Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 41 страница 60 из 72

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+1

41

Подниму-ка я заявку, персонаж теперь даже более нужен, чем раньше.

Форум: http://northsolway.rusff.ru
Текст заявки: Форуму нужен единственный городской судья, а моему персонажу - папа. В игре есть двое племянников и старший брат, персонаж ожидается в общий сюжет как значимое действующее лицо. От себя обещаем игру внутри семьи - с очень и не очень радостными моментами, хотелось бы, чтобы градус драмы не зашкаливал. Персонаж действительно нужен в общий сюжет, и нужен уже сейчас, игрой будет обеспечен сразу. Поскольку персонаж - судья, мы обязательно поможем вам разобраться с некоторыми тонкостями закона и порядка, но хотелось бы, чтобы и вы проявили здесь инициативу и ценили логику.

Nicolas Nash
59 лет, главный шериф (судья) города

☼ Отец Николаса приехал на острова в пятидесятых годах, во времена открытия шахты. Здесь он встретил свою будущую супругу и остался. У них родилось трое детей: Оливер, Николас и Эвелин.
☼ Семья никогда не была богатой, так что все дети привыкли к трезвому распределению доходов, их никто не баловал.
☼ Николас выучился на юриста, уехав из Северного Солуэя, когда как старший его брат и младшая сестра остались в городе. Женился он только после тридцати лет, после чего вернулся обратно на Штормовой остров. Дочка родилась довольно поздно, уже когда Николасу исполнилось за сорок. Когда дочери было семь лет, жена разбилась в автокатастрофе.
☼ Около десяти лет назад Николасу предложили должность главного шерифа (судьи) в шерифском суде Северного Солуэя. Сейчас Николас является единственным городским судьей. В его полномочия входит ведение гражданских и мелких уголовных процессов в городке.
☼ Совсем недавно его семнадцатилетняя дочь Клэр, уехавшая в Лондон учиться, вернулась на седьмом месяце беременности. Об отце ребенка ничего не рассказывает, так что в семье скоро будет пополнение.

Ваш персонаж:
Анкета дочери
Первого племянника
Второго племянника
Старшего брата
Пример вашего поста: Здесь можно ознакомиться и с нашей игрой, и с сюжетной завязкой для внутрисемейной игры.

0

42

Форум: checkpoint
Текст заявки:

Я готова, и ты готов,
Поджигать ночью машины ментов.
Это как правило жизни, признак хорошего вкуса,
В отношении тех, для кого закон – мусор.

! attention ! лайтовая, нецензурная версия Бонни и Клайд, сборка made in гетто

В поисках:
Рассел Шортер по кличке Шот, на вскидку 27-28 лет
Рассел - это витающий в воздухе душок перманентного наёба, без мыла в душу и совесть истекшего срока давности. Шортер зубоскалит 24 на 7, пускает два метра блядского самомнения в оборот, даже когда кости с треском хрустят под напором праведных нравоучений достопочтенной полиции, а стальная решетка хлопает у самого носа. Тормоза в неисправном состоянии, денег на ремонт в дырявых карманах Шот вряд ли наскребет, посему предпочитает не останавливаться и вовсе - тараном на любую девицу с района, с жаром - в любую клоаку, бесплатные билеты в которую неизменно достаются совместно с губительными последствиями. Повышенный уровень выживаемости как приговор, ведь за 27 лет он нарывается на тазик из бетона чаще, чем Путин становится президентом, а хэппи энд каждого "несчастного случая" отпечатывает на теле новой татуировкой. Рассел встревает в любую хитросочиненную муть, что навскидку предложит судьба, а скорее знакомые кореша с района - ставки, воровство, дурь и иже с ним. В свободное время Шортер промышляет творчеством и пишет на старенькую камеру криминальную историю всея Фриско - от фокусов карманников до подпольных боев, своими остроумными комментариями украшая любой трэш. Даркнет отстегивает круглые суммы за самые привлекательные с точки зрения инвестиций кадры, пуская записи в дальнейший нелегальный оборот.
Но ближе к делу и телу.
Марци - обворожительная приторная улыбка родом из сальных клоак гетто, варится в местных проблемах, дилемма и теоремах с самого детства, увлекается кулинарией, ведь любимая специя - клофелин, мастерски водит за нос и уводит бумажники, нескромно задирает майку и тормозит фуры. Посыл такой, что хочу склеить этих двоих в командой работе и пустить в естественную среду обитания. Клеятся они хорошо, ведь если два метра бессовестного ахуения Шота и дворовые наколки навыкат видятся невооруженным взглядом, то Ливай здраво играет в студентку с филологического и подводит жертву к капкану. Ливайская хитрость в размерах еврейской жадности + Шотовская безбашенность километражем со всю Калифорнию = трэш и веселье, объемов мне необходимых.
Посмею назвать всю эту жисть парой, ибо выхлоп совместного времяпровождения ещё какой. Марци на досуге полосует ногтями лица незадачливых однодневных подружек Рассела, увлекается выдиранием волос, закатывает головокружительные истерики, а на закате дня мнётся в ласковой нежности. Шот вротимел вот это всё, ибо сам срывается до хрипоты в горле, мучится головными болями имя которым Ливай младшая и готовится сдать её в ломбард. Сложные отношения, но взаимная симпатия неисправимая и неизлечимая. Марци - девочка с ранимым сердечком, но матерится не хуже сапожника, травит соседских псов на Шортера, уводит бумажник по 5 раз на дню и в общем и целом наслаждается их тесной коллаборацией. И вот это вот всё на фоне "ГОНИ, ГОНИ, ГОНИ, У НАС НА ХВОСТЕ КОПЫ" и свиданий в обезьяннике. Предположительно, что никто из них не сидел долго и серьезно, но у Рассела таких возможностей был вагон и маленькая тележка, так что можно и воспользоваться - на годик-другой.
Люблю жесть, трэш и угар, хочу много гетто, нелегальных приключений и драмы. Торчу во флуде, говорю обо всем и ни о чем, умею в юмор (кажется), требую сюжетных поворотов, хороших постов и любви к "почесать языком" во флуде. Адекватно воспринимаю всё, кроме неадекватных людей. Попрошу пробный пост, ибо трясусь за стиль соигрока не меньше чем за свой. А во всем остальном - я лапочка. Попиарю свою заявку еще пару дней и тебя будет ждать еще полфорума, ахха. Приходи, долговязый, жесть жестить :з     

Ваш персонаж: Марци Ливай - Золушка из гетто с трудовым стажем на пару десятков лет в местах не столь отдаленных - улыбается девочкой аля "я расскажу тебе что такое счастье", но обитает в клоаках и злачных местах всея гетто, спускает нелегальные доходы на ставки и репутацию в мире озлобленных и обделенных. Жирным плюсом к паточным речам - истерии сроком годности в вечность, с очередным поводом и новыми спецэффектами. Где-то внутрь Марци пакует невинную девочку, на авансцене перед толпой играет в персонажей разных, от "а" до "я": ж - жертва, м - мразь. Промышляет сугубо делами мелочными, если клофелиновые раздачки можно отнести к сим - протирает юбку в придорожных кафе, портовых барах, выискивает "клиентов" посолиднее, среди которых значатся скорее работяги-моряки с командировочными чем дяденьки при настоящих деньгах.
Не люблю сумбур, а здесь здесь именно он и случается, так что при желании лучше скину в лс анкету и открою другие страшные тайны)

Пример вашего поста:

Пример поста

п р е л ю д и я - две недели назадАтмосфера в "Hi Dive Bar" заедает где-то на нотах болезненной удрученности, Марци скучающе скребет экран телефона, выискивая на сайте знакомств наибольший шанс на ужин в неплохой забегаловке. Когда знакомый почти до благоговейного трепета голос обрушивается у самого её уха скупым приветствием, Марци испуганно вздрагивает, выпуская из рук телефон вместе со всем доступным нутру самообладанием. Побледнеть, утерять нить дыхания где-то между обожанием и ненавистью, но вовремя сменить беспокойную растерянность на приторно-горькую улыбку - по сценариям, сыгранным на авансцене сознания, тысячу и один раз. Мертвецы не рассказывают сказки, они врываются в тихий полуденный бар с ноги и настойчиво гремят цепями. Марцеллина поднимает колючий взгляд с готовностью объявить очередные 40 дней траура и лично взять в руки лопату. Ведь год назад Арсе хоронили вполне натурально - с верой и правдой в заплаканных глазах.
- В аду дали отгул, или венки не понравились? - она выплевывает слова в надежде, что яд между букв окажется действеннее клофелиновых приходов, потому что "иди ты нахер, брат". Марци соскальзывает со скрипучего барного стула, по инерции воспоминаний двигаясь в сторону выхода и успевая в пылком презрении одернуть руку прежде, чем брат сомкнет свою тяжелую ладонь на её тонком запястье. Оборачивается и царапает влажным, пронзительным взглядом такое знакомое лицо, где-то у оголенных проводов нервов клянется себе - что в последний, заключительно-мучительный раз. Присказки о семейном счастье остаются где-то в 2002, а Марци за 14 лет изрядно заебывается давать Ливаю кредиты на свои чувства. - Мне нужно в уборную, отвали, Арсе.
Хилая раковина в женском туалете подрагивает под ступнями, жалобно скулит, но терпеливо дожидается, пока Марци не нырнет в узенькое окошко у самого потолка, раз и навсегда хороня встречу с братом во вшивом пабе.     

а к т _ 1 - неделя назадКогда пара массивных иссиня-черных Lincoln Navigator врезаются в асфальт тормозами на пересечении 38-авеню и Уллоа стрит, Марци липнет к промерзлому окну и цепенеет от страха на пару протяжно-медлительных мгновений. На пятом этаже ветхого кирпичного дома с одним единственным выходом прочь и нахрен, Ливай остаётся загнанным в клетке зверьком с крайне плохой кредитной историей. 
- Курт, хренов же ты ублюдок... Ты сдал меня. 
- Бежать смысла нет, Марц. - Долговязый придурок блаженно растягивается на узкой кушетке, посылая густые клоки дыма в сторону затертых плакатов Limp Bizkit. - У них для тебя предложение. У них девчонка исдохла. Несколько часов, и они забудут эти десять штук. Соглашайся, иначе дело дрянь. Выкуришь напоследок? - Худощавая рука услужливо протягивает косяк, а Курт хренеет в своей непритязательной, обкуренной легкости. Счастливую улыбку десятиминутной давности с лица Ливай смывает злостный оскал, она грубо отталкивает приятеля, затравленно озирается вокруг и выискивает в духоте комнаты единственно доступное спасение - выйти в окно. С десяток пустых Heineken со звоном летят с подоконника на пол, пара невзначай влетают черепно-мозговыми в Курта, но травмы минимальны - нельзя потерять то, чего нет. Марци нервно сглатывает и осушает легкие, чтобы протиснуться в узкую оконную щель и зацепиться своей последней надеждой за шаткую пожарную лестницу. 
- Марци, не глупи, это Даркнет, ты станешь звездой.
А потом светлые пряди болезненно наматываются на здоровенный мужской кулак, Ливай тихо скулит в темноте салона внедорожника, а басовитый голос приговаривает ласково:
- Марци, не глупи.

а к т _ 2 - здесь и сейчас- Приведи себя в порядок. Ты умная девочка, знаешь, что делать. - В этих бетонных стенах блядской студии порядок синонимичен хаосу, а умные девочки оказываются самыми удобными жертвами. Марци мажет бессильные слёзы, как следует размазывая дрожащими руками черные кляксы туши по щекам. Крохотная комнатушка импровизированной наспех гримерной изобилует вещдоками для отдела по борьбе с киберпреступностью - пара детских заколок, красочные пятна крови на угле тумбы, просоленный слезами столик перед поверхностью зеркала сомнительной чистоты. Агрессивно-алая краска лупится кусками чужой безысходности, осевшей на стенах. Марци въедается жалобным взглядом в свое обнаженное отражение - синяки с прошлой недели ещё сквозят через кожу цветастыми кровоподтеками, пара глубоких царапин врезаются в худые плечи. Ливай не запечатляет в памяти, с какой беспрестанной болью достаются её телу кровожадные отметины, ведь на этой съемочной площадке она не звезда, а часть жестокого антуража для извращенных дрочеров с черного рынка порноиндустрии. Чем более изувеченной выглядит Марци, чем более безжизненной становится по сюжету главная героиня тире вещь, тем большее возбуждение вдарит в полоумные бошки уродов по ту сторону экрана. Бонусом к первой серии прошлой недели - ярко-розовый транквилизатор в тон платью крупным планом, жидкость медленно бежит по прозрачной трубке, кокетливо заворачивает вокруг связанных рук и продолжает свой путь до тех пор, пока не проникает в бледную вену дрожащей Марци. Лошадиные дозы, неподдельный испуг, настоящий отруб, натуральная съемка - искушенного зрителя не провести. Ливай выскребает из себя эту дрянь ещё 7 суток после, запирает двери и исступленно кричит, корчится от боли ближе к ночи, сжимаясь в один едкий приступ бездумной истерии, а потом вновь черный Lincoln и "не глупи". Марци молчит всю неделю, потому что Марци не хуже остальных знает, с кем водится всю свою жизнь - и никто из окружающего отребья ей не помощник. Ливай позволяет себе немного глумливой самоненависти, когда натянув ярко желтое девчачье платье, прижимается спиной к холодному бетону и захлебывается обидой. Ведь цена кредита в десять тысяч долларов оказывается слишком высокой.
- Мы ведь договаривались. Один раз, и мы в расчете... - Чужие грубые пальцы больно впиваются в оголенные запястья, прожектор у стены слепит глаза, а когда сквозь яркие расплывчатые пятна Марци натыкается взглядом на очередной шприц, невольно пятится назад.
- Марци. Ты забыла про проценты, Марци. - Другой мужчина повторяет её имя, точно смакует на сальном языке это нелепое сочетание букв. Ливай толкают в сторону дешевой скрипучей кровати, выкраденной не иначе как со свалки. На мучителях золотые перстни, но антураж должен быть подобающе блядским. - Ты всё ещё нам должна.
- Я верну всё, с этими долбанными процентами! - Она злостно шипит, насыщаясь тревожной яростью, подскакивая на грязных простынях, исступленно брыкается, пока та самая здоровая ладонь не прилетает аккурат по верхнечелюстной кости. Звонкий удар зависает в воздухе издевательским эхо, а плёнка уже на записи. Сегодня у них другой сюжет. Свет, камера, мотор.

0

43

Форум: http://sacramentolife.ru
Текст заявки: имя:Макс
внешность: Jesse Lee Soffer
возраст: 30-35 y.o.
отношения: возлюбленный, от которого я когда-то сбежала
связь: лс | гостевая

Казалось так близко, но так далеко
о персонаже и отношениях

Мы друзья. Наша дружба началась, когда благодаря моему брату, я попала в вашу компанию. Вы - кучка неразлучных друзей, которые постоянно бесились, мечтали о будущем и часто тянулись к экспериментам. Вы старше меня на несколько лет, но иногда я не уступала в разговорах ни одному мальчишке.
Что нас привлекло друг в друге? Не знаю. Это непонятная тяга, которая началась с детства и продолжается по сей день. С тобой мне было интересней, чем с остальными. С тобой, меня всегда тянуло на интриги, которые порой складывались слегка плачевно. Я по сей день вспоминаю то беззаботное время, когда мы проводили вместе время, вся наша компания: Ками, моя младшая сестра, постоянно терлась с Седриком и пару раз пыталась мне доказать, что влюбилась и это недолго, хотя я никогда не ожидала от этого паренька чего-то хорошего. А Майк... Майку всегда нравилась Камилла, детская первая любовь. Может поэтому они сейчас женаты? Мой брат - оболтус умело устраивался во всей нашей компашке, но, как мне кажется, чаще всего влезал в передряги, с которых мы его вытаскивали.
Время шло. Все мы росли. Росли с нашими детскими чувствами, которые переросли в чистые, прекрасные чувства. Я любила тебя. Возможно, до сих пор люблю, но тогда я вынуждена была уехать. Мне не хотелось сидеть на чьей-то шее, а тогда заработать здесь у меня не было возможности. Звать тебя с собой? Не вариант. Вы уже тогда начинали думать о совместном бизнесе. Я не хотела рушить ваши мечты и вашу жизнь. Я не знала, что будет с нами дальше и не хотела так рисковать. Это была последняя совместная ночь, когда мы выделись. От тебя я практически сразу уехала в аэропорт, оставив лишь записку на подушке. Искал ли ты меня? Знаю, пытался. Ками говорила, что ты пытался узнать где я. Прости, что разбила тебе сердце.
Моя жизнь в Сиэтле не была такой прекрасной, какой хотелось. Но там я прожила больше четырех лет. Слышала ты женился, большего я знать не хотела. Сама виновата. Брат хвастался, что вы втроем (Майк, Нэйт и ты) все-таки открыли свой бизнес. Открыли ресторан с прекрасным названием "Moondust", что в переводе означает "Лунная пыль". Мне нравится. Кажется, там и была свадьба Камиллы и Майка. К сожалению, я не смогла на ней присутствовать.
Я вернулась. Кажется навсегда. А твой брак дал небольшую трещину. Старые чувства вспыхнули с новой силой, что, кажется, никто не в силах им противостоять. Но это всего лишь начало. Все еще впереди.

пожелания

Очень нужен этот персонаж, в пару. Буду любить и не обижать, если повезет, то мы соберем этих закадычных друзей, по крайней мере попытаемся, т.к. сестра есть. Есть идея для игры, как в их отношениях, так и в общем. Будем спасать Джилл от неприятностей, в которые она вляпалась в Сиэтле. На все вопросы отвечу по подробней. Приходи, очень жду.
Ваш персонаж:

Анкета

Жизнь этой милой девчушки никогда не отличалась, чем-то особенным, но периодически преподносила различные сюрпризы. Джил родилась в США, Сакраменто, где и прожила значительный период своего жизненного пути. С самого детства девочка никогда не была обделена внимание родителей. Мама была пианисткой, а отец – писатель. Такие творческие профессии, казалось бы, почему Джиллиан не пойти по стопам родителей и связать свою жизнь с чем-то таким же творческим. Так думала и сама Харди, не оставляя мечты о прекрасном музыкальном будущем, пока довольно значимая часть её жизни рухнула... Родители Джил погибли в автомобильной катастрофе, в то время как Джиллиан осталась жива. Не раз она слышала от врачей фразы о том, что она просто родилась в рубашке. Эта авария сыграла большую роль в формировании дальнейшего жизненного пути темноволосой красавицей Харди, которой в тот момент времени было чуть больше десяти лет. Тогда её единственной опорой и самым близким родственником – оказалась тетя, мамина старшая сестра. Человек, который на этот маленький промежуток времени заменила девушке родителей. Имеются двоюродные брат и сестра. Брату Джил тридцать два года, но к своему возрасту ума так и не набрался. С самого детства влезал в разнообразные авантюры, периодически вмешивая в них Джиллиан. Младшей сестренке Камилле около двадцати четырех лет. Хоть Харди и влезала в различные интриги и авантюры вместе с бестолковым братом, но была более послушным и уравновешенным ребенком, хотя иногда тоже приносила родственникам беспокойства. В один из таких раз, в возрасте десяти лет, Джиллиан оказалась в полиции, с обвинением в мелкой краже в одном из местных магазинов. Тетя оплатила штраф и компенсации, которые требовались. С тех пор, юная Харди пыталась сидеть на попе ровно и заниматься чем-то более полезным. Уже тогда Харди решила, что будет поступать на юридический факультет, но и не догадывалась, что может ждать её дальше. Эта авария была трагичной только для семьи Харди, а вот второй участник аварии отделался легкими ссадинами и синяками. Никто не соглашался поведать шестнадцатилетнему ребенку, кто является виновником аварии, но для себя Джил решила, что со временем этот человек пожалеет о том, что остался жив. Уже тогда характер девушки заметно менялся. Если раньше она была в чем-то милым, добрым и жизнерадостным ребенком, то со временем стала жестче, грубее, хотя некоторые прежние черты периодически преобладали. Как и упоминалось ранее, Джиллиан окончила колледж, а потом юридический факультет, Калифорнийского университета. Сидеть на шее у тети не хотелось, поэтому устроилась в одну юридическую контору города, но долго там не продержалась и через год уехала работать в Сиэтл, штат Вашингтон. Долгое время проработала в адвокатской конторе Уильяма Беккера, но вскоре перешла в более солидное и востребованное место. Молодой специалист, с небольшим опытом работы, который ничего толком не видел в жизни случайно попадает в лапы преступника, который желает, чтобы Харди отстаивала его права в суде, а Джиллиан, в свою очередь, получает продвижение по карьерной лестнице, солидный заработок и, как на тот момент казалось, свободную, спокойную жизнь. Работы было слишком много, но и выиграть такие дела без взяток и каких-либо подкатов было нереальным и невозможным, что в большинстве случаев и предназначалось хрупкой Джиллиан Харди. Все продолжалось на протяжении трех лет, пока поняла, что это не то, чем она хотела заниматься всю жизнь. Долго решалась, но в какой-то момент собралась уйти, после того, как за последнее выигрышное дело пришлось переспать с судьей. Не к этому с детства стремилась Харди, чтобы в итоге оказаться в подобном дерьме. Собрав вещи и никому ничего не объяснив, Джил уезжает из Сиэтла и возвращается в Сакраменто, где начинает новую жизнь и работает юристом в сети ресторанов Сакраменто. Но никто и не представлял, к каким последствиям это может привести

Пример вашего поста:

Пример поста

Здесь, на лестничной площадке, оказавшись в объятиях Харта, я наслаждалась этим небольшим моментом спокойствия, которое скоро прекратиться из-за небольшой войны, которую я затеяла. С каждым разом убеждалась, что в этом всем виновата я, а не кто-то еще. Что совершенно не стоит винить кого-то во всех смертных грехах, которые от и до являются твоими. Совершив ошибку несколько лет назад, вся моя жизнь превратилась в черную полосу, преследую чередой неудач. Я никогда не задумывалась об этом в таком ракурсе, но на самом деле ведь так и было. Единственным светлым лучиком, в этой темной череде, на тот момент, был Харт, который поддерживал меня в любом случае и который поддерживает меня сейчас. И он прав. В очередной раз. Все люди ошибаются. Мы не исключение.
- Я ошибалась фигову кучу раз. Люди учатся на своих ошибках, а я, кажется, какая-то испорченная. Я не учусь на своих ошибках. Я из раза в раз делаю новые. Что со мной не так, а? - спрашиваю я и тут же поднимаю свои глазки на парня. Если я сейчас на кого-то и злилась то только на себя. Я слишком много жалела себя, не замечая, что причиняю вред окружающим.
Толстушка Марти из отдела кадров это была отдельный эпизод, веселый эпизод нашей жизни в Сиэтле. Марти была ходячей энциклопедией каких-то необычных веселых фразочек, которые порой не просто были мотивацией к работе, но и придавали заряд сил и настроения на целый день. Это человек, который никогда не унывал от жизни, казалось, всегда была на позитиве и никогда не отчаивалась. Мне так не хватало ее словечек сейчас, чтобы начать действовать, а не сидеть и ныть о том, как все плохо. Порой я сама себе была противна.
Пародировать Марти было непростой задачей. Харт попытался, но получилось не очень похоже. Но все-таки забавно, что заставило меня рассмеяться. Мне не хватало таких моментов, когда мы просто могли смеяться из-за пустяков. Как маленькие дети в детстве. Наверное, мы просто выросли. И всему веселью приходит конец.http://sa.uploads.ru/dBcWt.gif
- Я втянула тебя в это один раз и не хочу втягивать снова. Тебе лучше вернуться в Сиэтл. А еще лучше куда-нибудь в теплые страны на пару недель. Я справлюсь, правда. А я если не справлюсь, то храбро приму поражение на себя, - почти оптимистично. Только конец в голове представляется трагический. Встаю со ступеньки, протягивая руку, чтобы помочь встать. Сидеть на сквозняке в подъезде было не лучшей идеей. Мои недоброжелатели наврятли настигнут меня дома, где может быть много народа, поэтому пока не стоило бояться. Хотя может быть в очередной раз я придумываю себе несуществующую иллюзию? Кто знает.
- Я думаю, что у меня есть еще время угостить тебя чаем. Пошли. - всегда, из любой ситуации есть выход. Выхода нет только после смерти. Когда-то единственным, правильным выводом мне казался побег. А теперь? Какой у меня выход теперь? Очередной вопрос, который не давал мне покоя из раза в раз прокручиваясь у меня в голове.
- Что мне делать дальше? Сдаться им? - вдруг вслух произношу я, в тот самый момент, когда мы сидели на кухне с тем самым чаем. Эти мысли неопределенности и волнения, слишком мучили меня, чтобы держать их внутри себя. Какой бы сильной иногда я себя не считала, похоже в этой войне мне одной не справиться. Но я ведь никогда не смогу признать, что в данном случае я не права и хочу помощи. Я просто не хочу их подводить. Харт, Ками, Нейт, Майк... Я слишком их люблю, чтобы ими жертвовать, но и без них я уже никто.

Отредактировано Nikki (30-03-2018 18:23:42)

0

44

Форум: blooming 99
Текст заявки:
необходимые персонажи;
с дафной ничего путного не получится. она уже настолько погрязла в своих проблемах/долгах/сомнительных связях, что пора бы уже махнуть на нее рукой и сказать одно: пропащая. джим так и делал, правда в более грубой форме, но дафна всегда возвращалась. почему? может, ей просто некуда было больше идти. может, джим за все время их отношений стал для нее по-настоящему родным. в любом случае, дафна и джим никогда не говорили, что любят друг друга. послать нахуй — пожалуйста, это они практикуют несколько раз за день. дафна и джим знакомы еще со школьной скамьи, у них даже была общая подруга, к которой джим изначально испытывал некую симпатию, но ничего большего из этого так и не получилось. отношения начались в шестнадцать лет и тянутся до сих пор. за это время дафна и джим узнали друг о друге абсолютно все, вплоть до маленьких родинок на ягодицах. конечно же, много раз расставались, трепали друг другу нервы, однажды даже пострадал салон, где работает джим (в порыве злости дафна облила его окна белой краской). дафна никому на самом деле не нужна, она и сама это прекрасно понимает. джим никогда на ней не женится, а мать предпочитает строить свою личную жизнь с очередными ухажерами, нежели, заботиться о своей дочери. дафна умеет постоять за себя, она дерзкая и острая на язык, знает себе цену, хотя ненавидит себя больше, чем любит. с детства дафна отчего-то думала, что сможет добиться в этой жизни абсолютно всего. в итоге, не имеет ни-че-го и спит с жирными дальнобойщиками за деньги. дафне нужна помощь, только она в этом никогда не признается. она сумасшедшая, в чем-то грубая и эгоистичная, но как и все мы нуждается в любви и заботе.
Ваш персонаж: джим салливан, 28 лет, продавец — консультант в видеосалоне «zebra».
Пример вашего поста:

Пример поста

Я перестал читать твои письма двадцать восемь дней назад. Я перестал думать о доме, о нашей веранде, где каждое лето мы грелись в лучах московского солнца, а зимой, укутавшись в теплый плед (один на двоих) наблюдали за тем, как моя младшая сестра Верочка усердно лепит снеговика. Я стараюсь не вспоминать твои румяные щеки, иней на твоих пушистых ресницах и обветренные губы, вкус которых я до сих пор иногда ощущаю на своих, таких же обветренных, покрытых пылью и песком. Я всякий раз пытаюсь убедить себя в том, что все это пустое: писать. Письма с фронта - глупая затея, внушающая надежду, которая сейчас подобно дорогому хрусталю - одно неловкое движение и все разобьется, а осколки эти режут очень больно. Знаешь, моя милая, моя драгоценная Лиля, я даже подумать не мог о том, что война - это настолько отвратительно, настолько страшно и дико. Каждую ночь я закрывал глаза и видел тебя: такую хрупкую и маленькую на третьей платформе нашего вокзала, ты тянула ко мне свои руки в длинных чёрных перчатках и умоляла только об одном «пиши мне, вернись ко мне». Знаешь, Лиля, я все-таки писал тебе письма, но они так и не доходили до нужного и самого дорого адресата. Я бережно хранил их у себя под сердцем, упрямо веря в то, что именно они смогут защитить меня от смерти, что витала рядом со мной постоянно, ежеминутно/ежечасно. Её затхлый и металлический запах я ощущал повсюду, я каждый раз делал вздох и думал, а может быть именно в этот раз он будет последним? Я не знаю, как оказался здесь, среди развороченной от бомб земли, окровавленных тел, в этом бесконечном безумии, где все человеческое, доброе и чистое безжалостно загублено/выпотрошено. С каждой мольбой о помощи мне казалось, что я теряю рассудок, что я не полевой врач, а жалкий шарлатан, неспособный помочь всем и сразу. Да, я не Господь Бог, как ты можешь заметить, но для них, для раненных солдат, что бились в страшной агонии на операционном столе, захлебывались в густой крови и до посинения сжимали мою руку, я им был. Понимаешь, Лиля, я оказался слишком наивным. Взращенный в благоприятной среде, подобно, тепличному растению, я просто не имел никакого понятия о том, что же происходит по ту сторону моего стеклянного шара, где я был заточен с самого рождения. И тогда, год назад, запрыгивая в последний вагон уходящего поезда, я верил, что у меня получится положить конец этой войне. Но, боже, думать так было настоящим ребячество.
      Свой неожиданный приезд я предпочел скрыть от своих родственников и близких, решив, что лишняя суматоха в связи с моим появлением будет лишней. Знал обо мне только наш сосед Петька, который, к слову, и встретил меня рано утром на вокзале, когда туман ещё закрывал собой крыши домов и верхушки деревьев. Петька всю дорогу рассказывал мне о том, что произошло в Москве за время моего отсутствия, как и чем, живут люди, верят или уже потеряли надежду. Мой спутник оказался слишком уж говорливым, а я настолько устал с дороги, что заснул под его монотонный голос пока мы ехали загород. И лишь ноющая боль в левой ноге заставляла меня невольно напрягаться, но в целом, за все время это был мой самый спокойный и безмятежный сон. Если бы не осколочное ранение, что я получил во время битвы под Смоленском, то не знаю, когда бы я ещё смог послушать увлекательные истории Петьки по пути к дому. Мне, можно сказать, дали небольшой отпуск, так сказать, заработал потом и кровью, в прямом смысле. Желание встретить родителей, сестер и Лилю было настолько велико, что жгло в груди и сковывало дыхание. Я невольно вспомнил все свои разногласия с отцом, который ни в какую не хотел отпускать меня на фронт, обрывал телефоны своих важных знакомых, чтобы меня и близко не подпустили к боевым действиям, но я все-таки отстоял свое. Тот день я помню очень хорошо: хмурое и дождливое воскресенье, горячий чай с яблочным пирогом, мокрый поцелуй матери в лоб, крепкие объятья сестер и звук захлопывающейся двери кабинета отца. Он так и не вышел, чтобы со мной попрощаться. А теперь вся эта размеренная и тихая жизнь, что мне уже заранее предрекли, казалась мне, такой ничтожной и бессмысленной. Война, смерти близких товарищей, с которыми вы ещё, буквально, вчера пили чай из одной кружки и делили последний кусок сахара, теперь навсегда останется лишь в твоих воспоминаниях, а дом его - сырая могила. И я не знаю, как смогу жить дальше после всего этого? И вот сейчас, я снова стою у дверей родительского дома, где знаком мне каждый кирпичик, каждый порог, о который я в детстве частенько обивал лоб и коленки. Топчусь в нерешительности на одном месте, сжимаю в одной руке красные тюльпаны - любимые цветы матери, а в другой - ручку чемодана со своими вещами. И я так счастлив, что наконец-то дышу полной грудью чистым и свежим воздухом, без запаха крови, пороха, гноя и спирта.
— Лёня? - сзади меня раздается сонный голос. Я медленно поворачиваюсь и вижу перед собой сестру Машу в ночной сорочке, а на плечи у нее накинута белая шаль матери. Пару минут она находится в полном замешательстве, трет глаза, открывает и закрывает рот в попытках что-то сказать ещё. А я стою, стою, как вкопанный, думая о том, что прошел всего лишь один год, но складывается такое ощущение, будто, я пропустил целых десять лет жизни своей семьи.
— Лёнька,  - теперь уже во всю кричит Маша, кидается мне на шею и начинает расцеловывать в обе щеки. От неё пахнет парным молоком и материнством. Я и забыл, что пару месяцев назад у сестры родился сын. Она начинает плакать, её горячие и измученные долгим ожиданием слёзы оставляют мокрые следы на моей рубашке, с её плеч спадает шаль и расстилается перед нашими ногами так, что напоминает лужицу. В доме загорается свет сразу же во всех комнатах, кто-то гремит в коридоре, пытаясь в спешке натянуть обувь, слышу, как матерится отец, а ему в ответ шикает и охает матушка, Верочка радостно верещит.
— Батюшка, Леня приехал!- и теперь уже все женщины семейства Вороноцовых бросаются мне на шею, а от Верочки я даже получаю подзатыльник, мол, долго же от тебя вестей не было слышно, братец. И только отец остался в стороне, он лишь задумчиво закурил самокрутку, махнул рукой и ушел со двора.
— Отец! - не выдерживая такого равнодушия, восклицаю я, но он даже не оборачивается.

+1

45

поднимаю
Форум: MILES HIGH
Текст заявки: 
внешность: Jonathan Rhys Meyers(или еще подобный типаж, готова обсуждать)
возраст: 35+

Слышишь как бьется мое сердце рядом с тобой?
Ты улыбаешься, видя мое непонятное смущение, будто я снова стала маленькой девочкой. Ты нежно касаешься моей щеки, заставляя меня задержать дыхание и прикрыть глаза, а потом жестко хватаешь за горло, прижимая к стене. Тебе нравится видеть меня слабой. Видеть огонь в моих глазах и чувствовать, как я теряюсь от твоего тяжелого взгляда.
Что между нами? Близость, что перешла все границы дозволенного? Отношения, которые не достойны носить подобное название?Страсть, боль? Что это? Я должна была давно убежать от тебя. Но не могу.... Я не понимаю кем ты стал для меня и что я чувствую.
Я запуталась так сильно, что даю тебе возможность прижать меня неприлично близко, давая целовать свою шею. Позволяя делать со мной все, о чем ты когда-то думал. И я совсем не понимаю кем стала для тебя.

- мы встретились пару месяцев назад, когда жена моего брата попросила тебя взять меня на работу в свою галерею. И, на самом деле, первые дни мы даже не разговаривали, пока в один из дней ты просто не пригласил к себе в кабинет. Я до сих пор не поняла что тогда произошло между нами. Почти незнакомые люди рвут друг на друге одежду, желая ощутить все так глубоко, так сильно. Ты был очень отстраненным после. Мы не смогли это обсудить... и даже после нескольких последующих раз. Что-то зародилось внутри нас обоих,
не давая выбросить друг друга из головы. Что происходит? И что будет дальше?

- мы встретились три года назад, когда я искала руководителя для получения лицензии врача. Ты оказался лучшим в этом деле, а я была одной из лучших в своем выпуске. Нам было легко и приятно друг с другом. Учеба днем и секс вечером - довольно удобно.
Без всяких обязательств. Мы любили проводить время вместе и никто не рассчитывал на большее. Нас все устраивало. А после окончания я уехала обратно в Аспен. И каково было мое удивление, когда я встретила тебя в своем родном городе. Было странно. И совершенно непонятно что ты тут забыл. Пока меня не ошарашили тем, что хотят выдать меня замуж. И ты был тем самым претендентом. Помню показательную встречу в доме родителей. Они знали, что ты был моим руководителем, но не знали, что мы спали. Помню твою ухмылку, будто бы еще тогда знал, как все сложится. Только вот этот вариант не для меня, прости. Но разве меня спрашивают? 

Это как минимум заявка в странную пару. У меня есть многомного мыслей, чтобы я хотела отыграть, но не могу собрать все в кучу. Мне бы хотелось человека, который готов придумать все вместе. Создать чувственную историю и отыграть ее.
Варианты, предложенные мной - лишь наброски, которые можно полностью сменить. Даю вам волю и возможность фантазировать.
Связаться со мной можно вначале в лс, а потом уже решим где будет удобнее)
Не кросспол
Ваш персонаж: http://mileshigh.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=82
Пример вашего поста:

Пример поста

Что для вас "порядок"? Тяжело ответить, не правда ли? Казалось бы - простое слово, которые мы часто употребляем. Но именно такие слова. если вдуматься, вызывают у нас массу вопросов. Какая-то энциклопедия, что я вытащила с полки почти не глядя сказала мне, что это - гармоничное, ожидаемое, предсказуемое состояние или расположение чего-либо. Вполне можно было бы предположить. Но при слове "порядок" у вас вряд ли всплывет обозначение из умной энциклопедии. Он для каждого свой. Кто-то слишком серьезно относиться к порядку в своем доме, раскладывая столовые приборы по их размеру и всегда идеально вытирая стол от разводов. А для кого-то порядком являлся их маленький хаос, который создавал тот комфорт, что был нам по душе, ту атмосферу, что давала нам возможность быть самим собой. Многие бы хмыкнули, сказав, что это просто бардак - но ты знаешь, что все на своих местах, просто непривычно для другого человека. Все в нашем мире относительно и что правильно для одного - совершенно непонятно для другого.
[indent] Порядком для меня являлся в первую очередь порядок в голове - структурированность мыслей . У меня был свой мир, в котором я постоянно боролась. Боролась с родителями, доказывая постоянно что-то, боролась с одноклассниками в школе, выставляя лишь свою сильную сторону. Боролась сама с собой.
И в принципе тогда о каком порядке может быть речь на войне? Но у всего есть свои правила, мотивы.. мысли. Мистер Сойер заставил меня тогда задуматься над подобной мыслью, отвечая почти без запинки расположение книг. Я ели сдержалась, чтобы не улыбнуться. Тогда я поняла, что порядок у каждого свой. А такой порядок меня восхищал. Это говорило о явном творческом складе ума. Мне, как человеку, что мечтает стать художником, было приятно встретить родную душу. Кажется, именно тогда мы сблизились. Сами того не понимая завязали на длинной тонкой нити узелок... первый, но далеко не последний. И, на самом деле, я была очень рада тому.
Для меня это словно второе дыхание.

Жизнь продолжала течь словно тихий ручеек. Быстрый, но совершенно спокойный. Изо дня в день я делала все те же вещи, что и обычно. И эта рутина меня убивала. Порой мне хотелось взять и бросить все. Просто уйти далеко... уйти в лес и просто сидеть под деревом, слушая пение птиц и чувствуя мягкую траву под ногами, видеть как ветер аккуратно дотрагивается до макушек деревьев, будто гладя каждое растение по голове. Мне хотелось свободы. Я не была в привычной клетке, когда родители тебя запирают двадцать четыре на семь в своей комнате заставляя зубрить предметы и наказывая розгами на каждую провинность. В этом плане с родителями мне повезло. Не смотря на все ссоры они когда не думали даже использовать рукоприкладство. Но даже сейчас я не знаю что было бы лучше - тяжелый ремень по мягкой коже и удары по лицу или раны на сердце громкими словами, что не заживали долгое время. Хотя, иногда я все же думала: давай, ударь меня, эту боль я переживу спокойно, но твои слова, которые режут сильнее ножа не дадут мне снова спать ночами. Может, я просто слишком слаба? Многие могут переносить это с высоко поднятой головой, принимая все слова и забывая их через секунду. И я так могла... но лишь с выскочками из школы, что решались высказаться в мою сторону. Они не могли меня ранить просто потому что не знают что по настоящему меня ранит. Их высказывания я принимала с улыбкой. Но слова матери, которая знала меня как облупленную, словно у нее не глаза - а рентген, не могли пройти мимо. Они врезались в память, всплывая снова и снова, заставляя меня сжимать голову руками, путая волосы.
[indent] Мама, зачем ты так? Мне больно! Разве ты не видишь?
Но она видела все, кроме этого. Хотя, мне кажется, она прекрасно знала что говорит и зачем. Она словно ломала меня изнутри, старая создать нового человека. С самого моего рождения она хотела сделать меня другой. Хотела получить не личность, а куклу. что готова подчиняться безоговорочно. Тяжело... Тяжело!
А потому я старалась отвлечься... рисовать дома - выслушивать претензии матери. А потом, когда листок вырывается из под рук и откладывается на полку с книгами[спасибо, что не все разрывала на месте], она кидала книгу мне и говорила заниматься нормальными вещами. Опять наука... опять медицина. Хорошо хоть, она не вырывала книги у меня из рук. Но тут у меня было оправдание: у нас строгий учитель, что задает постоянно много задает читать. Тут она не могла спорить. Она хотела, чтобы я была лучшей во всем, а потому кивала и уходила из комнаты, давая мне возможность расслабиться и погрузиться в чтение. Ты словно открываешь новый мир. Погружаешься в него, ставишь себя на место главного героя и рассуждаешь: а как поступила бы я? Это дает возможность забыться... На пару часов я выпадала из реальности и забывала о боли, что таилась у меня внутри. Это была словно червоточина, что распространялась по всему телу. Тьма, что поглощала все вокруг, не оставляя ничего кроме пустоты и боли, которую она причиняла. А книги заполняли ее. А потому как посл этого не любить уроки литературы, где я постоянно находила для себя что-то новое, советуясь с мистером Сойером. Я даже перестала сама искать книги. Читала лишь то, что он мне предлагал. Это будто бы давало мне возможность сблизиться с ним. Я хотела бы получить такого друга... И не важно, что он был учителем, не важен возраст. Мне просто хотелось бы поговорить с человеком, который видит меня.
Я не понимала традицию с чтением любимой цитаты. Для меня было бы трудно зачитывать подобное. Это словно вырвать что-то от своей души и выставить напоказ. Если я говорю эту цитату, значит, что я чувствую что-то похожее... Это самый понятный психологический прием, а о них я уже успела достаточно прочитать. А потому я вслушивалась в слова одноклассников, анализируя тех так же, как это делал сам мистер Сойер. Явно же это было не для пополнения своего дневника. Я помнила все моменты, которые запали мне в душу в книге. А потому не смогла сдержаться. Иногда человеку нужно выплескивать свою боль. И не важно каким способом. Кто-то любит кричать в подушку, а кто-то просто берет цитату персонажа, вкладывая в каждое слово будто мной смысл, который уже относился явно не к книге, а к тебе. И, на самом деле, многие могли понять это.  Я проговорила ее тише, чем хотела, подняв голову в сторону учителя, но не решаясь заглянуть в глаза. Я прочувствовала ее еще когда впервые прочитала. И объяснять почему именно она было даже глупо. Я вечно в погоне за одобрением родителей, я вечно стараюсь стать той, кем они смогут гордиться, а в итоге становлюсь лишь той, кого ненавидят.. Обязана ли я им? Обязаны ли они мне? Тяжелые рассуждения захлестнули меня, а потому я опустила голову в книгу, стараясь отвлечься от подобных мыслей. Не здесь и не сейчас.

Время утекало очень быстро. Уже декабрь. Куча тестов, что я сдавала без особых усилий. Куча украшений в школе, что должны внушать нам дух праздника, заставлять нас улыбаться. Но как-то натянуто выходит, когда в школе куда уютнее, чем дома. Родители были строгих взглядом, а еще совершенно не имели времени на подобные праздники. Мы выезжали ужинать в ресторан. Молча поедали свою еду и ехали обратно, потому что маме завтра в смену, а отцу нужно дописать главу книги. Грустно, когда у тебя даже детства не было нормального. Будто ты родился и уже взрослый и серьезный... А потому в это время мне еще больше не хотелось возвращаться домой. Я брала всевозможные дополнительные занятия. Даже пару раз сходила на спортивные тренировки, правда, прыгать и скакать оказалось не так весело, как я думала вначале, а потому решила отдать предпочтение[если в школе ничего интересного не намечалось] библиотеке.
Я пришла туда после уроков, когда еще ученики бегали меж рядов разыскивая нужные книги. Я не спешила. Мне было некуда... Тот дом, где я живу - лишь место, а не родной уголок. Библиотека в школе мне была роднее, ей богу. А потому я неспешно проходила между рядами в поисках того, чтобы мне хотелось почитать. Я открывала пару книг прежде чем нашла ту самую. Какие-то рассказы ученого. Не о медицине - уже хорошо. Написано было интересно, а потому я совсем потеряла счет времени. Я нашла самый тихий уголок и прислонилась к полке, опускаясь вниз, поджимая ноги. Мне нравилось то, что на полках были маленькие лампочки, которые можно было включить в любое время. Не нужно использовать свет от телефона.
Странная дрожь в теле, что отозвалась эхом в голове. Будто бы кто-то насильно старался вырвать ее из сна. Хотелось даже пробурчать что-то по типу: мне ко второму уроку.. А потом резкое осознание того, что я вовсе не дома, а в школе. И меня кто-то трясет за плечо. Раскрывая глаза, в темноте я не сразу поняла что произошло, а потому неосознанно отстранилась, вжавшись спиной в полку, почувствовав резкую боль в позвоночнике, куда уперлась твердая древесина. Но я быстро расслабилась, увидев перед собой своего учителя. Первый вопрос был - сколько сейчас времени вообще?... Но я еще не совсем пришла в себя, чтобы говорить.
Но я быстро протрезвела, когда мне сказали, что школа уже закрылась... Вот черт. - Ох, пожалуйста, простите. Я совершенно не специально.. Извините, я сейчас все соберу и уйду. - я стала быстро закидывать без разбору вещи в сумку, создавая там хаос, в котором, возможно, потом будет сложно разобраться, но сейчас явно не время для подобных мыслей. Но последующая фраза преподавателя заставила меня чуть замереть. Случайно ли? Я была бы рада не возвращаться домой... Но да, случайно...
-Ну, я не могла попасть в библиотеку случайно... Я просто засиделась и совсем не заметила, как заснула. Последнее время у меня со сном проблемы... простите, я сейчас же уйду. - проговорила я с виноватым видом, поднимаясь на ноги и отряхивая свою одежду.
- Да не стоит, мистер Сойер. Мне тут недалеко, правда... - далеко, на самом деле, но мне было плевать. Проветриться было бы как раз кстати, но тот и слышать ничего не хотел, а потому мне пришлось согласиться и отправиться к выходу.

Мне было неловко находиться так близко к нему. Так непонятно... Думаю, все испытывали страх перед учителями, будто они не люди вовсе, у которых такие же проблемы. Они были чем-то большим... Но понимая все это я все еще не могла расслабиться, а потому, садясь в машину, чуть вжалась в кресло, сжимая свою юбку. Просто пережить эту неловкость, оправдаться перед матерью, которая, наверное, потеряла меня, хотя я пропущенных и не увидела. Наверное, она и сама еще не была дома, а отец слишком занят, чтобы заметить хоть что-либо вокруг себя. Здесь мне тоже повезло. Таких дней было много и я могла рисовать. Это давало мне силы прожить еще один день.
И вот, уже придумав план действий по возвращению домой, все резко рухнуло, когда мы столкнулись с аварией на дороге. Резкий выворот руля, непонятные кочки и резкий удар в дерево.
[indent] В ушах звенело... Я не понимала, что было вокруг. В глазах моих помутнело и я прикрыла их. Мне хотелось взять голову в руки, чтобы успокоить сильное головокружение, будто бы это могло помочь сейчас, но резкая боль не дала мне сделать этого. Я лишь смогла слегка пошевелить ей. А еще я почувствовала, как кровь стекает по моей щеке. И вкус металла во рту...

+1

46

Текст заявки: я, в рамках ролевых, мадам свободная [то есть, постоянного партнера не имею] и это дико поднадоело, посему решаюсь выйти на поиски суженого-ряженого, того самого единственного и неповторимого мужчины с внешностью великолепного и ямогудолгоещеегоописывать тома харди (сама собираюсь носить эшли бенсон, но это не точно). у меня нет на него конкретной заявки и более того, конкретной, всепоглощающей и заковывающей нас в наручники идеи, тоже. но есть куча вариантов возможных сплетений, от большой и светлой любви с первого взгляда, до брака по выдуманному/надуманному залету. от дикого обожания друг друга до ссор и нервотрепок, вперемешку с комичными ситуациями в духе клипов алексея воробьева - я тебя люблю; сумасшедшая; самая красивая и тд
я люблю и умею отыгрывать все. будь то дикий угар, или соплежуйская романтика, по дороге подпитанная кровью и кишками. мне не пугает мат в постах [а иногда грешу сама] и подробное описания тех или иных действий персонажа. я идейная и активна и, повторюсь, имею множество идей на совместное развитие. кстати, того же жду и от соигрока. одна тянут не себе - увольте - не буду. наседать на вас в мессенджерах и толкать на написание постов - тоже. это должно быть исключительно вашим желанием, а я лишь буду вдохновлять вас ответной игрой и постараюсь сделать это максимально классненько, ну вы понимаете.
есть место, куда я хочу вас пригласить но оно находится в стадии разработки и , помимо меня, там вам будет рада большая и сложившаяся уже компания людей, так что без игры и без связей вы в любом случае не останетесь. помимо этого, я ищу игрока так же на постоянную основу, чтоб взявшись за ручки мы кочевали от форума к форуму и играли всевозможные задумочки и сюжетики. ня
буду ждать в лс с распростертыми жаркими объятиями <3
Пример вашего поста:

Свернутый текст

Один вопрос. Всего один вопрос я хочу задать Вселенной и Богу и потребовать незамедлительный ответ. Один вопрос, после ответа, на который я тяжело вздохну, широкими шагами пройду через гостеприимно открытые врата ада и я сяду в заботливо уготовленный мне чертями котел. «За что?!». Все, что мне нужно знать – это момент, в который я так офигенно накосячила, что расплачиваюсь сейчас за это всем, что когда-либо имела, включая саму себя. Shit, почему программа не предусматривает тотальную амнезию? Серьезно, лучше бы мне просто засандалили чем-нибудь тяжелым по голове и я бы, ничего не помня, начала выстраивать новую жизнь, не имея представления о том, как на самом деле это должно быть. Но нет, вместо этого, напрочь испорченную жизнь я продолжаю забивать камнями до состояния бездыханности, захлопываю крышку гроба и бросаю на нее горстку земли, позволяя другим людям дальше закапывать ее полностью.  Я могла бы расценивать это все по-другому. Как второй шанс, попытку сделать все по-своему, а не так, как ранее мне навязывало это общество, но парадокс в том, что «по-другому» я и не хотела. Все, как во второсортной идиотской комедии с отвратительной актерской игрой, как в шоу «Подстава» и я каждую секунду жду, когда на меня выбежит ведущей с камерой и скажет, что мои родные решили меня разыграть. Вот только, розыгрыш немного затянулся…

– Пейтон? – я тряхнула головой, выкидывая из своей головы посторонние мысли. На меня выжидающе смотрела пара ледяных серо-голубых глаз, находящихся очень близко. Я нервно сглотнула подкатывающий к горлу ком и перевела взгляд на человека позади. Итан Хоук, моя личная нянька, еле шевелил губами и очевидно пытался мне что-то сказать [держу пари, он просил меня не делать этой глупости], но чтобы разобрать это, мне необходимо было сосредоточиться, чему мешали последние пять бокалов шампанского, которые я с удовольствием осушила полчаса назад. – Пейтон, – голос снова повторяет мое имя, вынуждая поднять на него глаза, – Ну так что, ты согласна стать женой Эрла?

***

– Пейтон? Ты время вообще видела? – сонный Эрл открывает мне дверь, зевая и потирая только что увидевшие свет глаза. Я со скоростью кухонного комбайна влетаю в его квартиру, наступая на хвост не вовремя оказавшемуся под ногами кошаку. – Восемь пятнадцать, – небрежно бросаю, разуваясь и проходя в комнату, – Сегодня я увидела кое-что поинтереснее часов, – сердце быстро бьется, дыхание сбитое и это не оттого, что я пропахала вверх несколько лестничных пролетов. Трясущаяся рука неуверенно тянется в задний карман джинсов и достает маленькую, узкую и очень многозначащую бумажку. Эрл, кажется, все еще спит, от чего мне приходится бахнуть его по плечу, чтобы хоть какая-то его часть была сейчас здесь, в реальном мире. – Я беременна, Эрл, – выпаливаю на выдохе и впиваюсь взглядом в мужчину, пытаясь понять его реакцию. Она ангельски спокойна. –Поздравляю. От кого? – Эрл вопросительно смотрит на меня. То ли прикидывается, то ли реально придурок. – От святого духа. Звони скорее в Ватикан, у нас тут непорочное! – нервный смешок вырывается наружу, у меня просто нет сил спокойно стоять на одном месте и я начинаю наворачивать круги по комнате, вытирая об джинсы вспотевшие от нервов ладошки. Эрл же остается на своем месте и вглядывается в тест с двумя полосками, очевидно ожидая, что прямо сейчас на нем появится имя человека, не умеющего держать свою сперму при себе. В этот момент, я медленно сажусь в скрипящее кресло, заставляя этим противным звуком обратить на меня внимание. Это работает, Эрл поднимает на меня вопросительный взгляд, его брови достают до линии роста волос на голове, а указательный палец неуверенно целится в собственную грудь. – Парам пам пам! – развожу в сторону руки с максимально идиотским выражением лица, будто не знаю, как вообще это случилось, в процессе участия не принимала и нести за это ответственность не собираюсь [хотя если учесть, что во время нашего секса я была в полнейшее продукты жизнедеятельности, отчасти все это правда], – Это я что теперь, кошачий домик купить не смогу?

***

Я мечтала не о такой свадьбе. Не в стремном белом сарафане, купленным на распродаже в местном торговом центре. Не в дешевом баре, где еще ночью наверняка били кому-то морду. Передо мной должен был стоять настоящий священник, произносящий молитву, а не друг Эрла, получивший онлайн лицензию на регистрации браков тремя днями ранее. И рядом со мной, определенно, должен был стоять совсем другой человек. Я ничего не знаю о нем, о его семье, о последних тридцати годах его жизни и о том, откуда у него эта нездоровая любовь к кошкам. Хочу ли я готовить ему ужин и ждать его с работы? Нет [но мы можем заказывать пиццу, и мне будут бесплатно наливать в баре]. Хочу ли я мыть за ним посуду? Нет [но я могу уговорить его купить посудомоечную машину]. Хочу ли я рожать ему детей? Нет [но я уже ношу его ребенка]. Есть ли у нас будущее? Определенно нет [и вот с этим уже не поспоришь]. 
Боже, преврати меня в Джулию Робертс и пошли мне лошадь, на которой я ускачу в закат, довольно улыбаясь и маша всем самодельным венком, что сейчас красуется [а точнее постоянно пытается упасть] на моей голове. А лучше просто дай мне вон то ведерко с шампанским, я мирно напьюсь, чтоб побыстрее уснуть, а на утро, решив, что все это было просто плохим сном, мирно пойду пылесосить ковры отеля и дальше размышлять над никчемностью моего бытия. Но сильно сжимающая мою ладонь рука Эрла четко дает понять, что нет на свете ничего более реального, чем мы здесь и сейчас, собирающиеся узаконить наши отношения [состоящие из пьянок и пары перепихонов] из-за моего залета и неожиданно проснувшегося в Эрле джентльмена. Поэтому мне больше ничего не остается, кроме как натянуто улыбнуться и произнести: – Да, согласна – принесите тазик. Кажется, меня тошнит.

+2

47

Форум: blooming99
Текст заявки:
edgar* watts // эдгар «эдди» уоттс, 31; горе-адвокат (jesse williams*, например)
Удача Эдди Уоттса — россыпь неврастении под вуалью очаровательного кокетства, капризная сука, настроение которой меняется по амплитуде от блестящих высот до кромешного провала; сколь протяжно ни выкручивается, ни выдумывает, ни юлит, удержаться на белой полосе достаточно долго, чтобы успеть почувствовать себя баловнем судьбы, у него не получается — вот и штормит бедолагу от вершины до самого дна. Эдди справляется с этим играючи, по-крайней мере, так думает — он словно сотворен из удивительного металла врешьнеубьешь (как и Дана Уоттс, видимо), металла беспечного, полного слабоумной оптимистичности и неудержимой веры в собственные силы (ну и щепоть осознания, что все орехи на голову вполне заслужены, в довесок). Эдди неубиваем — вне зависимости от силы удара, градуса падения, количества вострый углов, встречаемых на пути, он поспешно залижет раны, прикрепит пластырь-подорожник, выплюнет осколок выбитого зуба, отобьется от очередного иска/дисциплинарного взыскания/штрафа/алиментов (нужное подчеркнуть) и пойдет дальше. Разумеется, на четвертом десятке предпринимают отчаянную попытку догнать смурные мысли — может стоит остановиться, поправить все, залатать дыры — но наступает новый день, стены холостяцкой квартиры перестают ворчать, а вместо рук то обрубки, то лапки; как вывод — разрушать получается лучше, чем строить.
Эдди выпадает из жизни Даны на семнадцать лет, плюс-минус письмецо да открытка на Рождество. Первые несколько лет после развода родителей письма частые, тоска сильная, не обходится и без побега из дома — его ловят в запыленном автобусе где-то на окраине штата, проводят воспитательные беседы и арест, никоим образом не поубавивший прыткость. Все глохнет самотеком, а скука сводится к тоненькому ручейку — свербящим атавизмом остается знание, что за энное количество миль есть сестра и мать, и это знание доставляет лишь неудобства совести, потому и откладывается все дальше в ящик, а память дряхлеет. После нескольких не отвеченных писем, присланных обратно чеков, глухого молчания Эдди оставляет попытки и подпаливает основание моста — Дана, первая инициирующая забывание, подбрасывает дровишек.
«Блять», на тридцать втором году жизни думает Эдди, вытягивая ноги на пороге когда-то родного дома, оседлав единственную дорожную сумку — красноречивое напоминание о Большом Яблоке/Городе Ветров/любом другом муравейнике, где оставляет квартиру, машину и часть ущемленного самолюбия (спасибо, что не жизнь). Аналогичную мысль думает Дана, вернувшаяся с работы — матери достает сил, чтобы открыть дверь и впустить заплутавшее на десятилетие дитя домой — чеширскую улыбку старшего брата она хочет стереть первым подвернувшимся под руку тяжелым предметом.
(не признаваться же, что ждала эту встречу каждый чертов день)
* имя (подлежит смене по договоренности), внешность (можно выкрутить историю до градуса родства сводного, например), история мобильны — разумеется, кроме наличия Даны в ней — раскурить братско-сестринские отношения можно до предела, благо сложностей масса. Подробности в полной версии.
Ваш персонаж: Дана Уоттс, 26 лет; тянет лямку в наскучившем городе, привязана к одному месту обстоятельствами и чувством вины, замешана в худом дельце
Пример вашего поста:

Пример поста

В повторяющихся глухих ударах слышится плавная, тошнотворно-печальная мелодия, в которой Арлин узнает простую комбинацию нот, что Алма наигрывала серыми вечерами еще в старой квартире на Гартенштадтвег, а она, шестилетняя, утопала в глубоком кресле, проваливаясь в настойчиво отгоняемую дремоту. В подобном споре — между сном и бодрствованием — Арлин находится и сейчас, и уже несколько дней кряду. Она осторожно открывает глаза — тонкий луч солнца пробивается сквозь плотно запахнутые занавеси, скальпелем выхватывает дальний угол больничной палаты и кусочек прилегающей стены. Мутный взгляд судорожно впивается в эту полоску света; вихрастый малыш кидает мячик из грубой кожи в стену, на нем черные штаны, подвернутые до колена, белый воротник рубашки, выбивающийся из-под коричневой кожаной куртки с мужского плеча. Мяч отбивается от ровной поверхности, прыгает за солнечными бликами, ударяется об пол, мальчишка улыбается, посылая его обратно. Арлин хочет окликнуть сына, но не получается выдавить и звука, малыш сидит полубоком, продолжая свою игру, лицо его — темный провал в ореоле русых волос. Арлин остается только смотреть, но чем дольше она это делает, тем больше мучительных деталей цепляет просыпающийся, словно пробивающийся откуда-то изнутри, разум — сквозящие дырами брючины, испачканные в грязи башмаки, бурые разводы на подорванном рукаве куртки — одновременно со всполохом детского смеха приоткрывается дверь палаты, и созревший пузырь призрачных образов лопается, выдергивая Арлин из толщи манящих, до судорог желанных, но ирреальных видений. Она не видит, кто заглядывает в образовавшуюся щель, потому что зажмуривает со всей силы глаза. Когда дверь возвращается на место, заглушая посторонние звуки, волной хлынувшие с изнаночной стороны, в воздухе остаются только крохи смеха Бартоломью, погибшего четыре дня назад. Арлин в палате одна.
Ребенок, хоронящий мать.
Мать, хоронящая ребенка.
Женщина хрустко поворачивается на правый бок, топкая дюна залежалой ткани — ей постоянно холодно, не помогает и второе одеяло, выпрошенное Артуром у несговорчивого медперсонала — словно нехотя отзывается на неожиданное движение, осторожно выстроенные ранее валуны перины дрожат, мнутся, рассыпаются. Взгляд замирает на двери, которая несколько мгновений назад лишает ее сына  — латунная «47» блекло блестит в полумраке палаты госпиталя Святой Агриппы. Снаружи доносится шорох, мерно переходящий в тихий скрежет — это невысказанные слова толкутся у потертой поверхности, стекают по фасаду, забиваясь в узкий просвет между полом и деревом. Арлин слышит их вполовину силы; Артур Ауэ воздвигает вокруг нее заслон, за которым остаются эти слова и их источники — врачи, с наскоро вылепленной скорбью и рекомендациями; работники министерства, расследующие «несчастный случай»; коллеги-газетчики и случайные знакомцы, которым необходима пища для разговора. Утром Артур не приходит, и заслон начинает трещать по швам. Слова настигают Арлин наотмашь. Или то, что от нее остается.
Признаться, остается не очень-то много.
До того, как снова провалиться в неспокойный сон, Арлин кутается в длиннополый карминовый халат, широкие рукава которого скрывают больничную одежду от плеч к пальцам, а вместе с одеждой рваные царапины по рукам, неровный росчерк по спине и левому боку, гулкую пустоту внутри. Говорят, что ей повезло, что будто в рубашке родилась — отделалась снопом ссадин да кровоподтеками, рассеченной бровью да обожженными ладонями (кто-то крепко перехватывает ее поперек талии, оттаскивая от горящей витрины) — говорят так, пока не узнают, что в списках погибших в результате серии взрывов фамилия Хармон встречается дважды, а потом стыдливо прячут глаза, не зная, как реагировать на такое горе. Да, Арлин выжила. Но она — покойник.
Вы опоздали, хочет сказать Арлин аврору, стоящему у изголовья ее кровати — у него черная официозная мантия, блокнот и и погрызенный грифельный карандаш, который он то и дело тянет ко рту, после чешет шею, перетянутую галстуком, и так по кругу. Вы упустили, проворонили, проспали, не приложили необходимых усилий, не обратили внимания на проблему в зародыше, хочет продиктовать ему Арлин по буквам, но только и делает, что отвечает на механические вопросы механическими ответами: да, у нее была запланирована встреча  с человеком из Министерства; нет, встреча не состоялась. Нет, она ничем не может помочь следствию.
И есть ли смысл?
Арлин так устала.
Мужчина кашляет, пытаясь привлечь внимание Арлин, но на не слышит. Допрос решают перенести на несколько часов, а лучше до следующего утра. Ей все равно. Арлин думает о том, что завтра вернется Артур, или кто-нибудь из Вайнгардов, и заслон словно заработает.
Мы все опоздали.

Арлин запрещает колдомедикам магией убирать ссадины, рассеченная осколком стекла бровь то и дело кровит, но женщина не реагирует, сосредотачиваясь на боли физической, лелея ее, умножая и взращивая, чтобы хоть как-то заглушить душевную — ощущение, что произошло самое жуткое из того, что могло произойти (заберите меня, заберите меня, заберите меня вместо!), встает поперек горла, лишая возможности ровно дышать. К еде она почти не притрагивается, много спит и постоянно мерзнет. На четвертый день жалость к себе начинает гнить — останавливая взгляд на окне, Арлин уже не думает, что это единственный выход. Неправильно. Слишком просто. Незаслуживающе просто.
От тишины, забивающей уши, Арлин хочет закричать.
Она кричит, закусив край одеяла, но это не помогает. Легче не становится. И, наверное, не станет уже никогда.

Отредактировано terra (02-04-2018 12:49:14)

0

48

Текст заявки:
м+м
Ничего не имею против полных людей! Напротив, эта история про ОЧЕНЬ ТОЛСТОГО парня, которого угораздило влюбиться в своего инструктора по фитнесу. Мне хочется пройти путь от 150 кг живого веса до 85 кг подтянутого. Не только розовые сердечки, сыплющиеся из глаз подобно конфетти, но и жёсткие тренировки, ограничения в еде, психи и срывы, отсутствие веры в собственное "я", подавленное, уязвлённое и больное. И много тренерской заботы, внимания и любви.
Я готов к любой из этих ролей, соигроку предоставлю право выбора. Если возьмёте пухлика, плюсом будет ваше личное тесное знакомство с проблемой лишнего веса.

Из жизни пухлого...

Тридцатый день рождения Роберта Доннели начался звонком в дверь. Курьер UPS доставил его первый и единственный подарок - пару новых беговых кроссовок Найк с любовью от мамы, папы, Перси и Мак. К кроссовкам прилагалось несколько личных открыток от членов семьи, и во всех было написано, какой он особенный и замечательный, как сильно они его любят и надеются, что этот год принесёт ему счастье и здоровье. И любовь.
Роб улыбнулся и посмотрел на себя. Вряд ли.
Во-первых, это, наверное, уже третья пара кроссовок, которые семья прислала ему за последние пять или шесть лет. Остальные пылились в шкафу вместе с ковриком для йоги, мячом, гирями, которые можно заполнять водой, Thera-Band, весами для продуктов и несколькими десятками ДВД и книг о диетах и фитнесе.
Роб сел на кровать и, обхватив голову руками, принялся разглядывать кроссовки, думая о том, что он хочет на завтрак.
Ничего не хотелось. Иной раз он порадовал бы себя, приготовив вафли, или блинчики с Нутеллой, или — в особых случаях — жареные бананы, но почему-то ничего не хотелось. Сегодня особенная причина. Сегодня ему исполнилось тридцать лет. Официально, совершенно взрослый.
Роб предположил, что взрослые обычно не едят мороженое с сиропом на завтрак, поэтому он решил съесть что-нибудь более здоровое. Он был уверен, что у него где-то осталось немного Fiber One после последнего раза, когда он пытался сесть на диету South Beach. Он вспомнил, что Fiber One по вкусу напоминает грязь, но решил, что добавит туда молока и клетчатки, и, может быть, сахар замаскирует вкус. Конечно, калорий станет больше, но, на самом деле, клетчатка — это важно, да и Роб – большой парень. Ему наверняка нужно больше калорий, чем в обычной диете.
В любом случае, в диете Аткинса калории не важны.
Конечно, по Аткинсу злаки, перенасыщенные углеводами — зло, но Роб уверен: это только потому, что Аткинс умер до того, как смог прочувствовать на себе достоинства волокна.
Ну и потом, Роб ведь не сидел на диете. Он просто хотел начать питаться немного здоровее. Маленькие перемены оказывают большое влияние, во всяком случае, так было написано на сайте «Weight Watchers». Просто заменить обычную газировку на диетическую — это уже большая разница в калориях.
Роб верил в это, но, к сожалению, уже накупил «Mountain Dew», когда последний раз был в Costco. Что ж, сегодня ему тридцать и он начинает новую жизнь. Роб решил сесть на диету, когда закончится «Mountain Dew».
Он посмотрел на себя и не смог найти в себе ничего хорошего. Он — не в форме. Роб посмотрел на свою мягкую, полную грудь; может быть, не в форме — это несколько преуменьшено. Он старался не думать об этом, такие мысли вгоняли в депрессию, но сейчас, тихий и лишь наполовину проснувшийся, Роб не мог думать ни о чём другом.
Он много пропустил за минувшие годы. Все те шоу, на которые звал его Крис, друзей, с которыми перестал общаться. Даже с живущей неподалеку собственной семьей Роб старался не встречаться, чтобы не видеть неизбежного разочарования в глазах родителей.
Они не хотели причинить ему боль или осудить. Они его любили, он это знал. Они просто хотели для него лучшего, и об этом невозможно было забыть, когда он встречался с ними лицом к лицу. Поэтому Роб придумывал причины, чтобы не ходить на дни рождения, семейные пикники, даже праздники. Он общался со всеми по электронной почте и изредка — по телефону. Так проще.
Он закрыл глаза и пожелал, чтобы день рождения уже закончился, несмотря на то, что сейчас еще нет и девяти утра. Он просто не мог сидеть и ждать, когда позвонят друзья, ждать их неизбежных вопросов. Лучше сосредоточиться на чём-то позитивном. Чём-то здоровом, вроде завтрака. Здоровый завтрак.
Поднявшись с кровати, он почувствовал пронизывающую боль в пояснице и коленях. Роб настороженно посмотрел на кроссовки. Он, наверное, сделает чуть больше упражнений, чем обычно.
Потратив кучу времени, он всё-таки нашёл старую коробку Fiber One. Он даже не представлял себе, что залежавшаяся Fiber One может оказаться на вкус хуже, чем свежая, однако, вываленная в тарелку, она оказалась абсолютно отвратительной. Это напоминало унылую кучу прутьев, и Роб не был уверен, что даже с помощью Нутеллы удастся сделать ее съедобной.
Взглянув вниз, он похлопал себя по животу, наблюдая, как он трясётся.
— Ну вот что, — произнёс он громко, стоя в пустой кухне. — К чертям этот завтрак. К чертям всё.

Пример вашего поста:

Пример поста

Первую пару часов он обрывал звонки, мчась по коридору зелёных светофоров до Шор-роуд. Из окна их дома открывался чудесный вид на залив Литл Нек, вдоль берега поросший клёнами, и когда Джеймс, раскрасневшийся от мороза, вбежал в гостиную, беспокойная стая птиц взвилась над дорогой и устремилась в небо.
Хэлен стояла, обхватив плечи бледными, как снег, пальцами, сжимая их с беззвучной болью. Прежде чем она обернулась к нему, Джеймс шагнул вперёд и обнял её. Мгновение спустя он услышал тихий, сухой плач. Звук этот отозвался в его душе тягучей болью. Когда он взглянул в глаза Хэлен в следующий раз, он прочёл в них сожаление: "Прости, что заставила тебя остаться..." и благодарность: "Спасибо, что это был не ты".

На похоронах Джеймс почти не смотрел в сторону Дэвида Барнса. Сейчас он спрашивает себя, если бы тогда ему хватило смелости задать этот вопрос старику, смог бы он распознать ложь на хмуром, без времени постаревшем лице. Но он не спрашивает, стоя поодаль от могилы, на прощание пожимая протянутую в перчатке ладонь. Он пытался убедить себя, что жизнь его сломана, но день за днём проживая её, он по-прежнему чувствовал вкус воды и хлеба, слышал звуки и ловил запахи. Они настойчиво окружали его, словно нарочно пытаясь доказать обратное — со смертью Джеремайя мир остался прежним, его как-будто вовсе не существовало в нём.

После первой серьёзной ссоры Хэлен собрала одежду и хлопнула дверью. Её вещи больше никогда не появятся в этой квартире, и Сил по привычке будет долго сидеть перед дверью, ожидая её прихода. Время от времени запах её духов разгонял пустоту, но не выходил за пределы коридора. Теперь у них обозначенное место встречи и строгий график. Они не могли развестись, потому что никогда не были женаты, порвать отношения тоже не вышло — кроме друг друга в этом мире они нужны, разве что, страховым агентам. Они не говорили о старости или будущем вообще, обсуждая лишь настоящее, не давали друг другу ни клятв, ни обещаний. В последний раз Джеймс видел Хэлен, выходящую из кафе на Ист Элмхерст, откуда пару часов спустя её самолёт вылетел по направлению к востоку.

Всё это Джеймс рассказал, бессознательно удерживая в ладони своей чужую, словно тёплое людское прикосновение единственное способно было удержать его от погружения в пучину погрязших в прошлом воспоминаний. Он сознательно обошёл стороной всё, что касалось их с Джеем общего, не упомянув и о том, что стало с миссис Барнс после скандала, разразившегося в их доме. Джеймс не решался открыть правду. Лишь вскользь он заметил, что ссора Джея с отцом всерьёз подорвала её здоровье. Реакция Барнса могла быть самой непредсказуемой, а мысль о том, что сидящий перед ним человек — призрак, всё чаще посещала Джеймса. То, что осталось от прежнего Джеремайя, теперь выглядело как оскорбительная карикатура. Жизнь буквально насмехалась над МакГроу. Она вернула ему то, о чём он так просил, в состоянии, которое он был не в силах исправить.
Место, где его руки коснулись пальцы Джея, странно пощипывало, как невидимый ожог. Должно быть потому, что уже давно никто не касался его так, словно имел на это право. Джеймс не возражал, но привычка годами обходиться лишь разговорами так прочно въелась в его существо, что он неосознанно потёр место "ожога" в попытке унять зуд.
— Если всё это правда, и твой отец настолько сумасшедший, насколько теперь я представляю, необходимо будет спрятать тебя. Никакого заключения, — тут же осёкся МакГроу, заметив промелькнувший испуг в глазах Джея. — Этот дом не станет твоей тюрьмой. Никакой тюрьмы больше. Но понадобится время, чтобы восстановить документы и вернуть тебе твою жизнь. И память, наверное, тоже. А ты, полагаю, ни о каких врачах слышать не захочешь? Я сам не представляю, как поступают в таких случаях, так что — всё, что могу, — МакГроу поднялся со стула, прошёл к двери и вынул из рюкзака, которым всегда теперь пользовался на работе, толстую книгу объемного формата, переплетённую нитками и обшитую материалом, напоминившем кожу. — Фотоальбом. Двенадцать лет утраченных воспоминаний. Держи, теперь твой, — и он протянул его Джею.

+4

49

Текст заявки: Всегда старалась писать длинные интересные заявки, которые могли бы мгновенно привлечь потенциальных игроков, но, как показала практика, наполненность фактами и важными мелочами не привлекательна... Настало время, видимо, написать коротко и не так завлекательно, может быть притянет кого, «от противного» как говорится.
90% того, что это будет М+Ж, где я ищу М. Остальные 10% отдам сумасшедшим идеям почемубыинет. Я неизлечимо больна графоманией, поэтому спидпостинг и «очинформативныепостыв5к» для меня сродни уколам пенициллина на воде в задницу, а орфографические ошибки типа -тся/-ться и надеть/одеть — как будто кальция глюконат напарник пенициллина. Поэтому пишу в среднем от 8-9 тысяч символов. Что касается частоты? Зимой предприняла попытку уйти с ролочек, но хобби на то и хобби, что им х о ч е т с я заниматься, однако реал у меня жесткий [врать не хочу и не буду: работа по будням (стараюсь не сдохнуть), а по выходным стараюсь выбираться в люди (чтобы опять же не сдохнуть в 4х стенах от лени)], поэтому могу предложить игру темпом в 1-2 поста в неделю.
Расхваливать себя для привлечения внимания нет смысла, НО: со мной не скучно, я слушаю разную музыку (на случай если вы стыдитесь своей любви к Билану или к Элджею), со мной можно обсудить книги/сериалы/фильмы/дебилов-друзей/зашкварные истории/, а также выпить по скайпу, спеть в  караоке и многое другое. Словом, не могу отрицать, что я классный человек хд
Относительно внешностей и идей. Молодыми девчонками мне очень хотелось бы играть сейчас, поэтому возраст моего персонажа будет 30-45 лет; от Киры Найтли/Дакоты Джонсон/Сары Гадон/и тд до Гвинет Пэлтроу/Джессики Честейн/Анджелины Джоли/Дженнифер Энистон/Шарлиз Терон и тд. Как понимаете, разброс внех большой, но суть прослеживается — ну вот люблю я «старый» Голливуд )) Мужскую внешность выберем в соответствии с вашим вкусом и предпочтениями, не волнуйтесь, чтобы всем было хорошо. Так как акцент взаимодействия и игры будет ставиться на пару, соответственно в приоритете сюжеты не детектив/экшн/хоррор (хочется расслабляться, когда пишешь пост, а не страдать после работы, заполняя свой мозг ненужной инфой, чтобы логичный детектив-пост отписать), а либо драма с элементами романтики, либо что-то юморное; либо в одной возрастной категории, либо с разницей в возрасте (где Ж старше М) — дайте только попутного ветерка с вашей стороны, и «эта ночь накроет нас будто лавина» (с)
Ахтунг: для ролевых обидок и ревности я слишком стара, поэтому со мной такое не прокатит; я, как говорила выше, работаю, поэтому не могу быть во флудике 24/7 и сверкать активностью как задницей на пляже Северного Гоа; если вы любите уходить по-английски, боитесь прямо сказать что нравится/не нравится и собираетесь в итоге молча свалить — знайте, для таких отдельный котел в аду ролевиков хд
На этом, пожалуй, всё. Кому нужно, тот понял всё по строчкам выше. Было приятно познакомиться, жду в гости в ЛС с примером поста (надо же посмотреть сойдемся или нет). Ван лав, берегите себя и своих близких (с) хд

Пример вашего поста:

где-то осень '17 это было

Быть степфордской женой на самом деле невероятно сложно: нужно следить за тем, чтобы в доме был идеальный порядок, чтобы к приходу мужа была готова горячая еда, чтобы дети были послушными и воспитанными, чтобы окружающие люди видели только идеальный газон перед домом и всегда чистые окна, чтобы одежда была выглажена и без единой торчащей выбившейся ниточки, чтобы само олицетворение семейного очага, то есть жена, всегда было одето с иголочки, сочетая в себе внешнюю кротость и спокойствие пастельных оттенков тканей. Быть степфордской женой означает быть всегда идеальной во всем, быть послушной и не говорящей глупостей, которые могли бы опорочить мужа в глазах жаждущих сплетен и скандалов соседей. Быть степфордской женой — знать, что за спинами все и всех обсуждают, но нет места сказанной правде в глаза этому человеку. Быть степфордской женой — лживо улыбаться тем, кто считает тебя глупой женушкой и блондинкой, которая ничего из себя не представляет кроме хороших волос и аппетитных форм. Но быть степфордской женой человека, погрязшего давным-давно в криминальной сфере намного сложнее, ведь день за днем нужно засыпать с мыслями «а не убьют ли тебя завтра» и «Господи, спасибо, что я прожила еще один день». Она так и не научилась засыпать спокойно, не пряча при этом ножницы под подушкой…
Бонни Доусон было двадцать два года, когда состоялся тот самый серьезный разговор с отцом, обескураживающий и меняющий всю жизнь на корню. Она только-только закончила учебу в университете, но так никогда и не приступила к работе по специальности. Потому что навязанный родителями брак перекроил все цели и стремления. Казалось бы, это смешно — существующие до сих пор браки по договоренности, но такова действительность. И Бонни, воспитанная в послушании и уважении к родителям, уроженка небольшого городка, так и не посмела возразить, наивно полагая, что любовь к мужу придет со временем, совсем как в старых любовных романах, которые были тайно взяты у бабушки и прочитаны в старом сарае отца. Джонатан Доусон казался ей идеальным мужчиной: красивым, высоким, образованным, таким воспитанным и галантным, который придерживал двери и подавал руку, помогая выйти из машины, даривший цветы и говоривший комплименты, даже видя Бонни в простом платье в клетку; он обещал ей путешествия, говорил о прекрасном доме, который построит специально для нее, о «шоколадном» ламбрадоре, рассуждал, какими чудесными будут их дети. И всё было действительно так — кажущееся со стороны нереальным и приторным. Джонатан Доусон с легкостью запудрил мозги еще ничего не смыслящей в жизни девушке, суля золотые горы и бесконечную любовь. Бонни никогда не задумывалась о том, чем конкретно занимается ее муж, даривший бриллианты и позволяющий ей покупать дорогие платья, лишь украдкой слышала разговоры на банковскую тему и сделала определенный вывод. Она больше не хотела быть девочкой-пацанкой из маленького городка и старалась превратиться в идеальную жену, она хотела стать такой, чтобы все вокруг завидовали Джонатану, чтобы она сама чувствовала к себе зависть оттого, какими прекрасными были ее жизнь и семья. С такими мыслями Бонни жила около трех лет, пока вся чудесная, как сахарная вата, ирреальность не растаяла на собственных ладонях. Однажды, волею случая внезапного возвращения домой, она стала случайным свидетелем сцены, где на полу в кабинете мужа лежал избитый и весь в крови неизвестный мужчина, и больше испугал не факт лежащего безвольного тела, а то с каким равнодушием смотрели на это все находящиеся в кабинете люди, в том числе и Джонатан, взгляд, означавший обыденность, словно так происходило день за днем. Бонни в страхе кричала в спальне, обвиняя мужа во всех смертных грехах, убеждая позвонить в полицию, и в конечном итоге всё закончилось тремя сильными пощечинами от Доусона и его последней брошенной фразой, чтобы Бонни не смела открывать свой рот. Затем на поверхность показались и другие тайны, случайно или намеренно — уже не так важно. Череда ничем не прикрытых измен, ведь больше не требовалось изображать любовь к жене и поддерживать лживую идиллию брака. И Бонни пыталась уйти, поняв, что чаша терпения переполнилась: клятвенно обещала молчать и уехать в другую страну, сделать что угодно, лишь бы получить долгожданный развод, так наивно и глупо, не веря, что находилась в этом голливудском фильме; она получила один ответ — ничего не было правдивого с самого начала, а вся история от знакомства до настоящего момента была гнилой и обреченной, а все потому, что отец Бонни, задолжавший денег Доусону, откупился молодой дочерью, чтобы не получить пулю в висок за собственные долги. «Либо платишь ты, либо твой отец» — с этой фразой в голове Бонни живет уже пять лет. Всегда стоял выбор: жизнь отца или заточение в браке с Доусоном. Ответ очевиден, верно? Даже если ненависть к родному человеку превышает родственную любовь.
— Пойдем. — Но Джонатан попрежнему придерживал двери и подавал руку. Бонни вкладывает свою ладонью в руку мужа и выходит из машины, чувствуя как его пальцы крепко сжимают кисть. Она почти чувствовала заинтересованные взгляды соседей в спину, вылезших на дороги, чтобы посмотреть будущих жильцов, которые сейчас направлялись к разрухе, имевшей название «будущий дом». Джонатан не обманул: он действительно строит для них дом, даже отдав бразды правления и руководства Бонни, позволяя ей сделать семейное гнездо, устраивающее обоих; купил большую территорию, чтобы жена смогла организовать сад позади дома по своему усмотрению, и подальше от посторонних соседских глаз, на глазах которых по обыкновению будет разыгрываться представление идеального брака. Кругом работающие строители, снующие туда-сюда по территории; валяющиеся бревна, мешки с цементом, брусья; рабочие разговоры со специфической лексикой; а впереди только готовый фундамент большого дома. — Познакомимся с архитектором, посмотрим, что он в итоге нам предложит. — Джонатан ушел вперед в поисках того самого архитектора, с кем и вел всю переписку о строительстве дома, чередуя со звонками. Такими делами занимался всегда Доусон, Бонни оставалась только «женская работа». Бонни оглядывалась по сторонам, осматривая ландшафт и уже обдумывая, как можно будет всё обустроить в будущем. Снующие рабочие заставили поежиться от внутреннего дискомфорта, словно она мешала им своим присутствием. Слишком много людей, среди которых муж не наблюдался в клубах летающих по воздуху опилок и рабочей пыли. Пробираясь по мягкой траве на каблуках (что было не легко, явно паршивая идея согласиться на эту поездку с мужем в таком виде), Бонни успела сделать, наверное, от силы десять шагов, прежде чем почувствовала, что земля буквально уходит из-под ног — тонкие каблуки провалились сквозь травяной слой, уходя в землю и заставляя Доусон терять равновесие. По инерции взмахнув руками, словно желая ухватиться пальцами за неосязаемый воздух, она была уже готова к тому, что упадет, растянувшись на земле перед десятком рабочих. А после она непременно получит нравоучительную пощечину от мужа за то, что позорит мужа на глазах у посторонних людей. Но катастрофы не случилось: вместо этого Бонни почувствовала крепкие мужские руки на своей талии, аккуратно поддерживающие со спины и не дающие упасть.
— Простите, — пробормотала в попытке выпрямиться. И, наконец, вытащив каблуки из земляных ям, держась как за опору за руки незнакомца, Доусон оборачивается. — Простите, по глупости надела туфли на каблуках. Не думала, что так… мягко. — Бонни виновато улыбалась, при этом несла откровенную чушь — так было всегда, когда терялась в компании какого-либо человека. А она терялась сейчас. И не могла понять от чего больше: от серьезности взгляда напротив или от теплой улыбки.
— А, вот ты где. — Голос Джонатана словно окатил ледяной водой с головы до ног, заставляя поежиться и даже сделать шаг назад. Вся легкость и какая-то теплота, привносившие оптимистичные оттенки в настроение, куда-то испарились. — Вы уже успели познакомиться? Нет? Это моя жена, Бонни Доусон. — Джонатан переводил взгляд с жены на мужчину и обратно, улыбаясь одной из своих лживых добродушных улыбок. Бонни знала уже их все. В этом человек не было ничего добродушного и не отравленного. — А это наш гениальный архитектор, Клайд Мэттьюс. — Секундная пауза. — Ха, жаль у вас фамилии не Паркер и Бэрроу, была бы идеальная парочка грабителей. — Джонатан смеется собственной шутке. Бонни поднимает взгляд на архитектора и улыбается: ей было плевать на шутки мужа, но каламбур ситуации и вправду поражал и вызывал улыбку.
— Приятно познакомиться, мистер Мэттьюс. — Она протягивает руку в ожидании, когда их ладони соприкоснуться в приветственном жесте, чтобы секундой позже ощутить шероховатость и сухость кожи. Клайд Мэттьюс наверняка не чурался работы наравне со всеми или много работал руками дома, потому что его ладони не были такими идеальными и нежными, как у Джонатана, который ничего не делал сам. Только через кого-то.
— Итак, Клайд, что вы придумали для нас? — Он ни к кому не обращался уважительно в обращении, считая себя выше других по положению. И Бонни честно боялась представить, что ее муж делал с теми, кто высказывал что-либо против его слова и манеры поведения. — Моя жена хотела бы дальше сотрудничать с вами, этот дом — мой ей подарок, пусть она сделает его таким, как в своих девчачьих мечтах. — Джонатан снова смеется, заставляя Бонни поджать губы и отвернуться, ища взглядом что угодно, за что можно было бы уцепиться и хотя бы на мгновение исчезнуть из области досягаемости этого разговора. Ей было неприятно, как эти слова принижали ее достоинство в глазах абсолютно незнакомого человека, помогшего ей несколькими минутами ранее. Все чаще хотелось достать те самые ножницы, лежавшие изо дня в день под подушкой ночью, и воткнуть их в горло собственному мужу. Если бы только не страх собственной смерти от рук его подчиненных, кишащих словно тараканы в их нынешнем доме в другой части города. Все чаще мысли, что когда-нибудь ценность собственной жизни будет ничтожна мала, чтобы решиться на подобное.

Отредактировано Policy Of Truth (04-04-2018 11:01:59)

+1

50

Текст заявки: хей-хей; не думаю, что этот текст кого-то заинтересует в той мере, что он готов будет просто взять и придти ко мне, но а вдруг?  сдаются только слабаки, а я не такой. и даже не с бородой, хах. но не об этом сейчас.
я искренне надеюсь, что я не отнимаю у тебя драгоценное твое время (а может и надеюсь, но) и хочу просто поделиться тем, что сейчас у меня настал тот прекрасный момент, когда что-то внутри требует возвращения на форумы и письма; момент, который требует человека рядом, ведь человеку нужен человек, а потому я нахожусь в поиске того, кто сможет стать мне родной душой, кто сможет скрасить мое одиночество и который просто не сбежит после нескольких сообщений. я нахожусь в поиске соигрока, который будет верным (а такие еще остались?) и который будет вдохновлять так же, как и я его - я устал от игры в одни ворота, вот. человека, с которым мы будем не только играть какие-то сюжеты, но еще и общаться так, как ни с кем другим. взамен я готов посвятить вам свою душу и показать каждую дверь и секреты.

к сожалению, у меня очень непростой характер, но за каждый свой проступок и провинность я несу ответственность в полной мере. не бойся, кусать и обижать тебя я не стану. я готов дарить тебе любовь и фантазию, я готов посвящать тебя во все, что мне дорого и играть что угодно (ангст, треш, любовь-романтикуинцест, чтоугодноостальное). в своих строках (которые, надеюсь, будут нашими) я готов переживать весь спектр человеческих эмоций, готов отыгрывать совершенно разных людей, включая людей с проблемами психики и калек. я готов посвящать тебя во все фандомы, которые мне дороги и так же посвящаться в твои.

мне всегда очень трудно говорить о себе, как о игроке. пожалуй, опыт у меня уже около десяти лет, а то и больше. посты я пишу совершенно разные, но обычно это где-то в пределах 7-9 тысяч символов. по большей части я пишу от второго-первого лица, но иногда и от третьего готов; пишу я так потому, что мой персонаж - это я. и я переживаю с ним все, что происходит. на данный момент я готов отыграть все, и мж (где я принимаю сторону ж) и мм, и даже жж. стоит сказать, что я часто бываю на корейских ролевых, но это не значит, что я потащу тебя туда, если ты не захочешь. часто я играю корейскими внешностями, но европейские мне не чужды. персонажи мои редко превышают возрастной порог в 25 лет, так что я прошу это учесть. а еще я очень люблю кроссоверы, вот.

в общем, я реально больше не знаю, что говорить.
я просто буду ждать вас ♥

Пример вашего поста:

пост

элизабет запуталась в параллелях и реальностях; закрывая глаза ты видишь перед собой лишь тьму, которая сгущается и закрадывается в самые сокровенные точки твоего сознания. элизабет закрывает глаза и не видит ничего, что могло бы больше ее держать именно здесь, на этой земле; ты находишь руку мужчины и сжимаешь ее совершенно неосознанно — что-то заставляет тебя тянуться к нему, шагать за ним, цепляться за него так, словно он последнее, что у тебя есть в жизни.

элизабет открывает глаза и видит над собой огромное небо колумбии, которое кажется таким необъемным, таким далеким и близким одновременно — вот дирижабль полетел, вот где-то демонстрируют шок-жокей, а вот тут лотерея проходят. люди здесь удобные — помогут, улыбнуться и вату дадут; ты оправляешь свое платье и по нему расползается кровь того самого оружейника, которого никак бы ты не смогла спасти. да и букер — тоже. ты смотришь на него, выдыхаешь и идешь дальше. твоя задача — поставлять ему все то, что пригодится. его задача — доставить тебя в нью йорк, хотя ты всегда хотела в париж. обида скользит по твоим губам, когда под ногами ломается веточка. хруст слишком сильный, слишком ощущаемый — ты закрываешь глаза и вдыхаешь полной грудью. у тебя нет свободы.

элизабет смотрит на свои руки и ее губы дрожат от обиды, которую никак не спрятать ни за какими улыбками и желанием обычной жизни; комсток — твой отец. тот, кто спрятал тебя в чертову башню, кто приставил соловья к тебе и ученых, которые наблюдали за тобой. ты никогда не была свободно, жила в своем мирке и ничего не знала, пока не появился именно этот мужчина. он появился так правильно, как появляются рыцари в сказках — самая дерьмовая ассоциация, которая может быть. он появляется без коня, но при этом уводит тебя, ведет и показывает, какого это — жить вне стен. ты ему благодарна, но тебе еще слишком много нужно узнать.

путь никогда не был прямым. извилистый путь твоей жизни затянулся петлей где-то на твоей тонкой шее и больше не дает двигаться дальше; шаг вперед и три назад. ты привыкаешь к тому, ты больше не можешь переставлять ноги из-за усталости, которая никуда не девается. ты закрываешь глаза и видишь прекрасную ложь, в которой тебя взращивали; элизабет слышит "агнец колумбии" и ее складывает пополам, она хватается на живот и шепчет где-то на периферии пожалуйста, не надо больше. элизабет устала, элизабет не агнец — она мечтает побывать в париже, в который так часто смотрела сквозь разрыв. элизабет простая девушка, которая оказалась в непростой жизни и непростом мире, но когда хоть что-то было просто, лизи?

на твоих губах все еще присутствует вкус соли от моря и шорох песка все еще разносится в твоих ушах; элизабет ощущает палящее солнце, ощущает желание коснуться воды и никогда больше не уходить от сюда. элизабет закрывает глаза и отдается всему этому с честностью и готовностью; камешек ложится в твоих пальцах как всегда прекрасно и четко. ты отправляешь его и он разносит по морю блины. ты смотришь на это и думаешь о том, что это — лишь физика и не более. ты закрываешь глаза и слышишь смех людей, которые всегда были свободны, которые поклонялись тебе, спрятанной в башне. ты смотришь на них и понимаешь —  им нет дела до тебя. они не смотрят на тебя так, словно знают что-то. они просто есть и они просто живут своими маленькими семьями и все; элизабет разворачивается и уходит. больше она не хочет быть на пляже.

элизабет танцует на пристани, раскидывает свои руки в разные стороны и ловит воздух, ловит музыку. элизабет настолько хорошо, что она забывает, как дышать. вдох-выдох-вдох; внутри тебя разворачивается та самая война, которую ты когда-то видела в своих кошмарах. ты представляешь себе колумбию пылающей, свергающей свою власть и с реками крови. тебя сгибает, ты кашляешь, а потом смахиваешь непрошенные слезы — слабость никому не нужна, детка. ты не такой ребенок, ты взрослый человек и сама можешь решать за себя и для себя; элизабет останавливается слишком резко, протягивает руку к букеру, но не видит его энтузиазма и уходит следом. как всегда. букер все еще обещает отвезти ее в париж и элизабет верит в это, следуя за ним по пятам, как собачка. элизабет все равно на то, что так не должно быть.

чень линь жив в реальности, которую ты создаешь. в новой реальности люди сходят сума, помня о своей смерти и это — твоя вина. ты ощущаешь ее цепкие лапы и не можешь выбраться из этого. ты закрываешь глаза и пытается перевести дыхание, но все напрасно, ведь за все платить приходится собственной жизнью и кровью; оборудование конфисковано, а вы с боем добираетесь до трущоб. моя милая элизабет, что от тебя осталось? тонкие руки и ноги, которые не могут больше держать вес тела. что осталось от тебя внутри, видя все эти кровавые расправы и зная, что ты сводишь людей сума? от тебя ничего не остается к тому моменту, как вы оказываетесь на складе. здесь темно и сыро, здесь пахнет совсем не так, как пахнет в городе — здесь не пахнет выпечкой и цветами, здесь пахнет опасностью.

букер, сыграешь мне?

ты приносишь гитару из подсобки и усаживаешься на какой-то ящик. твой корсет впивается в твои ребра и ты хочешь его разорвать, да не можешь. внутри все стынет и образуется вакуум, который никогда и ничто не сломает больше; ты смотришь на этого мужчину, разница с которым у вас почти в двадцать лет и усмехаешься. в романах девушки всегда влюблялись в тех, кто старше. и тебя постигла та же участь.

а я спою. ну, давай же?

+1

51

Текст заявки: Не умею я выбирать, поэтому я вновь в поиске. Мне повезло, что весь мой ролевой опыт можно свести к нескольким людям. Это я к тому, что я камерный игрок, для которого существует лишь его партнер и один общий сюжет, а все остальные лишь приятное дополнение на фоне, как включенный телевизор на кухне. У меня сейчас проблемы с вдохновением. Эти проблемы я оправдываю работой и недостатком времени, но кажется это малая доля истины. Мне просто нужно что-то новое и нетипичное для меня. Я, разумеется, играю лишь мужскими персонажами, но что-то внутри просит окунуться в женственность. Раздобыть немного иных ощущений от игры. Так что я беру женского перса, с вас мужской. Обычно все это меня не привлекает, я помешена на слеше. На каких-то характерных изменениях героя внутри отношений. А сейчас с этим сложнее. Мозг то и дело воспроизводит сюжеты, которые можно реализовать только в гетеро-паре. Никогда бы не подумала, что захочу и такое. Собственно сейчас мне нужен партнер. Я не буду описывать там требования к постам, к стилю, к внешности на аватаре. Просто опишу свой ролевой кодекс, которому я сама придерживаюсь больше семи лет игры. Для меня важно придумать сюжет вместе. Даже если я вношу большую часть в историю, то мне нужна уже на стадии обмозговывания отдача от партнера. Прекрасно, если под формированием моего героя партнер начинает видеть лучше своего, если добавляет детали, которые нравятся соигроку. Чтобы воплотить сюжет в жизнь и перенести его в посты, надо разговаривать, надо обсуждать всякие мелочи, надо узнавать друг друга лучше. Я не говорю о том, чтобы лезть к вам в душу. И такое приходит только со временем, со сложностями, ссорами и испытаниями закрывшихся тестов. Просто хочется, чтобы у меня была возможность достучаться до соигрока всегда для банального поболтать ни о чем. Я уже говорила, что я камерный игрок, сугубо сосредоточенный на игре одним персонажем с одним человеком. Мне не нужно овер дохуя заявок на нужных, сторонние пустые эпизоды. Моя муза и все мое внимание принадлежит соигроку. Хочется и того же в ответ. Я очень много играла рейтинговых сюжетов, не откажусь от них и сейчас, но для меня нц ради нц как минимум дешево смотрится. Если и будет рейтинг, то он должен быть оправданным и служить развитию отношений, да и самих персонажей. Я всегда была за какие-то сложности и драму у персонажей. Для меня хеппи энд существует лишь тогда, когда мои герои пройдут через ад, когда им придется пройти через мясо, чтобы заслужить хотя бы малую искорку счастья. У меня есть на примете место, куда можно пойти. Игроков там много, легко можно будет затеряться в толпе и найти тот темп игры, что устроит нас двоих. Я определенно не смогу выдавать по посту каждый вечер, но два-три за неделю должна буду. Сейчас мне интересна разница в возрасте, как в одну, так и другую сторону. Старше либо мужчина, либо женщина. Ровесниками я пресытилась. Короче, хрен его знает во что выльется этот поиск. Я просто буду ждать вас с примером игры в лс. Да-да, я из тех, кого волнует совместимость отклика на чужие строки. И без этого контакта я не верю, что что-то может получиться. Поэтому я покидаю и сама больше примеров в лс, увы постов за мужиков у меня больше, придется читать их.
Сейчас я осела на двух идеях, которые и хочется отыграть. Я вроде бы определилась с площадкой, где это можно будет реализовать. Поэтому жду возможности этим всем поделиться с потенциальным игроком.
p.s. и да я очень завишу от графики и балована дизами, прошу это учесть, поэтому мы пойдем на что-то глянцевое с реалом без мистики и прочего.

Пример вашего поста:

пост старый, я пишу сейчас совсем не так

Она болезненно реагирует на звук [теперь уже навсегда]. Она зажимает уши ладонями, чтобы мир перестал давить на нее. Она хочет, чтобы вселенная перешла на тихий режим_еще лучше и вовсе замолчала // чтобы не было так мучительно больно от лишних звуков на улице. Машины, светофор, рекламные лозунги, ссоры соседей, музыка из кафе, мелодии телефонов. Колесико за ушком медленно перебирается до отметины "выкл". Ее так просто отключить от реальности. Ее так легко потерять. Йенни маленькая. Йенни не любит вспоминать_говорить о своей болезни. Она не любит врачей_теперь уже воду. Она боится, что не услышит голос матери, отца, своего лучшего друга Тобиаса, уточек в пруду, которых так долго учила есть с ее рук. Йенни маленькая. Она только учится плавать в бассейне. Только пытается делать самостоятельные шаги по жизни, когда просит не держать ее на воде. Когда просит дать ей попробовать самой под присмотром тренера группы по плаванию. Йенни маленькая. Йенни обожает_верит в Бога. Она сидит на лавочке в церкви и улыбается // ее ноги еще долго не будут доставать до пола. Мама научила ее молиться. И теперь это самое любимое занятие ее дочери перед сном. Надо аккуратно встать на коленки возле кроватки. Надо аккуратно сложит ладошки вместе. Надо обязательно закрыть глаза. Надо простить_не требовать. Надо благодарить за каждый прожитый день. Йенни маленькая. И ей нечего было просить у Бога. Только братика_сестренку. Только здоровья для спины_коленей отца. Только любви. И чтобы Тобиас перестал ее обижать // немножко. Йенни маленькая. Она не знает, что такое болеть_лежать в больнице // что такое пугать отца и заставлять плакать маму // что такое перестать слышать. Все навалилось неожиданно и очень странно. Слух стал подводить ее все чаще. Сначала Йенни не услышала маму за своей спиной_не услышала звонка велосипеда в парке на прогулке_не услышала своего голоса. А свой голос она любила больше всего. Свой голос она знала лучше всего. Свой и голос Тобиаса // вредный соседский мальчика [ее первая любовь]. Йенни маленькая. Она напугана. Она кричит в своей комнате и больше не слышит себя. У нее высокая температура_озноб. Девочка зовет свою маму. Она еще не знает, что ее ждет // что ждет их семью.
   Йенни больше не_маленькая. В доме должна была появиться сестренка. Она уже была в животике у мамы. Она уже пугала всех до чертиков, когда было ожидаемо, что и малышка может родиться глухой. Но врачам удалось выяснить, почему слух подводит_ненавидит Йенни. Из-за ушной инфекции. Из-за заражения в бассейне. Из-за осложнений. Врачи не могли_боялись вмешиваться. Оперировать было слишком рано // слишком сложно_слишком дорого. Йенни могла с этим жить. Йенни училась. Ее пальцы стали особенными. Они заменили ей голос. Они помогли ей освоиться в новом мире среди людей, что всегда жили в тишине. Благодаря слуховому аппарату_усилиям родителей Йенни никогда не чувствовала себя ущемленной. Она все еще может слышать. Не так четко и не так часто. Больше устает. Она предпочитает говорить на языке жестов_читать по губам. Она предпочитает тишину. Для нее возможность слышать это тяжкий труд. Это вечное напряжение. Вечные попытки не потерять саму суть услышанного. Йенни больше не_маленькая. Ей нужно заботиться о младшей сестре. Ей нужно продолжать молиться, медленно спускаясь на колени. Йенни есть за что теперь просить_есть что требовать. Но она упряма. Никогда не будет думать о себе. Все для других. Все ради других. Йенни нашла утешение в искусстве. Теперь она всегда перепачкана краской. Теперь она рассказывает о своей жизни в рисунках. У нее это получается весьма не плохо. Она может посещать художественные курсы. У нее вопреки всему есть будущее_смысл жизни. Йеннифер Мерфи участвует в программе «доступная среда» и учится в университете. У нее даже есть свой сурдопереводчик на лекциях. Йенни мечтает помогать детям с ограниченными возможностями. Йенни хочет быть матерью. Она больше не видела Тобиаса // ее сердце болит. Йенни больше не_маленькая.
  Йеннифер взрослая. Она может танцевать, если кто-то держит ее за талию и ведет за собой, иначе ничего не получится. Слуховой аппарат всегда отключен. Музыка прекрасна // она причиняет боль. Йеннифер взрослая, поэтому она переехала от родителей в собственную квартиру. Она столь крошечная, что находясь в ее середине – ты автоматически находишься в кухне_спальне_гостинной. Но Мерфи довольна. Здесь все переделано под ее нужды. Дверной звонок, что мигает, когда приходит гость. Пакет каналов с субтитрами. Телефон, что в основном принимает видео звонки. Йеннифер знает, что людям удобнее не замечать ее болезни_им привычнее не думать об этом. Вот и она давно не придает своей глухоте значение. Вот почему она все еще посещает церковь с матерью по воскресеньям, чтобы поблагодарить Бога за успехи своей младшей сестры. Йеннифер взрослая. Она часто влюбляется // она еще никого не любила. Давно уже не ждет своего Тобиаса. Давно уже не пишет ему своих писем.  Йеннифер взрослая. Но это не повод разучиться мечтать.

Отредактировано иди за мной (07-04-2018 12:05:44)

+3

52

Форум:RED BUS
Текст заявки: ж+ж
Имя: Дари/любое на ваш выбор
Возраст: 17 лет
Род занятий: школьница с кучей подработок
Ориентация: би/лесбиянка
Дари - это самая badass girl, какую можно только представить. Это как Джон Бендер из "Клуб Завтрак", только в женском обличье. Жесткая, почти жестокая, саркастичная и прямолинейная, любит провоцировать и злить окружающих. Для неё нет ценностей, принципов и авторитетов. Всё дозволено, что не отправит тебя в тюрьму. Да и тут всегда можно пройти по краешку. При этом ей нельзя отказать в определенном обаянии, благодаря которому у неё всегда есть очередная девица. Её типаж - богатенькие холеные девочки из группы поддержки, которым в жизни не хватает адреналина. Она меняет их, как перчатки, когда начинают слишком делать мозг. Много курит и пьет, посещает всякие вечеринки, часто без приглашения. Днем подрабатывает, потому что папаша алкоголик даже покормить её не в состоянии, не то что дать денег на сигареты. Часто работает в ущерб школе, иногда просто прогуливает. Носит одежду с длинными рукавами, потому что отец тушит об неё сигареты, когда очень зол, а иногда бьет. Мечтает уйти из дома и копит на это деньги.
Рыжая - единственный человек, с которым Дари действительно сблизилась. У них странные отношения. Дари относится к ней как к  чему-то хрупкому, нежному и милому, но из другого мира. Да, они проводят вместе время, смеются, выпивают, забираются на крыши, но Дари не всегда откровенна с ней. Старается не посвящать её в грязь своей жизни. Джин же восхищена ею, потому что она вся такая классная, крутая и самодостаточная. А ещё она пытается хоть как-то компенсировать недостаток любви и тепла в жизни подруги.
Дари любит Джин, ну или влюблена в неё, но не знает, стоит ли говорить ей об этом. Боится разрушить их дружбу. Или что их отношения завернут Рыжую на плохую дорожку. Сама Дари уже одной ногой в этом.
Хочу активной игры. Предупреждаю, персонажей жалеть я не склонна. Люблю ставить их в неловкие ситуации или заставлять страдать, при этом часто "ору чаечкой" с того, что они делают. В игре они матерятся, дерутся, напиваются в хлам, ломают кости и так далее. Треугольник обещает быть очень "огненным" - все трое за словом в карман не лезут, могут вспылить и действуют порой опрометчиво. Было предложение сделать из треугольника тройничок, но я об этом не говорила. С кем в итоге останется Джин не знаю даже я сама, это всё будет решаться по ходу игры, как и всё, что будет происходить с персонажами. Игру мы обычно обсуждаем в беседе в Телеграмме, это не обязательно, но обычно именно там рождаются самые весёлые и неожиданные повороты сюжета.
Пишу посты примерно по 3-4к, но иногда жертвую размером в угоду динамике эпизода, лучше всего будет, если вы играете в том же диапазоне, однако это не принципиально. Детали характера и биографии, внешность - всё обсуждаемо, главное сохранить общий концепт заявки.
Ваш персонаж: Джин 16 лет и у неё подростковый возраст в самом плохом смысле этого слова. Прогуливает школу, сбегает из дома, ворует пластинки ради адреналина, ночует на вписках и вообще где придется, подрабатывает, потому что мать давно лишила карманных денег. Грубая, упрямая, вспыльчивая и в силу возраста отрицает всяческие авторитеты. При этом веселая, не глупая, обладает очень красивым голосом и собирается со страшим братом сколотить рок-группу. По-своему мечтательница, главная мечта - написать гениальный роман в жанре контркультуры, заработать на нём кучу денег и авторитет в обществе. В принципе чувствительная и ещё ребёнок, но очень любит подавать себя как взрослую сильную личность, циничную и повидавшую некоторое дерьмо.
Так же Дари ждет Майк, который противоположный угол треугольника. Студент колледжа, 19 лет. Хулиган, рисует граффити, пьёт, курит, почти не ночует дома.
Пример вашего поста:

Пример поста

Вдох, выдох, вдох, выдох. Во рту привкус крови из разбитой губы. Бандана, обвязанная вокруг ладони, пропиталась алым и капли падали вниз, отмечая её шаги. Глаз уже начинал опухать. Правая нога подламывалась, кажется, кто-то пнул её по колену. Думать о синяках, расцветающих космосом по всему телу, не хотелось. Кровь из рассеченной брови засохла и стягивала кожу на скуле. Да, видок у неё был - в гроб и то краше кладут. Джин часто ввязывалась в драки, но уже давно не получала таких отменных пиздюлей. Казалось, ныло всё тело. Рыжая остановилась у двери с нужным номером и заколотила в неё неповрежденной рукой, не утруждая себя поиском звонка.
- Док, открой! - срывающимся голосом прокричала она.

День сегодня выдался на редкость суматошный и тяжелый. После школы она сразу отправилась на работу, разносить посылки по всему городу. С тяжелым рюкзаком она носилась туда сюда, выходя из метро вставала на скейт и неслась в нужную сторону, благо за время таких подработок она неплохо изучила город. Одна коробка за другой. Привычна рутина. В какой-то степени ей даже нравилось. Рыжая любила Лондон, любила изучать его улочки и приезжать в незнакомые уголки. Большой город жил и дышал, и её сердце билось с ним в ритм. Но в этот раз работы было много, а посылки как на зло на редкость тяжелые.
Домой она возвращалась уже посреди ночи. Доставка в фирме, куда она устроилась, была круглосуточной, так что Джин старалась заканчивать как можно позднее, чтобы получить больше денег. Район был малознакомый и на редкость неприятный. На улицах лежал мусор, дома были старые и дешевые, кое-где даже окна закрыты деревом вместо выбитого стекла. Очевидно очень неблагополучное место. Джин хотела свалить поскорее, но дорогу ей преградили двое парней. Худощавые, с нервными ломанными движениями, в толстовках в капюшоне. Сердце Джин ёкнуло и упало куда-то в пятки. Наркоманы. Потребовали с неё денег, а она отказала. Даже убежать не успела.
Били её неумело, но с энтузиазмом. Рыжая достаточно опытная в драках, она дралась почти каждый день всю среднюю школу, но против двух высоких парней ей пришлось несладко. И в какой-то момент один из них достал откуда-то нож. Совсем небольшую бабочку, но и этого хватило, чтобы Джин пришла в ужас. Умирать ради дозы каким-то торчкам очень не хотелось. В конце концов ей удалось вырваться, но состояние после драки у неё было ужасное. И чувствовала она себя дерьмово. Напоследок нарик успел полоснуть по ней ножом, по счастью Джин успела подставить руку и не дать ему попасть в лицо.
Рану на руке она как могла замотала банданой, а вот что дальше делать - понятия не имела. Час ночи, она в крови, как будто из ужастика вылезла, автобусы давно не ездят, всё болит. И тогда в голову ей пришла блестящая, на её взгляд, идея.

Адрес дока она нашла в бухгалтерии клиники, где лечилась от менингита. Адрес и телефон. Решила, что нужно знать, где найти такого понимающего врача, на всякий случай. Прямо как жопой чуяла, что куда-то вляпается. До его дома она добралась на такси, отдав свои последние деньги. "Ничего, завтра заберу расчет в фирме и всё", - думала она, протягивая кэбмену последнюю купюру из кошелька - "Сейчас важнее копыта не откинуть".

И вот она стояла перед дверью и надеялась, что в адрес у неё был правильный, а док дома. Потому что ехать куда-то ещё у неё не было ни средств, ни сил. Джин с трудом сдерживала желание сесть на пол прямо под дверью. Особенно сильно болело, как ни странно, колено, переплевывая даже порез на правой ладони.

0

53

.

Отредактировано Монолит (23-04-2018 21:44:50)

0

54

Текст заявки:
здорово
будет минимум текста(нет), ибо "больше дела, меньше слов"(да)
никаких огромных заявок и попыток завлечь соигрока плюшками. я ищу того, кто хочет играть.
Х не того - для кого важно количество лайков(хотя я буду вас плюсить и подкатывать в мыслях);
Х не того - кто регулярно всерает время в беседках вместо того, чтобы писать посты и двигать сюжет(вам эти люди почти что до фени, мы - вот что главное);
Х не того - кому меня будет мало(желающие потешить свое чсв побочными связями пжл мимо, я хочу сконцентрироваться на нашей стори без лишних нервов, ток кайф).

- я могу играть практически все что угодно, но совпадения(кинки) лучше чекнуть в лс. скажу сразу - на долгую, интересную, серьезную игру меня больше вставляет м+м, остальное - альты мой макс, думаю, ну или попозже, когда мы уже сконектимся
- персонажи нравятся как и 20-25, так и 30+, везде свой интерес, не против разводов, сложных связей с детьми; люблю медленное развитие, а не еблю с кустов, нравится путь от гетеро к гомо по крайне мере у одного из персонажей, не драмаквин - но это неотъемлемая часть сюжета, ради которого я стараюсь не оосить персов, максимально приближаемся к реальности, думаем от персов - а не себя, как бы не хотелось этой ебли в кустах, лол
- сюжеты придумываю довольно быстро, разные, зависит от наших предпочтений, возраста, внешностей, учитываю общие пожелания, НЕ ЛЮБЛЮ ТАЩИТЬ СЮЖЕТ, а именно: ты тоже думаешь и предлагаешь(даже хуйню - я тож так делаю, иногда из нее рождаются реально крутые повороты), и да - в постах прописываешь сюжет дальше, не останавливаешься на моменте, где закончил я; я люблю диалоги и прописывать нпс, кстати. за полноту картины и ...скажи мне кто твой друг, и я скажу кто ты. друзья порой охуительно раскрывают героя.
- внешности нравятся русские, тема с иммигрантами тоже - лайк, если голливудские, то не затасканные и не сильно глянец, но в целом - со мной просто договориться
- посты пару раз в неделю или один - мне вполне достаточно, но могу чаще, если нас прет и несет. лицо 3 или 1, размер 7-10к, больше - да, меньше - нет
- тебе 20+ или ты можешь меня попробовать убедить в собственной адекватности, лол
- со временем у меня так себе, но я ЗА поддерживание связи 24/7 или 10/5(кидать мемасики, обсуждать сюжет и новости), могу лезть в твою жизнь, открываться, угорать - можем оставить все врольно(этот момент лучше оговорить сразу, я любитель личных вопросов из любопытства)
- ругаюсь матом, идейный, веселый человек, порой залипаю, но предупреждаю; обещаю уделять внимание, смешить и иногда нежить.
пиши в лс с предпочтениями и постом под спойлером, хватит уже шныряться по тестам и убивать время среди ниочемных людей. пиши - мы где-нибудь осядем и нам будет охуительно.
п.с. пост литературный, сейчас больше пишу в быдлятском стиле, но умею по-разному, всем с большим удовольствием заделюсь в лс
Пример вашего поста:

Пример поста

Я никогда не считал себя трусом, да и ни у кого из друзей не повернулся бы язык меня так назвать, слишком порывистый, слишком бесшабашный, я часто сначала делаю, а потом говорю «блять», часто сначала связываюсь с долбучими малолетками-нариками ради легких и постоянных денег, а потом расхлебываю все дерьмо, в которое из-за них попадаю, как сегодня.
Но сегодня, после работы, даже не в собственную смену, я не смог пойти к той будке, всего каких-то пять или семь минут, но я стоял около двери, смотря то в одну, то в другую сторону. Я тогда понял, что в глубине души слишком очкую, и развернулся в сторону дома.
Было ли мне стыдно? Парился ли я? Да мне даже самому себе было сложно описать все что я чувствовал и что мыслил. Я запутался, я охуевал, местами не веря в случившееся, еще этот чертовски странный Джон, Господи. Поднимаю глаза на мрачное темное небо и нервно улыбаюсь, чудесно, мне бы еще ливня сверху для полного счастья.
Ключи звякая падают на стол, квартира встречает темнотой, и от этого становится еще более жутко. Нет чувства безопасности, убежища и собственной крепости, со стен смотрят словно чужие фотографии с фейковыми улыбками. Разуваюсь и сразу иду в ванну, там чистая одежда и приятно пахнет из-за постиранного белья, что я поленился убрать в шкаф еще вчера вечером.
Душ смывает не все, только невидимую кровь и запах кухни кафешки. Я разглядываю керамическое дно, где в хитром сплетении легким торнадо уходят вниз вспененные струйки вперемешку с красными. Конфета Малибу, мать его. Я усмехаюсь, но продолжаю смотреть, потому что на самом деле, там нет ничего похожего на кровь, только мои воспоминания.
Яичница подгорает, и я ее без энтузиазма ковыряю вилкой, сидя на высоком стуле за узким барным столом, мне не интересен телек, что работает на заднем фоне, не интересны сообщения на фейсбуке, но я пялюсь в экран, стоит ли позвонить Тому? С другой стороны, если там ничего не было, или Джон ему ничего не сказал, значит, тот и не звонит? Вряд ли бы его взяли в полицию, и Том так долго меня прикрывает.
- А, к черту все. – Отталкиваю от себя тарелку, забивая на то, что желток застынет и крепко прилипнет к посудине, придется потом драить, хватаю мобильник, влезаю в растоптанные кеды, запихиваю пакет с наркотиками в ящик и покидаю дом. Мне повезло, что метро еще открыто, и у меня есть даже часа три, так что везения тут никакого нет, и я нервно усмехаюсь, надеясь, что оно все придет ко мне потом. Оно мне нужно.
Выхожу на нужной станции, сжимаю челюсти, хочу пробежаться трусцой, но боюсь привлекать внимания, насильно распрямляю плечи и замедляю шаг. Черт, так идти слишком холодно и позволяю себе обратно немного ссутулиться. Я будто снова ощущаю в руке увесистый пакет, но знаю - в кармане пусто, так же, как и возле будки.
Шумно выдыхаю через нос, прислоняясь к стене на противоположной стороне и вытаскиваю из пачки сигарету, словно кого-то жду. Конечно, тут даже ничего не оцеплено, более того, даже еще не убрано. Что ж, по крайне мере можно не переживать, что копы меня найдут, ведь по факту, они бы могли уже это сделать.
Не знаю почему, но я перехожу дорогу, нет сильнее вещи, чем человеческое любопытство. Нам всегда все интересно, что нас ждет после смерти, как живут богачи и на что выживают бедные, какие ощущения при анальном сексе или что будет если поджарить лягушку. Мы говорим, что лишь дети задают тысячу вопросов почему, но на самом деле, и мы тоже, просто делаем это про себя, просто нам не у кого спросить. Вот и мне интересно, есть ли там какие-нибудь ленточки, какие-нибудь улики? Любопытство ли это? Или закон преступника, всегда возвращающегося на место преступления?
Я помню, как смотрел в детстве ток-шоу, оно шло поздно ночью, и я был дома один. Сестра уехала вместе с родителями к бабушке, а я был наказан. Не мог уснуть и наткнулся на эту программу о магии и фокусах, конечно, я искал тогда порно, но у нас не было кабельного, да и тот дядька с пронизывающим взглядом и усами смог меня заинтересовать. Я помню, как они показывали ролик и предлагали мне побыть убийцей, затем была карта и обязательным условием магии -  пальцем начертить на экране свой путь. Я был заинтригован, не верил и даже для своих тринадцати лет был крайне скептичен, но как же удивился, когда они показали тот вагон-ресторан, где я и решил спрятаться! Я посчитал это магией, но отец рассказал мне о психологии, тогда я понял его не очень, а теперь, опять клюю на подробную улочку.
- Если что скажу, что я просто проходящий мимо зевака.
Одергиваю плечами назад, пытаюсь не оглядываться и подхожу к осколкам, разбросанным на полу. Ничего интересного кроме пары капель крови, судя по всему, замок все еще не починили, но я не хочу заходить внутрь, напоминает мне гребанную клетку, ловушку, что захлопнется сразу же, как я только туда зайду. Глазами внимательно осматриваю каждый уголок, пока не нахожу глазами трепыхающийся на ветру билет, он испачкан черными чернилами прямо также, как и тот, что утром мне давал Джон.
Я несмело протягиваю руку и вытаскиваю его оттуда, за малым не цепляясь толстовкой за разбитый осколок, чертова неуклюжесть от тупого волнения.
- Ну и молодежь, постеснялся бы, парень. – Я даже немного подпрыгиваю от чужого голоса слишком близко, прохожий, наверно, посчитал меня крайним бомжом с передозом, раз так шугаюсь, а я лишь пожимаю плечами, хотя мародеров вроде тоже могут сдать, нет? Да похуй. Выдыхаю через нос, сжимая в руке билет, борясь внутри с адским желанием тут же прочесть и страхом, выливающимся в холодный пот. - Он же мог меня сдать, верно? Меня не могут посадить, черт, нельзя, никак. А вдруг там просто очередная записка с пожеланием с кем-нибудь познакомиться?
С трудом уговариваю себя не останавливаться и не идти под свет фонаря. Звук собственных шагов действует на нервы, я ощущаю себя в дешевом фильме, где герой наигранно оглядывается и от его тяжелого дыхания закладывает уши, все так – лишь я смотрю строго в пол, пока не попадается темная улочка. Прислоняюсь к стенке, включаю фонарик на телефоне, считаю до пяти, потом еще раз, вроде как – никакой слежки. Раскрываю сложенный билет и быстро пробегаюсь глазами по тексту.
- Черт! Блять! Дерьмо! – Психую, резко разворачиваясь лицом к каменной бесконечности, по которой хлопаю ладонью, прижимая к ней лист. Под пальцами прохлада и шершавая неровность, концентрация на осязании успокаивает мысли, и я готов снова перечитать. Шепчу губами слова, освещенными ярким фонарик с айфона, повторяю как мантру.
- Ну все могло быть и хуже, верно? – Риторический вопрос темной подворотне. – В конце концов, я бы мог остаться в неведении, а теперь, я хотя бы знаю, что к чему и могу спокойно спать по ночам. По крайне мере, он меня пока не сдаст. – Я не знал, что меня пугало больше, что мне придется стать чьей-то сучкой на поводке ради собственной безопасности или именно сам Джон, как таковой. Он был таким странным, за те недолгие пятнадцать минут нашего обещания, я не мог понять, что у него на уме, конечно, я и сам был хорош, в полнейшем ахуе, но от того парня не было почти ни звука, лишь стремные бормотания, что и вовсе могли мне причудиться. Я ведь от шока чуть не спятил, еще и Сюзи, чтоб ее. – Моя жизнь – просто рай на Земле.
Я пришел к назначенному часу, но вместо Джона обнаружил ремонтников и уборщиков, те совершенно не парились, просто делали свою работу. Хотелось подойти и спросить, когда будка вновь откроется, но я вряд ли походил на любителя лотерей, можно было бы прикупить дешевые очки за пару баксов в чмо-шопе, зализать волосы назад, но моя тату на шее не очень подходила под образ ботаника, я поржал про себя и отложил эту идею до лучших времен. Я нервничал, хотелось побыстрее расставить все точки над и, но с другой стороны, остаток вечера я почти не парился и даже сбагрил пару доз, жизнь ведь не кончилась на нашей не удачной встрече, верно?
На следующий день я работал, я честно пытался выиграть для себя время в три часа, но Сюзи поклялась меня убить, если я слиняю в час пик наших дешевых, но вкусных бизнесс-ланчей, кажется, эта строчка из рекламы уже даже заела у меня в голове. Я кусал губы, немного грубил посетителям, но ближе к четырем часам – успокоился. Может, он и сегодня еще не работал? А может, можно и вовсе не ходить? Я выпил пару стаканов пива, один, Том почему-то не вышел на вечернюю смену, и я непроизвольно напрягся, завтра был выходной, а значит....
Мое утро выдалось странным, этот разговор с сестрой, звонок из колледжа, с работы, мне не хватало лишь звонка от Джона, но да, у него вряд ли был мой мобильник, что и радовало, и печалило одновременно, но зато сегодня я был готов решить все свои проблемы. Я решил пробежаться минут сорок, сдох примерно на двадцати, все же, проебы тренировок в месяца дают о себе знать, радует, что мышцы держались дольше, чем выдержка, зато разогрелся.
Снова эта станция, снова поток людей, снова тот же маршрут, та же стена, где я снова останавливаюсь покурить. Будка снова работает, но за плотным стеклом я не вижу лица, Джон ли там? Выкуриваю вторую, зачем-то взял оба билета с собой, может, просто привычка хоть что-то носить с собой в кармане. Напеваю про себя песни, смешивая их друг с другом, пока у меня не начинает холодить спину, бешусь на самого себя, называя себя девчонкой, трусом и бездарем, помогает смутно. Я тут уже двадцать минут, если верить часам.
Двигаться заставляет последняя сигарета. В конце концов, пора встретить лицом к лицу то неизбежного, от чего невозможно убежать. Вздыхаю, переходя дорогу, у кассы есть покупатель – жду немного в стороне. Еще лишнюю минуту, но нет, больше нет желающих.
Кроме меня.
- Привет. – Прячу глаза, облизываю губы, сжимая их после в тонкую полоску, смотрю вправо, влево, нижние углы нового стекла, пока не слышу, как со мной здороваются в ответ. Поднимаю взгляд, чтобы столкнуться с по-прежнему спокойным лицом, разве что немного удивленно приподняты брови. – Привет. – Повторяю еще раз и откашливаюсь от неловкости в кулак. – Мне два. – Сглатываю, стараясь нести как можно меньше чуши, и Джон действительно протягивает мне два билета, забирает деньги и кладет сдачу. – А ты только на бумаге такой разговорчивый, да? – Нервно смеюсь, занося руку назад, проводя быстро по затылку и теперь опираюсь обеими руками на небольшой выступ, практически носом касаюсь стекла. Хочу рассмотреть. – Прости, я немного опоздал. – И снова тишина, и я хмурю брови, а как же список из тысячи дел за собственное молчание. Я вздергиваю бровь и смотрю на билеты, что поддеваются ветром, те так и грозятся улететь, как и мое терпение, я слишком нервничал, а Джон слишком много молчал. – Может, мне зайти? Хочешь...мм....пообщаться там?  - Киваю назад, там мало места, но зато тихо, может, это то, чего он хочет? Смотрю на его лицо сначала немного обеспокоенно, потом с прищуром и въедливо, а в голове бьется лишь одна мысль: - Что ты от меня хочешь, странный парень по ту сторону стекла?

+3

55

Текст заявки:
хеллоу. пишу скомкано, потому что слишком много мыслей и я за ними не успеваю. донт блей ми

я уже около месяца мечтаю о том, чтобы сыграть дилмас/ньютмас, какой-нибудь душераздирающий ангст, стекло, чтоб сидеть и слезами обливаться и задаваться вопросом "за что они это заслужили?", а потом делать только хуже. но звезды загораются не так, а планеты встают не в правильном направлении. но я здесь, чтобы исправить это ай гесс. и нет, я могу не только в драму, всего по чуть-чуть и умеренно. сюжета, как такового, нет, поэтому мы можем придумать вместе, а?)0

вообще, что касается меня, то я пишу от третьего лица, от трех с половиной тысяч символов и дальше, оформление и прочая ерунда по настроению и надобности. стиль написания подстраивается под соигрока в принципе. обычно пишу с большой буквы, но пример поста с маленькой донт блей ми [2]. обычно зависаю во флудах, а еще тупо шучу, тАК ЧтО

для начала очень хотелось бы поговорить с потенциальным игроком и посмотреть на его пост, потому что, увы, бывали случаи, когда все хорошо, а по стилю не сходимся. форум выберем вместе, пойдем на какой-нибудь тест, это сейчас пока не самое главное, на самом деле. я очень общительный, люблю придумывать хэды, засирать личку соигрока всякими картинками и музыкой, так что это важно, наверное. и важно наличие вк [потому что я там 24\7 и там удобненько]

я не верю в бога, но если кто-то найдется, то уверую

Пример вашего поста:

Пример поста

как же я тебя ненавижу, братец. как же ты меня раздражаешь, парень. как же мне хочется ударить тебя прямо в твое милое лицо. почему ты такой? что тебя мотивирует так со мной поступать? почему ты так говоришь? какой же ты все же… Киран.

быть человеком, который скрывает свои проблемы где-то в глубине души, топит их в себе и делает вид, что все замечательно, что лучше дня не было, очень трудно. на самом деле тяжело. малышке Ханне ли об этом не знать? она хочет быть той, кем ее называли в детстве — с о л н ы ш к о м. но с каждым разом это получается все хуже и хуже. она походила на тучу, на ураган, она готова снести все на своем пути.

девочка из раза в раз хмурит брови и складывает руки на груди, супится и вздыхает, как-то вальяжно сидит на стуле, когда мать начинает ее отчитывать, стоя в нескольких шагах от нее и опираясь на стол: ее ладони сжаты в кулаки, кажется, Дайана тоже не выдерживает. и почему они с Кираном не как Дэнни и Дебра? почему с ними так много проблем?

мать отчитывала буквально из-за всего. из-за всего, что Ханна уже давно знает. ничего нового. из-за учебы, которую дочь запустила [на самом деле нет, но так может показаться — оценки не являются показателем знаний]; из-за вечного беспорядка в комнате, который она не может убрать вторую неделю [для Бинг это творческий беспорядок. когда же мать поймет? на ее кровати не просто так лежит учебник по истории, а на полу не просто так лежит стопка других «немаловажных» книжек]; из-за того, что постоянно огрызается и хамит всем, кому не лень [защитная реакция, не иначе].

и Киран. ох Киран, ее «любимый» брат. этот парень занимает отдельное место в ее сердце, этот парень порой заставляет это сердце разбиваться на тысячи маленьких осколков. если бы он только умел держать язык за зубами. но он не умеет. так же и Ханна. хоть в чем-то они похожи.

как же он не вовремя появляется, куда же он постоянно лезет: младшей Бинг даже хочется шутить про то, что он недоношенный, что его вовсе не ждали в этой семье, его появление – чистая случайность. не ждали так же, как Ханна не ждет его на самом деле обидных комментариев. он ужасно раздражает. его слова ужасно раздражали. они задевали, переворачивали в Ханне все. но она не показывает виду, лишь недовольно дергает носом и поджимает губы. она сильна для всего этого.

она никогда не понимала Кирана. и, думает, вряд ли когда-то поймет. младшая Бинг не понимала его перепады настроения, не понимала его мотивы и действия: почему в один момент он ведет себя так, а в другой раз по-другому? Ханне любопытно: хочется знать, понимать и, если бы Киран не был таким вредным, поддерживать. но она не суется узнать всех его демонов души. слишком небезопасно. слишком рано. он сам откроется. если не замкнется в себе вместо этого. как почти сделала девочка.

почему в один вечер они могут сидеть на одном подоконнике и обсуждать прошедший день, шутить и смеяться, а потом за завтраком, утром, снова что-то не поделить и сверлить друг друга недовольным взглядом, сидя друг напротив друга? еда не лезет в глотку от такого взгляда. все же было так хорошо, приятель. почему Ханна может весело болтать ногами, сидя на столе, и рассказывать брату, который готовит им поесть, о том, как она одурачила своего преподавателя по английскому. только вот через час Киран закроется в своей комнате и не захочет ее видеть, включив музыку громче. мне нравится твой музыкальный вкус, но ты мне совсем не нравишься. идиот.

она давно приучила себя не лезть в чужие дела. рыжая выстраивает вокруг себя невидимую каменную стену, чтобы никакой другой человек не смог приставать к ней, чтобы никто не мог задеть ее. и каждый день в этой семье, как осада башни: любое слово матери бьет по каменной стене — она шатается, но держится. другая фраза отца — осыпается. а Киран словно Троянский конь: впускаешь его к себе в душу, а он все разбивает, топчет и не оставляет живого места — стена потихоньку разрушается, камень за камнем летит вниз. Ханна лишь нервничает, пытаясь все восстановить, но слишком поздно — у нее не осталось ресурсов на ее постройку, у нее не осталось времени.

и когда нужна поддержка, она получает целое ничего, только грубые слова, которые бьют словно под дых. может тогда наконец возьмешь своё дерьмо вместе и действительно определишься. Ханна стискивает зубы и старается сдерживаться. не такой мотивации рыжая хотела. девушка вообще не ожидала этого. и она уходит, задевая брата плечом, показательно хлопнув дверью. ему не стоило это говорить.

каменная стена медленно разрушалась у девочки на глазах: учителя, уличные дети, семья, гора домашки и ни одной мысли, которая заставила бы ее действовать. хочется быть лучше, хочется быть примером для других, но она не может. это слишком трудно.

и мать это не понимала. родной человек, с которым хотелось бы обсудить все [начиная каким-то простым советом и заканчивая какой-нибудь влюбленностью в мальчика], просто не понимает ее. это так обидно, так горько, так б о л ь н о. и очередная ссора прямо за ужином. Ханна ест медленно, ковыряется в тарелке, обдумывая и выслушивая все, что Дайана ей на этот раз скажет.

но слов слишком много. нескончаемый словесный поток.

рыжая устала. ее скулы начинают болеть. не стоит так сильно сжимать челюсть, не стоит сдерживать слез. плачь, Ханна, плачь. она рывком встает из-за стола, стул падает и издает соответствующий стук — тишина. она убирает выбившуюся прядь за ухо и, тяжело дыша, пилит взглядом мать. Бинг устала. ловя на себе взгляд матери, которая следом встала из-за стола, девушка уходит, — да лучше бы я вообще утонула тогда. – эта фраза бьет нисколько мать, сколько саму девушку. она так не считает, она хочет жить.

слезы начинают капать уже тогда, когда она бросает свою доску и уезжает подальше от дома. Ханна даже не утирала слезы, лишь прикусывала губу и думала о том, что ей действительно стоило утонуть. может тогда ей бы не докучали тем, что ей стоило пойти в мать, в Дебру и Дэнни? в груди пустота. у нее все еще нет человека, который ее поймет. а ей нужно, ей жизненно необходим такой человек, как глоток свежего воздуха.

одиночество и слезы. это то, что Бинг познает на самом деле впервые. волосы липли к щекам, а в голове были мысли о том, что все действительно плохо. она туда не вернется. ни за что.

девушка сидит на качелях и слабо раскачивается вперед-назад, смотря на слабоосвещенную дорожку с площадки. это должно успокаивать. но поток мыслей не прекращается. она всхлипывает и мысленно считает до ста. ей говорили, что это помогает.

шестьдесят шесть. лучше бы я утонула. шестьдесят семь. лучше сбежать из дома. шестьдесят восемь...

ее счет и мысли прерывает шум со спины и голос. знакомый голос. родной голос? Ханна усмехается своим мыслям. она утирает мокрые дорожки рукавом своей кофты и подскакивает с качелей. девушка не хотела быть найденной. я не хочу быть услышанной, я хочу, чтобы меня выслушали.

— мать не волнуется. ее вообще ничего не волнует.кроме водного спорта. от одной мысли, что Дайана может переживать, рыжей становится смешно. она убирает свои локоны за ухо и, поднимая скейтборд с земли, смотрит на брата злым и пустым взглядом, — если бы она действительно волновалось, то она стояла бы сейчас передо мной, а не ты, — ее голос повышается и срывается, — тебе вдвойне плевать. – слезы вновь начинают подступать, и она спешит их утереть. она никогда не плакала перед Кираном. и не хотела начинать. но не может себя контролировать.

Ханна мерзнет, хотя на улице не так холодно. ей плохо, хотя температуры нет. она душевно опустошена. и ей хочется что-то почувствовать, но все, что у нее в груди — боль, злоба и разочарование. в первую очередь в себе.

— а ты? ты ведь не лучше нее. ты самый худший брат. – она так не считает, это все отчаянье, это все злоба на весь мир. одно очко в пользу Дэнни. 1:0, Киран, — братья так не поступают. братья. так. не. поступают.

она нервно бьет пальцами по скейту, дрожит и с опаской смотрит на Кирана. ей страшно. потому что она не может контролировать свои мысли. она говорит, не фильтруя. а не это ли ужасно?

+1

56

Форум: Финикс
Текст заявки:
Разыскиваю трёх роскошных женщин на интересные роли. Сразу оговорюсь: милые девушки, заинтересованные только в паре, без развития персонажа и желающие утопать в страданиях и битье посуды - проходите мимо этой заявки.
Любителям играть, развиваться, которые не боятся неожиданных сюжетных поворотов предлагаем:

Занята

Роль 1. Детектив полиции.
Внешность: Джениффер Уингет / Джессика Честейн
Моя коллега, с которой периодически любим пропустить по стаканчику, обсудить дела и с которой у нас пока хорошие, дружеские отношения. Работает с моим коллегой криминалистом над чередой загадочных самоубийств участников по делу некоего Симонса, недавно вышедшего на свободу. Хотелось бы видеть темпераментную женщину, 33-х лет со своей историей, игрока готового к развитию в сфере расследований и умеющего развивать отношения по ходу игры, не просчитывающего все действия на год вперед, а действовать ситуативно. Надеюсь, такие ещё есть.
Пара возможна как со мной, так и с моим коллегой, но все решения принимаются по игре. Никаких договоренностей.

Роль 2. Ищу бывшую. Возраст от 30 до 33 лет.
Внешность: Елена Газаева / Розамунд Пайк / Марион Котияр
Мы разошлись с Вами не самым красивым образом. Мы долго встречались, затем пару лет жили вместе. Вы хотели уже определённости, семьи, детей. Я же к этому был не готов. В конце концов, Вы ушли, громко хлопнув дверью и прихватив с собой все мои деньги.
Клодия/Клаудия оставила глубокий след в моей жизни, поэтому хотелось бы видеть в этой роли взрослого человека, готового развивать персонажа и взаимодействовать с моим. Играть от всей души и чувствовать всю драматичность нашей истории. Эта заявка не в пару, но кто знает, как все обернётся. Это зависит от развития наших отношений, в какую сторону они в итоге повернут. Неожиданные повороты приветствую, инициативу поддерживаю.

Роль 3. Владелица клуба по интересам (различные утехи для обеспеченных людей).
Возраст: 35-36 лет.
Внешность: Мила Кунис.
Зарегистрирован официально, платите налоги и являетесь тайным информатором полиции после того, как Ваш супруг умер, оставив Вам небольшой капитал, клуб и сомнительную компанию своих партеров по бизнесу, которые решили отстранить Вас от дел. Вы обратились в полицию и с тех пор предоставляете нам нужную информацию. Клуб у Вас небольшой, но позволить себе можете достаточно многое для красивой жизни. Завязка с нами начнётся по следующему сюжету: маньяк вырезает проституткам языки, а потом убивает их. Вы стали свидетелем как ваши девушки садятся в машину неизвестного, после этого они пропадают. Но номер машины Вы запомнили, о чем рассказали нам. Мы начинаем поиск машины, одновременно Вас похищает тот самый маньяк. Не переживайте, мы Вас спасём
По поводу отношений: мы с другом из той старой гвардии игроков, которые выясняют отношения и формируют их по ходу игры. Но для начала я с радостью предлагаю Вам хорошие деловые отношения. Романтические отношения возможны, но решит это игра.
Ваш персонаж:
Генри Батлер - лейтенант полиции Финикса. 40 лет. Не женат. В паре не состою.
Мой коллега и друг - доктор Кёрк Гирланд. Начальник криминалистической лаборатории. 41 год. Разведён. В паре не состоит.
Пример вашего поста:

Пример поста

Уже очень давно в карьере Батлера не попадалось дело столь неприятное и темное, как то, за которое он взялся этой темной мартовской ночью. Вроде бы ничего необычного на первый взгляд. Тормознули девицу, а у той машина вся в крови, и понеслась. Первая мысль, пришедшая в голову, оказалась банальной, но вполне себе бытовой: стандартное убийство. Таких за год накапливалось немало, так что Генри относился к статистике довольно спокойно. Однако что-то было не так с самой подозреваемой, едва лейтенант завидел ее, сидящую и уставившуюся в одну точку, словно загипнотизированная. Мужчина невольно передернул плечами и поздоровался с Гирландом, охотно пожимая ему руку. Он перевел взгляд на криминалиста, выслушивая его и медленно кивая. С Кёрком тоже будто было что-то не так, или Генри уже просто все начало казаться чрезмерно подозрительным. Возможно дело в банальной усталости, но его старый друг выглядел мрачнее тучи. Решив спросить об этом позже, Батлер кивнул и, проводив криминалиста долгим внимательным взглядом, вернулся к подозреваемой.
К сожалению, его обаяния так же не хватило, чтобы разговорить молодую девушку. Она молча смотрела в одну точку и никак не реагировала на его спокойный, мягкий голос. Глаза ее выглядели стеклянным и отрешенными, а лицо потерянным и несчастным. Единственную фразу, которую она произнесла за все время: «я не виновата». И сказано это было с такой интонацией, что невольно хотелось поддаться и пожалеть несчастную. Впрочем, разве убийца признается сразу в свершенном преступлении? Таких единицы. А внешность бывает ох как обманчива. Поэтому Генри решительно отбросил все внутренние сомнения и приступил к обычной рабочей процедуре. Задержание, снятие отпечатков пальцев, проверка документов, отобранных у мисс Рейналдс, проверка ее данных по базе.
– Буду. Можно двойного, - согласился Батлер на предложение Гирланда о кофе, встретившись с ним чуть позже, когда стали известны первые результаты из лаборатории. Внимательно выслушав его заключение, лейтенант хмуро хмыкнул и пошел рядом с Кёрком.
– Дорогая редакция, я тихо фигею с нынешних преступников. С каждым днём все страшнее жить, честное слово. Дальше кто будет мочить мужиков молотками? Дети?
Хоть и звучало это из его уст со злой иронией и неким цинизмом, но на самом деле ничего веселого в этом не было. В голове не укладывалось, как эта девчонка могла пойти на такое преступление.
– Портрет нашей Люси весьма скромный и серый. Ничем не примечательная девушка. Работает официанткой в кафе через три улицы. Мать умерла, отец умер. У нее на попечении остался младший брат. Ему восемнадцать, если не ошибаюсь. Позвонили ей на работу, поспрашивали, что за человек: ничего необычного. Тихая, спокойная, добропорядочная, но зашуганная, по словам коллег.
Генри сделал большой глоток кофе и на мгновение прикрыл глаза, наслаждаясь крепким, отвратительным вкусом, который всегда будоражил его мозг и заставлял работать в несколько раз быстрее. Что ж, сейчас ему это было действительно необходимо. Они вошли в кабинет, и Генри сел в кресло напротив рабочего стола Гирланда, в то время как он сам прислонился к краю стола.
– Тебя не посетило мерзкое чувство чего-то неправильного, когда ты взялся за это дело? – неожиданно спросил лейтенант, глядя в глаза криминалисту. – Меня оно до сих пор не отпускает. Надо проверить все варианты произошедших событий. Мотив, причины. Была ли это самозащита или хладнокровное решение.
Он допил кофе залпом и задумчиво покрутил стакан в руке.
– Пройдемся по родственникам. В первую очередь возьмёмся за брата. Плюс дом проверим. Готов поехать туда? Ордер на обыск вот-вот будет готов.
Уговаривать Кёрка не пришлось, так что уже через каких-то полчаса они ехали в сторону дома Рейналдсов в машине криминалиста. Генри в этот раз решил забить на руль и отдохнуть в кой-то веки от дороги, которая знатно выматывала нервы, особенно если рассекать по ней каждый день.
– Что у тебя с рукой? – поинтересовался лейтенант, еще в кабинете Гирланда заметив красные отметины. Он вытянул ноги вперед, но поерзав, решил, что для его двухметрового роста места явно было маловато. Он нагнулся влево, ища рычаг регулировки, как ладонь его вдруг наткнулась на что-то твердое.
– Ничего не потерял? – Генри достал измятую в хлам коробку для ювелирных украшений.

Отредактировано Стрепсилс (19-04-2018 18:13:24)

+2

57

Форум: (ссылка в виде названия)

Текст заявки: (в свободной форме)
внешность: kim woo bin
история: Помнишь нашу первую встречу? Помнишь как группа девчонок окружили одну и уже собирались бить ее. Просто за то, что ее отец зарабатывал не так же много, как их родители. Ведь это элита. И я должна была терпеть, правда же? Даже если я была не права, я бы не смогла дать сдачи, потому что боялась, что все станет еще хуже. Зато ты решил вмешаться, и я осталась цела и невредима благодаря тебе. Ты стал первым человеком, который защитил, который пытался вдолбить в мою голову, что добро не всегда побеждает зло, что прекрасный рыцарь не всегда успеет прискакать до того момента, когда дракон проглотит тебя. Ты научил меня давать отпор обидчикам, ты научил многому, чего я не знала.
А потом ты выпустился. Раньше меня. И мне было одиноко, я скучала. Я любила тебя, ты был первым, к кому я испытывала что-то подобное. Но я не сказала тебе об этом, побоялась быть отвергнутой. Мы переписывались по смс, но вскоре перестали делать и это. Я писала тебе письма. В своем личном дневнике. Я представляла, как ты улыбаешься, когда читаешь строчку за строчкой. Я глупая, да?
Были парни, которые звали меня на свидания, с которыми я пыталась строить отношения, но так и не получилось полюбить снова. Ты украл мое сердце, мое будущее. Зачем ты так со мной поступил? Помнил ли ты вообще обо мне после того, как стал жить своей жизнью? Надеюсь, ты был счастлив. Я бы хотела, чтобы так было.
Мы встретились снова. Отец поручил мне и остальным членам команды организовать постройку нового детского дома в Сан Франциско. Один из сотрудников предложил работать с компанией твоего отца, потому что вы были родом из той же страны, что и заказчик, нам было бы проще договориться. На встречу пришла и я, тогда я снова встретилась с тобой взглядом. Сердце сжалось, в горле пересохло, когда я снова услышала твое "привет, давно не виделись". Я понимаю, что у тебя, возможно, уже есть кто-то, но мне бы так хотелось, чтобы это было не так. Мне бы хотелось, чтобы теперь ты смотрел на меня, как на девушку, а не как на птенца, который не умел летать. Но даже если ты этого не сделаешь, я буду рада видеть тебя как можно чаще, ведь теперь нам придется работать вместе.
Ваш персонаж: (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
Квон Анна (Им Юна), 25 лет, родом из Сеула, прилетела в Америку по поручению своего отца - министра обороны Кореи.
Пример вашего поста:

Пример поста

Путешествия это здорово. Это увлекательно и интересно. Я все еще не оставляла надежду на то, что дела отпустят меня хоть ненадолго, и я смогу посетить какую-нибудь страну из своего золотого списка. Да, блокнот был все еще со мной. Я начала его заполнять уже довольно давно и с каждым годом число заполненных страниц все росло.
Но в этом списке не было Сан Франциско. Я вообще не очень-то любила Америку. Наверное, я уже об этом говорила, но мне не надоедает это повторять раз за разом. Тем не менее мне крупно повезло, что в этом городе у меня был друг, который может скрасить мое пребывание здесь. А может быть даже поможет мне изменить свое мнение.
Я так боялась, что Минхен измениться за то время, пока мы не виделись. Думаю, что у всех друзей бывают такие периоды. Мы виделись прошлым летом, и я уже успела соскучиться по нему. Наверное именно поэтому я не переставала улыбаться и внимательно его изучать. Все тот же Мин, который занимал в моем сердце и жизни немалое место. На самом деле у меня было не так уж и много лучших друзей, я стала слишком недоверчивой после того, как Со На бросила меня на вечеринке совсем одну из-за какого-то парня, что просто ей мило улыбнулся. Но изз-за своей глупости она поплатилась. Парень использовал ее, а потом выкинул как ненужную игрушку. И к кому она прибежала после всего этого в поиске поддержки? Ко мне. Только мне уже было не так интересно знать, что там у нее произошло. Я пожалела ее, напоила чаем и приютила на одну ночь, в течение которой она только и делала что жаловалась на мужчин. На утро же я попросила ее уйти, как только удостоверилась, что щеки ее высохли, а настроение пришло в норму. Со На не из тех сентиментальных девушек, которые любят разводить драму из-за того, что приключилось с моей подругой. Она так ошарашенно смотрела на меня, как будто это я сделала первый шаг к разрушению нашей дружбы. Повезло хотя бы, что какой-нибудь пьяница не пристал ко мне, когда я осталась одна посреди ночного клуба. Я и так туда не ходила, это она меня туда затащила своими уговорами.
С Минхеном дела обстояли иначе. с ним я дружила с самого детства. И мы все еще вместе посмеивались над тем временем, когда обменивались кольцами и с серьезным видом клялись друг другу в вечной любви, а потом заявили родителям, что хотим свадьбу. Как же они тогда смеялись, но все же сказали нам подождать. Прошло время, и я поняла, что отношения близких друзей мы перепутали с любовными. Но тогда нам было по пять и семь лет. Чего можно было еще ожидать?

Мы сели в такси, и я наконец смогла облегченно выдохнуть. Шея затекла от такого длительного перелета, ноги слегка ныли. Сейчас я бы с удовольствием легла в свою мягкую кровать и поспала бы пару часов, но тут такой роскоши у меня не будет. Мин предложил временно остановиться у него уже тогда, когда я сообщила, что приеду. На самом деле не очень хотелось обременять друга, но и ехать в отель тоже не было никакого желания. Сейчас мне не хотелось оставаться в одиночестве, иначе я бы начала лезть на стенку. Дома, в Корее мне было некогда отдыхать, все свободное время я тратила на поездки по городу и обсуждения очередных вопросов, которые были связаны с делами детского дома и теми, кто туда поступал. У меня даже в какой-то момент появилась мысль получить второе образование педагога, чтобы больше времени посвящать тем, у кого не было родителей. Им нужно было больше внимания, чем детям из счастливых семей. С ними было сложнее найти общий язык, но как же было хорошо видеть, как они начинали идти тебе навстречу.
- Тут есть корейская еда? - я удивленно посмотрела на Мина, не ожидала, что о таком услышу. - Ура! А то я уже было приготовилась к жизни без кимчи и токпокки. Сейчас бы съела сама целую кастрюлю рамена. И плевать, что потом бы ни во что не влезла, - я усмехнулась. - Кстати,
а далеко нам ехать?
Не то, чтобы я капризничала, но хотелось побыстрее уже забраться в теплый душ.
- Отец послал. Здесь появились кое-какие дела. Хочет построить и здесь детский дом наподобие тех, что есть в Корее. Мне нужно будет в течение месяца подобрать хорошее место и найти людей, которые могли бы выполнить свою работу на совесть, а не тяп ляп. Хорошо бы если бы это были корейцы. Я не расистка, но своим соотечественникам как-то больше доверяю.
Мне казалось, что все американцы относятся к своей работе не так серьезно, как корейцы. Мы перепроверяли каждый миллиметр, старались все сделать по правилам безопасности, высчитывали погрешности и несколько раз перечерчивали проекты. Планирование и организация обычно занимали куда больше времени, чем сама постройка. Но при всем этом здания выглядели надежными.
- Так что жить я здесь буду не меньше года точно. Совсем скоро приедет человек, который будет моим помощником, но пока он в Сеуле. Нужно подготовить документы и подписать разрешение. Ну а пока мы займемся тем, что ты мне покажешь что-нибудь в этом городе. Боюсь, что с моим топографическим кретинизмом я заблужусь в первый же день. Будешь потом меня искать, - посмеялась я.
На самом деле я говорила чистую правду. Я даже в своем городе иногда блуждаю, если не еду на машине с навигатором. Может быть уже прицепить и к себе такой, чтобы говорил из кармана через сколько метров в какую сторону поворачивать?

Минхен жил в довольно светлой и просторной квартире. Мне она понравилась. Даже появилась мысль поискать себе что-то подобное. Но зная себя...
Я больше любила небольшие квартирки, в них я чувствовала себя не такой крошечной, как в большой. Да и сэкономить можно. Многие из моих знакомых крутили у виски, когда я заговаривала на эту тему, ведь я же была дочерью министра обороны, а у него денег куры не клюют. И это больше всего раздражало. Если я дочь богатого и уважаемого человека, то должна шиковать и бросаться деньгами налево и направо? Ну уж нет, это не обо мне. Родители воспитали меня совсем другой. Хотя машину нам с господином Ки все равно придется арендовать, слишком много разъездов по городу планируется.
- Не утратил своего гостеприимство, Минхен. Я рада, - надеюсь, что это не звучало так, будто я решила воспользоваться его добротой. Хотя Мин меня и так знал как облупленную, он о таком точно не подумает. - Не волнуйся, все свое у меня с собой. Эх, - я села на диван и пододвинула поближе чемодан. - А ты с каждым годом становишься все сильнее. Я бы такой тяжеленный не подняла бы по лестнице.
После того, как я побыла в душе, переоделась, стало немного лучше, но есть и спать захотелось в разы больше. Стоило мне выйти из ванной, как я почувствовала знакомые запахи. На кухне уже стояли блюда из корейской кухни. На некоторое время я превратилась в ребенка, глазами поедала все, что было передо мной. Даже не знала, с чего начать. Однако потом все же вспомнила, что я не одна.
- Давай начнем поскорее! Выглядит вкусно. Надеюсь, что так оно и есть.
Я даже не разговаривала, просто молча все пережевывала с раздутыми щеками, как хомяк. Да, женственности ноль, зато желудок перестало сводить. Наконец он начал отлипать от спины.
- Не так и плохо готовят в этой стране, - сказала я, когда мы закончили. - Как здесь вообще живется? Тебе здесь нравится больше, чем в Корее? И, кстати, кто твой сосед?

0

58

Текст заявки:
привет, давай играть.
неспешно и немногословно. в теории, я могу быстрее одного поста в неделю-две и больше вордовского листа на пост, но время и жизнь в реальности (она, оказывается, существует!) этого не позволяют. по крайней мере, до середины лета, а там я уже могу целиком перейти в ваше распоряжение. я по своей природе человек нерешительный, но решение искать партнера обдумано и твердо принято. душа просит средства себя выражения, так почему бы не сделать это известным нам способом?
считаю важным отметить, что я ищу не лучшего друга в интернетах, но обязательно человека, с которым мы сойдемся по предпочтениям в игре и письме, а также в непосредственном общении. если я почувствую, что разговор не клеится уже на первых порах, извините, но ничего в дальнейшем у нас не выйдет. то же самое относится к любимым внешностям, желаемым сюжетам, отношениям и прочему. компромиссы искать и играть, давясь, смысла не вижу. мы здесь все для того, чтобы найти идеального партнера.
привлекают слэш, фемслэш, инцест и любые другие девиации, пределы разумного определим вместе. впрочем, все традиционное и конфетно-букетное в интересной обертке мне нравится не меньше. 

а да, кстати, я тут пересмотрела call me by your name, и о бой! желать отыграть что-то в этом роде - еще не моветон?

меня давненько не было на форумах, стоит учитывать это, прежде чем откликаться на заявку. я не знаю, что нынче модно, какие ролочки есть, и вообще лелею мечту поиграть на закрытой площадке.
очень жду в личных сообщениях. примеры постов не обязательны, я больше люблю зарисовки по персонажам, черновики и отрывки, написанные на чувствах, а не неделями продумываемые простыни, лишь бы в размер попасть.
«я на все согласный/ая» – не пойдет. «ну давай короче отыграем знакомство персонажей» – тоже нет.
Пример вашего поста:

это был спидпостинг. может быть, я добавлю позже что-то побольше, а может и нет.

Лиза во сне не шевелится совсем. Удобство ли это, привычка ли, оставшаяся с детства, когда ночью было опаснее всего, а домашних монстров было очень легко разбудить одним неверным движением, – Томас не может сказать наверняка. Лиза во сне не бормочет,  не кричит, даже когда одолевают кошмары. Днем об этом она тоже не разговаривает, и Тому остается только гадать о самых сокровенных ее секретах или отбрасывать эти мысли прочь, что несомненно лучше для них обоих. Но, глядя на лизины шрамы, подсвеченные льющейся из окна луной, игнорировать закипающую внутри злость становится трудно. Утром он удостоится сердитого взгляда Лизы: – «Ты опять не спал» – «Это ничего», но закрыть глаза невозможно, не думать невозможно, не думать, не думать. Старые шрамы на лице, шрамы обвивают шею, спускаются ниже и–

А вот это опасные мысли, Том, не нужно.

Ниже под футболкой у Лизы шрамов дюжина, а может и больше. У каждой нежно-розовой отметки своя история, что-то из этого Том уже знает, о чем-то догадывается, а о чем-то знать не хочет.

Лежа на кровати, Том жалеет, что не знал Лизу раньше. Он чувствует необходимость защищать ее от всего сейчас, а потом построить машину времени и отправиться в прошлое, чтобы защитить ее и там.

Тому темнота тоже не нравится, и сам он не спит по тысяче и одной причине, о которых вспоминать не хочется, хотя вот они, на расстоянии вытянутой руки, только и ждут, когда ты начнешь гонять в голове перекати поле прошлого.

«– Надо спать по ночам.
– С моим сном все нормально, отвали»
.

Может, пора бы уже заглянуть к школьному психологу? Им обоим, желательно.

Лунный свет облизывает лоб Лизы, поблескивает в светлых волосах, подчеркивает едва заметные веснушки. Веснушки? Стоит сделать скидку на близорукость Тома. Да и ему раньше не приходилось как следует разглядеть ее лицо. Он либо игнорировал ее, отказываясь на нее смотреть, либо смущался, когда Лиза бессовестно пялилась на него сама. В тот раз, когда они поцеловались, глаза Тома были закрыты.

Это было, кажется, тысячу лет назад. Не то, чтобы Том был против повторить.

Когда он засыпает на несколько часов, в голове водят хороводы луна, веснушки, соседская дворняга, – «Ты не мой сторожевой пес, Том. Не нужно ходить за мной по пятам, я справлюсь», цветастое лизино платье и отчего-то мистер Монро в смешных очках.

По будильнику Том резко садится на кровати.

Мистер Монро, вот черт!

– Лиза. Лиза! – кричит он в соседнюю комнату. Девчонка уже встала, ну конечно. Она всегда просыпается раньше, но упреки о собственном режиме сна принимать отказывается.

– Ты домашнее задание по французскому сделала?

+3

59

ап

Форум: SACRAMENTO
Текст заявки: Хочу найти несколько человек для качественной игры в криминал (банда). Персонажи, конечно, предпочтительнее мужские и взрослые (хотя бы от 25, но обсуждаемо, в зависимости от деятельности в этом сообществе), но и для женских нашел бы место (речь не о паре). Лично я за логику и реализм в игре, надеюсь, найти тех, для кого это тоже не пустые слова.
О себе: персонажи возрастом от 30 до 50, м. Посты пишу с разной периодичностью, без воды, в районе 5к (размер, в принципе, зависит от многих факторов и больше от соигрока/ов). Люблю обсуждать сюжет в подробностях, так что только «за» личное общение. Готов пилить сюжеты касаемо криминальной ветки, личные дела на ваше усмотрение.
Ваш персонаж: лидер ОПГ 33 лет, соучастник мафии. Есть варианты в виде НПС.
Пример вашего поста:

Пример поста

Обычный, почти уже рядовой, визит в Сан-Франциско сегодня не отнял много времени в целом, дилер там не задержался, как это обычно бывало. Забрал бабки, договорился о новой поставке и на этом они с Коннором распрощались. Возможно, дело было просто в том, что никаких других старых знакомых поблизости с ирландцем ему сегодня не встретилось. Либо последний словил каких-то проблем и был не в настроении, чтобы по обычаю предложить забухать. Сам Юль не особо-то и рвался, понимая, что и без того вернется в Сакраменто достаточно поздно, да и не пил он почти последние несколько месяцев. Интересоваться, чего тот встречает его с кислой мордой, естественно, тоже не стал. Пожал старому знакомому лапу и сел в тачку, двинув обратно. Дорога туда и весь их разговор не отняли больше двух часов, а выехал он из дома уже ближе к полуночи, так что к тому моменту, когда он выезжал из Сакраменто, одновременно врубая музыку и закуривая сигарету, на часах уже было почти два часа ночи. Привычную дорогу в ночь перед очередным уик-эндом пустой назвать было нельзя, время от времени попадались встречные машины, а двигался сам Юль на такой скорости, что его никто не обгонял, только позади иногда начинали маячить фары, но потом скрывались из виду.

Успел выкурить пару сигарет, да и проехал уже полпути, когда на соседнем, пассажирском, кресле завибрировал сотовый, привлекая внимание ярко вспыхнувшим экраном. Юль какое-то время игнорировал настойчивый дребезжащий звук, но потом бросил взгляд на мобилу и потянулся за трубой. На экране отсвечивал незнакомый номер. Точнее, он просто не определился, так что Мартин решил, что это легко может подождать. Отбросил телефон обратно и после этого вновь вернул внимание на дорогу. Как раз вовремя, потому что впереди мелькнул силуэт и через пару секунд фары осветили плетущегося посреди дороги парня. Дилер едва успел дернуть руль в сторону, в последнее мгновение уходя в сторону и сразу затормозив. Слегка ошарашено глянул в зеркало заднего вида и медленно сдал назад, возвращаясь к тому месту, где заметил человека. Никого не было. Зато после того, как он снова притормозил, хмуро глядя на дорогу, чисто случайно остановился взглядом на блеснувшем на дороге влажном пятне. Наверное, уже подсознательно догадывался, что это кровь, но все-таки еще какое-то время оставался в машине, осматривая обочину в поисках того, кто совсем недавно переходил дорогу. Может, кто-то не заметил, что сбил этого мудака и бросил его здесь. Честно говоря, вмешиваться в подобное дерьмо Юль конечно же не хотел. Ведь одно дело, если его кто-то сбил, то совсем другое – если чувака хотели угандошить, а он выжил. Можно намотать себе нехилых проблем, которые будут пострашнее объяснений с копами. Пока дилер раздумывал о том, что дальше делать, то взглядом все-таки уловил движение в траве и чтобы больше не рассиживать в раздумьях, съехал к обочине и вышел из машины, направившись к этому чуваку.

- Эй, с тобой там все нормально? – он осветил траву подсветкой сотового и, наконец, убедился, что это у него не фантазия разыгралась, потому что в траве реально лежал парень и тянул руку в его сторону. Видимо, сказать что-то он уже не мог, последний силы потратив на марафон через дорогу. Зато приблизившись достаточно, чтобы его рассмотреть, Мартин впал в легкий ступор. Буквально на несколько секунд. – Твою мать.

Парня распластавшегося перед ним, он отлично знал. Это был один из индейцев, с которыми они мутили по поводу травы, Куан. Странное все-таки совпадение, что именно Юль нашел его, а не кто-то реально случайно проезжающий. Лично Мартин, услышав от кого-то такой рассказ, не поверил бы рассказчику, поэтому теперь не знал, что делать дальше. Тем временем знакомый требовал внимания к себе, пытаясь приподняться, и Юль присел на корточки, надавив ему на плечо.
- Тихо, тихо.

Тот непослушной рукой залез в карман синих джинс и вытащил сотовый, изрядно изляпав его в крови, потянул его к Юлю, при этом все еще пытаясь что-то сказать, но у него ничего не получалось, разве что булькать, потому что у него была прострелена грудь. Сомнений в этом не было, потому что на нем была светлая рубаха, на которой в двух местах образовались бурые пятна. Помимо этого, он явно был избит, и на боку рубаха была разрезана. Значит, до этого его еще и пырнули, но этот парень оказался живучим, чтобы и до дороги добраться. Правда, до больницы его уже хрен хватит, даже если Мартин закинет его в тачку и помчит сам.
- Что? Кому-то позвонить? – дилер смахнул блокировку и заметил уже открытый список контактов, после чего поднес сотовый экраном к индейцу, держа мобилу двумя пальцами. – Кому?

Тот ткнул дрожащим пальцем в нужный номер, Мартин кинул взгляд на экран и поднес к уху, не прижимая к лицу, чтобы не уделаться в крови. На том конце какое-то время шли длинные гудки, а потом ему ответил бодрый женский голос и кажется на каком-то их языке или диалекте или что у них там, потому что приветствия Мартин не разобрал. Возможно у него от легкого волнения просто звенело в ушах.

- Я нашел Куана у трассы и лучше бы тебе поторопиться, потому что он совсем плох. Я даже не уверен, что ты успеешь. Ты меня понимаешь? – он не знал, кто именно взял трубку, лишь догадывался, что это может быть какая-то родственница парня. Услышав положительный ответ, он объяснил точное свое местонахождение, сбросил вызов и кинул мобилу рядом с парнем, на траву, после чего посмотрел на свою руку, а потом обтер пальцы о ту же траву и потянулся за сигаретами в карман. Когда он закурил и снова перевел взгляд на парня, к этому времени тот стал еще бледнее. Хотя, нельзя сказать, что он был именно бледным. Из-за цвета кожи, он стал скорее ближе к серому. Юль вытянул руку и приложил пальцы к шее знакомого, убедившись в отсутствии пульса.
Сидеть возле него, вызывая подозрение каких-то случайных проезжающих, Мартин не стал, выпрямился и отошел к машине, все еще сомневаясь в том, что ему стоило здесь оставаться даже после того, как парень умер. Никто бы ведь и не узнал, что он здесь был и что звонил именно он, ведь номер Юль набирал с его телефона. С другой стороны, его подмывало любопытство, потому что Мартин знал, насколько парню было важно участие в их делах, они нормально общались. Возможно, дело касается всех их – тех, кто этим занимается? Конечно же, он не будет строить из себя детектива, просто та девчонка, которая взяла трубку, возможно, могла бы внести хоть минимальную ясность в происходящее.

+1

60

Текст заявки:
Ищу игрока на женскую роль.

Джеку 43 и у него все хорошо. Получает, правда, иногда по морде за свою писанину, но с каким репортером такое не случается.

Мари не так давно закончила школу и готовиться выпорхнуть из родительского гнезда.
У нее в жизни тоже все хорошо. Но она так не считает. Мари выдумала себе прекрасного принца, влюбилась и страдает. По какой-то нелепой случайности этот самый принц выглядит как Джек, друг семьи.
Сама Мари, правда, считает, что ее на самом деле угораздило влюбиться в мужчину, разменявшего пятый десяток. Ох.
Дура. Хорошо, что никто не знает.

Джек многое повидал в жизни, но с подобным сталкивается впервые. Сначала ему неловко, потом смешно, потом он считает, что вот эта чистая полудетская влюбленность — крайне мило.
Джек старательно делает вид, что не замечает.
Джек сама деликатность.
А потом Джек внезапно осознает, что и сам попал. Совсем попал.
Но, хвала богам, пока еще «тпру, куда, бл, ты же еще вчера ей куклы покупал» работает.

Техническое

1. Пишите, пожалуйста, хорошо, уважайте заглавные, не рукоблудствуйте ///всякими выделениями в тексте, не поминайте гифки всуе. Покажите мне это между «а детей у нас будет трое» и «да ему ж 50 скоро, гроб-то какой заказывать?».
2. История трагикомическая, пожалуйста, не надо пытаться играть в это с абсолютно непробиваемыми щами.
Это главное.

- По моей задумке, романа как такового там нет. От силы пару поцелуев и тонны самокопания. Но начнем с самого начала, посмотрим, во что выльется.
- Мне нужен игрок со взрослыми мозгами, который способен посмотреть на эту ситуацию со стороны и поржать.
- От daddy-кинка там вряд ли наскребется на четверть, все остальное «ну куда ты, дубина, лезешь».
- Мари от 18 до 20. Точно, не младше. И семья у нее вполне обычная. По крайней мере, папа — криминальный авторитет — точно нет.
- Форума у меня нет, приду к вам.
- Морду лица выберу из свободных, не привередлив, но есть ряд рож, которыми и с которыми играть не смогу.
- Имена, разумеется, не принципиальны.
- Комфортный размер постов 3-5 тыс.
- Не тороплю с постами, понимаю, что иногда конкретно сюда не пишется. От вас прошу того же.
- Не ищу постоянного соигрока или собеседника. Однако не против поговорить за, ежели у обоих будет настроение.
- Первым делом прошу кинуть в меня постом.

Пример вашего поста:

Пример поста

— А ты знала, что можно усыновить акулу?
Айзек курит третью подряд сигарету. Они могли бы взять такси, но пешком почему-то больше хочется. Правая, левая, правая, левая. Если особенно повезет, о себе даст знать усталость прошлой ночи и в голове наступит блаженная пустота. Нью-Йорк особенно прекрасен ранним утром.
— Им прикрепляют маячок, кажется, на плавник. И ты можешь отслеживать ее передвижение по карте, — вряд ли они сейчас найдут открытое кафе, но чашка кофе им бы сейчас не помешала. Быть может, по куску торта, сахар всегда работает безотказно.
А потом душ, по паре пива и спать. Не получится, конечно, но попробовать стоит.
Ощущения странные, не такие, к которым Фостер привык — смирился. Не часто он оказывается не просто очевидцем, который обязан показать другим, насколько чудовищно произошедшее. Это опять это коснулось его лично. Хотя не Рут, конечно, не Рут.
Что-то изменилось. Это что-то — непонятное, неуловимое, то, о чем он не хочет думать. Он устал. Они устали. Они проговорили об этом всю ночь — с теми людьми, настроенными не очень-то дружелюбно.
Боятся им нечего, это очевидно. У них есть железобетонное алиби почти на сутки. Айк кое-что понимает. Дома Фостер проверит старую записную книжку, на случай, если детективы решат действовать по принципу «и так сойдет».
— Нам налево.
Идти им не так уж далеко, минут 20 бодрым шагом. Минут 40 не очень бодрым, но по-другому все равно не получится. Однако такси все равно не вариант, потому что тогда они останутся в четырех стенах со вчерашним вечером, когда они нашли на полу в квартире Майбл бездыханное тело студента. Но не будем о грустном. 
Четыре порции виски вернут его в нормальное русло. Тяжело только первые раз пять. В Парелии, помнится, в 2004, Айк тогда был совсем щенком, было совсем плохо. Не боевое крещение, нет, конечно, иначе Айк бы сейчас тут разговоры не разговаривал. Фостер тогда прятался за фотоаппаратом, стараясь (очень стараясь) не запоминать, что он видит. Но тот тошнотворный запах Айк не забудет никогда. Он снится ему иногда по ночам.
Там было много людей. Много мертвых людей. Но Фостер никогда не знал их при жизни, не ходил с ними в один университет, не покупал бургеры в одной закусочной. Этих людей было невыносимо жаль, но это были не его люди.
— Еще акулу можно ввести в транс. У нее на носу есть специальные колбочки, которые позволяют ощущать минимальные движения в воде. Если их погладить, акула замирает минут на 15. Есть умельцы, которые готовы продемонстрировать это любому желающему, если у последних достаточно слабоумия и отваги.
Фостер подхватывает Мейбл под руку. Ей не надо думать, ей надо слушать про акул. А потом по пиву и спать. Наверное, у Фостера найдется какая-нибудь рубашка, на края которой Чейз не будет наступать при ходьбе.
Домой Мейбл никак нельзя. Эксперты, может, и закончили, а вот уборщики вряд ли. Да и воспоминания не самые светлые. Фостер считает, что Мейбл надо переехать, но мнение свое предпочитает держать при себе.
— О, хот-доги.
Часть 1. Отрицание.

Отредактировано kowalski (15-04-2018 05:41:38)

+5


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC