манхэттене, но даже она помнила это чувство свободы и необремененности. Кто знает, может и с Катариной не все потеряно.

Отредактировано porcelain (12-06-2018 14:22:32)

0

57

Форум:
I S T O R E
Текст заявки:
Дайана Хилл, внешность Elizabeth Debicki, 26-28 лет
http://istore.rusff.ru/viewtopic.php?id=158#p56868
Ты профессионал и не только в постели. Ты прекрасный психолог; знаешь, как правильно общаться с мужчинами и разводить на деньги. Ты словно обладаешь гипнозом и тебя невозможно провести саму. Ты гордишься собой, своими умениями в психологии, своей красотой. Твоё детство было, можно сказать, сложным. Родилась в Нью Йорке в довольно бедной семье. Несмотря на то, что твой дядя (мой отец) был довольно обеспеченным на момент рождения первой дочери, то твои родители едва сводили концы с концами. Невозможность жить так, как богатые дружки, ты уже давно приняла решение изменить свою жизнь. В Портленд твоя семья переехала, когда тебе было пять, а после 18 лет ты занялась эскорт-услугами. Это получилось, как ни странно, случайно, когда в баре к тебе начал приставать пьяный мужик, а в тебе играл алкоголь, ты думала, где взять денег и заработать на хлеб. Мужик предложил заплатить, и ты, недолго думая, согласилась. Возможно, ты планировала, что это будет единственный случай, но жажда денег завела тебя совсем далеко. Сейчас ты профессионал, ты научилась защищать себя, владеешь боевыми искусствами и прекрасно знаешь, что любой клиент заплатит сколько ты скажешь. Ты общаешься только с богатыми мужчинами, видишь их всех насквозь. Может ты в последнее время решила, что пора бы остепениться? Или, например, решила строить более легальный бизнес? С тобой мы долго время общались по интернету, а 5 лет назад из-за некоторой ситуации ты предложила покинуть дом и переехать в Портленд. В течение этих 5 лет мы какое-то время проживали в Париже. В феврале обе вернулись сюда.
Ваш персонаж:
Девушка 23 года, из богатой семьи.
Скрывалась какое-то время от семьи, сейчас, несмотря на возражения Дайаны, готова воссоединиться в семьёй.
Пример вашего поста:

Пример поста

17 февраля. Нью Йорк. Город моего прошлого, настоящего и, кажется, будущего. Дайану от него тошнит, но тем не менее, она не может меня оставить тут одну. По дороге из аэропорта она воротит нос от каждого переулка, однако в её глазах всё больше любопытства. Кладу ей ладонь на плечо и улыбаюсь, как бы говоря "спасибо" за то, что она делает. Она помогает мне как никто другой.
На мой жест девушка улыбается в ответ, и я чувствую, как она расслабляется. Мы прилетели полчаса назад и уже мчимся на съёмную квартиру неподалёку от центра. Сестра помогает мне не просто своим присутствием, но и деньгами, практически полностью оплатив первый месяц аренды. Я обещала ей, что работа не заставит себя долго ждать, но Дайана и здесь оказалась проворнее. У неё для меня какой-то сюрприз.

4 марта. Сюрприз оказался действительно сюрпризом. Дайана помогла мне по своим связям познакомиться с Холли Мариано, которая владеет закрытым БДСМ-клубом, так что практически сразу я нашла в нём работа в качестве администратора. Пока что на большее я не согласна и не знаю, соглашусь ли. За время моего проживания в Портленде я стала несколько другим человеком, нежели меня привыкли видеть дома. Я бы даже сказала, совсем другим человек. Мне 23, и я чувствую себя живой, молодой и здоровой, пользуясь этим как могу. Я больше не похожа на ту восемнадцатилетнюю девочку, которая уехала из Нью Йорка 5 лет назад. За эти года я научилась быть жестокой, холодной, проницательной и знающей, чего хочу. Мне надоело, что все считают меня ребёнком, так что я решила доказать себе в первую очередь, что больше ребёнком я никогда не буду. Ни-ког-да. Тот момент, который подвигнул меня на отъезд (хотя я бы назвала это побегом), благополучно оставлен в прошлой жизни, и моё решение вернуться по-тихому должно оставить его так же в прошлом. Пока я не готова рассказать о своём возвращении даже семье. Это словно воскрешение из мёртвых. 5 лет я не давала о себе знать, практически не звонила и не писала. Спустя года 4 родные перестали звонить сами, словно поняв, что я в их звонках не нуждаюсь. Тогда я твёрдо решила начать всё заново,  и мне было бы тяжело это сделать, если бы семья постоянно напоминала мне о том, кто я. Поэтому все эти решения сделали из меня волевого человека. Как бы ни было это грустно.
Не хочу, чтобы семья знала о моём возвращении, потому что они не узнают во мне малышку Эстер. А их разочарование на лицах для меня может стать ударом.
Больше всего со мной пыталась связаться Джин. Моя двойняшка, расставание с которой мне далось тяжелее всего. Она просилась приехать ко мне каждый звонок, а я ссылалась на то, что у меня мало времени...
Мой котик, моя сестрёнка, знала бы ты, как мне было больно оставлять тебя.
Я много ошибок совершила, и этот переезд наверняка стал одной из них, но теперь дороги назад уже нет. Мною двигало подростковое желание остаться одной, и сейчас я уже не смогу этого исправить. Или не хочу.

1 мая. Мне недостаточно денег. Это обычное явление даже для тех, кто зарабатывает миллионы. Чем больше зарабатываешь, тем больше хочется тратить. Я конечно не миллионы зарабатываю, но тем не менее, мне нужна вторая работа, чтобы как-то скрасить своё одиночество днями. Это, наверное, самая точная причина, почему я хочу найти вторую работу, дело даже не в деньгах. Мне тяжело находиться в родном городе и не иметь возможности повидаться с родными, хотя я уже давно думаю об этом. Дайана отговаривает, так что я пока в смятении. Нужно немного подождать, разобраться в себе и в своих желаниях, касающихся моей семьи. Есть ли она у меня ещё или я потеряла её, когда оборвала связь?
Работу, к слову, я уже вроде как подобрала, осталось только пройти собеседование. Строительная компания, одна из лидеров на рынке, но я не запомнила её название. Оно не важно, ведь я не останусь там надолго. Я вообще не планирую оставаться надолго в Нью Йорке. Зачем я вообще приехала? Не знаю, думаю, это было временное помешательство, скука и страх, что здесь что-то не так. Я планировала найти семью и в отдалении наблюдать за ними, пока не удостоверюсь, что всё в порядке.

7 мая. Мой первый рабочий день. Собеседование прошло на "ура", даже несмотря на то, что я совершенно не имела образования, которое они бы хотели. В Портленде я отучилась на продюсера, как и старшая сестра, но видимо моя убеждённость в том, что я могу помочь сделать эту компанию лучше, помогли мне пробраться в лидеры нашей "гонки". Я была не единственным претендентом, но как сказал мой будущий начальник, только я произвела на него впечатление. Замечательно. Конечно должность секретаря - это не лучшее, на что можно рассчитывать, но должность секретаря первого зама генерального директора и его дальнейшие виды на меня - это уже поинтереснее. Впрочем, посмотрим. Для начала всё в Нью Йорке складывается неплохо. Ночная-вечерняя работа в клубе, дневная - в глобальной компании - это "неплохо", да. Дайана будет рада за меня.

15 мая. Остин Дерден - мой начальник. Добрейшей души человек, как мне показалось. Я уже неделю работаю его секретарём, и он нарадоваться не может на то, что я всё успеваю. Видимо, мой предшественник с этим очень плохо справлялся. Жду его возвращения в офис в компании генерального директора. Документы на подпись уже готовы, так что когда мистер Дерден возвращается, я готова их предоставить. Я упустила этот момент, как он зашёл в офис, но садясь на своё место, слышу его голос. Через минуту - вызов по телефону и просьба принести необходимые бумаги.
- Мистер Дерден, вот документы, о которых Вы меня просили... - захожу в кабинет, одаривая улыбкой и своего начальника, и вышестоящего над ним. Однако, увидев, кто является генеральным директором компании, останавливаюсь как вкопанная и едва не роняю папку, в последнюю секунду очнувшись. Майкл Росс. Серьёзно что ли? Мгновенно всплывает в памяти название компании, которое я прочитала только вскользь. Ross`Co. Ну конечно, можно было бы задуматься...
Несколько раз моргнув, беру себя в руки и передаю папку в руки мистера Дердена.
- Спасибо, Эстер, принесёшь нам кофе? - поспешно выхожу, чтобы отдышаться. За время моего нахождения в кабинете я, кажется, забыла как дышать. Так старательно забыв этого человека, я снова принимаю его в свою память и, кажется, в жизнь. Это чья-то недобрая шутка, никак иначе. Времени, чтобы успокоиться, мне хватило, пока я делала две чашки кофе. Едва заношу их в кабинет, Остин Дерден хватает звонивший телефон и поспешно отвечает, попутно выходя из кабинета и кивая мне в знак благодарности. Молча подхожу к столу переговоров и ставлю чашки туда.
- Давай сделаем вид, что друг друга не знаем. Думаю, это идеальный вариант для данной ситуации, - я больше не та милашка, которая стесняется, смущается и вообще боится смотреть в глаза. Я перевожу стойкий взгляд на лицо Майкла и чуть приподнимаю бровь в ожидании ответа. Как бы он не хотел, избежать ответа сейчас не получится. - Если хочешь уволить, то тебе придётся придумать шикарную легенду для причины, если не хочешь, чтобы твой первый зам узнал правду. Потому что по-другому он меня не отпустит, - я улыбаюсь, зная, что пока я для Остина оказалась наилучшим вариантом. Я не могу назвать себя очень взрослой, но тем не менее, я умна, могу поддержать беседу и отлично разбираюсь в новых для меня темах, так что для Дердена я ценный кадр.

0

58

Текст заявки:
приветосики, братья-задроты! я не буду распыляться о том, какой я крутой и все такое, потому что это и дураку понятно. скажу только, что у меня есть три нереализованные идеи (две с половиной), и я снова пускаюсь в пляс, желая найти кого-то годного. итак, слэш во всей его красе

номер один

печенка стива, ты - нннеудачник и заика, но неуклюже пляшешь только под сумасшедшие боп-пластинки вместо дудки своего шефа. а шакалы из редакции улюлюкают за твоей спиной, давятся смехом, потому что жизнь твоя катится в ад слишком быстро (но мы ведь знаем, что, на самом деле, там она уже добрую половину пройденного тобой пути, да?).

и как вас не уволили? - бросаю небрежно в первый день нашего знакомства, мимикрируя под твоих зубоскалящих коллег, потому что ситуация - чистой воды фол.
я понимаю сразу - получил совсем не ту стажировку, которую хотел. все это больше напоминает абсолютный сюр, и, клянусь, в тот момент я был абсолютно уверен, что не поверю тебе ни за что.
я понимаю сразу. ты - далеко не то, что я хотел получить. ты - вечно болван, вечно с улыбкой на лице и вечно с пластинкой фредди хаббарда на повторе.

потанцуем? - говоришь. - не стесняйся, мерилу, глупышка! двигайся в такт. еще кофе?

я сдержан и молчалив не по годам, ты не по годам инфантилен, и даже твой творческий псевдоним - печенка стива, какая глупость! смешно - приводит меня в ярость. разве такую запись мне хотелось получить в свое резюме?

и мы оба знаем, как много дней придется прождать до того самого момента, когда я пойму, как много боли ты каждый день скрываешь за этой ублюдочной маской городского сумасшедшего, волею случая попавшего в штаб местной газетенки.
когда ты поймешь, что я - здесь и сейчас - ненастоящий, возделанный, возведенный, окультуренный деспотичным отцом и православием. я, который пугается своих собственных мыслей и выворачивается наизнанку от одного намека на твои пальцы, касающиеся моей руки чуть дольше, чем нужно, чем положено, чем заведено.

твою жизнь давай разложим на картах (ты ведь это любишь, да, правда?) - одно неудачное стечение обстоятельств. ты родился, печенка, и этого вполне достаточно, чтобы ставить крест на твоей судьбе. помнишь ивон? ходит ли она омывать иисуса в дом фарисея или все еще в сладком грехопадении?
твоя бывшая жена - последний гвоздь в гробу твоей попытки реабилитироваться в глазах счастливой жизни после краткосрочного заключения за острые статьи. теперь я знаю, что ты, мой милый друг, неприступный правдоруб с юных лет. стоило оно того? стоило ли это вороха измен и лишения права видеть родную дочь на расстоянии ближе, чем пять метров, а?

и, господи, какой же ты до смешного несамостоятельный. я говорю:

ты же понимаешь, что я не нанимался в гувернеры? мне всего лишь нужна отметка о практике и не более.

я говорю так каждый раз, поджигая кухонную плиту в твоей квартире, разгребая завалы коробок из-под вок-лапши и отдергивая шторы, которые, фемтометр за фемтометром, заражены грязью. жуткий рассадник микробов - я не удивлен, что нос у тебя заложен перманентно.

но твоя улыбка обезоруживает, и проходит время, прежде чем я готов себе (в первую очередь себе, боже, как же все неправильно) в этом признаться.

все безумные идеи охотника за мистификациями я пропускаю через сито религиозных и научных знаний о мире, едва-едва не вскипая, снова и снова доказывая, что этого. быть. не. может. и как же предательски приятно запрыгнуть на пассажирское сиденье рендж ровера в очередной раз, отправившись по девяносто девятой куда-то к делте.

немало дней прошло, и теперь я жалею о том, что сказал в ту нашу самую первую встречу. жалею ровно настолько сильно, насколько хочу удалить твой номер из записной книги, чтобы больше не пытаться понять, кто ты.
кто я.
и почему я все еще тут.

мой персонаж

вся жизнь моисея - плоская, проходит поодаль, и, за всем происходящим во внешнем мире, он привыкает наблюдать со стороны, за что на каждом новом месте быстро и резво получает клеймо того самого "странного парня".

моисей даже не мальчишка из протестантской семьи, для канады их религиозное течение едва ли не диковинно, для его отца-священника - "правильное мнение". как, впрочем, и для самого моисея, который вопросы, касающиеся бога, под сомнение ставить не привык.

в хэйстингс-санрайз они появляются внезапно и, не успевают соседские семьи опомниться, отец моисея находит здание, в котором организует свой приход.

родители к подобной деятельности относятся настороженно. подобные настроения транслируют и своим детям. вот почему моисей,
по большей части, держится достаточно обобщенно и, в большинстве случаев, не понимает, как нужно коммуницировать с людьми правильно, полагаясь только лишь на свои мысли, познания в речевом этикете и заповеди.

моисей, что называется, рубаха-парень; готов прийти на помощь всегда, когда того требует ситуация. проблема лишь в том, что, обычно, подобные предложения от бесшумно сопящего до этого самого момента за спиной странного соседского парня воспринимаются не самым позитивным образом.

у моисея нет мечты, нет амбиций и нет своего собственного характера. все, что имеется на данный момент - вложено овдовевшим в раннем возрасте отцом. весь мир он воспринимает через призму его мироощущения, порой укоряя себя за испытываемые чувства, что, кажется, де факто - неправильные.

номер два

пальцы гуляют по карманам в поисках таблетки метадона. сегодняшнюю ночь помогут пережить лишь пара грамм амфетамина, но ты не пугайся, детка, все будет хорошо, если ты усвоишь два простых правила.

не нужно меня целовать, — цокает, — не нужно меня целовать. и ты должна отпустить ситуацию. релакс, это просто секс.

говорит: я люблю тебя. ты такая горячая... и узкая... и ох, бля, я тебя хочу ебтвоюмать, — робкие попытки убежать от тоталитаризма. сегодня его девочка сгорает от гордыни. сгорает от эгоизма. сгорает от идеи о том, что мир крутится вокруг нее.

у сиднея план действий и ежедневник, заполненный на восемь месяцев вперед. три тридцать. создать иллюзорный ореол вокруг своей фигуры. три пятьдесят. сломать нежность бархатной кожи. четыре ноль одна тире четыре десять. вагинальный секс без презерватива по двойному тарифу. пятками отбивает чечетку на деревянных ступеньках, скачет отзвуком в зудящей голове каждого спенсера, дилана и джей си (приятели его все еще противные торчки). с пятницы по воскресенье короли рейвов и шумных подпольных дискотек; в понедельник умирают от боли в висках. цок-цок-цок. кто-то несдержанно просит забирать кружевное белье из прачечной и съебывать, после почтой отсылает дешевое колье и вымаливает в подарок еще немного времени, — вот что слышит билли утром.

в принципах сидни: не давать вторых шансов. не распространяться о прошлом. настоящем и будущем. не спать с одной телочкой больше двух раз. сам он — разрываемость души от тела. тела от образа. образа от молитв. отделяемость того, что показано в толпе людей от того, что предоставлено себе за закрытой дверью. болезненная зависимость от красного мальборо; мешков под глазами и трехдневной щетины. непохожесть и рука, тянущаяся к обществу; и рука, отвергающая мирское во время уничижающей личность игры в прятки.
фольцваген булли т1 не на колесах, но в тупике средневозрастной раскованности и юношеского максимализма. каждые выходные — раут в душных апартаментах и мохнатая рука под юбкой-шотландкой. впрочем, достаточно короткой и избитой.

р-р-р-рыба! — сид исступленно стучит фишкой о стол и хрипловато смеется. билли, слышал, что рыба очень полезна для мозгов? билли говорит, что ест ее постоянно, а сид устало выдыхает: вот видишь, еще одна теория неверна.
билли — прометей, насмерть заклеван за умопомрачительное человеколюбие. на вопросы о уильяме сидней отвечает без энтузиазма, говорит: конечно, бля, мой пиздюк дрессированный. я говорю ему не садиться, и он не садится.
билли все делает наперекор. и чувствует тоже наперекор, выплевывая в лицо сиду заученные ругательства.
ты, — говорит, — залупа. п-пидор. анус собачий, бля!

когда уильяму двенадцать, сидней пропадает. в комнате его все еще бардак, пахнет истинно дурно — билли прикрывает дверь бумажной салфеткой, словно все, чего касался сид — биологическая угроза.
когда уильям лежит на траве с кучкой девчонок и тычет пальцем в проплывающие мимо облака, лишь некоторые едва напоминают профиль сиднея, и, кажется, билли его уже не помнит. все, что осталось — запах пота и травки в носу прямиком из тех моментов, когда сид больно и совершенно не по-братски обнимал пугливого биджея.
когда уильям пересматривает фотографии, он с отвращением ловит себя на мысли, что в плохие дни сидни не было рядом. что сидни выливал на себя баллон «олд спайс буй» и рвано лаял в телефонную трубку о цыпочках и дерьме. когда билли втирал мазь в посиневшие ребра, от сида пахло морем, и в запрете на приближение к нему покоцанного пса — биджея -  обговаривалась цифра в пару метров.

о чем сидней плачет все это время — одному богу известно. как, впрочем, плачет ли вообще и вспоминает ли билли (уильям делает ставку на то, что да — вспоминает; часто). в открытой конфронтации их личностного роста билл выигрывает всухую, потому что сидни остается таким, каким его запомнила семья — баловень судьбы.

иди нахуй, сид, — выплевывает ему в лицо уильям. ему семнадцать, и теперь, думает он, хуя с два, я нихуя не тот малыш, который плакал, вжимаясь в твои обторчанные телеса. выплевывает: нет, серьезно, катись, что ты тут забыл?
сидни возвращается, как снег на голову, стучится в дверь и липко улыбается в угрюмые лица родителей. уверенный, что за пять лет ничего не поменялось и уж точно отказывающийся принимать правду — теперь он совсем нежеланный ребенок. свою любовь к нему они утопили где-то в районе ниагарского водопада сразу на следующий год после его резкого исчезновения.
---
итак, по порядку. как говорится, инцест (и абьюз, видимо, тоже) — дело семейное, так что прошу удалиться моралфагов и натуралов, которых подобное положение дел шокирует. начнем с того, пожалуй, что сид — абсолютно разбалованный ребенок, уверенный, что ему за нехуй делать отец передаст по наследству свой бизнес. so, живет он себе припеваючи, творит хуйню, полагая, что, в случае чего, его откупят, долбит наркоту и поехавшими мозгами сношает своего брательника. так происходит до поры до времени, пока его не вяжут. и каково же его, блять, удивление, когда, откинувшись через пять лет, он понимает, что проебал все вплоть до своего места в семейной иерархии. разумеется, его такое положение дел не устраивает, как и то, что, в общем-то, малыш билли подрос и теперь нихуя не малыш, за словом в карман не лезет и теперь может (ли?) дать брату отпор. а еще малыш билли (тайно, разумеется) трахается с противными дядьками за бабки, что, конечно же, сид узнает и будет использовать як средство для шантажа. мне хочется сыграть, помимо всего прочего, семейную драму. накал страстей от его возвращения и вот это все (возможно, было бы неплохо и предков найти, лол).

мой персонаж

денди придумывает им занятие на раз-два. пара пальцев несется вверх: краш те-те-тест, — зубоддддробительная ломка снята чем-то (чем? билли не уточняет), — пара париков, десять литров гранатового сока и несколько тюбиков вазелина.

классно, малыш, правда? — уильям и денди друг друга не параллелизируют, но и не коагулируются в общий организм, хотя, кажется, должны. билли лишь внемлет денди, потому что однажды старый пошляк хаббард спас его от кучи отбросов — "ударь, ударь, убей". он просто ворвался и сказал, что теперь им будет весело. и билли веселится, раздеваясь на публике в клубе, уходя за руку с бесовски плешивым амиго и выкрикивая шалопаям что-то крайне нелестное.

когда уильям отсасывает ханку за деньги, ему весело; когда пытается вырезать себе глаза мясным ножом — не очень. денди весело всегда. от вальпроата уильями тошнит, а хаббард кричит прямо в ухо: забей на это плацебо, бей, режь, убивай, мать твою, наша жизнь в ебанной заднице и это, бля, не лечится!

денди тусуется с билли, потому что билли напоминает ему брата, которого перед тюрьмой хаббард заебал до смерти (уиллу страшно спрашивать о том, является ли это глупой метафорой).

он не знает, почему о денди никто не слышал. о нем не пишут в газетах, в соц.сетях, и друзей у него тоже нет.
кроме билли, который искренне не понимает, почему никто не видит денди; впрочем, как и не понимает, что за душой у него — всего лишь череда безумных поступков, за которые он лишь чудом не загремел в исправительное учреждение.

номер три

ха-ха, наebal. тут я просто начал пересматривать зачарованных, и мне понравилось, что творилось в шестой серии первого сезона. хочу воплотить на форчиках какое-нибудь глобальное противостояние двух громких фамилий, безжалостный мир богатых и знаменитых, где нет места сожалению или сочувствию.
возьму в край избалованного чувачка-нарика, который будет доебывать всех (привет, нейтан прескот)

по внешечкам и форчику определимся вместе. вламывайтесь в лсочку сразу с конкретным (выбранным) сюжетом
хотя можете попробовать и свое предложить
Пример вашего поста:

Пример поста

все, что джонни помнит о густаве - он грязный. то, что не исправят водные процедуры, и то, что не скроет костюм маккуна «с иголочки». как крид авентус не смоет запах старого и раскуроченного в пух и прах эль камино и дешевых мобил. густав грязный глубоко внутри - три или не три ацетоном, механическим спиртом или колой с заправок - ничего не исправишь.

даже, блять, - с отвращением вспоминает джонни, - сперма у него на вкус ужасная, так и хочется скорее прополоскать рот чем-то значительно крепче асти.

впрочем, глупого хедайю из трейлер парка это устраивает. глупый хейдая раз за разом обдалбывается прозрачным дерьмом пенсельтуки и раз за разом опускается на колени, обдавая кожу густава своим распаленным дыханием. конечно, джонни не допускает и мысли о том, что когда-нибудь назовет себя мистером штайном и будет провожать по утрам смешного пса джерри, урывая мимолетный клевок в районе виска.

густав грязный, и джонни это заводит. он говорит: жи-вот-но-е.

выговаривает четко, по буквам, а потом объясняет: истинная человеческая природа. эрос и танос, чувак, сечешь? вот почему.

говорит: вот почему мы тремся с ним постоянно.

пожимает плечами: он всего лишь причина утолить мои низменные потребности. романтично, правда?

джонни машет ему рукой на прощание и уже в октябре пьяный, пошатываясь на лестничной клетке думает: зри в корень, детка! на все тихоокеанское побережье уйма таких герр штайнов.

думает: в конце концов, от каждого третьего ублюдка в калифорнии несет мазутом и травой.

говорит себе, что густав - прошлое, оторви и выкинь. и, конечно, больше не боится. впрочем, зря.

когда красавчик лу головой считает - раз, два, три! - ступеньки, джонатану необоснованно смешно, он почти уверен, что говорит в нем алкоголь. все же, сгибается пополам и стучит ладонью о стену. крутую, мол, хохму ты отмочил, чувак. смеется, и не замечает, как лощенный петух бросается в сторону алпайн, оставляя джонни наедине со стояком и подкатывающей тошнотой. оставляя наедине с воистину сюрреалистическим действом, разворачивающимся на подмостках. и, наконец, оставляя наедине с дерзким калифорнийским бродягой, опознать которого все еще мешает скачущий взгляд.

когда парень разворачивается к нему лицом, хедайе все еще сложно поверить в то, что прямо перед ним стоит ебанный привет из прошлого, но эти глаза он вряд ли способен перепутать с другими. перманентно бешеные, словно хозяина их с пяти лет кроет муха. словно, блять, в двенадцать ушел в трип и больше не просыхает.

ключи от квартиры лу кидает себе под ноги и бежит - только пятки сверкают, джонни же вылавливает все в слоу-моушн и ему все еще безумно пьяно и горько во рту. смех застревает в горле, он так и стоит в три четверти, выжидающе вглядываясь в лицо густава. стоит, кажется, минуту, двадцать, час. стоит, и будто со стороны наблюдает немую сцену. алтарь эпохи северного возрождения, накуренный и выдержанный в истинно-нидерландском стиле. вокруг бардак музыкального ада - все мысли и звуки из головы джонатана наводняют парадную, а у самого на лице застывает улыбка.

пиздец, - говорит, - видел когда-нибудь оживший труп?

раз за разом джонни хоронит пенсельтуки, фриду, бо и, разумеется, густава - обязательно густава! - только в своих мечтах и пару раз на полном серьезе молится о том, чтобы разгульный образ жизни старых друзей как можно скорее свел их всех в могилу. во имя отца, и сына, и, конечно же, марка, а также беззаботной молодости хедайи без страха и попыток зарыться в платьях в гардеробе девон каждый раз, когда на всю их квартиру механические птицы разражаются ебанными трелями.

нет, серьезно, малыш, - от алкоголя язык развязан, говорит джонатан расслаблено и, кажется, все теперь его вполне устраивает. внутри же, напротив, во всю трубит новость о приходе панической атаки, и после джонни обязательно скажет: у меня, бля, в тот момент поджилки тряслись, как у эпелептика, въебавшего лошадиную дозу эйсида, понимаешь?

позже скажет: в пизду этого уебана. трахается он, как, мать его, сранный хефнер, но пугает меня до усрачки.

а пока хейдая хмурит брови в попытке зафиксировать взгляд на лице штайна и спрашивает:

разве, блять, ты не должен был сдохнуть за это время?

ему кажется, будто между ними достаточно расстояния для маневра, но едва «еле-стою-на-ногах-джонни» подается в сторону, густав уже рядом, нависает тучей и вжимает в стену, словно в хуевых фильмах пазолини, перекрывая доступ к кислороду. на коже хедайа чувствует жар его пальцев, кадык и вовсе горит огнем, стоит бледным рукам штайна стиснуть его чуть сильнее. контрастируя с ними, лицо джонатана миллиметр за миллиметром заливается лиловой краской, а все, о чем он теперь может думать, - блять, у меня же синяки останутся; веселая, нахуй, ночка.

чисто инстинктивно тянется к запястьям густава, пытаясь отнять их от себя. просто, бля, отодвинуть, как можно дальше, и хапнуть в легкие побольше воздуха, но хватка сильная, и пока у джонни не начинают отниматься конечности, он идет на уловку, запуская руки под футболку штайна. гуляет по телу судорожно и сбивчиво; пробирается пальцами к брюкам и вовсе подобно смущенной школьнице. внутрь, тем не менее, юркает довольно ловко и едва сжимает член густава.

из последних сил хрипит: папочка не в духе?

хрипит: ну же, большой парень. остынь.

шепчет: только подумай. как я могу отсосать тебе, когда твои руки вот-вот отправят меня передавать привет моему отцу?

мысленно добавляет: которого вы, ебанные торчки, и свели в могилу.

в то время, как ремень нудно давит пальцы, а хватка на горле ослабевает, джонни пару раз уверено толкает густава в грудь и делает несколько стремительно быстрых шагов. подхватывает ключи с пола и, наконец, вдыхает. вдыхает обильно, много, со вкусом, и теперь легкие непривычно обжигает кислород. ровно настолько, что джонатан заходится кашлем, но, в общем-то, двигаться не прекращает. помогает себе рукой и, придерживая стену, скачет лестничный пролет в страхе, что отбитый дружок рано или поздно нагонит его .

Отредактировано black j. (13-06-2018 13:10:52)

+3

59

Текст заявки:
приветики! в общем, я хочу то, не знаю что, и туда, не знаю куда. знаю только, что хочу найти постоянного соигрока (да-да, я еще та ревнивица), который будет хотеть играть со мной, поддерживать всякие странные задумки и вообще любить меня лол на самом деле, мой идеальный соигрок должен писать в первом лице, от 6к текста, 1-3 поста в неделю, оформлять постики картинками и шрифтами, а так же уметь играть и за мужчин, и за женщин, и не только в тематике реала. да-да, требовательно выходит, я знаю, но вдруг...
из сюжетов я очень люблю психологическую драму, реже комедию. мне очень нравится тема с тем, что герои не могут быть вместе из-за обстоятельств, от них не зависящих, поэтому им приходится либо скрываться от мира, либо пытаться оставить друг друга. очень интересны сюжет, когда один персонаж значительно старше другого. вообще сейчас я хочу взять мужского перса. по внешкам: киллиан мерфи, чарли ханнем, джуд лоу, колин фаррелл, хавьер бардем, бен барнс, люк паскуалино, лео ди каприо, дэниел дэй льюис, брэд питт, мэтт смит, мэттью макконахи, роберт дауни мл, эйдан гиллен. а еще я хочу поиграть данилой поперечным, но это для особенного случая и по большой любви. если я бы играла дамой, то предпочла милли брэйди, лили коллинз, карен гиллан, зази битц, эмбер херд, дуа липу, жозефину петерсен, каю скоделарио, люси бойнтон, галь гадот, эмму уотсон, софи тернер и много еще других. в целом мои вкусы понятны, и если они тебе близки, то сойдемся. а еще я очень люблю сюжетики и крутые повороты, поэтому будет весело, чесслово. и в графику могу.
короче, все. просто найдись, и пойдем играть <3
Пример вашего поста:

Пример поста

Лучи солнца заползли через не зашторенное окно в комнату, осветив постель. Я еще спала, уткнувшись лицом в плечо мужчины. Моего мужчины. Он приобнял меня во сне, от этого, собственно, я и пробудилась. Но он все еще спал, безмятежность на его лице была для меня в новинку. Обычно Коул выглядел слишком загруженным, серьезным, даже злым. Но сейчас он был совсем другим, каким-то домашним, родным. И уже этот факт обеспечил улыбку на моем лице. Наверное, слишком влюбленную улыбку, но наконец-то я могла позволить себе быть влюбленной и счастливой. Наконец-то отношения были выясненными, хотя мне очень смутно представлялось, что одна ночь изменить чересчур рациональный подход Вашингтона к чувствам. Мне, честно, было плевать, что он старше меня практически вдвое. Мне было плевать, что я была для него "слишком молода". У меня даже в голове не укладывалось, почему нужно так яростно сопротивляться той химии, что возникла между нами. Сейчас, лежа рядом с ним и утыкаясь в его плечо губами в попытках скрыть глупую девичью улыбку, я была счастлива. И, если бы можно было растянуть это мгновение, то я бы растянула его на вечность. По крайней мере, в моей памяти оно останется таким: нежным и ласковым.
Вчерашняя ночь же навсегда запомнится другой. Обжигающе горячей, будто тебя кидают в жерло действующего вулкана, готового разлиться тысячеградусной лавой на соседние поселения и забрать в свои смертельные объятия все живое. В его руках я была одновременно и Везувием, и Помпеями. Если бы вчерашняя ночь была последней в моей жизни, я бы не хотела изменить ни одной секунды. Что может быть лучше, чем умереть в оргазмическом единении с любимым? За эту ночь я, как птица-феникс, с огнем страсти из пепла старой своей жизни вернулась к новому началу. Конечно, все было не так, как это показывают в порно, например, но не все ли равно, как выглядит, если твое тело искрится и плавится от ощущений, что дарует тебе твой мужчина? Дыхание перехватывает, ты можешь только стонать и умолять его продолжать, потому что ты уже не в состоянии держать себя в пуританских рамках приличия или национальной холодности. Ты можешь только извиваться, прижимаясь сильнее к нему. Твои стоны слышны, наверное, всей планете, потому что контролировать себя не просто невозможно: даже мысли о контроле не мелькает в затуманенном твоем разуме. На твоем лице блаженная улыбка, а в глазах горит огонь, который уже не потушить, даже если все пожарные станции города будут подняты по тревоге. Горит все - простыня, матрас, комната, вещи, разбросанные по ней. Горишь ты, и горит он. И в этом огне квинтэссенция всех чувств и надежд. Все эти поцелуи, стоны, всхипы, касания и желание быть единым целым в какой-то момент перерастают в пожар. А потом к этому беснующемуся пламени подносят фитиль и через пару секунд мир взрывается. Каждый атом твоего тела становится сверхновой и разлетается по бескрайнему космосу с непреодолимой силой и невероятной скоростью, а в следующее мгновение вновь собирается в одном маленьком пространстве твоего тела. А потом, стоит лишь отдышаться, он опять видит в твоих глазах, в твоей неловкой улыбке сквозь слегка прикусанную губу, в твоей вздымающейся груди отблески этого огня, и все продолжается. Твои рыжие, словно языки пламени, пряди волос растекаются по плечам и телу и разлетаются в разные стороны от движения к движению, пока он смотрит на тебя снизу вверх, не в силах оторвать ни взгляда, ни рук, которые бродят по твоему телу. Его губы покрывают тебя поцелуями, и ты отвечаешь ему тем же. И опять это пламя, разрушающее и сковывающее. И так раз за разом, будто ты сама боишься, что это был ваш первый и последний раз. А потом, когда вы оба устаете так, что стоит закрыть глаза, проваливаешься в сон, ты практически говоришь эти слова. Слова, которые не говорила давно, потому что не чувствовала ничего подобного. Эти три слова практически слетают с твоих губ, но в последнее мгновение ты проваливаешься в сон, в котором огромный древний город погибает под жаром сумасшедшей природной силы.
Я ласково целую плечо своего мужчины. Пускай он даже и не подозревает, что он мой. Но я не привыкла отдаваться просто так кому-то. Написать первому понравившемуся парню в Тиндере или склеить его в баре - это не мой стиль. Мое - это страдать, быть влюбленной до безумия и надеяться, что все само собой устаканится. Поэтому, наверное, у меня так давно не было секса. Я не могла без обязательств. Мне нужно знать, что это не просто физика двух человеческих тел, а нечто большее. И с Коулом я знала это с первого взгляда в пыльной прачечной. Я знала, что хочу его, хочу оказаться в его объятиях, хочу целовать его и отдаваться ему полностью, а утром заварить ему чаю и приготовить завтрак, погладить рубашку и отправить на работу. Он был таким суровым напоказ, таким спокойным, таким независимым, что увидеть за этим простую человеческую грусть и страх перемен не составило большого труда. Но вряд ли теперь у него получится избавиться от меня. К сожалению, я не из любителей упускать свое счастье, даже если оно предстало мне в облике практически сорокалетнего копа с алкогольной зависимостью. И, кажется, я до сих пор улыбаюсь как влюбленная малолетка, коей, наверняка, все еще считает меня Вашингтон. Надеюсь, сегодняшняя ночь хоть немного образумила этого мужчину. Если уж он и после этого будет видеть во мне ребенка, то мне придется переубеждать его каждую следующую ночь. Тем более, что от одного взгляда на его обнаженное тело, я становилась мокрой, и даже температура тела, казалось, поднималась.
Я поцеловала его еще раз в плечо, затем в шею, постепенно приближаясь к губам. Коул вздрогнул и открыл глаза. Я чмокнула его в губы и хихикнула:
- Добро утро, - ласково и немного на распев произнесла я.
После его ответной улыбки, от которой у меня все естество затрепетало, я поцеловала его. И было плевать, что ни у меня, ни у него зубы не чищены. Это только в кино герои просыпаются уже сразу с макияжем и идеальными белыми улыбками.
- Как спалось? - Наверное, вопрос прозвучал с издевкой, потому что большую часть ночи Коул точно не спал. Я за этим проследила.
Я поднимаюсь с нашей импровизированной кровати. На мне нет одежды, но нужна ли она? Этот мужчина видел сегодняшней ночью все, что только мог. Он и так знает, что мои соски встали не из-за того, что я вылезла из-под теплого одеяла и его объятий, а потому, что хотела его. Если бы на лбу высвечивались наши эмоции, то на моем было бы написано: "Трахни меня еще разок!". И не потому, что у меня долгое время не было секса, не потому, что я такая похотливая. Просто мне двадцать, я влюблена, и доставить удовольствие своему мужчине - это естественная потребность показать мои чувства. Если бы я не боялась сказать, что люблю его, то сказала бы, но мне казалось, что он поймет меня слишком буквально, ведь обычно для людей любовь - это нечто большее. Но я готова была утонуть в нем, и для меня это была любовь.
Будучи спиной к Коулу, я наклоняюсь за его рубашкой, дожидавшейся утра на полу, и своими шортами, в которых лежал ключ от комнаты. Плевать, какой он меня сейчас видит, ведь я говорила, что у него была целая ночь, чтобы изучить мое тело, и он успешно делал это. Я накидываю на себя его рубашку и поворачиваясь к нему. И его взгляд меня убивает прямым попаданием в сердце, потому что, глядя на его лицо, нужно быть совсем тупой, чтобы не понять: если бы я не задала сейчас вопрос и не попятилась в сторону двери, то он бы завалил меня на матрас и не дал бы выйти в ближайший час.
- Хочешь чаю? - Я опять улыбаясь, борясь с желанием броситься к нему и попробовать еще много вариантов соития. - Завтрак? В общем, - я потягиваюсь и выхожу из комнаты, - я на кухне.
Телефон, как оказалось, всю ночь разрывался от звонков Эрики. Пока я ставила чайник и искала, чем бы накормить своего мужчину, Эрика методично выпрашивала рассказать меня хоть что-нибудь, но я отказывалась. Рассказывать о сексе подруге сразу после секса? М-м-м, не то, чтобы я была поклонницей "Секса в большом городе" или "Дневников Бриджит Джонс". Если я что-нибудь и хотела ей рассказать (пока я не решила, нужно ли вообще что-то говорить о нас с Коулом, потому что одна ночь еще не гарантировала отношений), то точно не сейчас. Я поставила на стол все необходимое для завтрака. Если честно, лучше бы этот стол был пуст, потому что очень боюсь не выдержать и наброситься на Вашингтона прямо за трапезой. Но я же взрослая, а взрослые так не поступают. Тем более, мой пыл вполне мог быть охлажден Коулом: на мой взгляд, ему доставляет какое-то мучительное, слегка мазохистское удовольствие заканчивать то, что между нами случалось. Но я не позволю ему в этот раз просто уйти.
Слышу мужскую поступь и бросаю ему как бы невзначай, занимаясь приготовлением завтрака:
- У меня день рождения в понедельник. Обычно, я не планирую ничего в такие дни, но есть Эрика. Мне не отделаться от ее "грандиозной вечеринки". Если ты не против увидеть, как я постарею на год, то я была бы рада, если бы ты пришел. Ну, или хотя бы я к тебе пришла. На ночь, например.

Отредактировано professional fangirl (13-06-2018 21:57:27)

+4

60

Форум:
Maple syrup
Текст заявки:
Вы - уверенный в себе мужчина 45-46 лет, солидный, степенный, внушающий уважение и доверие. Мудры и проницательны. Всегда сможете дать ценный совет нуждающемуся в нём, утешите скорбящего, укрепите в вере сомневающегося. Одним словом - этакий эталон толерантности и благочестия, и это не удивительно, ведь Вы - настоятель католического прихода. Жители нашего небольшого куротного городка Банф в Канаде знают Вас, как отца Бенедикта (имя - на Ваше усмотрение). 
Однако никому (или почти никому) не известна ваша тайная история. На самом деле Вы - преступник, разыскиваемый спецслужбами и Интерполом, а отцом-настоятелем стали, когда около двадцати лет назад совершили убийство вашего родного брата-близнеца, - настоящего отца Бенедикта, чтобы скрыться от преследования. Под маской священника в вашем лице также скрывается глава тоталитарной секты, практикующей ритутальные жертвоприношения (крайне радикального течения последователей дианетики Л.Р. Хаббарда), связанной с мафиозными и властными структурами по всему миру. На вашей совести множество загубленных жизней, и именно поэтому Вы и подверглись в своё время преследованиям.
Есть ещё один факт вашей биографии, объединяющий нас, и он, пожалуй, самый главный и определяющий. Вы - мой биологический отец. Будучи очень молодым человеком 22-23-х лет от роду Вы познакомились с моей ещё более юной матерью (этнически девушка принадлежала к потомкам индейцев чероки, выходцев из Северной Каролины, США), соблазнили её, и в результате этой непродолжительной связи я и появился на свет. Возможно, Вы любили мою мать, - оставляю это на ваше усмотрение, но узнав о беременности любовницы, Вы предпочли её бросить. В итоге девушка, назовём её Кими, оставила своего новорожденного сына на пороге церкви вашего родного города и скрылась в неизвестном направлении, как и Вы несколькими месяцами ранее.
Таким образом в настоящее время мы с Вами живём в одном городе, и я пока абсолютно точно понятия не имею, кто Вы на самом деле. В том числе и для меня. Что касается Вас, то Вы знаете меня с примерно с моих трёх лет (и это не удивительно, я же в раннем детстве и отрочестве воспитывался в приюте при церкви и чем старше становился, тем больше внешне напоминал свою мать). Судьба распорядиалсь так, что несмотря на вашу довольно насыщенную интимную жизнь, я являюсь вашим единствнным отпрыском.
Что в перспективе: если Вас заинтересует "замут" сюжета, детали мы с Вами сможем согласовать в ЛС здесь или непосредственно на форуме.
На форум Вы приходите по сформированной заявке, что гарантирует вашу активную игровую занятость (и не только с моим персонажем). 
Желаемые внешности для вашего персонажа:
Ewan Gordon McGregor, Richard Chamberlain или любая другая (на Ваше усмотрение).     
Ваш персонаж:
Внешность: Julio Iglesias Jr.
Сейчас мне 23 года. Проживаю в Банфе, работаю экскурсоводом в местном музее-заповеднике. У меня есть любимая девушка, с которой я планирую создать семью.
В общем, я - обычный парень, добросердечный, уживчивый и весьма Вам, как прихожанин, импонирующий. Мы даже можем на первых порах быть хорошими знакомыми и время от времени вести философские беседы на теологические темы. Вы задумались о вашем верном подручном и всерьёз рассмативаете меня в этом качестве, однако не спешите раскрыть мне правду о моём происхождении. В дальнейшем всё будет много сложнее...
И ещё, на одной цепочке с крестом я ношу на шее миниатюрный деревяннный амулет в виде ворона, который когда-то носила моя мать и Ваша возлюбленная.                         
Пример вашего поста:

Пример поста

Она приходила сюда каждый вечер. В одно и то же время. Долго-долго смотрела на тихую рябь озера, - отстранённо, без тени улыбки, потом кому-то звонила по мобильному и тихо плакала после окончания короткого разговора.
Не знаю, почему, но мне было необходимо видеть её, - на значительном расстоянии, не приближаясь, не нарушая границ её личного простанства, - таких зыбких и, вместе с тем, настолько хрупких, что, казалось, окликни, и эта женщина моментально исчезнет, будто случайно забредший в это, не по-здешнему красивое место, призрак.
Если бы я был художником, непременно запечатлел бы её на холсте. Нет, серьёзно, - я мог бы даже пробовать сделать это сейчас, но что-то удерживало. Мне не хотелось знать её имя, не хотелось жалеть. Моё видение из плоти и крови имела право на тайны. Она была старше. Иногда визуально сложно определить, на сколько именно. Но мне это тоже было не нужно. Возможно, она бы могла быть моей сестрой, которой у меня никогда не было, или даже матерью, которой я никогда не знал. Странно, но мы ведь даже внешне похожи. Хотелось верить, что это случайность, не более.
Так случилось, что именно сегодня я был обнаружен. Наверно, подошёл чуть ближе, чем следовало, а может быть, мне под ногу попала сухая ветка, предательски хрустнувшая в самый не подходящий момент. Так или иначе, женщина резко обернулась, а затем быстро пошла в мою сторону. Мне не оставалось ничего другого, как выйти ей навстречу и первым заговорить.
- Добрый вечер, - делаю вежливую паузу, чтобы придумать какое-то более или менее сносное объяснение, почему я оказался здесь, рядом с ней.
- Я знаю тебя, - она приближается почти вплотную и останавливатся, быстро-быстро смахивая слёзы с длинных, мокрых ресниц и бледных щёк, - Ты ведь Николас Келли? - дотягиватся до моих волос и нежно, чуть дрожащими пальцами, проводит по ним, - Твой отец был бы счастлив знать, что его мальчик стал таким, - она надсадно всхлипывает, - взрослым...
- Нет, мэм, Вы ошибаетесь, - пытаюсь мотнуть головой, но её прикосновения настолько непривычно приятны, что я замираю, улыбнувшись, - Моё имя Андреас. Андреас Картер, - стараюсь вести себя как можно более непринуждённо и естественно.
- Нет, - она отдёргивает руку, неловко спрятав её за спиной, - Ты - Николас, - повторяет несколько раз, словно в бреду и шумно вздыхает, - Я не могла так обознаться... У тебя глаза твоей матери. И волосы...
Женщина замолкает, отводит взгляд, но не спешит уходить. Я чувствую, что не могу ей солгать.
- Мэм, - произношу осторожно и вежливо, - Вероятно, я Вам просто кого-то напомнил. Но меня зовут Андреас, и я не знаю человека по фамилии Келли, - смущённо развожу руками.
- Тебе сейчас двадцать три, - по-прежнему не глядя на меня, она не спрашивает, - уверенно утверждает.
- Да, мэм, - киваю.
- Прости, - женщина зябко кутается в тонкую шаль, накинутую на её плечи, - Я, должно быть, выжила из ума, - она снова вздыхает, - А ... как зовут твою мать?
- Не знаю, - и снова я предельно честен, - Я воспитивался в приюте.
Ощущаю смятение и неловкость на грани стыда.
- В приюте? - теперь она смотрит мне прямо в глаза, - пристально и пронзительно, - И никто из родных тебя не разыскивал?
- У меня их нет, мэм. Никто, - отрицательно качаю головой, совершенно ошарашенный её вопросом.
- Ни.., - она осеклась, - Извини, Андреас, если тебе так привычнее, - сейчас она улыбается, ласково и открыто, - Ты можешь не верить мне. И не поверишь. Но я - сестра твоего отца, Летиция Келли.
На какое-то время я лишаюсь дара речи, непонимающе уставившись на неё.
- Знаешь, давай встретимся здесь же. Завтра. В восемь вечера.
Я медленно киваю.
- Понимаю, как тебе сейчас тяжело, - женщина берёт меня за руку, - Приходи. Я расскажу тебе всё, - она отпускает мою руку и, не дождавшись ответа, уходит, скрываясь за невесть откуда взявшимся сумеречным туманом, а я, не верящий ни в какую чертовщину, отчётливо улавливаю в прохладном воздухе удушливый запах серы. 

Отредактировано Marcus Volf (14-06-2018 01:59:07)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC