Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Магические школы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Наказания:
• За любое нарушение - предупреждение.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум: Daily Prophet: Fear of the Dark
Текст заявки:

valentina belezza

http://i26.beon.ru/73/73/2767373/91/118317691/valentina.png

valentina belezza|rooney mara|natalie dormer|sarah bolger

Имя: Beatrice Robichaud|Беатрис Робишо
Возраст: 27-28
Чистота Крови: чистокровная

Сторона: нейтралитет
Занятость: владеет собственным бизнесом (возможно, связанным с ядами)|на ваш выбор

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
the rolling stones - streets of love
hozier - take me to church

невероятный французский акцент; татуировки, сделанные в салоне Маркуса Скаррса, скрытые под манжетами изысканного платья; идеальная осанка и манеры; носить перчатки из-за нежелания касаться; не признавать горячих напитков - либо холодный чай, либо алкоголь; объехать половину Европы по-маггловски, автостопом - и думать, что, будь родители живы, они бы совершенно точно с ума сошли; гнаться за несбыточными - хотя кто знает? - мечтами; читать маггловские романы только на французском и вечно цитировать их; любить зиму и ненавидеть жару; говорить на двух языках и скрупулёзно учить ещё один; вырасти единственным ребёнком в семье и потерянно смотреть на колдографии семей, в которых - два и более ребёнка; прислушиваться к слухам и никогда не допускать пересудов о себе; знать о тёмной магии слишком много, но продолжать и дальше вчитываться в старые, потрёпанные книги; иметь знакомых во многих странах мира и, в принципе, отменно уметь налаживать контакты.

фактическая информация:
- закончила Шармбатон;
- родители были членами магического правительства (предположительно, далеко не последними людьми там);
- была помолвлена с Флинтом во время последнего года обучения и даже виделась с ним однажды, однако помолвка была расторгнута его отцом;
- после школы изначально пошла стажёром в правительство, однако через пару лет бросила работу и отправилась в путешествие по миру;
- через несколько лет перебралась в Англию и основала там свой бизнес благодаря материальной помощи от родителей;
- как выяснилось уже после - помощь была скорее приданным;
- насильно была выдана замуж за чистокровного мага;
- родители погибли через несколько месяцев после свадьбы дочери;
- с вышеупомянутым магом прожила после смерти родителей ещё пару месяцев, после чего подлила тому яд в кофе (или не в кофе, кто ж разберёт);
- обратилась за помощью в одно небезызвестное похоронное бюро, которое, помимо прочего, занимается ещё и устранением улик и прочими прелестями жизни и котором - как удачно, да - владеет бывший жених Беатрис.

у всех есть скелеты в шкафу, и Беатрис прекрасно это знает; можно сказать, она наслаждается той жизнью, которую ведёт втайне ото всех - набить очередную татуировку и аппарировать в разные города, а потом - проехать в фургоне, совсем как маггла, до Италии и провести выходные в столице, в лучшем номере; она не слишком-то заморачивается насчёт собственного происхождения и живёт ровно так, как хочет.
она не мечтала о школе и больше хотела остаться дома, изучать всё самостоятельно и с помощью родителей; однако ей было легко - даже слишком легко - влиться в новый коллектив.
Беатрис отлично знает, чего хочет от жизни - но это теперь, на 27-28 году жизни, а до этого - вечные метания, поиски себя и попытки устроиться хоть как-нибудь в жизни;
нейтрально относится к войне и к противоборствующим сторонам, однако, возможно, поддерживает идеалы ПС - несмотря на свою тесную и добровольную связь с миром магглов, считает их всё-таки второсортными - всё по заветам чистокровного семейства.
ей нравится управлять собственным бизнесом - впрочем, она всегда была крайне самостоятельной и независимой - и, чаще всего, делает закупки и непосредственно варит яды (в случае с именно этой направленностью) самостоятельно.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
Впервые Флинт и Беатрис увиделись на вечере в честь помолвки - первый тогда к своему великому стыду точно понял, что влюбился; после - не встречались до момента, когда Беатрис не понадобилась помощь в захоронении собственного мужа.
Предположительно, это отношения из разряда перехода подростковой лёгкой влюбленности в какое-то гораздо более глубокое чувство.
Кроме того, думается, может иметь место быть взаимное влияние друг на друга в плане позиции в войне.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- имя и фамилия менябельны, внешность обсуждаема;
- гарантирована стабильная игра с постами в среднем в 6-8к символов, отвечаю в течение суток, при загруженности либо отъезде побеге из страны - в течение нескольких дней;
- ни в коем случае не привязываю к себе - персонаж легко вольётся в коллектив, точно будет, с кем сыграться, тем более, что народ на форуме очень активный;
- можем намутить подпольный бизнес с акциями вроде "купи с десяток ядов и получи гроб в подарок";
- а ещё потихонечку спиваться вместе.

Ваш персонаж: Себастьян Флинт, 28 лет, выпускник Слизерина, без_пяти_минут_Пожиратель, чистокровный гробовщик со стажем (владелец "E.L.M - волшебные похороны и бальзамирование") и прицепом в виде младшего брата-бунтаря 22 лет.
Пример вашего поста:

Пример поста

Родственники в ссоре - особенно в чистокровных семьях - это извечные противоречия, тянущиеся к сердцу - и от него, уже в обратную сторону - проводами; а ещё - колкие слова, и - именно о том, что ранит больнее всего, и это впивается в натянутые до предела нервы, выматывает; и в самом конце ты уже - перед собой только туман алкоголя и, может быть, ещё и сигарет видишь - не соображаешь, не хочешь соображать; и это кажется уже нескончаемым потоком, который льётся тёмной рекой - и не видно конца, и ты только надеешься, что за следующим-то изгибом будет только невесомое синее небо и простирающаяся до самого горизонта - а солнце переходит в облака слоями некрепкого коктейля алкогольного - пустошь, где ты можешь свалиться в полнейшем бессилии, где ты можешь прокричаться - неизвестно кому - но куда-то высоко-высоко, чтобы голос пронизывал воздух и чтобы застыл в невесомости хоть на долю секунды.
Он поднимает так и не оконченную бутылку с крышки гроба и выливает остатки в стакан из дорогущего стекла - зачем-то купленный с пару месяцев назад, то ли как дань традиционному снобизму и пафосу, который требует от тебя зарабатывать так много, чтобы можно было тратить и не видеть конца деньгам; то ли как поощрение самого себя - или попросту доказательство того, что ты не бедняк ничтожный, который вытряхивает из кошелька последний кнат, лишь бы учебник поддержанный купить в школу одному из своих многочисленных детей.
Глоток.
И ещё один.
Напиться - хотя это и вряд ли возможно уже - так, чтобы не думать о том, зачем - почему - всё это происходит, и почему они обсуждают сестру Эвана, и почему сам Себастьян влезает в их - только их! - недомолвки, но ведь откуда-то этот порыв исходит, откуда-то тянется тоненькой ниточкой мысль о том, что так надо и что это-то уж точно по-родственному, и потому это - от своей же никчемной, но такой нужной правильности - кажется единственно верным, таким, от чего не откажешься только по своей прихоти.
А ещё - в самом-то деле - у него внутри как будто бы что-то рухнуло, когда кузен сказал об этом первом - и уж точно не последнем, кажется - надломе в семье; и это - совсем как треснувшее зеркало, в которое смотришься - а оно тебя старит своей сеткой, рвёт на части и уродливо обратно собирает, но - лишь потому, что человек всегда соберется, что бы за удар это ни был.
Но - естественно - такое случится.
Не один раз.
Не два.
И вряд ли они уже будут так же сидеть в мастерской и - вполне - мирно говорить, так, чтобы слова с языка срывались и в поток бесконечный образовывались, и так, чтобы в этом потоке прослеживались и сомнения, и - даже - жалость, и чувство вины; но - точно будет - выкрик в пылу ссоры уже за закрытыми дверями об отречении от семьи, и уж точно будет и жесткий, яростный стук в двери с резными ручками, и будут - сначала безобидные - заклинания, выпущенные из палочки, которую ты так хорошо знаешь, и Флинт уже при этом никогда - но кто знает? - присутствовать не будет, у него - точно так же - будет рекой льющийся в стаканы алкоголь, прежде чем бросить в топку хранимые в кабинете в поместье письма, прежде чем аппарировать с громким, раскатом громовым вытянувшимся по залу, хлопком, прежде чем поднять голову - которая так невыносимо болит от спиртного, что нет совершенно никаких сил держаться прямо - и, сохраняя при этом совершенную, что удивительно, ясность мысли, начать разговором коротким, который - всё-таки - больше будет монологом; а потом - более чем вероятно - сказать - сухо, будто это просто приказ домовику обыденный - всего два слова.
Об этом совсем не хочется думать.
Не хочется даже допускать ни единой мысли о том, что придёт - если уже не пришло - время, когда в едва ли не каждой чистокровной семье на фамильных деревьях и - или - гобеленах появятся выжженные пятна взамен лиц и имён; и это, наверное, будет самым странным в этой войне, но - он прекрасно это осознаёт, в то же время - ещё и самым необходимым.
Вычистить род.
Избавиться от всего, что тянет назад.
И - дальше, в завтрашнем дне уже, с выцветшим взглядом и мутным пойлом в стакане - задыхаться от темноты поместья, в котором сидишь вечно один, вечно со взглядом исподлобья - таким, что, дай боже, и клиенты-то испугаться могли бы до приступа сердечного, если бы только они всё ещё были бы живы, успокой  - кто бы ты там ни был на небе - их души.
- Знаешь, мне почему-то кажется, что всё происходящее нас всех когда-нибудь убьёт, - и Флинт, невесело усмехнувшись, кивает головой в сторону улицы, уже несколько притихшей, как будто бы стараясь охватить этим весь масштаб надвигающейся войны - но, конечно, Лютный - это лишь малая часть, и все люди в нём - тоже малая часть убитых или тех, кто будет убивать: - Но не беспокойся, я постараюсь передать тебе все свои знания в этой области, пока ещё могу. В конце концов, не могу же я позволить своему многообещающему кузену травануться каким-нибудь чертовски хреновым алкоголем, - а здесь уже чуть потеплевшая улыбка, и её как будто бы вовсе нет, если бы не слегка заметное тепло ещё и во взгляде - всё-таки свою семью и всех - знакомых - многочисленных родственников он любит, а если не любит, так хотя бы смерти им не желает.
Он знает эту улыбку, это выражение лица - и, думается, всё это слишком - слишком! - уж хорошо знакомо всем, кто вырос в поместьях, тянущихся высотой своего готического - чаще всего - обрамления в высоту; кто научился пить выдержанное вино в возрасте лет этак пятнадцати; кто подчеркнуто вежливо обращается абсолютно со всеми - кроме грязнокровок, конечно, опять же - с тех самых пор, как впервые в свет вышел и понял - ещё не слишком хорошо, только, от силы, подсознательно, так, как это может только ребёнок осознать - что так только и можно вести себя, когда твоя фамилия входит в список двадцати восьми; кто слишком рано повзрослел, так и не окунувшись в мир детской, пустячной и наивной какой-то игры и у кого это самое неудавшееся - несбывшееся детство - с ранней же поры превратилось в сущую политику на начальной её ступени, выраженной во взглядах и нейтральных словах - и только по тону которых ты можешь сообразить об истинном их значении.
Но ему всё равно.
В конце концов, это же Эван.
- Когда я только начинал делать некоторые услуги, - Себастьян выделяет последнее слово, намекая на что-то загадочное и - как всегда - такое, от чего ощутимо несёт - именно несёт - могильным, трупным запахом: - Лорду и Пожирателям, то и сам не думал, что стану так хорошо разбираться в алкоголе, - не подначивает, но явно слегка посмеивается над родственником - но прекрасно знает по опыту своему, пусть ещё и не такому уж и большому - что когда-нибудь тот, даже выпив намного больше того, что они сегодня выпили, будет слишком хорошо скрывать свои эмоции от всех вокруг - даже от самого себя:- Знаешь, а я пока ведь даже не убивал никого, хотя и была возможность добить, когда... - морщится, как будто бы голову сдавило тисками, но не продолжает фразу, то ли потому, что воспоминания не слишком-то приятные подбираются, то ли потому, что это слишком уж личное и рассказать об этой близости к убийству - своему несостоявшемуся первому - он не может совершенно никому, даже родственнику: И не одна, я тебе так скажу. Но - нет. Уж лучше я буду сжигать мёртвых, мешать их прах друг с другом и навечно запечатывать в урны, - и это звучит как явный сарказм над собой и своей - слабостью? - неспособностью принести себя - свою душу - в жертву ради лучшего будущего, которое они всё равно построят для всех чистокровных.
Произнося всё это, он понимает - как и всегда, но теперь отчего-то с особой четкостью - что ему уж точно не всё равно, что за война надвигается - или уже идёт? - и что за поручения ему приходится выполнять в ночи, пока все мирно спят, потушив свет и оставив города, деревни и поместья в полной темноте; и он, думается, выполнил бы ещё не раз и не два то, что ему говорят - не только оттого, что всё это слишком уж напоминает его обыденную работу, но и потому, что он целиком и полностью, и это как паутина, которая тебя охватывает липким своим естеством и вырваться совершенно не даёт, разделяет идеалы Тёмного Лорда и готов пойти на что угодно, лишь бы те, кто в самом деле достоин, сохранили - и укрепили своё положения; но - в то же время - он так смертельно устал от тайных убийств, от яда в голосах вокруг - не только уж к нему обращённых, что хочется молча лечь на уже тёплую июньскую землю и смотреть в небо, по которому так плавно и преспокойно - словно войны и не существует в принципе как понятия такового - движутся облака.
- Да, тут, вроде бы, лежит мать, которую собственная дочь отравила. Та хотела денег, а получила не вовремя вернувшегося отца. Сам не знаю, почему он её сдал. Обычно же сам знаешь как всё происходит. Прописывают смерть от естественных причин и вот, наследник, ну или наследница, живёт и в ус не дует, - так равнодушно и устало уже, что - кажется - будто пустыня вокруг, и есть только вечный поток мертвецов, и сам он - как будто перевозчик, и - по взгляду часто видно - многим, видимо, кажется - а на деле, попросту надеются - что от него зависит всё "там", которое тянется белым сгустком света между жизнью и смертью, что он может дать жизнь - пусть другую, но всё же жизнь; и, помнится, ему было так неловко, так тошно от этого в самом начале работы - тогда ещё на отца, и от этого становилось всегда ещё более тоскливо, и казалось, будто он сам и не может ничего, и только и остаётся, что подачками родительскими довольствоваться невзначай и со взглядом потупленным - и тогда - как и сейчас, но сейчас его это совсем уж не волнует - родственники умерших смотрели так пристально, со слезами, что он будто бы смягчался - пусть и ненадолго, совсем каплю - и тут же тонул во всех этих сопливых и так не к месту проявляющихся чувствах, которых у человека в его-то сфере работы абсолютно и быть не должно.
Он кивает - коротко, но всё-таки чуть дёргано, так, что это-то и выдает его подлинные эмоции в этот самый момент - в ответ на слова кузена об уважении; и молчит - но это не кажется таким неловким, будто приклеенным наспех обрывком газеты в картину маслом всего окружающего - это совсем обычно, привычно и необходимо прямо сейчас, и он точно знает, что собеседник поймет - должен понять, отчего вся эта тишина звенящая.

И точно так же, молча и без особых эмоций, он аппарирует вслед за кузеном; и так же идёт за ним, окидывая взглядом фамильный особняк Розье, и в груди где-то барахтается беспомощное воспоминание о детстве - и чуть более позднем времени, которое отчего-то вспоминается с намного большим трудом, как будто все воспоминания о юношестве находятся за стеной пыли и мусора, от которого не избавится, который не отфильтровать, который так и будет кружить в голове до самой смерти - и Флинту с чего-то вдруг становится так непривычно идти по этим отлично знакомым коридорам - хоть он и был здесь не так уж и давно, но тогда - совсем по иной причине, а теперь как будто что-то изменилось, сломалось и обрушилось настоящей неотвратимостью прямо перед глазами.
Они останавливаются прямо перед дверью комнаты Катарины; и Флинт, в самом деле, даже немного удивлён собственным спокойствием - он-то подумал на какое-то мгновение, что напряжётся, что, в конец концов, будет чувствовать себя немного неуютно и беспокойно - но он же, всё-таки, уже через столько всего прошёл, что было бы попросту глупо, нелепо опасаться этого разговора - того, чем он может обернуться, того, чем может обернуться каждый всего-то лишь обычный разговор, а не война и вечные дуэли.
В конце-концов, это всего лишь очередная беседа.
Всего лишь его родственники.
Всего лишь попытка выяснить, что происходит.

+1

3

Форум: Daily Prophet: Fear of the Dark
Текст заявки:

Lucas Till \ Ansel Elgort \ Alexander Ludwig\ ваш выбор

Имя: Филипп* Эйвери;
Возраст: 18.08.1962, 17;
Чистота Крови: Чистокровный;

Сторона: Пожиратели Смерти;
Занятость: школьник, активности в школе на выбор игрока;

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
Филипп Эйвери - средний ребенок в семье, хотя родился он всего на какие-то минуты раньше Элли. Это дает ему право считаться старшим и насмехаться, обычно не зло, над маленькой сестричкой, которая так много из себя строит. И все же при всем при этом Элисон в некотором роде заменила ему мать, которая умерла, когда двойняшкам было всего около года. И представления о женщине в доме у Филиппа построено именно вокруг сестры, а та, признаться, тот еще домашний деспот.
Филипп - типичный плохой мальчик, за которым бегают глупые девочки. Он спортивен и хорош собой, но при том жесток и непостоянен. На учебу среднему Эйвери глубоко плевать, и в школе он числится хулиганом и оболтусом. И хотя Фил неглуп, несколько раз он балансировал на грани вылета из Хогвартса за неуспеваемость. На этой почве у него порой случаются конфликты с отцом и старшим братом.
Несмотря на бахвальство, юноша трусоват. Ему нравится издеваться над тем, кто вряд ли даст сдачи. В детстве он ловил и убивал всякую мелкую живность. Впрочем, с людьми он старается сдерживать свой нрав и открыто ни над кем не издевается, но, как и сестра, ясно ощущает свое превосходство надо всеми за счет чистоты крови. И гордится этим.
Все остальное на усмотрение игрока.
ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
Элисон и Филипп родились друг за другом и всю жизнь повели бок о бок. Двойняшки, похожие и непохожие одновременно. У обоих упертый и взрывной характер. Иногда удивительно, как они не поубивали друг друга в детстве. Однако их отношения крепки: Элли всегда может положиться на Фила, а он на неё. Она доверяет ему и иногда сдерживает от глупых поступков.
Также Элли помогает брату в учебе, порой даже силой усаживая того за пыльные библиотечные книжки. Но Филипп с детства привык, что Элли командует, и слушается её, хоть и ворчит.
ДОПОЛНИТЕЛЬНО
В плане акционных персонажей я очень гибкая и обычно задаю примерный концепт, который хочу видеть, но не ставлю жестких рамок. Вы можете повернуть персонажа под себя как вам угодно, сохранив основное направление - Филипп гордый чистокровный мальчишка, далеко не пример для подражания, но имеющий за спиной отличную поддержку в виде дружной семьи. В частности сестры-двойняшки.
Внешность, имя - все это непринципиально для меня. Хотя если брат также будет блондином, как и моя Элли, будет отличненько :З
Обещаю не оставить без игры: есть задумки на личный сюжет, есть соигроки помимо меня.

Ваш персонаж: Элисон Эйвери, сестра-двойняшка, 17 лет, Слизерин. Придерживается взглядов ПС, но довольно лайтовенько.
Пример вашего поста:

Пример поста

Тяжелый школьный чемодан с глухим стуком упал на пол комнаты. Катрина поморщилась и тихонько закрыла дверь, словно опасаясь, что любой лишний звук привлечет в её комнату обитателей дома. А с ними девушка совершенно не хотела встречаться. Её бы воля, и она бы круглый год проводила в Хогвартсе. Но это, увы, было невозможно. Стоило семестру закончиться чередой экзаменов, как персей Розье прямым приказом велел дочери возвращаться домой. Она пыталась было отсрочить очную ставку с родными, прикрывшись визитом к подруге, но отец был неумолим. Так что на вокзале Кэт встретил их молчаливый домашний эльф Нибберс и сопроводил "юную хозяйку" в фамильный особняк. Но никто из семьи - ни отец, ни мать, ни брат - не вышли навстречу девушке, чтобы поздороваться. Это было тревожным звоночком, и все же Кэти была рада - она хваталась за эти минуты, как утопающий за соломинку.
Тяжело прислонившись спиной к двери, Катрина закрыла глаза и пару минут просто стояла, вдыхая знакомый запах комнаты. Здесь она выросла, и все же не любила это место. Поэтому комната не казалась жилой, хоть и была чистой до педантичности - благодаря Нибберсу, не Кэт.
- Дом милый дом, - с ноткой сарказма протянула девушка, вздохнула и с неохотой отлепилась о двери. Нужно было как-то занять себя, и она принялась распаковывать свои вещи. Действовать приходилось без магии, так что Кэт рассчитывала потратить эдак с часик на это дело. Если работать неспешно, то, может, выйдет занять себя и на полтора часа... Откинув крышку чемодана, Розье оглядела аккуратно сложенные стопки одежды и книг. черная ткань мантий с серебристо-зелеными вставками факультетских цветов терялись на фоне ярких обложек. Девушка провела пальцами по лежащим сверху учебникам. Травология и зельеварение - что может быть лучше для прилежной юной волшебницы из чистокровной семья? Но Катрина знала, что в глубине чемодана лежит еще одно издание, из-за которого Кэти и попала в опалу. "Быт и нравы британских магглов". Чтиво, подходящее только глупцам и грязнокровкам - так сказал Персей, когда Кэти, будучи до ужаса наивной, с восторгом не написала домой о своих впечатлениях о знакомстве с данным учебником и маггловедением как дисциплиной. "Я хотела бы узнать о них больше," - написала она тогда, - "Это так интересно!" Катрина поморщилась, как от зубной боли. Если бы она не была так беспечна, если бы ничего не сказала родителям о своем увлечении, сейчас все было бы куда проще.
Но к чему сейчас сожалеть о былом? Розье со вздохом убрала руку с книг и принялась вытаскивать из чемодана другие вещи.

+2

4

придержан

Форум: Semper. The fallen crowns
Текст заявки:
ВНЕШНОСТЬ: Benoni Loos
РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: свободный журналист из Бельгии
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ПЕРСОНАЖЕ: в каждой бочке затычка, ей-Мерлин, ты - повсюду, впереди планеты всей! Очаровываешь старушек, спасаешь кошек, поспеваешь к детям с "Берти Боттс" за секунду до плача, пишешь броские цепляющие статейки в местные газеты, печатаешь брошюры и флаера, которые поднимают настроение угрюмым поствоенным британцам, самостоятельно разнося листовки по улицам. Мы с тобой познакомились во время моих странствий по Европе, несколько лет назад. А потом случайно столкнулись на перекрёстке. Давай теперь будем дружить :)
ОТ МЕНЯ: тёплое общение, пледик внимания, лёгкость, посты от 3к, 1 лицо, адекватность.
Ваш персонаж: Скорпиус Малфой, 30 лет, работает в Больнице Св. Мунго, в условиях современных реалий выступает против ПС.
Пример вашего поста:

Пример поста

Сначала в бездну свалился стул,
Первый, второй, третий, двадцатый и ещё хрен знает какой шаг даётся мне легко. Ватные ноги сами ведут в захолустный маггловский бар «Smoke Some Weed», замаскированный под магазин видеоигр и музыкальных пластинок - винтаж, чёрт бы его побрал. Силы мысли хватает только на беглые оценки окружающей действительности и себя: «Красный на светофоре – остановись», «Целуетесь? Да ебал я вашу одноразовую любовь», «Голова раскалывается» или вот, «Мне страшно закрывать глаза».
Сканер отпечатка пальца срабатывает быстро, и я знаю наверняка: когда дверь за мной захлопнется и я окажусь в задымлённом дурманном зале, больше ничто не будет происходить с такой скоростью. В замедленной съёмке, сделайте громче:
- Держи, бро, отдыхай, видок у тебя жесть, тяжёлая ночка, а? – в мою ладонь укладывается стандартный зип-пакет с игрушечными мишками на прозрачном полиэтилене, в котором точно не меньше пяти дорог. Когда детская непосредственность граничит со страшной зависимостью, от которой я избавился лишь на короткое время, я улыбаюсь. Растянуто – мысли плывут отсюда прямиком к прокручиванию сцен двухдневной давности. Боюсь пошевелиться.
На вопрос ничего не отвечаю, только спрашиваю:
- Кто на баре?
- Джуди, помнишь её? Да пооомнишь, конечно, не так давно же был, - хлопает по плечу. Его собранные в пучок на макушке чёрные афрокосички цепляют мой взгляд, и я уже не могу оторваться. После перерыва даже лёгкий запах травы мажет, а здесь  смог, точно что в Лондоне. Вот только состав другой, совсем не как в небе.
Сажусь на высокий стул у стойки, Жу мешает коктейли в шейкере, поглядывает на меня яркими глазами, которые в свете подвесных жёлтых ламп кажутся горящими, говорит что-то, жуя жвачку, но сквозь какофонию хаотичных размышлений, музыки и чужих голосов мне никак не разобрать её слов.
Десятисекундный таймлапс:
Сложенным вчетверо флаером из глянцевого картона три белоснежных столбика – и в путь. Наклониться, зажав одну ноздрю, с шумом вдохнуть. И так ещё дважды, по отточенной схеме. Этого достаточно, чтобы забыть.
Кто-то подхватывает меня под руку; мы на танцполе, конвульсивные движения опережают тело; волосы, мокрые от пота, липнут к лицу, пульс выше девяноста – проносится мимолётной догадкой, внутри абсолютная свобода. А вы говорите, магглы – не чудотворцы.
Я теряю себя. Я снова себя теряю и больше не пытаюсь спасти.

потом — упала кровать,
Воспоминания о прошедшей ночи врезаются в висок ржавым гвоздём, когда я сонно переворачиваюсь на бок, не решаясь распахнуть веки: не трудно догадаться, что меня ждёт. Я в чужой квартире, в обществе, которое всегда остаётся под текстом во всех рассказах. Вокруг меня на смятой постели лежат люди, чьи лица прибиты вчерашней тусовкой. Я скидываю с себя чужие руки, без разбора, приподнимаясь и опуская ноги на пол. Обшарпанные, где-то рваные обои, отвинченный с правой стороны карниз с тяжёлыми бордовыми шторами, запылённый ковёр, куда становятся подошвы моих ботинок. Шуми – не шуми, никто не проснётся после такого безумного отрыва даже под звуки разрушительного Бомбардо.
Подобие кухни; «аптечка», как это называют они, простые смертные, приветственно пыхает на меня серым невесомым облачком, и я пытаюсь отыскать в ней хоть какое-то обезболивающее только для успокоения совести. Мигрень в моём случае – чистая психосоматика. 
Знаю, что болеть не перестанет.

потом — мой стол. Я его столкнул
сам. Не хочу скрывать.

В место, по привычке называемое «домом», я не могу податься таким. Но не податься вообще – пойти на самоубийство: я.не.смогу.один. Не сейчас, я не вынесу этого говна без чьего-то участия, и пусть отец – худшая компания из всех вариантов, знание о том, что он рядом, будет тормозить меня. Поэтому приходится заглянуть на съёмную комнату в Лютном, чтобы искупаться, выбрать приличную одежду, выдохнуть и…
Я смотрю на себя в зеркало и вижу абсолютно уставшего человека. Однажды мне сказали, что у меня не по возрасту грустные глаза, и эти морщины, в уголках, - свидетели вечной грусти, не покидающей душу даже в моменты счастья.
Пишу письмо арендодателю с просьбой о встрече.
3.41 p.m.
Мой внешний вид приходит в привычную норму, а мистер Дэмпси приходит ко мне, стучит в дверь гулко, долго, видно, снова выпил.
- Я хочу расторгнуть договор аренды, мне срочно нужно уехать.
- Так выметайся, нечего мне тут голову морочить! – щетина на его дряблой коже и растянутая запятнанная майка под дутой курткой свидетельствуют о том, что мои галеоны спускаются на выпивку в первые несколько дней.
- Соберу вещи - ключ оставлю соседям, они передадут.
В кожаный рюкзак под чарами невидимого расширения отправляются все комплекты одежды, банки и склянки;
я разгребаю выдвижные ящики письменного стола, находя присланные и не отправленные письма, какие-то перья, колдовкладыши из конфетных пачек, сохранённые в надежде на смех в далёком будущем: приятно оглядываться на безмятежные воспоминания. Всё это летит в самовозгорающуюся коробку – там теперь сожжённые мосты. Делвиш и человек, с которым я когда-то хотел прожить всю жизнь. Обоих просрал. Теперь избавляюсь от доказательств.

Потом — учебник «Родная речь»,
фото, где вся моя семья.

Мама улыбается мне с колдографии в бумажнике, я смотрю на её точёное, красивое лицо, глаза, наполненные любовью: это Драко поймал момент и запечатлел его; и кажется, она вот-вот материализуется, предстанет предо мной, погладит по волосам ласково и скажет, как когда-то говорила: «Мой хороший Скорпи, скоро ночь сменится утром - и все печали уйдут, вот увидишь». Она всегда чувствовала меня, даже если я не рассказывал о своих тревогах, она была настоящей матерью, нежной и светлой. Но я никогда не понимал, что заставило её связать свою жизнь с мистером Малфоем-старшим. У нас не получалось сблизиться с ним, как бы мы ни старались, а может, в один момент оба опустили руки, приняв как данность факт взаимного душевного безразличия. То, что он упёк меня в маггловский наркодиспансер, ни разу не доказательство его любви. А осталась ли у меня семья, мистер Малфой-старший?

Потом четыре стены и печь.
Остались пальто и я.

Глядя на эту захолустную комнатушку, стоя в пороге, я смотрю сразу на всю свою жизнь, которая не стоит больше и ломаного гроша. Я сам обрёк себя на одиночество, сам сотворил воронку бездны, куда столкнул прошлую реальность.
Хлопок аппарации - и я на вокзале, в густой толпе вечно спешащих магглов. Их лица безэмоциональны, хладнокровны, взгляды устремлены вдаль – думают о делах ближайшего часа. Конец рабочего дня сулит им горячий вкусный ужин, встречу с родными и стандартный просмотр телешоу.
Я покупаю билет до Уилтшира и сажусь в вагон поезда, который унесёт меня в неизвестность.

Форум: Semper. The fallen crowns
Текст заявки:

ВНЕШНОСТЬ: Missy Rayder
ИМЯ: Michelle Gautier | Мишель Готье
РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: волонтёр из Франции [Марсель]
ЧИСТОТА КРОВИ/РАСА: чистокровна
О НАС И О ТЕБЕ: ты - моя бывшая жена, мать наших общих детей; их двое, Жан-Поль и Лионель. Во Франции я провел достаточно много времени, там мы и познакомились, прожив вместе больше года. Наши романтические отношения не продлились долго в связи с тем, что в глубине души я любил совсем другого человека, и ты об этом знала. После отъезда я не перестал помогать вам финансово. Не знаю, считала ли ты меня мудаком, бросившим семью, но сказала, что понимаешь моё стремление развиваться в психологической отрасли, и отпустила в дальнейшие поездки без скандалов. Для меня ты - идеальная женщина, которая не врезается в мозг железным сверлом. С тобой можно говорить о чём угодно, нам до сих пор ужасно интересно вместе. Мы сохранили тепло и доверие.
На данный момент вы с мальчиками живёте в моей квартире в Косом переулке. Я часто остаюсь с вами на ночёвки, вместе мы ездим в Малфой Мэнор на общие выходные, и всё это - истинное счастье, греющее душу в поствоенное время. Я благодарен за твоё личное решение переехать в Британию. Останешься ли ты после завершения волонтёрской программы, мне неизвестно.
СВЯЗЬ: гостевая

вдохновение

http://s9.uploads.ru/gVTCh.jpg
http://sd.uploads.ru/ZgSUV.jpg
http://s8.uploads.ru/OZErj.jpg
http://s9.uploads.ru/d86Aq.jpg
http://sd.uploads.ru/iXG98.jpg
http://s5.uploads.ru/tOMcV.jpg
http://s5.uploads.ru/32ZUs.jpg

Ваш персонаж: Скорпиус Малфой, 30 лет, работает в Больнице Св. Мунго, в условиях современных реалий выступает против ПС.
Пример вашего поста:

Пример поста

Сначала в бездну свалился стул,
Первый, второй, третий, двадцатый и ещё хрен знает какой шаг даётся мне легко. Ватные ноги сами ведут в захолустный маггловский бар «Smoke Some Weed», замаскированный под магазин видеоигр и музыкальных пластинок - винтаж, чёрт бы его побрал. Силы мысли хватает только на беглые оценки окружающей действительности и себя: «Красный на светофоре – остановись», «Целуетесь? Да ебал я вашу одноразовую любовь», «Голова раскалывается» или вот, «Мне страшно закрывать глаза».
Сканер отпечатка пальца срабатывает быстро, и я знаю наверняка: когда дверь за мной захлопнется и я окажусь в задымлённом дурманном зале, больше ничто не будет происходить с такой скоростью. В замедленной съёмке, сделайте громче:
- Держи, бро, отдыхай, видок у тебя жесть, тяжёлая ночка, а? – в мою ладонь укладывается стандартный зип-пакет с игрушечными мишками на прозрачном полиэтилене, в котором точно не меньше пяти дорог. Когда детская непосредственность граничит со страшной зависимостью, от которой я избавился лишь на короткое время, я улыбаюсь. Растянуто – мысли плывут отсюда прямиком к прокручиванию сцен двухдневной давности. Боюсь пошевелиться.
На вопрос ничего не отвечаю, только спрашиваю:
- Кто на баре?
- Джуди, помнишь её? Да пооомнишь, конечно, не так давно же был, - хлопает по плечу. Его собранные в пучок на макушке чёрные афрокосички цепляют мой взгляд, и я уже не могу оторваться. После перерыва даже лёгкий запах травы мажет, а здесь  смог, точно что в Лондоне. Вот только состав другой, совсем не как в небе.
Сажусь на высокий стул у стойки, Жу мешает коктейли в шейкере, поглядывает на меня яркими глазами, которые в свете подвесных жёлтых ламп кажутся горящими, говорит что-то, жуя жвачку, но сквозь какофонию хаотичных размышлений, музыки и чужих голосов мне никак не разобрать её слов.
Десятисекундный таймлапс:
Сложенным вчетверо флаером из глянцевого картона три белоснежных столбика – и в путь. Наклониться, зажав одну ноздрю, с шумом вдохнуть. И так ещё дважды, по отточенной схеме. Этого достаточно, чтобы забыть.
Кто-то подхватывает меня под руку; мы на танцполе, конвульсивные движения опережают тело; волосы, мокрые от пота, липнут к лицу, пульс выше девяноста – проносится мимолётной догадкой, внутри абсолютная свобода. А вы говорите, магглы – не чудотворцы.
Я теряю себя. Я снова себя теряю и больше не пытаюсь спасти.

потом — упала кровать,
Воспоминания о прошедшей ночи врезаются в висок ржавым гвоздём, когда я сонно переворачиваюсь на бок, не решаясь распахнуть веки: не трудно догадаться, что меня ждёт. Я в чужой квартире, в обществе, которое всегда остаётся под текстом во всех рассказах. Вокруг меня на смятой постели лежат люди, чьи лица прибиты вчерашней тусовкой. Я скидываю с себя чужие руки, без разбора, приподнимаясь и опуская ноги на пол. Обшарпанные, где-то рваные обои, отвинченный с правой стороны карниз с тяжёлыми бордовыми шторами, запылённый ковёр, куда становятся подошвы моих ботинок. Шуми – не шуми, никто не проснётся после такого безумного отрыва даже под звуки разрушительного Бомбардо.
Подобие кухни; «аптечка», как это называют они, простые смертные, приветственно пыхает на меня серым невесомым облачком, и я пытаюсь отыскать в ней хоть какое-то обезболивающее только для успокоения совести. Мигрень в моём случае – чистая психосоматика. 
Знаю, что болеть не перестанет.

потом — мой стол. Я его столкнул
сам. Не хочу скрывать.

В место, по привычке называемое «домом», я не могу податься таким. Но не податься вообще – пойти на самоубийство: я.не.смогу.один. Не сейчас, я не вынесу этого говна без чьего-то участия, и пусть отец – худшая компания из всех вариантов, знание о том, что он рядом, будет тормозить меня. Поэтому приходится заглянуть на съёмную комнату в Лютном, чтобы искупаться, выбрать приличную одежду, выдохнуть и…
Я смотрю на себя в зеркало и вижу абсолютно уставшего человека. Однажды мне сказали, что у меня не по возрасту грустные глаза, и эти морщины, в уголках, - свидетели вечной грусти, не покидающей душу даже в моменты счастья.
Пишу письмо арендодателю с просьбой о встрече.
3.41 p.m.
Мой внешний вид приходит в привычную норму, а мистер Дэмпси приходит ко мне, стучит в дверь гулко, долго, видно, снова выпил.
- Я хочу расторгнуть договор аренды, мне срочно нужно уехать.
- Так выметайся, нечего мне тут голову морочить! – щетина на его дряблой коже и растянутая запятнанная майка под дутой курткой свидетельствуют о том, что мои галеоны спускаются на выпивку в первые несколько дней.
- Соберу вещи - ключ оставлю соседям, они передадут.
В кожаный рюкзак под чарами невидимого расширения отправляются все комплекты одежды, банки и склянки;
я разгребаю выдвижные ящики письменного стола, находя присланные и не отправленные письма, какие-то перья, колдовкладыши из конфетных пачек, сохранённые в надежде на смех в далёком будущем: приятно оглядываться на безмятежные воспоминания. Всё это летит в самовозгорающуюся коробку – там теперь сожжённые мосты. Делвиш и человек, с которым я когда-то хотел прожить всю жизнь. Обоих просрал. Теперь избавляюсь от доказательств.

Потом — учебник «Родная речь»,
фото, где вся моя семья.

Мама улыбается мне с колдографии в бумажнике, я смотрю на её точёное, красивое лицо, глаза, наполненные любовью: это Драко поймал момент и запечатлел его; и кажется, она вот-вот материализуется, предстанет предо мной, погладит по волосам ласково и скажет, как когда-то говорила: «Мой хороший Скорпи, скоро ночь сменится утром - и все печали уйдут, вот увидишь». Она всегда чувствовала меня, даже если я не рассказывал о своих тревогах, она была настоящей матерью, нежной и светлой. Но я никогда не понимал, что заставило её связать свою жизнь с мистером Малфоем-старшим. У нас не получалось сблизиться с ним, как бы мы ни старались, а может, в один момент оба опустили руки, приняв как данность факт взаимного душевного безразличия. То, что он упёк меня в маггловский наркодиспансер, ни разу не доказательство его любви. А осталась ли у меня семья, мистер Малфой-старший?

Потом четыре стены и печь.
Остались пальто и я.

Глядя на эту захолустную комнатушку, стоя в пороге, я смотрю сразу на всю свою жизнь, которая не стоит больше и ломаного гроша. Я сам обрёк себя на одиночество, сам сотворил воронку бездны, куда столкнул прошлую реальность.
Хлопок аппарации - и я на вокзале, в густой толпе вечно спешащих магглов. Их лица безэмоциональны, хладнокровны, взгляды устремлены вдаль – думают о делах ближайшего часа. Конец рабочего дня сулит им горячий вкусный ужин, встречу с родными и стандартный просмотр телешоу.
Я покупаю билет до Уилтшира и сажусь в вагон поезда, который унесёт меня в неизвестность.

Отредактировано изумрудный (31-08-2018 16:24:30)

0

5

Поднимаю
Форум: the daily prophet: fear of the dark
Текст заявки:

http://s8.uploads.ru/ZiS1w.jpg
IWAN RHEON

Имя: Atticus Bletchley. Персонаж упоминался в квестах, поэтому желательно его не менять.
Возраст: Не младше 21.
Чистота Крови: Чистокровен или полукровка

Сторона: Пожиратели Смерти
Занятость: Он может быть совладельцем какого-нибудь магазина в Лютном или Косом переулке. Или работать в Министерстве Магии.

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
Аттикус - волшебник, полный безумия. Наверное, среди Пожирателей он будет самым, шебуршным, если так можно сказать. Он всегда впереди всех остальных, если дело касается убийств или сеяния хаоса. Он не просто так именует себя Пожирателем смерти. Он на самом деле всем этим упивается. Он смеется, когда убивает, смеется, когда рушит очередное здание или устраивает поджог. Но не смотря на это, Блетчли полностью предан Темному Лорду и сделает все, только бы угодить ему. Я вижу, что Аттикус рос в семье среднего достатка. Не слишком известные, не слишком богатые. И именно это подстегивает его делать больше, чем остальные, казаться намного лучше, чем он есть на самом деле. Могу предложить вариант, что Блетчли недавно потерял родителей и в Волдеморте он видит своего отца, человека, который будет его опекать. В общем, для меня этот маг - букет разных психических расстройств.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
Не скажу, что они с Эваном друзья, и, возможно, Аттикус в школе хотел быть среди чистокровных волшебников, быть престижнее. Думаю, что первое время Розье даже мог всем этим пользоваться какое-то время, а потом увидел хоть и не совсем стабильного, но хорошего товарища. И именно с подачи Эвана и Натаниэля Блетчли стал Пожирателем. Потому что они увидели, что в нем, не смотря на явное безумство, есть то, что нужно Темному Лорду.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Не сильно важно, от какого лица вы пишете. Было бы здорово, чтобы активность была не менее поста в неделю. Я с Нейтом обеспечу игрой, графикой, общением и кучей задумок.
Я с радостью приму другие варианты по био, внешности. Нельзя лишь менять безумный характер и совсем нежелательно имя, так как персонаж уже упоминался в сюжете.
И, касательно сюжета, у нас на него огромные планы и я могу рассказать о них при личном обсуждении персонажа. Ну и, прошу, будьте самостоятельными. Мы в силах обеспечить активной игрой, но не хотелось бы, чтобы игрок висел на шее. Развивайте персонажа!

Ваш персонаж: Эван Розье, 22 года, работник Министерства Магии, Пожиратель смерти. Имеет младшую сестру Катрин, которая идет против семейных устоев (есть на форуме)
Пример вашего поста: http://cruciatuscurse.rusff.ru/viewtopi … 232#p11195

0

6

Форум: Enigma
Текст заявки:

gif-анимация запрещена
Dylan O'Brien

Имя, возраст: у меня в анкете прописан как Лео (Леонард), фамилия на ваш выбор
Род деятельности: студент Рейвенкло, игрок в квиддич
Чистота крови: полукровка
Лояльность: Рейвенкло (возможно ОД)

Я знакома с тобой большую часть своей жизни. Наши дома в Лондоне находятся по соседству, и ты был очень частым гостем в доме МакКиннонов. Знаешь, я никогда не воспринимала тебя всерьез, даже не знала что ты волшебник.
Мы уехали, когда моя магия начала доставлять неудобства и стала угрозой раскрытия для окружающих. Мы уехали. В Ирландию. Там же я получила свое письмо. Мы ровесники и прибыли в школу вместе, в одном поезде, но я тебя просто не узнала. Дети растут быстро.
Узнала правду я только на четвертом курсе. Я была только рада, что есть еще один человек, с которым я могу говорить о привычной мне маггловской жизни.
Лео – человек очень активный, шумный. С учебой у него не всегда все гладко, но он просто чертовски умен. Не постесняюсь в выражениях, но этот неуклюжий парень самый эрудированный человек из моих ровесников. Сразу, после Гермионы, разумеется. Рекордсмен по попаданиям в неприятности настолько, что перемыл каждую пробирку в кабинете зельеварения. На первый взгляд может показаться очень язвительным человеком, но такое уж у него специфическое чувство юмора, особо же любим сарказм. Это происходит непроизвольно, да и обидеть никого он не хочет, но, слово – не воробей, как говорится и эта его особенность только добавляет наказаний после уроков. На самом деле очень добрый парень, готовый помочь даже «мерзким слизеринцам» если очень нужно.

Скорее легкий набросок персонажа, но считаю, что так даже лучше. Все что для меня важно — расписано сверху) Био полностью оставляю на вас) Это заявка в пару, так что я ооочень жду моего рейвенкловца.

Ваш персонаж: Elle McKinnon, 17 лет, Слизерин, 6 курс. Придерживается нейтралитета, чистокровна.
Пример вашего поста:

Пример поста

Тяжело вздохнув, девушка уселась на пол, перед этим заботливо свернув мантию и положив под попу. Как бы и тепло и мягенько. Если уж пить, то с комфортом, так ведь? Из кармана она выудила увесистую и еще не распечатанную бутылку Maker’s Mark 1960 года, которую сперла из запасов отца. Вот и заклятие незримого расширения пригодилось. Теперь все самое ценное и необходимое приходилось носить с собой.
Откупорить крышку пришлось с помощью волшебной палочки, было даже немного жаль портить такую красоту. Сделав глубокий вдох, слизеринка наконец сделала щедрый глоток. Горло и рот обожгло, и первым рефлексом было немедленно выплюнуть бяку, но рыжеволосая упрямо сделала еще один глоток. Чувствуя тепло разливающееся внутри, МакКиннон устало откинулась спиной о каменную стену Астрономической башни. Тут было пусто, студенты редко сюда захаживали, разве что на свиданки бегали, но сегодня Эль видимо везло. Наконец-то, хотя бы в такой мелочи. Отсюда открывался просто великолепный вид, если бы не облака, она смогла бы увидеть и тысячи ярких звезд, которыми сейчас усыпано небо.
Эль вовсе не жалела о своем поступке. Даже если бы у нее был маховик времени, чтобы вернуться назад, она ничего не стала бы менять. Возможно, вырасти она в магическом Лондоне, то была бы прямо как Панси. Честно говоря, МакКиннон ею восхищалась. На самом деле Паркинсон очень приятная девушка, когда не поливает кого-то грязью, или не мечтает вслух о групповом сожжении на костре Поттера и Ко. Поражало, что о том, какая она на самом деле, знали люди, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Ну, если уж совсем не привирать, пусть будет: по пальцам двух рук.
Эль скучала по ней. Было невыносимо ощущать ее взгляд словно нож в своей спине. Холодный, колючий слизеринский взгляд. Впервые на Эль так смотрели, и это было тяжело. Ее не очень-то волновали косые взгляды и шепот за спиной остальных, она просто игнорировала это. Так как всеобщий бойкот с перерывами на оскорбления не возымел должного эффекта, травля перешла на новый уровень. Последней каплей стала изрезанная одежда, разбросанная по комнате. Тогда МакКиннон поняла, что близка к срыву. Пока на нее никто не обращал внимания, она выскользнула из гостиной, и осторожно выбравшись из подземелья, пришла сюда.
Ветер приятно обдувал лицо, и девушка прикрыла глаза, наслаждаясь тишиной и легким опьянением. Абсолютно не хотелось думать о завтрашнем дне, к которому она не готова, от слова «совсем». Не хотелось думать, что ждет ее в ближайшем будущем, учитывая возвращение Темного Лорда… Не хотелось, но думалось. Шмыгнув носом, Эль отпила еще из бутылки и открыла глаза, осматривая обстановку вокруг себя. Такое родное и одновременно чужое место… Внезапно со стороны лестницы раздались тихие шаги, и слизеринка резко повернулась на шум. Про себя она молилась, чтобы этот кто-то либо прошел мимо, либо оказался не с ее факультета. На сегодня лимит терпения превышен.
Из тени как всегда вальяжной походкой вышел Драко. МакКиннон уставилась на него, будто парень и не настоящий вовсе. Они ведь неплохо ладили раньше, но после всего случившегося, даже ни разу не заговорили друг с другом. Малфой остановился, просто смотря на сидящую с бутылкой в руках предательницу крови. Из-за отсутствия какого-либо источника света, Эль не могла разглядеть его глаза, только отливающие платиной волосы, и от этого человека она ничего хорошего не ждала уж точно. Но, Драко молчал, что начинало напрягать.
- Решил внести свою лепту во всеобщее веселье? – Это уже говорила одна третья бутылки, которую МакКиннон успела приговорить. На трезвую голову она вряд ли сказала бы что-то подобное, но это, конечно же, не значит, что не думала бы. Она смотрела ориентировочно в глаза Драко, хоть ничего и не видела. – Я морально измотана, так что давай, скажи мне пару-тройку мерзостей и уходи. – Она, наконец, перестала пытаться высмотреть серые глаза и демонстративно сделала пару глотков. Казалось бы, что ей его слова? После всего того, что она слышала о себе каждый день, больнее уже не станет (нет).

0

7

Форум: Semper. The fallen crowns
Текст заявки: Ты чувствуешь себя виноватым, когда покидаешь мою убогую квартиру. Чувство вины пропитывает тебя насквозь, пока ты стоишь на пороге и мнешь в кулаках несказанные обрывки слов. Признаний? Упреков? Извинений? Обвинений? Ты проглатываешь их все с невероятным трудом, бросая на тумбочку у входа галлеоны. "До следующего раза" - ты шепчешь, а я даже не оборачиваюсь, продолжая лежать на жестком матрасе, брошенном на пол. И к чувству вины примешивается злость. На кого ты злишься? На меня? Потому что я не бегу за тобой, не заламываю руки, не умоляю тебя остаться еще на час, еще на минуту, забыв о ней? Или на себя, потому что ты хочешь, чтобы я побежал за тобой следом, ведь у тебя наготове уже есть холодные слова отказа. Они скребут у тебя в горле, раздирают его чуть ли не до крови, отчего ты срываешься на кашель, прикрывая рот перчаткой, пока сбегаешь по грязной лестнице прочь от меня, от запахов, заполонивших мою тесную квартиру, от грехопадения, и этого едкого чувства вины. Ты не хотел, чтобы все обернулось таким ужасающим образом. Ты ведь думал о совсем ином, когда затевал эту маленькую интрижку. Сперва ты просто хотел отвлечься от болезни своей жены, потому что устал, потому что изнемог от бесчувствия и снова хотел ощутить жизнь и эмоции. Потом, когда тебе стало известно чуть больше правды, чем мне хотелось бы, ты решил наказать меня - за свою дочь, увязшую в наркотических фантазиях, за свою жену, которой не становится лучше, за всех остальных пациентов, которых я лишаю права выжить. А что же теперь? Чем ты обманешь себя завтра? 
Ваш персонаж:

Луи Уизли, 24 года

Родиться в этой семье было самой большой ошибкой. Я ненавижу Уизли!
Громыхнув грязными тарелками, сваливая их в раковину, забитую скопившимися в течение недели остатками еды, Луи шмыгнул носом, мазнув взглядом по серости Лондона, выглядывающую через потянутое грязью и мыльными разводами окно его квартиры. Прикусив потрескавшиеся губы и опустив голову, Луи без особого энтузиазма посмотрел на тарелки с каплями жира и моющего средства.
Его первое осознанное воспоминание тоже пахло мылом и остатками еды. В нем смутно различалась фигура матери, его дорогой, обожаемой и любимой матери, стоящей на кухне и ловким движением волшебной палочки очищающей горы тарелок от растекающегося пюре из брокколи. Луи с первых дней его жизни до той ссоры нравилось наблюдать за матерью, нравилось ходить за ней, крепко держаться за край ее юбки пальцам, зарываться в теплые и нежные ладони носом, чувствовать, как она перебирает его спутавшиеся волосы пальцами и улыбаться, счастливо и искренне, не обращая внимания на обидное "маменькин сынок", пропеваемое сестрами на разные мелодии. Ему было все равно: кто и что думает - пока он может любить ее, пока может быть ее "mon cher fils", пока он способен радовать ее и вызывать улыбку. Для Луи не существовало более страшного наказания, чем видеть разочарование, грусть и беззвучную боль в глазах своей дорогой maman. И все же тогда, теперь казалось, что почти целую вечность назад, он заставил ее побледнеть как полотно. Зажмурившись, чтобы спрятаться за резью глаз от своего подобия жизни, Луи вернулся в прошлое. Все дальше и дальше в воспоминания.
Ему было три или четыре года, "Ракушка" была залита солнечным светом, в которым было приятно купаться, подставляя солнечным потоком лицо, рядом играла музыка, путающаяся в воспоминаниях с голосами, так что сейчас Луи было трудно сказать: кто именно говорили голос из радио или отец, стоящий неподалеку. Если maman Луи любил всей своей душой, то père не вызывал в нем столь трепетных чувств. Даже тогда в далеком детстве Луи не испытывал ничего, кроме страха, когда отец брал его на руки и, пытаясь развеселить, принимался кружить по комнате. В моменты подобных игр Луи начинал кричать резанной свиньей, пока не оказывался в объятьях матери, крепко сжимая ее светлые пряди своими тогда еще маленькими, но уже цепкими ручонками. Нет, Луи не ненавидел своего отца и не боялся его, он знал, что père любит его ничуть не меньше, чем мама, и сам любил его, но они никак не могли понять друг друга, словно между ними была звуконепроницаемая стена, которую невозможно было разбить ни одним заклинанием мира. И все же Луи любил своего отца и почти не лукавил, когда на вопрос: "кого ты больше любишь: маму или папу?" - отвечал, потупившись в пол "не знаю. Обоих". Это был не совсем честный, но правильный ответ, который должен был сказать cher fils. Луи никогда не хотел обижать мать, но даже в детстве его нежная привязанность к матери граничила с поистине ослиным упрямством и нежеланием смириться с тем, что мир не вертится вокруг него одного. Он всегда был упрям как стадо ослов, и если в детстве это стадо не превышало парочки молодых ослят, то со временем ослиное поголовье упрямства Луи перевалило за десяток мулов. Желая что-то, Луи превращал свое "хочу" в идею фикс и не успокаивался, пока не добивался своего. Первое самое сильное, самое жгучее желание появилось в возрасте семи лет, когда он впервые услышал бархатное пение скрипки и захотел ее себе. Еще никогда и ничего за все свои семь лет жизни Луи ничего так сильно не хотел - перед этим желанием померкло все, даже извечное соперничество за внимание с Доминик и Мари-Виктюар. И это желание было удовлетворенно. Если бы тогда, в семь лет, Луи мог точно описать свои чувства, то он говорил бы без умолку, но будучи всего лишь ребенком он высказывал свою искреннюю признательность поцелуями и обещаниями никогда-никогда не забрасывать скрипку и стать лучшим в мире музыкантом.
Лучший в мире музыкант, развернувшись на пятках, сверкнув в полумраке порванным в области большого пальца носком, рухнул на скрипучий старостью диван, закрывая лицо руками. От его ладоней пахло больницей. Отвратительный запах никак не удавалось стереть. Руки Луи были стерты в кровь от чрезмерной привязанности к мылу и все-таки это ничуть не помогало. Запах никуда не желал исчезать. А еще этот пустой желудок! Голодное брюхо настырно и жалобно урчало, напоминая о тех временах, когда он вообще не знал, что можно быть голодным. До того момента, пока Луи не начал жить самостоятельно, он не знал ни что такое голод, ни что такое порванные носки и счета за воду. И под гнетом этих, казалось бы, неважных, совсем даже негениальных проблем распались мечты о славе, величии и прочей ерунде, о которой ему не стоило думать, по мнению, кого-то из многочисленных родственников. Этим себя не прокормишь. Кто бы мог подумать, что старшие порой оказываются правы.
С трудом разомкнув опухшие веки, Луи посмотрел на дальний угол, где лежала скрипка. Она взирала на него с немым, но явственным укором. Он не был ни в чем виноват! Луи застонал, переворачиваясь на живот и утыкаясь лицом в подушку. Как давно он уже не играл? Помнят ли его теперь так часто дрожащие пальцы, как нужно держать смычок? Сумел бы он извлечь этими одеревеневшими культями хоть что-то, кроме того кошачьего завывания, которым заполнил комнату месяц назад. Первая попытка сыграть на скрипке, спустя почти целую вечность длинною в пять лет, закончилась истерикой. А ведь ему так нравилось учиться музыке. Ему вообще нравилось учиться, и это сыграло с ним злую шутку. Луи с детства нравилось впитывать знания, не только полезные, если уж на то пошло. Он бегло понимал французский и куда больше чем разговаривать на нем, Луи нравилось его слушать и... Ругаться на нем, любое бранное слово звучало куда лучше, если оно было сказано на французском.
Ожидание учебы в Хогвартсе было мучительно и приятно одновременно. Луи хорошо помнил то последнее лето перед школой, которое он чуть не потратил у дежурства перед окном, чтобы не пропустить сову с письмом. Все в "Ракушке" были уверены, что сова прилетит, и только сам Луи, несмотря на беспечное "да, конечно", ужасно волновался, что оно не придет. И что же тогда? В своем стремление выделиться, Луи не хотел выделяться "так". Но вопреки всем его страхам, сова прилетела. И это был второй самый счастливый день в его жизни. Трясущимися от нетерпения руками, разрывая конверт, боясь порвать письмо, Луи искренне надеялся, что его сердце не выскочит через глотку наружу. Когда же с конвертом было покончено, самым жестоким и несправедливым образом, Луи громко зачитал вслух содержимое письмо. Ему было плевать, что Доминик и Мари когда-то пришли точно такие же, это было его письмо! Если бы тогда в одиннадцать лет Луи знал, что именно значит "пьянеть", то именно так он описал бы свое состояние, когда через несколько дней после получения письма они отправились за покупками в Косой переулок. Новые книги, мантия, необходимые школьные принадлежности и самое главное - волшебная палочка. В тот момент, когда она, единственная и только для него, была найдена, Луи был готов умереть от счастья. Ему не терпелось начать учебу, но это значило уехать из дома. И когда понимание этого дошло до светлой макушки, Луи растерялся, и его счастье померкло перед осознанием разлуки, даже несмотря на то, что ему обещали писать каждую неделю. На вокзале, боясь, что кто-нибудь увидит его невольно выступившие на глазах слезы, Луи позволил себе на короткий миг прижаться к рукам матери, а потом поспешно юркнул в вагон, на ходу по дурной привычке шмыгая носом и вытирая глаза тыльной стороной ладони. Как бы Луи не любил шум и нарушение своего личного пространства, в тот день он был рад тому, что поезд был переполнен такими же оторвавшимися от родителей детьми.
Заставив себя сесть, а затем встать с дивана, Луи подошел к столу, на котором причудливым отрядом выстроились колбы, пробирки, небольшие котлы и спиртовки. Одни были совсем пусты, в других что-то едва заметно булькало и пузырилось. Прекрасное расточительство знаний. А как их еще использовать, когда весь мир рушится и земля трещит под ногами. К чему знания, если их нельзя продать за еще один день жизни? Луи взмахнул палочкой, наблюдая за тем, как по бурлящей жидкости пошли круги. А ведь в тот день, сидя на табурете с надвинутой на глаза Распределительной Шляпой, он вряд ли мог бы подумать, что кончит именно так. Ему тогда было до ужаса страшно и было по сути все равно куда его распределят, лишь бы уже распределили - ожидание было мучительно. Луи никогда не отличался особой терпеливостью, всегда куда-то мчался, торопился, хватал все на бегу, будто боясь не успеть, словно у него катастрофически мало времени.
Вердикт шляпы прозвучал будто через толстый слой ваты, Луи не сразу понял, что все закончилось, и он может идти к радостно приветствующему его столу с сине-белыми галстуками. Рейвенкло. Он проговорил это про себя тихо, едва шевеля губами и чуть улыбаясь. Учеба захлестнула его с головой. Книги, знания, взлеты и падения - это все было невероятно прекрасно. Луи буквально захлебывался всем тем, что ему мог дать Хогвартс и его библиотека. Если бы только не эти дурацкие полеты на метле! Физическая подготовка никогда не была сильной стороной Луи, ни черта не понимающего в полетах, прыжках и драках, но зато отлично умеющего давать ехидные комментарии в те моменты, когда его не спрашивали, и быстро бегать. Луи не был трусом. Он просто был разумным скрипачом, берегущим свои руки и не умеющим вовремя затыкаться. Со временем список нелюбимых предметов пополнили травология и история магия, трансфигурация так навсегда и осталась для Луи в подвешенном состоянии, в то время как зельеваренье и древние руны навсегда покорили его сердце, несмотря на то, что при изучении рун Луи был слишком нетерпелив и порой упускал важное из целой картины. Любимые предметы, нелюбимые - это деление не имело значение, когда к Луи подходили с просьбой написать реферат или выполнить домашние задание. Луи с удовольствием соглашался - деньги никогда не бывают лишними.
Его футляр для скрипки лежал здесь же на столе, теперь его заполняли пузырьки и склянки с мутноватой жидкостью, способной облегчить боль, подарить забвение и, если перестараться, смерть. Столь трепетно хранимый и оберегаемый футляр... Годы его не пощадили. Местами он был потрепан, кое-где порван и неумело залатан. Поддавшись вперед, Луи осторожно погладил его подушечками пальцев, возвращаясь в воспоминаниях в тот вечер.
Тогда он с такой же нежностью наглаживал наполированный футляр, чтобы, спустившись в комнату, радостно известить родителей, что он собирается в Париж, поступать в консерваторию. До того момента разговор на данную тему поднимался несколько раз, и каждый раз он неизменно и ловко сводился на нет. Теперь же Луи собирался довести все до конца. До победного конца, который закончится его поездкой в Париж вместе с месье Жюстином, назвавшимся одним из преподавателей консерватории, а на деле оказавшийся всего лишь проходимцем. Но, увы, Луи узнал об этом слишком поздно, хотя в тот злополучный вечер в "Ракушке" отец, умеющий разбираться в людях, пытался его предупредить об этом. Вот только Луи не желал слушать. Он грезил Парижем. Славой. Хотя никогда не был виртуозным скрипачом. Он был хорошим техником и амбициозным идиотом, не желающим прислушиваться к дельным советам, пророчащим ему будущее преподавателя. Закипая от злости все сильнее, с каждым сказанным отцом словом крепче сжимая ручку футляра, хранившего одно из его двух сокровищ, Луи не выдержал обидных и справедливых слов: "ты хорошо играешь, но в Париже таких много, и этим не заработать" - и тогда он сказал те злые, страшные и жестокие слова, которых испугался сам и о которых потом жалел, глубоко в душе, не признаваясь даже самому себе. Он сказал: "Это неправда! Ты ни черта не понимаешь. Ты рассуждаешь, как тупой обыватель, ограниченный идиот, как все Уизли. Ненавижу это место. Ненавижу быть Уизли. Je déteste..." - и тогда отец впервые его ударил. С силой, наотмашь, по щеке, после чего вышел из комнаты, а Луи перевел взгляд на мать, желая отыскать в ней поддержку, утешение, но она не смотрела на него. Ее лицо было бледнее мела, а красивые губы были сжаты в тонкую полоску, и, не выдержав стыда, Луи, подхватив вещи, выбежал из дома. Он замер на крыльце, захлопнув за собой дверь, изо всех сил пытаясь оправдаться перед своей совесть. Гордость взяла вверх, и он пошел прочь, не оборачиваясь, чтобы спустя несколько дней оказаться на улице без денег, со скрипкой, остатками вещей, волшебной палочкой и до конца раздавленным самолюбием обманщиком месье Жюстином, которого, наверное, так и не звали вовсе. Гордость толкнувшая его тогда уйти из дома, не дала Луи вернуться обратно.
С того дня прошлого уже шесть лет. Он так ни разу и не предпринял попытки связаться с кем-то из семьи. Сперва не позволяла гордость, затем стыд, а после война. Теперь же Луи не был уверен, что его узнает родная мать, даже встретившись с ним на улице. Он осунулся, побледнел, его ладони покрывали незаживающие ссадины и зудящее раздражение, пальцы сковывали периодические судороги из-за злоупотребления нечистых наркотиков - побочное действие, от которого ему никак не удавалось избавиться. Еще и лекарств в Мунго с каждым днем становилось все меньше, а нуждающихся в них все больше. Луи не испытывал угрызения совести, воруя препараты ни сейчас, ни пять лет назад, когда, проработав санитаром полгода, нашел себе - не без посторонней помощи - дополнительный заработок.  Но он испытывал страх быть пойманным. Что будет, если однажды его поймают за руку? Азкабан? Но ведь есть люди и похуже него. Те, по чьей вине Англия погрязла в нищете и ущербности. А он просто пытается выжить.

Пример вашего поста:

Пример поста

Собрав вещи, Луи окинул комнату прощально беглым взглядом, отчасти для того, чтобы убедиться, что ничего не забыл, отчасти от невольно нахлынувших воспоминаний, приправленных горьковатыми нотами ностальгии. Подхватив дорожный чемодан и бережно прижав скрипку, спрятанную в футляр к груди, Луи вышел из комнаты, впервые за восемнадцать лет оставив ее открытой. Спускаясь по лестнице и прислушиваясь к голосам родителям, Луи снова и вновь прокручивал в голове свои, несомненно, весомые аргументы и доводы в пользу поездки в Париж. В голове речь казался красивой, правильной, выверенной до последней мысленной запятой, но стоило ему спуститься в гостиную, как все тут же спуталось, словно ворвавшийся через открытое окно ветер залетел к нему в голову и перепутал все тщательно собранные листы-доводов за продолжение обучения во Франции. Несколько томительно долгих минут, вовремя которых Луи пытался успокоиться, стараясь не обращать внимания на удивленный взгляд матери, вцепившийся в собранный чемодан, поставленный у порога, казалось тянулись целую вечность. Натянуто улыбнувшись, Луи попытался бросить небрежное "привет", но его голос отдал фальцетом, и младший из Уизли замолчал, отчаянно пытаясь сосредоточиться на подготовленной речи, теребя пальцами край рубашки. Все оказалось куда сложнее, чем он себе представлял. И растерянное лицо матери, и строгое лицо отца, скрывающего волнение. И почему они на него так смотрят? Разве он не говорил им об этом раньше? Конечно, говорил! Но они всегда считали за лучшее перевести тему разговора. Настроив свои нервы, Луи попробовал сыграть свою партию дальше, уже не фальшивя.
-Я уезжаю. Месье  Жюстин сказал, что нужно поторопиться, если я действительно хочу поступить в консерваторию. Я... - Луи осекся, поймав на себе взгляд матери, наконец-то переставшей сверлить чемодан взглядом, словно в том, что ее Луи собрался уезжать не пойми куда, не пойми с кем, был виноват только он один. Старый, потрепанный и не сделавший в своей жизни никому и ничего плохо, даже ни разу не прищемившим своему владельцу палец, чемодан был в ее глазах корнем всех зол. Если бы только его не было! Но он был и был собран, и вместе с ним Луи собирался уйти из "Ракушки". - Я считаю, что это хорошая идея. И месье Жюстин... - и Луи вновь не смог договорить свою мысль, оставленный отцом, решившим уточнить: как давно и хорошо он знает этого мужчину. - Всего три недели, но это ничего не значит, пап, он прекрасно разбирается в музыке и... - очередной вопрос главы семейства заставил Луи замолчать, поджав губы и крепче прижав к груди скрипку, как некий оплот уверенности в этой вдруг неожиданно начавшейся бури. - Да, мне нравятся руны, но я никогда не говорил, что хочу их изучать. И я не припомню, чтобы хоть раз обмолвился, что хочу идти работать в Грингорс. - стоя посреди комнаты Луи чувствовал, как дощатый пол под ним начинает ходить волнами, покрываюсь крупной дрожью, от которой все труднее сохранить твердость голоса, уверенность в себе и своих желаниях. Разве они это не обсуждали раньше? И почему он так уверен, что обсуждали. Луи терял позиции. Его преимущество того, кто начал разговор, таяло на глазах, и все что он мог это обороняться, пытаясь доказать, что ничего страшного не случится, что все будет хорошо и что месье Жюстину можно доверять, ведь он обещал и вообще.... В какой-то момент Луи поймал себя на том, что начал повторяться, а взгляд матери перестал с такой ненавистью сверлить чемодан, он словно успокоилась, решив для себя, что бой Луи проигран, и он остается в Англии. Луи попытался сослаться на бабушку, ведь та не может не быть рада своему внуку и непременно приютит его и поможет ему, но эта попытка не увенчалась успехом. У бабушки сейчас хватало своих забот и было не до него. Чтобы он ни говорил, родители ловко парировали. И тогда Луи выдал последние козыри, что держал в рукаве, пообещав, что добьется успеха, что станет лучшим, что у него будет много денег и им никогда больше не придется работать - и эта пламенная речь, припасенная как последнее оружие, как Джокер, бережно скрываемый до решающего момента в игре, натолкнулась на снисходительную улыбку, которую уязвленное самолюбие Луи еще могло бы стерпеть, если бы отец не попробовал ему все объяснить и разложить по полкам. Ты хорошо играешь, Луи. Я об этом и говорю! Но таких как ты в Париже много. Это не так, я... Я всего лишь беспокоюсь о тебе, ты не сможешь заработать этим на жизнь, и этот твоей месье Жюстин и бла-бла-бла - отец говорил еще что-то, но Луи его уже не слушал. Затравленно глядя по углам гостиной в поисках ответа, нужных слов он не чувстовал ничего, кроме какой-то поистине детской обиды и злости. В тот момент он не думал, он просто сказал то, что первым прилетело на язык. У этих слов был горьковато-мятный вкус с примесью цитруса. Луи никогда не любил эти три вкуса.
-Это неправда! Ты ни черта не понимаешь. - и в этом момент комнату наполнила тишина. Перестали стучать часы, стих ветер, перепуганные птицы замолчали, и только Луи продолждал говорить жестокие, несправедливые и лживые слова. - Ты рассуждаешь, как тупой обыватель, ограниченный идиот, как все Уизли. - он не заметил как задрожали руки матери, как боль широким мазком прошлась по лицу отца, ослепленный злостью Луи ничего не замечал. - Ненавижу это место. Ненавижу быть Уизли. - и только сказав это, ошарашенный Луи понял, что именно сорвалось с его чертового языка. Он не хотел говорить этого, но все же сказал, и перепугавшись продолжил по инерции на французском. - Je déteste... - вместе со звоном пощечины в мир вернулись звуки. Растеряно прижав к покрасневшей щеке руку, практически не чувствуя боли от шока, Луи перевел взгляд на мать, пытаясь отыскать в ней поддержку, но она смотрела сквозь него, и от этого было куда больнее, чем от сотен самых крепких пощечин. Подхватив чемодан, Луи выскочил на улицу, в прохладный июньский вечер, чтобы несколько мучительным минут сражаться с самим с собой, а после наконец-то сделать шаг вперед. Как только все утрясется в Париже. Он обязательно. Обязательно извинится, отправив родителям сову.
Но ничего в итоге не утряслось, а сову Луи себе так и не купил, убрав извинения в самый дальний ящик пыльного шкафа вместе с треклятым чемоданом, в котором его матери так и не удалось просверлить дыру взглядом.

+1

8

http://s5.uploads.ru/WslPY.jpg

Форум: http://luminary.f-rpg.ru
Текст заявки: Уоллис Вейр (Wallis Weyr), с внешностью Andrew Scott, 43 года, глава Отдела Тайн
В моей голове у тебя самый блистательный ум за всю историю человечества, который ты направил - опять же, на мой взгляд - на Мерлин знает что. Конечно о том, что от твоих экспериментов начали страдать люди, ещё никто не знает, да и вообще всё, чем занимается твой отдел - большая загадка. Я же предполагаю, что ранее ты работал в Мунго целителем, поэтому в какой-то период своей жизни я хочу соревноваться с тобой по гениальности и часто проигрывать. Хочу считать тебя несносным кретином с бездонными мозгами, выпивать по пятницам и просить помощи и твоего снисхождения в особо сложных случаях. Хочу искусно подставлять тебя перед начальством и быть искусно подставленной тобой. Хочу как-то раз быть вместе отстранёнными от работы и, чтобы не терять времени даром, вместе же попытаться сварить какое-нибудь дикое зелье у меня дома на кухне, чтобы это ещё не очень благополучно кончилось (для меня, тебя, или моей кухни).

В одном из вариантов мы с тобой два конкурента со сложной личной историей, ищущих от общения взаимовыгоды, которую можно найти как в дружбе, так и в ненависти (мы придумаем, как)
В другом - у нас странные отношения двух людей, которые так помешаны на работе, что постоянно забывают, что состоят в каких-то там отношениях
Или ещё что-нибудь на твой выбор)

Ваш персонаж:

Tracey Davis с внешностью Eva Green, 42 года, Глава Святого Мунго, характер под спойлером

Её иногда заносит. Амплитуда самооценки носится от "вашу мать, я грёбаный гений" до "что же я за фрик такой". Она любит всё неординарное и необычное, когда-то в школе хотела даже завести альбом для всех странностей, которые замечает в жизни. Она бесконечно увлечена работой и совершенно точно не знает, когда нужно во время остановиться. Может провести в больнице несколько суток кряду, забывая поесть и поспать, зато потом точно также неистово отсыпается. Имеет атрофированное чувство самосохранения, готова жертвовать собой, но не как герой, а как человек, который просто не заметил, что может пострадать сам. Довольно преданный друг. "Своих" людей ценит бесконечно высоко и готова ради них практически на всё, даже если они не общаются несколько лет. Единожды внесённый в список близких - остаётся там навсегда. Испытывает какое-то необъяснимое, но постоянное внутреннее давление что-то делать. Куда-то обязательно вляпываться, что-то начинать, за чем-то идти, хотя бы думать о чём-то - но так, чтобы не мочь уснуть и вообще чем-то заниматься, пока не будет найден ответ или решение. Обладает сносным чувством юмора, постоянно уходит в иронию и/или сарказм. С незнакомыми людьми может быть резкой и казаться даже заносчивой, тогда как на самом деле ей просто жаль тратить время на лишнее общение.

Пример вашего поста:

Пример поста

Быть мной – это значит меньше всего ожидать, что меня повысят. Причем, второй раз за последние пять лет. Я точно не знаю, шестеренкой чьего глобального замысла успела стать, но прямо сейчас я выхожу с Большого Собрания Совета Старших Директоров уже почти что находясь в новой должности. И не смотря на всю свою уверенность, которой я только что блистала перед серьезными волшебниками в серьезных мантиях, сейчас я почти вслух молю Вселенную хотя бы о том, чтобы не упасть на своих подкосившихся от волнения коленках.
Глава Святого Мунго. Шутка ли?

Мне сказали, что персоналу об этом объявят уже в понедельник. Что они имеют удовольствие наблюдать за моей работой уже много лет, и что все заслуги разом говорят лишь о том, насколько я хороший и достойный претендент на эту должность. Не то, чтобы я вообще на такое не рассчитывала, я весьма недвусмысленно уже года полтора старалась очаровать самого престарелого и самого влиятельного члена правления. Но в то, что это действительно может сработать, не верила до сегодняшнего дня. И честно говоря, не могу поверить до сих пор.
Итак, я иду по коридорам больницы, которые практически с полным правом могу называть своими, и думаю о том, что первым делом нужно разделаться с каждой трещинкой в каждой гребанной стене этого здания. Не знаю, откуда во мне такая забота о штукатурке и внешнем виде в целом, ибо это совершенно не то, чем я только что обещала заняться правлению. Начать разработку зелья от Самозабвения, выделить группу исследователей, которым будет поручено разобраться во всех загадочных случаях последнего месяца, проследить за лечением дочери Правой Руки Третьего Помощника Первого Заместителя Министра, выгнать всех, кто не может позволить себе местное обслуживание – вот приблизительный список дел, который мне зачитал мой предшественник. И хотя ничего из этого не звучит хоть сколько-нибудь радостно, я всё равно склонна именно к этому конкретному чувству. К какой-то неуверенной, не совсем адекватной, но вполне себе безудержной радости.
Ну и чем же я собираюсь заняться сегодня вечером? Точнее – с кем?

Дружить с Невиллом Лонгботтомом – это значит, меньше всего ожидать, что однажды он уволится с должности и уедет преподавать Травологию школьникам. Дружить с ним – это пытаться периодически споить его нежное существо, постараться при этом не залезть ни в чей дом (ох уж эта бурная молодость) и стараться не попадаться на глаза его жене, которая откровенно невзлюбила меня ещё с того случая, как я имела неосторожность выпить лишнего и оказаться при этом в её баре. И сообщить, что её на тот момент жених - лучшее, что я когда-либо видела. Точно не знаю, что мной руководило в тот вечер, но дружба с миссис Лонгботтом не заладилась с тех пор далеко и надолго.
– Твою мать! – я практически выпадаю из камина в кабинете Невилла, совершенно неграциозно приземляясь на пол и задевая рукавом мантии какой-то нелепый куст в горшке. В своем падении решаю винить все ещё не справляющиеся с нагрузкой ответственности колени и напрочь отбитую волнением координацию.
– Моргана дери эти камины! – говорит человек, который через два дня собирается управлять персоналом численностью в сколько там, человек сто? Кстати, надо будет поголовно всех пересчитать.
Итак, я встаю, отряхивая свою мантию от зелёного пороха для каминной сети и с большим наслаждением перевожу дух. В этой обстановке мне больше не нужно подбирать слова и обещать кого-нибудь вылечить. Не надо заботиться о внутренней политике больницы и пытаться угадать, у кого из правления сегодня испортилось настроение и по какой причине. Ну и пациентов лечить – хотя это-то как раз моё любимое – тоже не надо.
– Привет, Лонгботтом! – я жизнерадостно улыбаюсь и оглядываю встретившее меня своим полом помещение. Здесь почти ничего не меняется: лёгкий беспорядок и бесконечная свора пергаментов всё так же покрывают стол, а хозяин всего этого благодушия, очевидно, корпит над всем удивительным, что смогли выдать его студенты за последнюю неделю. Я подхожу к столу и вытягиваю одно эссе наугад.
– «Трепетливые кустики легко спутать с дрожащей трясучкой, однако у этих растений совершенно разное применение в области колдомедицины…» – продолжение этой мысли я дочитываю уже про себя, затем поднимаю весьма разочарованный взгляд на Невилла.
– Серьёзно? Мерлин, я надеюсь, этот человек никогда не придёт работать в Мунго, – я переворачиваю лист и отыскиваю имя автора этой выдающейся умственной работы. - Артур Пэриш… надо запомнить и запретить ему вход в моё отделение, – я откладываю эссе в сторону и подхожу к окну.
– Отличная погода, не правда ли? Давай прогуляемся и поболтаем?


загляни в меня

Трепетливые кустики, или Дрожащая трясучка (англ. Flutterby bush) — волшебное декоративное растение. Листья трепетливых кустиков неспешно колышатся без всякого ветра, приятно оживляя обстановку. Известно, что раз в столетие на кустиках появляются цветы с необычным запахом, привлекающим прохожих к себе — это либо аромат моря, либо пергамента, либо дров, горящих в камине, либо запах дома. Вероятно, как в Амортенции, каждый чувствует симпатичный именно ему аромат.

0

9

Форум: http://thereapersdue.ru/
Текст заявки:

ИЩУ ЛЮБИМУЮ СЕСТРУ С ТЕМНЫМ ПРОШЛЫМ

http://sh.uploads.ru/xyMF3.jpg

ИМЯ: ЭЙЛИН РОЗЬЕ
ВОЗРАСТ: 16-18 лет
ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ: на усмотрение игрока
МЕСТО РАБОТЫ: на усмотрение игрока
ПРИМЕРНАЯ ВНЕШНОСТЬ: Аделаила Кейн

ПРИСЛУШАЙТЕСЬ:

Девочка с темным прошлым, светлым детством и ярким настоящим.
Эйлин – позор для семейства Розье, ребенок, испортивший ее кровь.
Ребенок, рожденный от маггла. Но ни она, ни окружающие, ни будущий супруг – никто и никогда не узнает об этом…
Во всяком случае чета Розье искренне в это верит.
Эйлин – девочка, похожая на зимнее солнце: слепит глаза, обманчиво тянет в свои объятия, но никогда не греет. Она почти никогда и никому не доверят, не сближается с окружающими и много времени проводит в мечтах, чтении книг и самообучении. Но есть в ней что-то…  Возможно, она сама чувствует в себе некую тайну, которую не стоит выдавать.

***
Она всегда была такой. Чуть отстраненной. Сильной. Самоуверенной. Она всегда улыбалась, несколько надменно, с легкой игривой ноткой. Она всегда верила только себе, но доверяла лишь  брату. Она странная немного. Она говорит загадками, а чаще, просто не договаривает то, что уже начала. Или начинает с середины фразы. Порой кажется, будто она где-то в своем мире, но и этот мир слишком жесток для ее тонкой душевной организации. Она словно птица в клетке - не способна выпустить себя на свободу. Сдержанна. Скованна. Малоэмоциональна. Это всего лишь маска, которая не просто надета, но приросла к лицу. У нее мягкая манера речи, и грусные отблески в глазах. У нее легкая улыбка и аккуратные движения. Иногда она похожа на приведение, а иногда может приковать к себе все взгляды. Она умеет красиво говорить. Красочно. Убедительно. А умеет молчать. Всегда к месту. Она может показаться мечтательной, но ее мысли заняты вовсе не воздушными замками из будущего. Нет, ее мысли темны и тяжелы. С ней сложно находиться рядом долгое время - рискуешь заразиться никому не понятной хандрой и депрессивными настроениями. Она нелюдима. Ей ближе книги. Она не любит солнечный свет. Ей ближе огонь в камине и звезды на темном небе. Она не любит разговоры о погоде и политике, но всегда может их поддержать. Хотя, ей много ближе тихое отрабатывание нового заклинания где-нибудь в лаборатории. Она странная немного. А может быть, и правда - сумасшедшая с очарованием вейлы.

1

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

ПЛАНЫ НА ИГРУ

2

Эйлин - особенный персонаж в жизни Эвана. Она для него - оплот нежности и тепла. Он, несмотря на все очень любит и оберегает её, хотя знает, что с тайной её рождения что-то не так...
На роли хотелось бы видеть игрока который прочувствует вот эту тонкую грань внутреннего понимания Тьмы, при внешнем лоске. Хотелось бы, чтобы игрок наделил девочку чем-то особенным, но обязательно мрачным и тяжелым. Для нее самой, для понимания остальных...

Связь через гостевую. 


Играть можно много и долго.
Я лично вижу много непонимания, драмы и переломных моментов.
Но при всем этом много нежности, детских тайн на двоих и на целый мир, разных пакостей и секретов.

Очень многое может зависеть от выбранной лояльности, причем каждая из них будет очень интересным поворотом сюжета.
Все обсуждаемо.

Ваш персонаж: Эван Розье, с анкетой можно ознакомиться тут: http://thereapersdue.ru/viewtopic.php?id=324#p24074
Пример вашего поста:

Пример поста

- Нет, я сказал сегодня! Если я сказал, значит ты пойдешь и сделаешь это сегодня! - слегка зарычав от переполнявших его эмоций, Рейнард ударил ладонью по столу, отчего желторотый юнец, сидевший напротив ощутимо вздрогнул и потупил взгляд, тет же кивая. Но Розье этого не видел, он продолжал свою гневную тираду: - Почему-то Вы все думаете, что если я вступил в должность главы не так давно, то меня можно не слушать, не слышать и вообще плевать на мои распоряжения с Астрономической башни! Еще раз я замечу за тобой такое поведение, можешь быть уверен в том, что дорога в ад тебе будет заказана, - кинув уничтожительный взгляд на мальца, мужчина махнул рукой и устало закончил: -Разговор окончен.
Наблюдая одним глазом за тем как работник его отдела отходит к собственному столу мужчина мысленно пытался найти причину того, почему он просто обязан отложить эту кипу бумаг, что пылилась на его столе со вчерашнего вечера еще на один день. Отчеты, бессмысленные служебные записки, заключения суда - все это требовало немедленного рассмотрения, но вся эта кутерьма безумно утомляла.
Рейнард вступил в должность главы штаб-квартиры стирателей памяти совсем недавно. Еще пару месяцев назад он был рядовым Стирателем и даже не слишком жаловался на собственную судьбу. Новость о повышении не принесла Рейнарду никакой радости, нет, конечно он был горд таким положением дел, но в его голову закрадывалась мысль о том, что и в этот раз не обошлось без его отца. Джонатан вегда любил совать нос в дела своего сына. Будь то учеба, работа, увлечения или личная жизнь. Он вон даже невесту своему великовозрастному холостяку найти умудрился. Кстати о невесте. Она, судя по всему, была с Реем на одной волне, ибо тут же проявилась в районе входной двери. Хотя, Розье заметил это не сразу. Сначала он был занят импровизированным скандалом, а после угрюмыми мыслями о стопках пергамента, от которых как раз таки и отвлек его раздавшийся на входе шум.
Поначалу он даже испугался немного, заприметив кипу бумаг, в творческом беспорядке разлетающуюся по кабинету: неужто все это ко мне? Еще чего не хватало! Еще пара секунд понадобилась на то, чтобы усмехнуться неуклюжести "курьера" и подозрительно приглядеться к самому посыльному: нечасто в министерстве отправляли документы непосредственно с человеком, предпочитая больше внутреннюю почту. А бумаги, принесенные лично обычно являлись признаком либо очередного аврала, либо приближающихся неприятностей, граничащих с эпохальным провалом.
Впрочем, сегодня ни один из предполагаемых ранее случаев решил не состояться, и, сквозь летающие листки и прочий бардак, наведенный в течении нескольких секунд, Розье умудрился заприметить никого иного, как Ровену. Ту самую невесту и будущую женушку самого Рейнарда. Бровь последнего удивленно поползла вверх, выдав, тем самым крайнюю степень изумления ее обладателя:
- Мисс Гаунт, - негромко промолвил мужчина, поднимаясь из-за собственного стола, - Что привело Вас сюда? Насколько я знаю, Ваше рабочее место находится несколько на другом уровне, - он выразительно махнул рукой в сторону лифта и добавил: - Если Вы заблудились - лифт там.
Впрочем, отпускать девушку так сразу Розье явно не хотел, поскольку ... ну вот же оно! Та самая причина, по которой разбор бумаг и полетов можно отложить еще ну хотя бы на несколько часов. А потому, мысленно поблагодарив судьбу за столь благоприятное стечение обстоятельств, мужчина подошел к Ровене, помогая той собрать бумаги обратно в ровную стопку и со свойственной ему язвительностью подмечая:
- Неужто Вы так стремились к работе в Министерстве лишь для того, чтобы разгрузить почтовых сов?

0

10

Форум: Daily Prophet: Fear of the Dark
Текст заявки:


http://s3.uploads.ru/rV25v.jpg

Joseph Morgan (менябельно)

Имя: Ричард / Рик (менябельно) Нотт
Возраст: 23 года
Чистота Крови: Полукровка

Сторона: Пожиратели
Занятость: Информатор, остальное по желанию

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
Если вы попросите Дэнни описать своего брата в двух словах, то он ответит, что Рик - это редкостная сволочь, без вариантов. Да вот только сам младший Нотт похож на него даже больше, чем ему хотелось бы и их сходство видно даже невооруженным глазом. Дело здесь даже не во внешности, хотя в детстве их не редко путали и называли двойняшками, речь о тех чертах характера, что присущи обоим Ноттам: вспыльчивость, мстительность, гордость, излишняя язвительность и раздутое самомнение. Только если Дэниел сумел подавить в себе какую-то часть этих качеств, то Ричард, напротив, возвел их к поистине невиданным высотам.
Он не боится запачкать руки в крови грязнокровок и готов убить любого, кто встанет на пути Темного Лорда, если таковым будет его приказ. Не брезгует и пытками, поскольку любит чувствовать свое превосходство над противником, при этом очень азартен и, зная эту маленькую слабость, его легко можно втянуть в абсолютно любой спор.
У Рика довольно своеобразное, злое чувство юмора, он обожает поддевать окружающих по поводу и без, при этом никогда не знает меры своих шуток и не умеет вовремя останавливаться. Всегда и во всем ищет свою выгоду и будет думать об окружающих только если видит в этом пользу лично для себя.
Тем не менее, мне трудно назвать Ричарда на сто процентов отрицательным персонажем. Да, он не святой и на его руках много крови. Да, у него сложный характер и иногда кажется, что его проще придушить, чем исправить. Но при этом он искренне уважает отца и сестру, и даже, как-то по-своему, любит и глупого младшего брата.
Что касается происхождения, так уж вышло, что Юстас Макграт - дедушка младшего поколения Ноттов, по материнской линии, был полукровкой. Прибывший из Ирландии волшебник, оказался нечистокровным и был убит пожирателями в марте 1976 года на глазах у своей семьи, сродни показательной казни. Разумеется, здесь не обошлось без содействия Джеймса Нотта, не желавшего терпеть подобную «гниль» в своем роду. Как оказалось, отец Юстаса был выходцем из Германии - обычным человеком, влюбившемся в колдунью. Однако незнание не спасло их род. Нотт старший развелся со своей женой, чья дальнейшая судьба до сих пор остается неизвестной для её детей, сохранив за семьей право оставаться в списке избранных фамилий, вычеркнув полукровную ветку из своей истории.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
Сейчас братья не ладят от слова совсем, но, еще в детстве, эта парочка слыла настоящим ночным кошмаром для всего сущего, стремясь лишь к всеобъемлющему и всепоглощающему хаосу, пока Дэнни не променял их совместные проказы на время с Юстасом. Мало-помалу их отношения начали портиться. В меру своей импульсивности братья не редко доводили даже мелкие споры до серьезных дуэлей и разнять их было под силу лишь сестре.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я человек не придирчивый, так что и внешность и имя оставляю на ваше усмотрение (если прям очень хочется, возраст тоже можно немного подвинуть хд).
У Лив, Рика и Дэнни есть вторые, ирландские имена. Плюс, вся троица прекрасно владеет этим языком. Впрочем, не исключаю, что Ричард так возненавидел своего полукровного родственника, что отказался даже от этого знания.
Рик - 100% пожиратель, во всем пытающийся подражать своему отцу. Казнь Юстаса нисколько его не огорчила, напротив, он полностью поддержал решение Джеймса выдать деда Пожирателям.
Планы на игру есть и много, так что без эпизодов не оставлю (:


http://s9.uploads.ru/87Fxk.jpg
Katie Mcgrath (менябельно)

Имя: Оливия / Лив (менябельно) Нотт
Возраст: ~ 27 лет
Чистота Крови: Полукровка

Сторона: Пожиратели
Занятость: Я вижу Лив, работающую в министерстве магии. Ей бы отлично подошла вакансия в Штабе стирателей памяти, но я вовсе не настаиваю на этом.

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
Оливия, первый ребенок Ноттов, свято верившая в силу их крови и семейные узы. Девушка никогда не подвергала сомнениям действия своего отца, слушая каждое его слово, при этом всегда старалась быть дипломатом. Она умело разрешала все конфликты, возникающие в их доме, примеряя родственников вне зависимости от серьезности происшествия, пользуясь определенной долей уважения у обоих своих братьев. Лив мудра и рассудительна. В школе преподаватели ценили её за старательность и ставили в пример младшим братьям, как прилежную ученицу, на которую им стоило бы ровняться.
Что касается происхождения, так уж вышло, что Юстас Макграт - дедушка младшего поколения Ноттов, по материнской линии, был полукровкой. Прибывший из Ирландии волшебник, оказался нечистокровным, что вызвало страшный скандал, в результате которого, он был убит Пожирателями весной 1976 года на глазах у своей семьи, сродни показательной казни. Разумеется, здесь не обошлось без содействия Джеймса Нотта, не желавшего терпеть подобную «гниль» в своем роду. Как оказалось, отец Юстаса был выходцем из Германии - обычным человеком, влюбившемся в колдунью. Однако незнание не спасло их род. Нотт старший развелся со своей женой, чья дальнейшая судьба до сих пор остается неизвестной для её детей, сохранив за семьей право оставаться в списке избранных фамилий, вычеркнув полукровную ветку из своей истории.
Оливия прекрасно знала своего отца, поэтому столь радикальные меры её не удивили. Тем не менее, Дэнни до сих пор упрекает её в бездействии, считая, что сестра вполне могла предотвратить подобный исход, но не стала этого делать. Хотя Лив было искренне жаль своего убитого деда, но девушка понимала, что другого выхода у ее отца не было. Ей было жаль и свою мать, которую отец выгнал из дома, но она надеялась, что ее бесследная пропажа поможет ей не повторить судьбу Юстаса.
К счастью для оставшихся детей, отец лояльно отнесся к дочери и сыновьям, но Дэниел слишком остро воспринял случившееся и сбежал из дома, укрывшись в Косом Переулке.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
Девушка считает, что семья - это самое главное, что есть в жизни, а потому побег Дэнни до сих пор не укладывается у нее в голове. В тот день она решила, что потеряла слишком много близких для нее людей, поэтому не позволит младшему брату повторить судьбу своих менее удачливых родственников и вернет его в семью.
Она воспринимает поведение своего младшего брата ошибкой – глупой, детской выходкой и пытается переубедить его, удерживая отца от крайних мер, который твердит, что сын не только позорит, но и ставит под угрозу всю семью своим ребячеством. Оливия часто навещает его в Косом переулке, в надежде образумить, но тот слишком любил своего деда, чтобы простить Джеймса и вернуться в семью.
Тем не менее, их отношения все еще можно назвать доверительными. Дэнни, пусть и строит из себя обиженного ребенка, все еще любит сестру, хотя его гордость, вкупе с наследственным упрямством, и не дают ему признаться в этом.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я человек не придирчивый, так что и внешность и имя оставляю на ваше усмотрение (если прям очень хочется, возраст тоже можно немного подвинуть хд).
У Лив, Рика и Дэнни есть вторые, ирландские имена. Плюс, вся троица прекрасно владеет этим языком.
Обладает легилименцией, как и её младший брат, но не переусердствуйте с этим моментом (:
Мне кажется, что сама Оливия не входит в ряды пожирателей, но всячески помогает им во всех начинаниях. Впрочем, если есть желание - останавливать не стану, но учтите, что однажды перед ней обязательно встанет выбор между семьей и служением Темному Лорду и вот, что именно она выберет - будет зависеть лишь от вас (:
Думаю, нам всегда найдется, что сыграть, так что на произвол судьбы не брошу :З

Ваш персонаж: Дэниел Нотт - ваш младший брат (: По паспорту 21, но в голове всё ещё тот бунтарский подростковый возраст, который и подтолкнул его сбежать из дома после казни деда, параллельно обидевшись на весь белый свет. Дуралей с прокаченным юношеским максимализмом, настоящая заноза в мягком месте, упрямый, саркастичный и импульсивный авантюрист. Короче не соскучитесь)
Пример вашего поста:

Пример поста

- Ну-ка повтори, что ты там сказал про предательство. - Появившееся было уважение к Лонгботтому быстро испарилось, стоило этому идиоту снова открыть рот. - Я не понимаю, ты что, специально нарываешься? Так обида глубоко засела, что решил мне нервы вытрепать? - Конечно же, репутация Нотта всегда бежала вперед него и в Хогвартсе его знали отнюдь не за примерное поведение, но раскидываться такими вопросами... Нет, он точно приложит этого гриффиндорца, когда все закончится. Только ради этого можно было продолжать двигаться вперед вместе с этой парочкой.
- Спасибо, Алиса. Первая здравая мысль за сегодняшний вечер. - На предложение девушки держаться вместе, Дэнни отвесил театральный поклон, после чего бросил недовольный взгляд на Лонгботтома, так и не удосужив того ответом. - Да, смогу. - Оглядев оставленную в ноге рану, слизеринец слегка поморщился, но решил, что жить будет. Она все еще кровоточила, но уже не так сильно, как раньше. Если его не заставят бежать марафон по всему переулку - все будет в порядке.
Он хотел было добавить что-то еще, но появившийся в небе череп, просто лишил его дара речи.
- *Do chorp don diabhal... - Непроизвольно выругался Нотт на чистом ирландском, наблюдая за извивающейся змеёй, расползающейся по облакам.
- Ну и... Каков наш план?..
Нотт напряженно наблюдал за приближением Темного Лорда, в окружении своей свиты. В голове мелькнула мысль о том, что где-то, среди этих масок, могут скрываться и его отец, и его брат...Что ж, после этой выходки, о возвращении домой можно забыть. Не сказать, что он сильно стремился туда попасть, но все же... Сестре больше не удастся выгородить его перед родственниками, не на этот раз. А ведь она пыталась предупредить его. Намекнула держаться подальше. Но, он, как обычно, её не послушал и влез в самую гущу событий, засветившись в противостоянии с Пожирателями. Как всегда, все через одно место...
- Что ж, уважаемые представители аврора, я полагаюсь на вашу мудрость... Не на его, конечно, - не смог промолчать слизеринец, махнув рукой в сторону Фрэнка, - там ни о какой мудрости и речи быть не может. Но тебе, Алиса, я доверяю.
Сделав глубокий вдох, Дэниел, перехватил палочку поудобнее, крепко сжав её в руке. Он чувствовал, как от напряжения вспотели его ладони, но постарался успокоиться, внимательно наблюдая за каждым шагом приближающийся процессии. Идея уходить была хорошей, но не слишком своевременной. Куда им теперь было деваться? Стоило подумать об этом раньше... - Мы, конечно, можем попытаться, но я не думаю, что нас просто так отпустят. - Они привлекли к себе слишком много внимания - убегать уже поздновато.

Отредактировано Redheaded Nightmare (06-10-2018 19:31:10)

0

11

Текст заявки: Ищу соигрока, который захочет отыграть  молодого человека, старшекурсника института Дурмстранг, недавно парень был спущен в подземелье Института, благополучно выдержал экзамен.
Пример вашего поста:

Пример поста

Почему ты делаешь это?, спросил Илину Каркарову Плэймн Цепеш. Он стоял рядом с ней и сам не верил, что они могут разговаривать так спокойно и  дружелюбно. Раньше, когда он подходил к девушке, она отталкивала его, убегала. А теперь Илина стоит совсем близко, улыбаясь, смотрит на него. Для чего ты преследуешь несчастную Аврору Синистру, преподавательницу астрономии из Хогвартса?  повторил свой вопрос молодой Цепеш.
Это целая история, такая длинная и печальная , грустно ответила девушка, но я могу тебе рассказать.
Я вышла замуж сразу после окончания Дурмстранга.

За кого? Спросил  парень.
За преподавателя, ответила девушка, и опять улыбнулась. Помнишь, как ты пытался подарить мне кольцо, а я убегала? Как ты прокрался ко мне в комнату, когда я спала. Ты пытался надеть кольцо, но я все равно услышала и проснулась. Ты не знал тогда, что в Дурмстранге запрещены отношения, тебя могли наказать. Я очень хотела, чтобы тебя наказали. Твои ухаживания были очень страшны для меня.Теперь она смеется, а  Плэймн смотрит на нее с отчаянием, он не думал, что она вспомнит об этом и не был готов к такому разговору.
Ты принес мне много неприятных минут жизни. Ничего хорошего никогда не сделал для меня. Ни разу не подумал обо мне. Я каждый день с ужасом думала о твоей настырности. Думала о том, что наши перебранки может увидеть Игорь. Мы не могли говорить с ним, да и кто бы нам дал. Если бы он заговорил со старшекурсницей или допустил какую то вольность,  его бы сняли с должности, судили и возможно, убили. Девушка поднимает глаза вверх, сдерживая слезы. Ей очень тяжело вспоминать эти события.
Знаешь, как все начиналось? Ты должен это знать. Мне начали приходить анонимные письма. В них было то, что Игорь любит меня… Когда я читала, мне было весело, ведь я так же  как и ты, не знала о запрете Дурмстранга на отношения. Поэтому я собрала все анонимки и зашла в зал темной магии к Игорю. Я аккуратно положила письма на стол, сказала: Я тоже Вас люблю… Вы самый лучший.
Затем начался ад. Сначала я узнала, что Игоря подставили, мой поступок должен был сильно скомпрометировать моего любимого, его могли снять с должности или даже убить. Да, убить. Мне стало плохо. Я первый раз в жизни упала в обморок, все поплыло у меня перед глазами, так мне было страшно. Приехали врачи. Я объяснила свое состояние нервным напряжением, переутомлением от интенсивных занятий.   Даже уроки темной магии не производили на меня такого гнетущего впечатления, как эта ситуация. Эти письма писала Аврора. Выходцы Хогвардса постоянно делают разные гадости  студентам и преподавателям института Дурмстранг. Возможно, они хотят получить особое влияние в Министерстве. Аврора очень переживала, что Игорь Каркаров не был снят с должности. В день нашей свадьбы с ней случилась истерика. Больше всего на свете она боится, что у нас с Игорем будут дети, ведь сама Аврора бесплодна.
Пока я переживала эту ситуацию, ты путался под ногами… со своим кольцом. Прости меня, пожалуйста, за все грубости, что я тебе наговорила.
Ты не мог заглянуть в мою душу, а если бы мог? Что ты чувствуешь сейчас  ко мне, после того, когда все узнал? Хотел бы ты вернуть время назад и остановиться? Не требовать от меня любви силой?

Отредактировано Ruodhaid (16-09-2018 23:20:13)

0

12

Форум: http://phoenixlament.f-rpg.ru
Текст заявки:
Ваша жизнь начинается в апреле-мае 1998. Вы уже почти год находитесь под заклятием империуса, а когда находите в себе силы сопротивляться и постепенно возвращаетесь, приходите в ужас от новой жизни, что теперь вас окружает.
Во-первых, вы понимаете, что если дадите понять, что империус с вас пал, то у вашей семьи будут неприятности.
Во-вторых, до империуса у вас был чудесный брак и трое детей, а теперь ваша жена изменяет с молодым мужчиной.
В-третьих, ваш младший сын убит, причем с вашей помощью.
Вам остается все это переварить, наблюдать, но не иметь никакой возможности что-либо сделать до битвы за Хогвартс.

Краткая история Клейтона:
Возраст 48-53, учился на хаффлпаффе (можно рэйвенкло), пошел работать в управлении поддержки оборотней, потому что искренне считает их равными магам, пытается бороться за их права.
В 1976 начинаются отношения с Морин: тут можно отыгрывать становление Лорда, всеобщий страх, его власть. То есть, экшн, эмоции, детектив, любовь.
В 1981 они вступают в брак: возможно, они сделали в каких-то необычных обстоятельствах? Можно об этом подумать.
1980 рождение наших дочерей близняшек Элис и Марго: можно отыграть какие-то смешные эпизоды, как запаханные родители ждали одного ребенка, а получили два. (одна из дочерей есть на форуме, вторую будем искать)
В 1991 у нас появляется незапланированный младший сын Чэдвик, которого мы очень любим.
И все у нас идет хорошо, пока в один день к Морин не приходят с просьбой об услуге Пожиратели. Она отказывает, а через несколько дней Фенрир Сивый убивает Чэдвика при содействии Клейтона (уже под империо).

Морин остается одна по сути все это разгребать, начиная бояться мужа-марионетку и отстраняясь от него.

*Имя можно сменить (фамилию нет)
** Внешность обсуждаема.
Ваш персонаж:
Морин Монтгомери (Дженнифер Коннели)  частично канноничный персонаж, упоминается как миссис Монтгомери.
Чистокровная волшебница из семейства Крам она всегда выступала за справедливость во всех отношениях, но никогда не была занудой при этом. Она яркая, чувственная женщина, которая переживает тяжелые времена.
Пример вашего поста:

Пример поста

...П.С. Папа вас тоже целует! Не влипайте в неприятности!
Морин запечатала письмо и положила его рядом с собой на край стола. Папа уже давно никого не целует. Или даже, вернее сказать, от папы почти ничего не осталось. Ее оставили одну переживать горе смерти ребенка, не дав даже часа разделить его с мужем. В момент, когда она сильнее всего нуждалась в поддержке, у нее отняли эту поддержку, и ей пришлось стать сильной. Точнее, выглядеть сильной, потому что Морин едва ли ощущала себя таковой, скорее ей казалось, что она как разбитая ваза, небрежно склееная заклинанием, которое в любой момент готово развалиться, оставляя после себя лишь осколки.
Помимо скорби о Чэде, о котором Морин попросту запрещала себе думать, ведь стоило только начать, уже сложно было остановиться, хотелось лишь выйти в окно следом, чтобы больше никогда не переживать чувства утраты ребенка, но у нее все еще оставались Элис и Марго, которые нуждались в матери, в сильной матери, которая их защитит и поддержит, примешивался и другой страх.
Клейтон ее пугал. Оставаться с ним наедине в доме было невыносимо. Иногда на секунды она забывала, что это больше не ее муж, и тянулась к нему, но ее всегда отрезвлял какой-то насмешливый отблеск в его глазах. Словно бы за ней следили каждую секунду, что  она находилась дома.
Морин стала плохо спать, и под глазами залегли тени. Она просыпалась от каждого шороха и спала с палочкой под подушкой. Ей все снилось, что муж собирается ее убить, или что он опять впустил Сивого, или даже что он сам стоит над ней с палочкой, затем зеленая вспышка...и больше ничего. В моменты слабости она даже надеялась на последний вариант, ведь тогда никто не сможет ее осудить в том, что она недостаточно старалась.
На работе было ничуть не лучше. Нелепые слухи о пропаже Брэндона, главы отдела, и ее назначении, перемешивались между собой, и все словно бы забывали о главном враге, делая ее козлом отпущения. Каждый раз, проходя мимо коллег, она поднимала голову чуть выше, чем нужно было, и смотрела в одну точку, стараясь не обращать внимания.
Монтгомери всегда была легкого нрава, веселая, обаятельная, она легко находила друзей, но сейчас она словно бы осталась одна. Никого не оставалось рядом, кого она могла бы нагрузить проблемами. Даже Скарлетт она боялась рассказать об истинным положении дел. Иногда, в секунды помешательства, ей казалось, что она с ними заодно, иногда же просто боялась подставить сестру.
- Мисс Бейкер, вызовите ко мне..., - Монтгомери ненадолго замялась. - Сомерсета Мальсибера.
Она подумает обо всем личном позже. Сейчас же ей нужно было нарушить законы, и помогать тому, кого нельзя называть. Морин презирала себя за эту слабость, она не раз задавала себе вопрос, в праве ли она ставить на одну чашу весов свою жизнь и жизнь своих детей, тогда как на другой стоит нечто большее? Возможно, жизнь большинства людей магического сообщества. Но раз за разом она гнала эти мысли. Подумает об этом позже, так она говорила себе.
Раздался стук.
- Проходите, - ответила она, смело заглядывая в глаза мужчины, который зашел.
Наверняка, она увидит в них подозрение, злость, презрение или неприязнь. Она привыкла. Надо просто не думать об этом. Морин поднялась с места, чтобы взять с полки справа документы. Она все еще выглядела изумительно. Одетая с иголочки, со вкусом. На нее смотрели с осуждением, считая, что стыдно прихорашиваться, когда у тебя погиб ребенок. А она просто думала, что стоит ей перестать делать себе прическу, выбирать платье, наносить макияж, и в голову полезут страшные мысли, и она сломается.

+1

13

Текст заявки: Я заметила тебя сразу, ты был тут чужой: резкие движения, слишком громкие разговоры, с периодичной вставкой румынских слов, вышедшая из моды мантия. До сих пор не могу понять зачем тогда подошла к тебе, скорее всего из-за скуки - это был тоскливый прием с несвежими сплетнями и ужасным на вкус теплым шампанским. Или дело было не в этом?
- Потанцуете со мной, мистер Уизли?
Легкий испуг в зеленых глазах и вот мы уже кружимся в вальсе.
- Вы редкий гость на таких мероприятиях.
- Предпочитаю общаться с драконами.

Наш роман был невозможный по всем параметрам и все понимали это. Было сложно - мы были слишком разные, но все равно тянулись друг к другу. Мы разрушали навязанные обществом стереотипы, ругались, спорили, но продолжали красть встречи, сжигать письма, скрывать чувства. Мы сбегали в наш уютный мирок - маленькой квартирке на окраине Лондона - целовались до сбитого дыхания, делали вылазки в магловский мир, ты учил меня обращаться с животными. Это было волшебство, самое настоящие волшебство от сердца, а не это размахивание деревяшкой под произношение странных слов на помеси латыни и английского о котором нам восемь лет твердили в школе. Но все хорошие когда-то заканчивается и дата моей официальной помолвки с Малфоем появилась в "Ежедневном пророке". Это конец, Чарли? Ответь.
________________________________________________________________
Мой персонаж - Дафна Гринграсс, 19 лет, окончила Хогвартс, работает помощником целителя в святого Мунго. По договоренности родителей, должна выйти замуж за Малфоя, чтобы укрепить финансовое состояние своей семьи и репутацию будущего мужа.
Ищу Чарли Уизли, каким он будет решать тебе.
Хочу сыграть конфликт интересов и принятие себя и другого человека. Хочу чтобы Дафна сбежала из под венца ради Чарли, а он был не совсем уверен, что та жизнь, которую он может ей предложить - это то, что нужно ей и ему. Хочу трудностей в притирании, ссор, хлопанья дверью, хочу через тернии и кто знает или к звездам.

Несколько требований:
- Пишу от первого лица, ты можешь писать от какого удобней.
- Комфортный размер постов для меня - страница ворда, чуть больше/меньше в зависимости от обстоятельств.
- Что касается частоты написания, то 1-2 поста в неделю самый приемлемый темп игры. Большего, увы, обещать не могу.
- Форума на примете нет и не знаю или мы сможем найти, поэтому думаю кросоввер или игра в лс вк будет самым приемлемым вариантом, но это уже детали.

Пример поста

к сожалению, за женского персонажа поста под рукой не оказалось.
Сложнее всего бывает по утрам, когда открываешь глаза и ничего не происходит. Чернильная тьма ночи не рассеивается и нужно подождать пару ужасно неприятных мгновений, чтобы осознать - она не рассеется никогда. Так говорят целители, об этом знают друзья и враги, в этом уверен и он сам Гарри – мать его – Поттер, герой и надежда на спасения магического мира с приставкой «экс».
Он начал слепнуть в прошлом году, сначала зрение падало по чуть-чуть, и он даже не ходил к врачу, просто заколдовывал свои очки. А потом начала пропускать тренировки по квиддичу, ссылаясь на занятость и простуду, потому что играть он не мог, совсем. Когда на одной из тренировок, на которую его вынудили пойти, он не увидел снитч прямо около своего носа, Гарри сдался и обратился за помощью. Это стало началом конца. Его переправили в Мунго, где зрение падало с каждым днем, а потом он ослеп. Целители разводили руками, магловские врачи не говорили ничего внятного. Подавшись на уговоры Гермионы, Поттер отправился в Индию, к какому-то шаману, но тот только пробормотал что-то невнятное о злых демонах, что заслонили Поттеру солнце. Так началась его жизнь во тьме.
Он хотел бросить школу, купить дом где-то на краю земли и жить там отшельником, но все так активно выступили против, что легче было согласиться с ними, чем вести войну на четыре фронта и объяснять почему так будет лучше.

***
Обычно он ходит гулять с Гермионой, она единственная из его старых друзей, чьему присутствию он действительно рад. По началу она, как и все, донимала его разговорами, убеждениями в том, что он выздоровеет и нужно бороться, а потом резко сменила тактику и снова стала просто другом, оказывала помощь, когда он просил, обсуждала новости и уроки, рассказывала какая погода за окном и читала ему книжки. Поттер был почти уверен, что причиной смены тактики общения с ним стало штудирование не одной книжки по магловской психологии или подобной лабуде, но, чтобы это ни было, Поттер был искренне рад. Но сегодня Грейнджер была занята, сидеть в гостиной как пень, уставившись в одну точку Гарри не прельщало и взяв с собой трость и держа палочку наготове он отправился бродить по замку.
Коридоры были родными и давно знакомыми, сколько времени он потратил, бродя здесь – не сосчитать, особенно на пятом курсе, когда практически каждую ночь ему снились кошмары Лорда. Вот уж не думал, что сейчас он так будет рад тогдашней банальной боязни заснуть и оказаться в липких лапах чужих плохих снов. Тишина коридоров успокаивала и практически баюкала, он радовался ей как ребенок новой игрушке, потому что смог ней наслаждаться. Если верить магловским врачам и их стадиям принятия неизлечимых или смертельных болезней, то Гарри, по собственному мнению, застрял где-то между депрессией и принятием. Он выработал свой новый ритм жизни и привычки, почти не попадал в какие-то нелепые ситуации, что повсеместно случались с ним в начале, оставил идею стать отшельником и уйти жить куда-то подальше в лес, перестал искать того, кто возможно его проклял. Его больше не пугало его состояние. Почти. Невозможно убиваться по чему-то целую вечность, время – самый злобный и самый гуманный из докторов, оно лечит любые раны.
Сворачивая за очередной угол, он слышит кого-то еще. Этот кто-то идет прямо за ним, выдерживая небольшое расстояние, но не обгоняет. Гарри выравнивает спину и сильнее сжимает палочку в правой руке. Он может колдовать и без нее, но теплое дерево успокаивает, физическое воплощение его силы и оружия дает в сто крат больше уверенности, чем знание о том, что он сможет обойтись и без нее.
Проходит еще одна минута и надеется на то, что это какой-то ученик, который оказался тут случайно становится просто глупо. Расстояние сокращается, чеканка чужого шага совпадает с ускоряющимся ритмом сердца. Поттер сглатывает слюну.
Кто-то трогает его за плечо. Кто-то чужой. Нет не запаха не тепла рук, что-то мягкое, но безликое, не несущие отпечатка, не дающее даже намека. Ему хочется закричать, но он сдерживается, а потом легкой пиленой его накрывает апатия.
Его куда-то толкают. Куда? А есть ли разница? Да нет. Быть там или
здесь, сменить одну ночь на другую, нет никаких различий. Гулко щелкает закрывающейся замок.
Чары отпускают, но Поттер не подает виду, кидает неверобальное заклинание и узнает, что в помещении два человека: он и еще кто-то. Это хорошо, значит засады нет. Но один безмолвный противник – хуже десятка галдящих и шумных врагов. Тишина и темнота окутывают Поттера. Он аккуратно шарит руками у себя за спиной – стена. Никаких зацепок. В коридоре где он гулял множество учебных классов, некоторые из них давно не используются.
Опасность мобилизуют все силы и щекочет нервы. Он вспоминает почему никогда не пытался отказаться от судьбы мальчика-который-выжил. Адреналин растекается по венам – это почти наркотик.
- Что тебе от меня нужно? – разбивает он тишину.

Отредактировано олиvка (24-09-2018 11:04:31)

0

14

Текст заявки:
Мы оба с тобой англичане.
Мы оба с тобой волшебники.
Мы оба с тобой покупаем лимонный крекер в лавке мисс Пибоди.

У тебя отличное чувство юмора - выдрессированное, в ошейнике из французского эвфемизма и обязательной шутки про ирландский виски. У меня отвратительное, оно лепит розовый магловский стикер на спину тёте Гертруде на очередном семейном сборе и заставляет фонить хуже иридия - плохая партия, плохая партия!

Нам обоим чуть-нечуть за тридцать, мы оба при роскошной фамилии, мы оба ненавидим тарталетки на официальных приёмах.

Ищу, короче, игрока. Для лепки плотных и густых отношений. Без краеугольных многослойных драм - можем, конечно, вместе убить кого-нибудь или героически влюбиться в одну и ту же белокурую француженку, ну а можем и нет. Предпочитаю играть женскую партию, ещё сильнее предпочитаю видеть в компаньонах колина фёрта (у всех из нас есть детские фантазии!) Хочется, чтобы было остроумно, смешно, волшебно. Имею на руках три с половиной сюжета, все как один - клише на клише, торжественно клянусь рассылать тебе, друг, в личку.

- друг, я ратую только за нашу исключительную близость, всё, что в паспортах, сердцах, кроватях - опционально; мы друзья, мы любовники, мы родные - рисуй жирную галочку в произвольном месте
- третье лицо от меня, любое - от тебя
- грамотность - моветон, интересно - съедобно т9 посоны
- ратую за любой комфортный объем, коварно строчу свои ехидные 3 тысячи в ответ
- у нас с тобой, друг, страсть! а страсть - это как минимум поста четыре! в неделю! на двоих!

подчеркну жирным, чтобы тебе знать, чего ожидать:
- я много, друг, придуриваюсь, шучу, крою тебя, себя и вон того бомж...джентльмена трёхслойной отборной иронией, и это всё - на полном серьёзе

Пример вашего поста:

Пример поста

потеряла всё, что было создано предками
относительно свежий, относительно сдобный пост с дней игры по MCU
enjoy or not enjoy

it was this moment he knew

he f&cked up

У Питера голова не на месте - болтается где-то в облаках, окутанная романтическим флёром супергеройской жизни. Болтается высоко-высоко, что случается с ней нередко - так же нередко, как случаются и дни, на которые у него намечено большое Дело. Дело всегда связано с Мстителями. С мистером Старком в частности - других Мстителей Паук либо не знает, либо не знал, либо как-то не так-то и давно вынужден был бить им морды за мистера же Старка. В такое время он всегда возбужден выше положенного, превышает все мыслимые законы воздушного снабжения в Бруклине и обязательно нет-нет, а врежется во что-нибудь, так что его собственный костюм начнет искрить, выдавая паркеровское нетерпение. В последнее время Дело всегда в том, что его высокотехнологичный наставник придумал, как сделать костюм Питера круче, сильнее...в общем, супергеройскую Олимпиаду он бы определённо выиграл.

- Пятница, скажи мистеру Старку - я буду! Скоро! Десять...семь минут, - захлёбывается предвкушением Питер. Непонятно даже, чему он радуется сильнее - очередному многодолларовому апгрейду, многодолларовым ланчам, которые тащат в мастерскую механические руки или многодолларовому же миллиардеру, который с той же небрежностью, что и Питер, отрывает от сэндвича за тридцать баксов куски по ходу дела. Пятница, правда, иногда сбивает его с толку - вежливый механический голос не умеет шутить, отвечает с задержкой и чаще всего сообщает Паркеру, что ему сегодня...

-...не назначено, мистер Паркер, - некоторые женщины не меняются, так ещё его дядя говорил! Пятница определённо не менялась - свежа, гипотетически хороша, всегда рада отказать ребёнку. Сам ребёнок, впрочем, помнит старковское "в среду, киддо" ярче яркого, поэтому кричит, давясь попутным ветром (о, где-то по встречке продают тако!) - Две минуты, Пятница,- говорит счастливый ребёнок Питер, ещё раз повторяет слова наставника про себя и цепляется за крышу соседнего здания.

trust the phone they said

Тётя Мэй - одинокая женщина. Нет, не так! Тётя Мэй - формально одинокая женщина, поэтому никогда не удивляйтесь, если она утащит вас вглубь квартиры и предложит пирог. Чаю. Кофе. Присесть. Ещё Тётя Мэй, правда, стальная женщина. Удивляться, если на вкус её женское "присаживайтесь" будет как костюм вашего метросексуала-начальника, тоже не вздумайте - это у них, у женщин, в двадцать первом веке в моде. Садитесь, пейте, ешьте, не забудьте убрать телефон и отставить лишние вещи в стороне.

Потому что когда стальная женщина тётя Мэй начнёт отрывать от вас куски, посторонним предметам лучше оставаться позади. Хэппи откуда-то знал правила - в том месяце его уже угощали сливовым пирогом, и что-то было у старшей Паркер в глазах такое, что заставляло семиминутное чаепитие вписываться в торопливый его график. Хэппи был единственным, кому этот самый пирог нравился, так что в тот день он размяк, оставил коробку для мальчонки у порога его комнаты (всё для стажировки, миссис Паркер, однозначно для стажировки!) и провалился в обманчиво мягкие диванные подушки с самым дружелюбным выражением лица на свете.

Мэй хлопнула дверью, на всякий случай ещё раз набрала Питера и наконец встретилась с Хэппи взглядом.

Кондитерский нож ещё никогда не выглядел так грозно в женской руке.

- Значит, так... - говорит миссис Паркер, протягивает телохранителю тарелку и смотрит. Взгляд у миссис Паркер на семь разведслужб из семи - с такими глазами пытают, с такими глазами убивают, с такими глазами смотришь на учителя, который поставил любимому чаду F за семестр. Начальник Хэппи, кажется, пошёл ещё дальше - практически собственной рукой вычеркнул Питера с доброй половины занятий по физике (а Питер так любит физику!) за последний месяц, и всё это - ради стажировки, на которой её любимого мальчика никогда не было.

Мэй была очень растеряна.

Мэй была готова убивать.

Хэппи отправляется в нокаут.

Этой квартире нужен новый боец.

I have to tell you, not a fan of that Tony Stark of yours

Стеклянные двери площадки Стартауэр открываются ему навстречу много стремительнее, чем Питер (он помнит, Старк успел забыть, что ему назначено!) ожидает, он влетает внутрь чуть быстрее, чем было бы прилично, и суетливо перебирает лапами-конечностями в указанном электронной женщиной направлении. Питер бесконечно счастлив, бесконечно суетлив - и совсем капельку голоден, потому что какой-то мутный парень на год постарше опять выкинул его обед из окна столовой.

Старк разговаривает по телефону.

Паркер слышит имя тётушки.

Паркер оказывается на потолке быстрее, чем Старк успевает развернуться.

+2

15

Форум: http://sullenfables.rusff.ru
Текст заявки:
Ищу того, кто смог бы сыграть нашего с женой сына в рамках Магической Британии!

NATHANIEL ZABINI, 5
НАТАНИЭЛЬ ЗАБИНИ // НАСЛЕДНИК // ЧИСТОКРОВЕН

ПРЕДПОЛАГАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: JADEN SMITH
Мамина радость, папино горе. Натаниэль — продукт смешения многих кровей: страстной итальянской, хитроумной еврейской и прагматичной английской. Настоящий непоседа, который ни на минуту не дает отдохнуть своим родителям. Натан обожает свою маму Дафну, о чем постоянно ей говорит. "Мама, ты самая красивая", "мама, я тебя люблю", "мама, кого ты больше любишь: папу или меня?" — постоянные вещи, которые слетают с губ мальчишки. А Блейз уверен, что сын научился этому у него, ведь он часто делает комплименты своей жене.
Натан боится своего отца Блейза, ведь в вопросах воспитания Блейз придерживается традиционной английской пословицы "Пожалеть розгу — испортить ребенка", но силу применяет лишь в крайних случаях, да и в половину. Однако даже легкий шлепок по заднице Натан переносит очень тяжело, обижается и закрывается. А затем снова шалит, за что получает новый урок. Как ни старался Блейз разговаривать с сыном на равных, избалованный любовью матери, Натан делает вид, что его не слышит, ведь знает, что мама всегда его защитит. А когда еще не нагулявшиеся молодые родители оставляют его на бабушек и дедушек, он нередко устраивает истерики. Мальчик растет эгоистом, ревнующим Дафну ко всем, включая родного отца. Однажды любопытство сгубило кошку и, заглянув в спальню родителей, Натан случайно стал свидетелем сцены, под возрастную категорию которой пока еще не попадал. С тех пор он уверен, что папа периодически обижает маму, раз она так неистово кричит. 
Блейз нередко вслух предлагал Дафне завести еще одного ребенка, чтобы "Натан научился делиться" или "Натан смог заботиться о младшем брате или сестре". И самый его большой страх состоит в том, что у мамы таки появится второй ребенок и она его разлюбит, а все игрушки из его детской отдадут новорожденному.


Я не наивен и прекрасно отдаю себе отчет в том, что эту роль возможно никогда не заберут. Однако я не теряю надежды, что мой сын появится в гостевой или в моих лс, чтобы сказать мне: "Папа, хватит обижать маму". Верю, что мы сможем отыграть прекрасные моменты взросления Натаниэля, взрослые разговоры и детские обиды, первые проявления магии и многое другое.
Внешность вообще не является принципиальной. Вы можете заменить Джейдена любым другим ребенком-мулатом. Вместо полной анкеты, согласно правилам нашего форума, вы сможете написать пробный пост от лица персонажа, в котором будет достаточно раскрыть главные цели/намерения/желания пятилетнего ребенка.
Обращайтесь ко мне по любым вопросам и мы сможем сделать игру в тандеме "отец-сын" увлекательной.

Ваш персонаж:
Блейз Забини, 26 лет, владелец рекламного агентства "lemonade" и барбершопа "riot club"
Пример вашего поста:

Пример поста

За последние месяцы Натан отучил Блейза от привычки спать до обеда, да что уж там говорить - ребенок в доме в принципе поломал все понятия о режиме сна, вводя свой собственный. И если днем с сыном возилась Дафна, то по ночам он старался помочь ей, подходя к колыбели с кричащим младенцем самостоятельно. От перемен страдал весь офис агентства, ведь теперь начальник заявлялся ни свет ни заря, да и успел оштрафовать пару сотрудников за опоздания. Из-за недостатка сна Блейз частенько засыпал в кабинете, а после того, как он заснул прямо в своем кресле и заставил секретаршу Мальву отрабатывать на нем навыки массажа, Мальва решила, что неплохо было бы заказать боссу софу. Теперь его дневной сон проходил куда более благоприятно, а сотрудники проходили на цыпочках мимо кабинета, боясь разбудить Забини.
Ни Дафна, ни Блейз не были готовы стать родителями в двадцать лет. Забини отчаянно боялся перемен в их отношениях, когда узнал благую весть о пополнении, но не показывал вида - Дафне было еще страшнее. А перемены случились, и Блейз пытался заставить себя перестать ревновать жену к наследнику всякий раз, когда она бросала его одного в кровати на самом интересном месте, просто потому что плачущему Натаниэлю она была куда нужнее, чем возбужденному Блейзу. С другой стороны, Блейз нередко ловил себя на мысли, что его и без того крепкие чувства к супруге стали еще прочнее, после того как она подарила ему первенца. Он с интересом наблюдал за эволюцией Дафны - от вертихвостки до матери - и понимал, что однажды сделав ей предложение, не прогадал.

Этим утром он по обыкновению встал, когда петухи пропели о приближении утра, и успел удивиться тому, что Натан до сих пор не попытался потребовать внимания родителей. Чем дольше спал его сын, тем меньше хлопот он приносил окружающим. Блейз должен был разбудить Дафну, но она так сладко спала, обнимая подушку, что он не смог потревожить спящую красавицу. Лишь провел рукой по обнаженной спине жены и мягко поцеловал в висок. Далее он плотно зашторил окно, чтобы солнечные лучи не мешали супруге досмотреть свои сны, о содержании которых он мог лишь догадываться из таинственной улыбки на ее лице. Он знал, что когда Дафна проснется и поймет, что они не успели сесть на поезд в Инвернесс, она закатит истерику. Знал, но все равно ничего не сделал во избежание скандала. Блейз отвалил нехилую сумму за личное купе по требованию жены, но все еще надеялся, что ему удастся ее переубедить - воспользоваться летучим порохом или трансгрессией было куда проще. В голове Забини созрел хитрый план и, приняв душ и одевшись, он приступил к его выполнению. Он отправил две совы: одну в поместье Гринграсс, адресованную теще, а другую - родной матери Вилле. В тексте письма Блейз приглашал обеих присоединиться к ним за завтраком. Блейз надеялся, что умудренные опытом женщины смогут убедить Дафну избавиться от своей затеи и уступить мужу. И, конечно же, Блейз не мог отказать себе в удовольствии посмотреть на то, как миссис Гринграсс и миссис Забини будут сражаться за право понянчить любимого внука, пока родители Натана отправятся в деловую поездку.

— Блейз Гаспаро Забини! - услышал он крик жены и мигом подпрыгнул на стуле.
Когда-нибудь она доведет его до инфаркта, ну а пока Блейз еще мог дышать, он подскочил с места, вышел из кабинета и поднялся по лестнице на второй этаж, где верещал источник утреннего шума. Впервые не Натаниэль.
Оказавшись в спальне, он увидел смятую постель без его ненаглядной супруги, и прошел глубже в комнату, переходя в их личную ванную. Дафна склонилась над раковиной, умываясь, а взгляд Блейза остановился на ее упругой попе. В брюках стало тесно от всех картинок того, что сделает с женой Блейз в Шотландии. Они наконец смогут побыть наедине, пока сын будет оставлен на попечение бабушек. Когда же Дафна повернулась и замерла, тихо наблюдая за ним, Блейз был уверен, что они с женой думают в одном направлении. Как говорится, муж и жена - одна сатана.
- Доброе утро, - спокойно произнес Блейз, будто жена не выкрикивала его полное имя в порыве злости еще пару минут назад.
Момент мысленного единения был нарушен еще одним криком - теперь уже за сольную партию отвечал их отпрыск.
- Ну вот, разбудила его, - с осуждением отметил Блейз, а затем хитро улыбнулся и скрылся в коридоре.

По мнению Блейза, за завтраком в их доме собралось слишком много женщин, которые передавали второго мужчину Забини из рук в руки, умилялись тому, как он улыбается и пускает слюни. Блейз пил кофе, скрываясь от женского общества за первой полосой Ежедневного Пророка, изредка подслушивая, о чем они разговаривают. Блейз как раз хихикнул, когда мать Дафны заявила, что забирает внука к себе, когда на его колени погрузились знакомые напедикюренные пальчики. Он на секунду отодвинул газету, взглянув на жену, но увидев, что она не собирается прекращать беседу с сестрой Асторией, вернулся к чтению статьи о новом сезоне квиддича. Ноги жены переместились ниже, ерзая по внутренней стороне его бедра, задевая интимные зоны, что всегда были рады встрече с Дафной, но не на глазах у родственников. Блейз кашлянул, намекая жене на то, чтобы она остановилась.
- Когда скажешь, дорогая. Летучий порох у камина готов, - не выражая ни одну из сотен тысяч людских эмоций произнес Блейз и положил газету на стол. Его рука поймала аккуратную женскую стопу, а большой палец принялся щекотать ее кожу.

Отредактировано rainbow unicorn (28-09-2018 13:32:23)

+2

16

Текст заявки: Появилось желание/время закрыть пару гештальтов по гаррипоттеровской тематике. Сразу скажу, оба весьма специфичны, но вдруг кто-нибудь загорится (или тоже об этом подумывал). Заодно ищу форум, на котором это можно реализовать по таймлайну / степени отхода от канона.

- Пейринг Беллатрикс Лестрейндж / Лорд.
Именно в контексте некой темной, непонятной, до упора адаптированной под характер персонажей, который мы привыкли видеть - но лавстори. Или нет, истории обожания, одержимости другим человеком, которая доводит до бешенства - со стороны Бэллы (а возьму я ее), и болезненной привычки к "благодарной зрительнице", без которой не обходится ни одно его шоу и которая чуть ли не заменяет ему крестраж - со стороны Лорда. Естественно, хочется много флэшбеков, от которых будет стыть кровь. Рейтинговые сцены опциональны (может, решим, что их и нет вовсе между ними двумя)), но чего непременно жду это триллера и накала страстей. И чтобы партнер горел этой парой.
Моя внешность - Амира Касар (менябельно).
Партнёр - желательно Рэйф Файнс.

- Предательство Флер Делакур (альтернативное развитие истории персонажа после вступления в ОФ и свадьбы с Биллом).
Продумывала, хотела сыграть, писала анкету и даже нашла идеальную внешность для Флер (хочу взять ее) - но форум умер, а другой не подобрался.
Замес в том, что ПСы выходят на Флер и методом угроз ей, Биллу и всему семейству Уизли - делают своим двойным агентом/шпионом. Соответственно, прежде всего я ищу связного - Пожирателя Смерти, который регулярно вторгается в ее жизнь и заставляет сливать информацию. Вторым номером ищу мужа - если получится. Играть собираюсь нравственные метания, страх, сдавшие нервы, подполье, кровушку, обыденную жизнь, за изнанкой которой кроется преступление. Что станет играть партнер - решит сам, главное - с периодичностью щекотать мои нервы и с пристрастием дергать за ниточки.
Моя внешность - Летиция Каста.
Партнёр - любая.

Пример вашего поста:

Пример поста

Народа на площади собралось меньше, чем в прошлый раз. Возможно оттого, что ей позволили идти одетой. Ее грязная нательная рубашка липла к бедрам и ногам при каждом шаге. Голос толпы сливался с оглушительным звоном колокола, который следовал за Сарой по пятам. "Позор! Позор! Позор!" Саре хотелось выхватить мерзкий источник шума и размозжить о голову монахини, которая истязала ее на протяжении трех недель, не давая еды и питья. На этот раз пытка шла дольше, чем когда бы то ни было. Когда над стенами ее темницы проносился дождь, Сара карабкалась по скользким прутьям зарешеченной бойницы и, рыдая, слизывала воду отовсюду, куда могла дотянуться. Она страдала, силы ее покидали. И к сегодняшнему утру, по мнению сестер-монахинь, оказалась совершенно подготовлена к наказанию.
"Позор! Позор! Позор!" Презренная, низвергнутая грешница не поднимала глаз, апатично уставившись в пустоту. Ее коротко остриженную макушку жгло полуденное солнце. Она не чувствовала тепла солнечных лучей, как много лет назад, когда соперничала со светилом золотыми косами. Теперь остался только жар, который обжигал сродни гиенне огненной. "Позор! Позор! Позор!" Чья-то жестокая рука швырнула ей под ноги битые черепки. Да так проворно, что женщина не успела перешагнуть через них, обойти. Осколки яростно вонзились в узкие, босые ступни, прорезая до кости. И Сара заскулила от внезапной боли, согнулась в три погибели, пытаясь очистить раны, подгоняемая толпой. Она хотела закричать, поливая ругательствами весь мир, но уроки смирения в святых стенах не проходили даром даже для таких как эта женщина. Она еще долгие месяцы не осмелится раскрыть рот. Ведь ей нужно это место. И совсем не потому, что ее не раскаявшаяся душа искала искупления или покоя, как думали безмозглые религиозные фанатики. Насчет Сары Хоук не стоило заблуждаться. Все проще. Падение ее любовника-короля предопределило падение ее Дома, ее семьи, которая осталась на стороне безумного монарха до конца. Поместье, земли были отняты и отданы ублюдкам тех, кто узурпировал власть. Ее семью убили за измену. Сара бежала в Лейфорд после того, как попытались убить и ее. Долгие годы она прозябала здесь, в монастыре Святой Клары. Правда состояла в том, что ей было некуда возвращаться.

Оплеванную мученицу ввели во двор монастыря, за ворота которого не позволено проникать посторонним. Людское море разбивалось о стены и нехотя отпускало ее в другой мир, который способен был причинять боль до бесконечности. К несчастью, Сара оказалась в числе тех немногих людей, которые никогда не заблуждались насчет церкви и особенно насчет Творца - унылого, хмурого старика, завещавшего убивать и насиловать души. Как только ей поднесли Книгу света, мускулы на лице женщины задрожали, но она ее поцеловала. Дело в том, что Сара Хоук была опытной грешницей, и она знала, что за спиной настоятельницы стоит девочка с миской риса, водой и чистым платьем, которые были ей так нужны. Маленькая послушница монастыря действительно показалась, не обманув ее ожиданий. Сара не узнала девочку и внутренне порадовалась. Может, те, другие, послали это место к чертям, отважившись познать настоящую жизнь? Женщина не была склонна к хваленому милосердию, но в таком случае они бы напомнили ей саму себя. То, какой она была однажды.
Быстро выхватив из пальцев щуплой, некрасивой девочки свой рис и воду, Сара осела у колонны. Молчаливая послушница бросила рядом аккуратно сложенную одежду и постаралась осмотреть кровоточащие ступни Хоук, но та ее оттолкнула. Она еще долго не захочет принимать помощь от кого-то из этой обители. Девочка угрюмо развела руками, давая понять, что других попыток не будет, и указала на монастырскую колокольню.
- Говори уже толком! - раздраженно прорычала Сара.
Впрочем, она понимала юную послушницу. Скорее всего, она принесла обет молчания тем же мучительницам и изуверкам, что измывались над Сарой. Или попросту она немая. А сейчас "тактично" напоминает женщине, что ей следует поторопиться. После того, как Хоук приведет себя в порядок и поест, ее ждала рутинная работа. К сожалению, без дела в этом чертовом монастыре не оставался никто.
- Пошла прочь. Я без тебя знаю, - зашипела женщина уже с набитым ртом.
Пока старшие монахини отсутствовали, она могла позволить себе излить раздражение. Но голод всех этих недель был так силен, что даже ради маленькой возможности отыграться она не отваживалась прервать своей убогой трапезы. В конце концов девчонка проявила догадливость и ушла. Сара же еще долго сидела на низких ступенях, смакуя каждое зернышко. Ей было плевать, как она выглядит в этот момент. От давешнего унижения все еще мелко вздрагивали плечи, но она вновь была в строю. После небольшого перерыва не темницу и покаяние она становилась той Сарой, которая пришла сюда три недели назад по доброй воле. Вернулась холеной и статной, прямиком из постели очередного любовника. Она поднимется и опять будет такой, это решено.
Зажав ладонями чашку с водой, она увидела в ней отражение человека прежде, чем почувствовала постороннее присутствие. Слишком глубоко ушла в себя, забыв про окружающие стены - с ней такое случалось. Женщина вздрогнула и подняла глаза, но сразу же их опустила, увидев мужчину. Меньше всего сейчас хотелось говорить с мужчиной. Возможно, он один из тех, кто покупает вход сюда, чтобы оскорбить грешницу действием или словом после церемонии.
- Что тебе нужно? - медленно проговорила Сара, отмечая отсутствие сестер монахинь - значит, она может разговаривать с незнакомцем как хочет.

Отредактировано marqueese (29-09-2018 00:57:54)

+1

17

Форум: MAGICMORE
Текст заявки:

Eileen Prince

Эйлин Принц

http://s7.uploads.ru/lrQpc.png

Читать подробности

- ХАРАКТЕР И БИОГРАФИЯ -

Эйлин чистокровная волшебница, родилась в 1930 году, на момент игры ей 66 лет. В Хогвартсе выучилась на факультете Слизерин, была капитаном команды по игре в «Плюй-Камни» в свое время. Состояла в Клубе Слизней и была одной из лучших учениц по зельям. Эти навыки унаследовал у нее сын. Тот самый учебник по зельям с записями на полях принадлежал именно ей, и впоследствии уже рукой Северуса были сделаны дополнения.
К сожалению, чистокровный род семьи Принц прервался из-за брака Эйлин с магглом Тобиасом Снейпом. Это была любовь и, несмотря на протесты семьи, восемнадцатилетняя Принц ушла из дома и вышла замуж за Тобиаса. Поначалу все было более, чем прекрасно, и пара жила душа в душу. Но роковой ошибкой Эйлин было не рассказать супругу о своем происхождении. Обман вскрылся, когда у них родился долгожданный сын – Северус.
Когда Тобиас узнал о магическом происхождении жены, а теперь уже и сына, он обезумел. Буквально возненавидел свою семью, и порывался даже уйти из дома. Но идти было некуда. С этого момента, Тобиаса как будто подменили… Он стал поднимать руку на супругу и на сына, стал пить, как не в себя, и всячески вытравлять из семьи все то хорошее, что было между ними.

Эйлин не отличалась эмоциональностью, всегда сдержана и скрытна. Она не любила демонстрировать свои эмоции, считая их, своего рода, слабостями. Вечно угрюма и вечно не довольная. На самом деле под всей этой маской сдержанности скрывается очень ранимая душа, которой так не хватало любви, тепла, ласки. Бесконечно уставшие от жизни глаза, круги под глазами. В свои годы она могла бы выглядеть лучше, но жизнь ее изрядно потрепала. Но Эйлин не из тех, кто побежит жаловаться и изливать душу, она будет держать все в себе, пока эмоции фонтаном не пробьют. Достаточно мудрая и умная женщина.

- ДЛЯ ЧЕГО РАЗЫСКИВАЕТСЯ -

Начнем с банального. Северусу просто нужен близкий человек, который поможет и поддержит несмотря ни на что. Плюс мне не хватает остринки в сюжете. Если мама объявится в поле зрения, Севу придется непросто. Ее придется защищать, оберегать, скрывать, чтобы не дай Мерлин никто не прочухал ее существовании. Ибо ее жизнь может служить поводом для шантажа, и вообще дополнительные трудности. Не исключено преследование среди ПС, так сказать, за осквернение крови.
Кроме того,  я считаю, что мама не должна знать о метки Сева, о том, что он ПС.  Я думаю, что в молодости она бы не позволила ему совершить такой шаг, если бы знала. Так что, это тоже останется тайной на данный момент.
Вообще мне хочется отвести Эйлин место в делах Северуса. Она может ему помогать в делах на стороне ОФ, и не осознанно – в ПС. На самом деле идей у меня масса. И какая из них вам придется по душе, решим уже вместе.

- ДОПОЛНИТЕЛЬНО -

Факты биографии в основном из канона, характер дополните самостоятельно. От игрока жду стандартных вещей: активность, умение грамотно преподнести персонажа. Я хочу, чтобы вы дополнили мое описание своим видением персонажа. Эйлин многогранный персонаж.
Я посчитал, что она может быть вполне жива, так как 66 лет или даже 70 для мага, это не возраст. Возраст может варьироваться, но желательно не в сильно меньшую сторону. Учитывайте то, когда сын родился. Где она была все это время…  я предполагал, что когда началась первая война, Сев ее сплавил заграницу для собственного спокойствия. И вот, она по какой-то причине вернулась. Но может у вас найдутся другие причины, все обсуждаемо.
Касаемо внешности. Бога ради, не нужно ее омолаживать так, чтобы Эля выглядела моложе сына. Она, конечно, супер крутой зельевар, и могла изобрести себе любое снадобье против старения, но все же хочу, чтобы внешность персонажа соответствовала возрасту. Хотя бы приблизительно. В качестве примера на фото приведена Сигурни Уивер. В остальном, приму любой ваш выбор.
Перед составлением анкеты связаться со мной. В лс или через гостевую, как угодно.

Ваш персонаж: Северус Снейп. Не вижу смысла его описывать...

Пример вашего поста:

Пример поста

Когда появился Лорд, изменились все. И я, и Люциус, и другие, кто стремился стать Пожирателем. Но, пожалуй, никому еще не удалось осознать то, что этот выбор был в корне неверным. Малфои, это единственные люди, которые не пали в моих глазах столь же низко, как остальные. Но слова Нарциссы заставляют меня передернуться. Я прекрасно понимаю, что родственные связи не разорвешь, и что чувствуешь, когда близкий и родной человек меняется не в лучшую сторону. Работа министерства и аврората, это даже не фарс, а видимость какой-то деятельности. Одному Мерлину известно, какой. Пожиратели по сей день на свободе, черная метка витает в небе, как будто так и должно быть. Всегда я ненавидел министерство. А сейчас ненавижу еще больше. Я поморщился.
- Если твоя сестра заявится к вам, велика вероятность, либо ее ареста, либо еще нескольких трупов у ваших ворот. Ты хочешь сохранить семью, но понимаешь, что Белла может ее разрушить. Я знаю ее не так хорошо, как ты. Несмотря на то, что мы, так сказать, служили одному делу, общались мы нечасто. Так, может, есть какой-то рычаг, способный вернуть именно ту Беллу, которую ты любишь? В конце концов, вы сестры, и кровные узы, все же играют немалую роль в таких вопросах,  - поинтересовался я спокойным тоном, продолжая открыто говорить то, что должен сказать, - Мое мнение такое, что если это сделать невозможно, то кроме проблем на свою голову, вы себе ничего не приобретете. Именно вас, министерство вряд ли затронет. Как я понимаю, Люциуса оставили в покое. И появление Беллы нанесет урон только ей самой. Если, конечно, вы не решитесь помочь ей с укрытием. Тогда они точно не упустят свое, - я еще не знаю что будет, когда о моем возвращении прокричат газеты. Как народ это воспримет, особенно враги, которые остались без своего господина. И львиная доля вины его смерти лежит на моих плечах. Однако, в кой-то веке, я могу вздохнуть полной грудью.  Не просыпаясь каждое утро с мыслью, что вот сегодня, Лорд узнает о моем обмане. И тогда, он вряд ли бы не удостоверился в моей смерти, и не добил бы окончательно.
От последних слов меня коробит, и, тряхнув головой, резко поднимаюсь со своего места. Взяв другой стул, рядом стоящий, я сажусь напротив Нарциссы, смотря ей прямо в глаза.
- Нарцисса, прекрати сейчас же. Я сделаю все, что в моих силах, я не отказывался помогать, и готов вместе с тобой добиваться желаемого результата, - нахмурив брови, я говорил на полном серьезе, чуть повышая тон. Но лишь для того, чтобы подчеркнуть серьезность своих намерений, -  Только, пожалуйста, не говори мне таких вещей. Мне не нужны никакие благодарности, а уж тем более должницы в твоем лице. Я помогаю не за лавры, а ради вас, ради вашего спокойствия, счастья твоего и Драко. Поверь, я бы не стал ничего делать, если мне самому это не нужно. Ты меня знаешь. Конечно, я не могу обещать чудодейственных бесед, но… все, что в моих силах, - которые, увы, не безграничны, - И давай не опускать руки раньше времени. Из всего есть выход. Даже с того света, - непрямой намек на себя самого. На моем лице промелькнула, едва заметная улыбка уголком губ, и тут же исчезла, возвращая серьезный вид.  Тем не менее, Люциуса я считал своим другом, несмотря ни на что, и если есть шанс вывести его из транса, то почему бы им не воспользоваться. Возможно я верну себе еще одного человека, который не находил мое общество нелицеприятным. Сейчас таких немало может оказаться, но это лишь после стольких лет ненависти. Смогу ли я это забыть? Вряд ли, - Когда посчитаешь нужным, пришли мне сову, и мы договоримся о встрече. Или же можем это сделать сейчас. Но удостоверься, что в этот момент, авроры будут вне зоны досягаемости особняка. Ибо они могут запросто прервать нашу встречу. Как-никак, возвращаться с того света, я еще не планировал, - почему-то я уверен, Нарцисса найдет выход.

Отредактировано Понедельник (29-09-2018 15:18:45)

+1

18

Форум: 1993, HP: twisted things
Текст заявки: Ищу старшего брата Торфинна / внешность Alexander Skarsgard (обсуждаема)/ 37-38 лет / бывший игрок в квиддич и беглый пожиратель.

описание из заявки

⧫ Старший сын в чистокровном семействе, любимец отца. С детства увлекался охотой. Отец англичанин, мать — исландка.
⧫ Есть брат, младше на 1,5 года, с которым отношения долгое время не складывались из-за слишком разных характеров. Долгое время всячески его третировал, издевался и бил, объясняя тем, что тот какой-то нюня и никогда не отвечает.
⧫ Еще в подготовительной частной школе собрал компанию друзей, с которыми и издевался над мелкими, почти все те же люди потом попали с ним на Слизерин.
⧫ Харизматичный и сильный, быстро стал негласным лидером на своем курсе. Умеет произвести впечатление на малознакомых людей, но на самом деле очень легко выходит из себя. В бешенстве страшен. Долгое время был членом дуэльного клуба, показывал отличные успехи в боевой магии и трансфигурации.
⧫ После того, как брат научился мстить и мастерски избегать наказания, отношения с ним перешли в холодный нейтралитет.
⧫ С третьего курса играл в школьной команде загонщиком, после выпуска попал во второй состав Сенненских соколов.
⧫ Через год после выпуска из школы отец окончательно проиграл все их состояние и даже семейное поместье, мать тут же исчезла с любовником, а отец через некоторое время пропал при невыясненных обстоятельствах. Все еще числится пропавшим без вести.
⧫ Оставшись главой семьи в неполные 19 лет, неожиданно почувствовал себя ответственным за брата, ведь больше-то от семьи ничего и не осталось. Забрал его к себе, обнаружив, что не такой уж он и странный.
⧫ Еще со школы интересовался делами Пожирателей, полностью разделяя идею о превосходстве чистокровных, через несколько лет получил метку, окончательно забросив квиддич и отдаваясь делам Организации. Стал одним из боевиков Лорда 
⧫ В 1981 году попал в Азкабан вместе со многими другими ПС, но даже не пытался оправдаться, все еще оставаясь верным Лорду.
⧫ В 1993 году стал одним из 12 сбежавших Пожирателей. 

Ваш персонаж: Эйнар Руоли, 36 лет, выпускник Рейвенкло и независимый артефактолог. Отличается неуемным любопытством, своеобразным подходом к морали и низкой эмпатией. В первую войну не присоединился к ПС, так как не увидел никакой выгоды для себя, в этот же раз окажется практически против своей воли втянут в их дела с головой.
Мы можем очень много разного сыграть как в прошлом, так и в настоящем, я все еще не знаю, какие у нас отношения теперь, когда он вернулся, да и вообще, как его изменил Азкабан. У меня много идей и желаний, открыт для любых предложений. Я понимаю, что персонаж достаточно четко прописан, но, думаю, при желании что-то мы тоже сможем поменять.
К тому же, для Пожирателей много всего запланированного есть в сюжете, так что не обязательно будет играть только со мной)
Пример вашего поста:

Пример поста

Накануне вечером Оливер устроил очередную тренировку и гонял всех до посинения, остановившись только когда стало темно настолько, что Алисия едва не врезалась в кольцо. В итоге в спальни они вернулись буквально за десять минут до отбоя, потом Вуду еще пришлось сидеть до часу ночи с эссе по ЗОТИ. Он вообще не понимал, какого Мерлина он все еще делал домашку: для карьеры в профессиональном квиддиче никакие экзамены были не нужны, требовался только сертификат об окончании Хогвартса. Но профессора никак не хотели оставить его в покое, угрожая ТРИТОНами и вылетом из школы. Вообще, до седьмого курса он учился хорошо и повторить подвиг Флинта ему вроде бы не грозило, но после последнего лета ему стало настолько все равно, что даже заставлять себя не хотелось. Он вообще теперь многое делал на автомате: ходил на уроки, делал домашние задания, улыбался шуткам. Только полеты будоражили кровь как прежде, поэтому он и загонял себя и команду чуть ли не до смерти, оправдывая все тем, что это его последний год и теперь они точно обязаны взять кубок. Иногда он задумывался, понимали ли остальные, что с ним происходит? Кроме, Кэти, конечно. Но он и сам толком не мог объяснить, что это, а в Хогвартсе и не знал никто толком, что произошло после матча. На похоронах отца были только его партнеры и несколько старых друзей, а сам Оливер даже не написал никому. Да и глупо это как-то было, у него не было близких друзей, а писать школьным приятелям: “Привет, как твои каникулы? А мой отец умер по моей вине, но в остальном все нормально!”...

В общем, Вуд изо всех сил тренировался, как будто отбор в команды начинался через пару дней, а не летом. Еще одним бонусом бесконечным тренировок было то, что он падал после них в кровать и забывал обо всем до утра. А потом весь день был слишком уставшим, чтобы о чем-то там тревожиться.

Поэтому утром в пятницу Оливер, как обычно, чуть не проспал, выскочил из спальни в последний момент, не успев даже застегнуть рубашку толком и расчесаться. Было бы очень глупо опоздать на урок, из-за домашки для которого он в итоге так и не выспался. К тому же, из-за вчерашней тренировки он страшно охрип.

Но он успел, сдал эссе и даже продержал глаза открытыми весь этот урок, а вот на Истории Магии, как обычно, удалось отлично подремать под монотонный бубнеж Бинса. Оливер всегда на этот урок предусмотрительно садился у стенки, чтобы спать было удобнее. На сегодня это был последний урок: преимущество старших курсов заключалось в том, что у учеников оставались только те занятия, которые они собирались сдавать, а Оливер, конечно, себя загружать не собирался (хотя, возможно, это было бы не самой плохой идеей, он хотя бы имел бы тогда меньше времени для самоуничижительных мыслей).

Поэтому во время ланча он уже чувствовал себя получше: втиснувшись на скамейку рядом с Максом, Вуд даже поучаствовал в общем разговоре. Обсуждали в очередной раз этого несчастного аврора: уж насколько Вуд был далек от новостей (в Пророке он всегда читал только раздел со спортом, конечно), но и он уже слышал все возможные версии произошедшего. Ребенка было жаль, еще больше было жаль его мать, но даже это Вуд чувствовал будто через вату. Наверное, нужно было бы ужасаться, но Оливер слишком сконцентрировался на себе, чтобы сочувствовать незнакомому человеку. Но показывать это, конечно, было нельзя, поэтому он поддакивал общему мнению, добавляя, что, конечно, у них нет никакого права никого судить, пока они не знают всех фактов.

От необходимости что-то говорить и дальше его избавила Кэти, сев по правую руку от него, где как раз освободилось место. От нее пахло чем-то очень вкусным, Оливер понятия не имел, как этот парфюм назывался, что-то очень легкое и свежее, напоминающее о ранней весне. Кэти Оливер улыбнулся уже искренне.   

Его девушка… Эта мысль все еще была крайне непривычной, хотя они и были вместе уже почти месяц, а знали друг друга больше двух лет. Но отношения… Честно говоря, Оливер вообще никогда не думал об отношениях. Его одноклассники и одноклассницы сходили и ссорились, вокруг разыгрывались драмы, достойные пера Шекспира, сердца разбивались и снова срастались. А у него был квиддич, уроки и регулярные драки с Флинтом — очень грустное определение личной жизни, конечно, но его вполне устраивало. Да у него даже эротических снов не было, не считать же такими те, где он в очередной раз выбивал дерьмо из Флинта. По крайней мере, сам Вуд предпочитал их игнорировать.

Поэтому он сам страшно удивился, когда, во-первых, предложил Кэти встречаться под впечатлением от их разговора в середине сентября, а, во-вторых, когда она согласилась. И, как оказалось, удивился только он один.

Оказывается, он давно ей нравился, и все это видели (кроме него). И, кажется, никого больше не смущала разница в три года. Правда, никакого положенного всплеска эмоций он не ощутил, бабочки, как и прочие насекомые, в животе у него так и не появились, ноги при виде Кэти не подгибались, творить херню тоже не тянуло. Но с ней было здорово. Кэти была идеальной девушкой: умная, очень красивая, с легким характером, не имеющая привычка строить из себя принцессу, чем часто грешили ее ровесницы. К тому же, она любила квиддич и всегда была готова слушать его стратегии. Но Оливеру и самому нравилось слушать ее и смотреть, как она улыбается.  Она, кажется, на самом деле понимала. Только ей Оливер и рассказал тогда об отце.

Наверное, это была не любовь, но Вуд слабо представлял, как та самая любовь должна была ощущаться, а с Кэти ему было не_все равно. И это уже было больше, чем со всеми остальными. Хотелось ее оберегать, хотелось помочь и защитить, он даже пытался неуклюже ухаживать и пару раз оставлял шоколадки на ее подушке (с помощью эльфов, конечно). И их обоих, наверное, это устраивало.

Ну и ее было очень приятно обнимать и целовать. Это тоже было приятным бонусом, а больше Оливер и так все равно ничего делать не занимался. У них и так было не слишком много общего свободного времени, и во время импровизированных свиданий они либо гуляли вокруг озера или же летали на территории школы. Огромным плюсом Кэти было и то, что ей бы точно не пришло в голову тащить его в ту ужасную розовую кондитерскую, куда обычно ходили все влюбленные парочки.

— Ты опять улетел куда-то, — тычок в бок вывел Оливер из мыслей, и он немного растерянно улыбнулся, понимая, что на самом деле не слышал, что она говорила последние несколько минут назад. Закатив глаза, Кэти повторила:

— У тебя же нет больше уроков? Прогуляешься со мной до совятни тогда? Нужно отправить письмо домой, — по голосу было понятно, что Кэти не обиделась на его невнимательность (привыкла уже, наверное), и Оливер поспешно кивнул:

— Да, конечно.

Допив залпом тыквенный сок, Оливер повесил сумку на плечо и поднялся следом за Кэти. Уже почти у самого выхода из зала она взяла его за руку, и Оливер чуть сильнее сжал тонкие пальцы. По руке, как обычно, сразу же прошло приятное тепло.

— Удивительно, у тебя всегда теплые руки, даже когда очень холодно, — задумчиво проговорила Кэти, когда налетевший ветер растрепал ее волосы, а Вуд осторожно заправил прядь ей за ухо свободной рукой.

Они уже прошли почти полпути до совятни, все также держась за руки, когда в школе раздался гонг, извещающий о начале следующего блока уроков. Кэти испуганно охнула, оглядываясь на замок:

— Мерлин, я что-то совсем не проследила за временем, у меня Снейп сейчас… — она замялась, будто не решаясь просить его об одолжении, но в этот раз Оливер даже успел уловить намек:

— Без проблем, я сам отправлю. Школьную сову взять?

— Да, адрес я уже написала. Спасибо!

Улыбнувшись, она повернулась к нему и чуть приподняла лицо. Этот намек Вуд тоже уловил, обнимая за талию и притягивая к себе ближе. Так как она была его ниже почти на две головы, ему пришлось сильно наклониться, чтобы мягко поцеловать.

Но много времени в это раз у них не было. Разочарованно выдохнув, Кэти отпрянула от него, оставляя конверт в его руках.

— Спасибо, — крикнула она уже на ходу, бегом возвращаясь к замку. Оливер пару секунд смотрел ей вслед, краем сознания отмечая чьи-то шаги за спиной.

0

19

Форум: The Reaper`s Due
Текст заявки:
Ищу матушку и светскую даму. Внешность желательно - Николь Кидман(обсуждаемо) Возраст от 50 лет.(Помним, что волшебники стареют медленнее магглов)
Изабель Гринграсс
Если рассказать историю Изабель вкратце, что уже само по себе – кощунство, то можно сказать, что это красивая, умная и образованная женщина. Она имеет привлекательную внешность и Изабель без зазрения совести пользуется своей красотой, как опасным оружием, она из тех женщин, которые могут околдовать мужчину всего лишь одним взглядом. Ну и конечно, она всегда может поддержать разговор на любую тему, Изабель знает не один иностранный язык и испытывает особенную страсть к изобразительным искусствам.
Миссис Гринграсс родом из одной из самых древнейших семей Великобритании – Эйвери, и она всегда гордилась своей родословной и безукоризненной чистотой крови. В замужестве с мистером Фрэнсисом Гринграссом она родила двоих детей: Афину и Марка. Теперь долг перед чистокровным сообществом был выплачен сполна в виде наследника древнего рода и Изабель, почувствовав себя свободной от давления со стороны своих родственников и остального окружения, решила, наконец, уделить немного внимания себе, забыв о тяготах воспитания своих отпрысков, передав их гувернанткам.
Изабель – это настоящий боец, но не тот, кто машет кулаками, она предвидит  исход событий и может направить фигуры на своей «шахматной доске» так, чтобы всегда оставаться в выигрыше. Интриганка ли Миссис Гринграсс? О, да. Мой Вам совет, никогда не переходить дорогу этой женщине и тем более - никогда не строить козни против её родных, она страшна в гневе. Изабель всегда сдержана и немного холодна, трудно понять её истинные намерения, для неё быть леди и держать лицо – это религия.
Мать семейства всегда была требовательна к своим детям: идеальная внешность, поведение и оценки. Изабель видела в своём отношении – материнскую любовь, она  была воспитана в такой же обстановке, а до этого её родители и много-много поколений чистокровных семей до этого.

Ваш персонаж:

Био - Афина Гринграсс

Родилась Афина в чистокровной семье и буквально с первых минут своей жизни поняла, что крепко попала. К сожалению, в большинстве случаев за «серебряную ложку во рту» необходимо платить: любовью родителей, их вниманием и поддержкой. Её с младшим братом передавали от одной гувернантки к другой. Мать Афины -  Изабель Гринграсс никогда не питала особо теплых чувств к своим детям. Наверное, поэтому Афина всегда называла свою мать по имени, даже в раннем детстве.  После рождения Марка, младшего брата Афины,  Изабель совсем ушла в себя, её долг как матери семейства, наконец, был исполнен – она родила на свет наследника, более утруждать себя в налаживании отношений с детьми она не хотела. С каждым годом после рождения своего сына она всё больше отдалялась от своих детей. Но стоит ли её винить? Так всегда воспитывали детей в чистокровных семьях. Афина до сих пор помнить как она, будучи неуклюжей пятилетней девчонкой, бегала и прыгала вокруг своей матери. И видимо, споткнувшись о свою же ногу, сильно упала и разбила коленку. На что её мать, вместо слов утешения сказала, что Афина, как представительница рода Гринграсс не имеет права плакать на людях. Да и вообще леди всегда должна держать себя в руках.
Что касается отца, Френсиса, то Афина помнит только то, с каким интересом он изучал их с братом табели из Хогвартса. Их отец с каким-то особым помешательством контролировал все их оценки, выбираясь из своего кабинета, в котором он хранил невероятное количество различных артефактов.  Стоит ли говорить, что детям вход в его кабинет был строго-настрого запрещён?  Афина всегда злилась на него, из-за того, что он проводит больше времени с его побрякушками, нежели с родными детьми.  Но как бы там ни было,  Марк и Афина не опозорили наследия Гринграссов. Марк Гринграсс был прекрасным охотником в команде Слизерина, а Афина всегда была одной из лучших учениц своего курса, но умение держаться на метле, к сожалению, в список её талантов не входило. Афина гордилась своим братом и радовалась его успехам, как своим. В ней не было и капли зависти к нему, как к младшему ребёнку, Афина любила проводить с ним время, иногда ей казалось, что он единственный человек, которому есть до неё дело. Так что можно сказать, что Марк и Афина вырастили друг друга. И они прекрасно друг друга уравновешивали: Афина всегда была взрывной и немного взбалмошной, в то же время Марк был всегда спокоен и сосредоточен. И даже, не смотря на то, что ребята постоянно проводили время вместе - их взгляды на многие вещи расходились, но при этом они очень редко ссорились. Наверное, потому что Марк никогда не любил конфликты, а Афина любила брата и иногда ради него и их отношений могла ему уступить.
Что касалось учёбы, то она всегда шла у Афины легко и непринуждённо - единственное, что у неё не выходило, так это полёты на метле. Сколько синяков и шишек она набила за весь курс обучения уже и не вспомнить и, покинув стены Хогвартса, дала слово, что никогда не сядет на это орудие пыток снова. Поэтому может, из-за такого рвения к знаниям, распределительная шляпа долго выбирала между Когтерваном и Слизерином, прежде чем определить Афину на Слизерин. Девочка ещё долго помнила тяжелый взгляд её отца, когда он сказал ей: «Никто не должен сомневаться, что место Гринграссов на Слизерине».
Друзей в Хогвартсе у неё было немного, всех её знакомых можно было бы просто охарактеризовать, как однокурсников, но не более. Может причиной тому, что Афину сторонились в школе - была её способность к легилименции, а может, во всём виноват её дурной характер. Но как бы там не было, она любила Хогвартс. Это было её безопасным местом, островком спокойствия… Но ровно до того момента, как на горизонте появлялся Сириус Блэк. Их неприязнь друг к другу началась буквально с пелёнок. Может быть, потому что их родители пытались навязать их друг другу, намекая на «прекрасную свадьбу» и «упрочнение связей между семьями». Ну а непростой характер Афины и её бунтарская натура просто не могли позволить ей идти на поводу у родителей. Видимо, также для себя решил и Сириус Блэк. Афина помнит все их проделки: и слизняки в её тарелке с пирогом, заботливо подброшенные туда  Сириусом. Ну и конечно как она поменяла фантики с карамельной нуги на рвотные батончики, которые в итоге и съел Сириус. Эта война продолжалась почти всё обучение в Хогвартсе, перед выпускными экзаменами чемпионы по шалостям решили заключить перемирие. Но ещё не раз после школы Афина вспоминала их проделки и розыгрыши с ностальгией, единственное по чему она не скучала – это жвачка Сириуса в её волосах!
Что касается взгляда на жизнь и выбор «лагеря» Афина смотрела на всё по-философски. Она идёт, куда её ведут. Она порой задумывалась о правильности её выбора, потому что не хотела расставаться с братом, но и давить на Марка она не могла. Многие могут подумать, что единственное, в чём может быть уверена обычная восемнадцатилетняя   девушка – это в том, что вельвет – неподходящая ткань для брюк, а крупная клетка её полнит. Но проблема в том, что Афина никогда не была обычной девушкой и она всегда знала, что маглорождённых волшебников не существует и всякие заявления о том, что грязнокровки такие же маги, как и чистокровные волшебники – это бред. Эта уверенность в превосходстве чистокровных магов передалась ей с молоком матери. А если в её белокурую голову закрадывались какие-то сомнения, то юная Мисс Гринграсс усилием своей воли отгоняла их как можно дальше. Она всегда понимала, что она должна заслужить признание своих родителей, пусть Афина всем своим видом показывала, что ей всё равно, что они о ней думают, но в глубине души она всё так же оставалась  девочкой, отчаянно нуждающейся в похвале. И она знала, что её будущее – это верное служение Тёмному Лорду и она его смиренно приняла.

Пример вашего поста:

Пример поста

Не сосчитать сколько раз Афина подходила к дверям особняка, заносила кулак и застывала в этой позе. Нет, она не стучала. Она разворачивалась, уходила в обратном направлении и спрашивала себя, что же она здесь делает. Нет, Эффи прекрасно поняла что произошло. Но она не могла представить, что она может сделать, что она должна сказать. Тесс никогда никого не утешала, она никогда не делила ни с кем такое горе. Теперь девушка начала думать, что она одета неподходяще – на ней был голубой свитер, и она даже не подумала надеть что-то чёрное. А сейчас уже нужно носить чёрное? Или его надевают позже? А когда уже перестают носить траур? Афина никогда не видела смерть и никогда не была на похоронах, для неё это было что-то нереальное, что-то из другого мира. Тесс понимала, что смерть придёт за каждым, но когда она забирает молодых – это страшно. Это против всех законов природы, когда полная жизни, молодая девушка погибает. Эффи снова развернулась и пошла по дорожке с насыпным гравием, она всё дальше уходила от особняка. На какую-то долю секунды её голову посетила мысль: «Если бы кто-то со стороны наблюдал за мной, то точно решил бы, что я ненормальная». От этой нелепой мысли она засмеялась, девушка даже не сразу узнала свой голос. Он был скрипучим и нервным, словно Тесс долго кричала или плакала.
Это просто истерика, истерический смех.
Афина резко остановилась на подъездной дорожке, она понимала, что больше тянуть нельзя, нужно идти сейчас. Резко развернувшись, она всё-таки направилась к входу. Эффи шла, и гулкие  тяжёлые шаги отдавали ей прямо в голову, только сейчас она заметила ужасную мигрень, которая мучила её с самого утра, а точнее с середины ночи, когда она получила сову с тем самым письмом.
Письмо было написано рукой Маргарет, в нём было мало информации, да и разобрать толком что-то было сложно из-за неразборчивого и словно прыгающего почерка девушки. Но одну строчку Афина разобрала сразу, она словно видела её чётче, чем другие. «Морны больше нет».
Какие-то несколько секунд Тесс просто стояла в пижаме посреди комнаты и пыталась понять, что значит весь этот сумбур, потом она начала понимать что происходит, но из последних сил пыталась изгнать из своего сознания эти страшные мысли. Эффи крутила этот маленький клочок бумаги в руках, надеясь, что у этой строки есть другое продолжение, например: Морны больше нет в Хогвартсе, она поехала по делам в Шотландию. Или: Морны больше нет в книжном клубе, теперь она решила связать свою жизнь с музыкой.
Но это был бред и Афина это понимала. Ни один человек не будет говорить такими ломаными фразами, никто не будет так писать о поездке к бабуле с дедулей, тем более отправлять сову ночью. Так говорят, только когда человека больше нет. Человек теперь мёртв.
Осознание этого больно ударило Тесс, она схватилась за голову и села на кровать. И следующая мысль, которая поразила её ещё ярче и сильнее: - Марк!
Она даже не поняла, что она вскрикнула его имя, Эффи опять начала изучать скудный кусок бумаги с дрожащим почерком. Она хотела там увидеть другое имя, хотя нет, она бы отдала всё на свете, чтобы его там не было.
На девушку накатил гнев, она скомкала письмо и бросила его в угол комнаты, туда, где его совсем не будет видно, но жаль, что его нельзя стереть из своей памяти, ведь она уже практически выучила его наизусть. Афина злилась на всех: на Филча, который не оказался в нужном месте хотя бы раз, на его тупую кошку, на Маргарет, которая так и не научилась нормально писать письма, на себя, потому что она не была рядом с Мэттом, когда он узнал о смерти Морны.
Она только не злилась на Мэтта, она боялась думать, что сейчас происходит с ним. Она знала, как сильно он любил сестру, как он ей гордился. И когда Тесс думала о Мэтте, её сердце буквально разрывалось в груди, потому что она не может даже представить, как это потерять близкого человека. Если бы такое случилось с Марком, она бы не смогла жить, по крайней мере, её жизнь изменилась бы навсегда.
Она подбежала к своему крохотному столику, на котором находились её письменные принадлежности. Тесс писала очень быстро, не обращая внимания, на то, как сильно дрожали её руки. Дописав свои письма до конца, она отправила две совы: сову Маргарет - обратно к Макмилланам, с письмом, в котором было только два слова «Скоро буду». И второе письмо она уже отправила со своей совой в поместье Гринграссов, чтобы узнать, что с Марком всё в порядке, надеясь, что её мать в очередной раз мучает бессонница и Изабель отправит ей ответ как можно скорее. Именно для того, чтобы её мать не провозилась с письмом, Тесс поставила три восклицательных знака после слова «Срочно». Эффи решила не двигаться с места, пока не узнает где Марк и всё ли с ним в порядке. Дождавшись ответа из дома, который её успокоил, она собралась и, наконец, была готова идти.
И вот Афина стоит на подъездной дорожке у дома Макмилланов, её тошнит: то ли от недавней трансгрессии, то ли от волнения. Поборов дурноту, она всё-таки идёт к поместью. И снова она пытается убежать и снова стыдливо возвращается. Опять это туда-обратно.
На секунду застыв у двери, как каменное изваяние, Тесс занесла кулак, намереваясь, наконец, постучать.
Никаких «мне очень жаль». Даже не смей.
Глухой стук гулко раздался по тяжёлой дубовой двери, вновь причиняя нестерпимую головную боль. Никто не спешил открывать ей дверь. Через какое-то время, может всего пару секунд, время для Тесс сейчас тянулось особенно медленно, дверь слегка приоткрылась, за ней никого не было, но опустив глаза чуть ниже, Эффи узнала домовика Макмилланов.
- Я получила письмо, меня ожидают… - она не успела договорить, как домовик молча отошёл, жестом приглашая Афину.
Она любила бывать в гостях у Мэтта, ей здесь нравилось. Уютный зал с камином она облюбовала сразу, как только увидела его. Высокие потолки, удобные мягкие диваны, огромный пушистый ковер, на котором можно было лечь прямо перед камином. Большой зелёный английский сад с дубами тоже казался ей невообразимо прекрасным, словно с картинки из книжки со сказками, часть этой красоты можно было наблюдать через большие окна зала. Но сейчас дом, да и сад вокруг были какими-то другими, Афина не могла понять, что не так, она не могла описать словами изменения, которые чувствовала. Но дом был пустым и совсем тихим, будто безжизненным…
Она шла на звук голосов, ей одновременно хотелось скорее увидеть Мэтта и Маргарет, обнять их и просто быть рядом, чтобы им было не так тяжело и тоскливо, но при этом Тесс боялась увидеть их совершенно разбитыми. И больше всего её пугало то, что она всё равно ничего не сможет изменить, как бы не пыталась.
Тихо, буквально на цыпочках девушка вошла в зал, ей не хотелось, чтобы какой-то звук или скрип половиц тревожил их. Тесс не хотела подслушивать разговор, она просто не могла зайти в комнату, ей было сложно сделать ещё шаг, и она осталась стоять в дверях. Эффи думала, что кто-то заговорит или просто посмотрит на неё, а может, небесный свод рухнет на них, что угодно - лишь бы она перестала стоять там, как вкопанная.
Первым тишину нарушил Мэтт - Ты веришь в то что они написали? В то что произошло с Морной — несчастный случай? – Афина вздрогнула от звука его голоса, он не говорил громче обычного, просто после долгого молчания любой звук кажется оглушительным.
— Может, мы ее совсем не знали?
Тесс больше решила не стоять в дверях, так же тихо и медленно, будто она шла по краю пропасти, девушка подошла к дивану и села рядом с Мэттом, она не поздоровалась, не спросила, как они себя чувствуют. Это было бы весьма глупо. Потому что и так понятно, что дерьмово. Да-да именно так - дерьмово.
Мэтт смотрел куда-то вдаль, и казалось, что он эти слова говорил ни ей и даже не Маргарет, а себе. Она знала, что он сейчас себя винит и считает, что виноват в случившемся, что он не был тогда с Морной, но Афина понимала, что это не так, только вот как объяснить это Мэтту? Она вглядывалась в его лицо и пыталась узнать его прежнего, девушка видела те же глаза, тот же нос и рот, но теперь Мэтт будто поблек, стал жёстким и холодным, как мраморная статуя. Маргарет же наоборот – было видно, как внутри неё был готов взорваться вулкан, пусть внешне спокойная и расслабленная поза её тела могла ввести кого-то в заблуждение, но точно не Эффи. Она видела по глазам подруги, что у неё внутри бушует самый настоящий ураган.
Афина положила свою ладонь на руку Мэтта, она боялась почувствовать холодный камень под своими пальцами, но нет – его рука была мягкой и тёплой, как всегда.
- Не говори так, мы ведь её знали. Маргарет её знала. Морна была хорошей девочкой.
Она подняла глаза на лицо Мэтта, он всё также смотрел вдаль, но теперь его лицо отражало недоумение и потерянность. Он, наверное, уже задавал себе этот вопрос, может даже, не единожды. Просто никак не мог найти ответ.
— Я уже не знаю, что думать и во что верить.
Да, он был потерян, и это было ожидаемо. Потому что после кончины Морны было больше вопросов, чем ответов. Как она смогла найти алкоголь? Почему она пила одна? Да и вообще, зачем она пила спиртное, если никто и никогда не видел её ни с бокалом вина, ни со стаканом сливочного пива? Морна была хорошей девочкой, по крайней мере, такой Афина представляла её себе по рассказам Мэтта и Маргарет. А вот Тесс была не очень хорошей девочкой в школе, но даже она никогда не позволяла себе перебрать с алкоголем. Может кто-то напоил Морну? Хотя, если учесть семейную черту, ведь  Макмилланы – это самые упрямые люди на Земле, то никто не смог бы напоить девушку алкоголем насильно. Как что тогда произошло?
Опять слишком много вопросов и почти никаких ответов.
Афина опустила глаза на журнальный столик, который стоял у дивана, на нём лежала покосившаяся стопка писем, остальная же корреспонденция, как Тесс уже заметила, дотлевала рядом на медном подносе для почты. Она знала, что заниматься ответами на эти бессмысленные акты вежливости никто не хотел, поэтому встала с дивана, и сев на пол рядом со столиком, начала молча вскрывать конверты. Ей просто надо было чем-то занять руки и голову, Эффи не могла сидеть и просто смотреть в стену, слушать тишину, от которой уже хотелось выть. Пусть уж она лучше будет шуршать бумагой, распаковывая эти конверты и ровным почерком, который походил на почерк Мэтта выведет несколько дежурных фраз вежливости.
«Спасибо, мы очень тронуты…». «Благодарю Вас за письмо…». «Мы благодарны Вам за эти тёплые слова поддержки…».
Афина писала это на автомате, она не вкладывала в эти слова никакого смысла, она просто писала, а фразы появлялись на бумаге. Ей было спокойнее сидеть на мягком ковре и царапать пером очередное глупое письмецо, она больше не могла сидеть рядом с Мэттом и чувствовать, как воздух звенит от его вопроса.
Что же случилось с Морной?

Пожелания и требования:
Посты раз в неделю, хорошая активность. Связь через icq/тг
Грамотность, посты строго от третьего лица и 3к+, желательна птица-тройка, но не обязательно.
От себя обещаю частые посты, интересные эпизоды, помощь влиться в общий сюжет.

Отредактировано Well hello Eve (01-10-2018 05:39:20)

+1

20

Форум: Marauders. The Reaper's Due
Текст заявки:

Дочь, жена и сын ищут ОТЦА И МУЖА

http://funkyimg.com/i/2Li3T.png

ИМЯ: mr. Selwyn (мать в эпизоде называла Аргус, но это менябельно, мы не возражаем)
ВОЗРАСТ: 40
ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ: Нейтралитет
МЕСТО РАБОТЫ: Международное бюро магического законодательства, Министерство Магии, глава или зам. главы. (обсуждаемо)
ПРИМЕРНАЯ ВНЕШНОСТЬ: Callum Blue, Hugh Dancy, James McAvoy

ПРИСЛУШАЙТЕСЬ:

подробности заявки

Мистер Селвин родился в чистокровной семье и стал вторым сыном своих родителей. Не будем слишком сильно вдаваться в биографию, все-таки, это твой персонаж, но старший сын весьма разочаровал родителей, пустился в сомнительные авантюры и промотал свою часть наследства, поэтому на передний план семейного небосклона надежд вышел именно ты. И прекрасно справился с ролью порядочного чистокровного мага: прекрасно закончил Слизерин, женился на девушке из семейства Краучей по родительскому совету, стал отцом двоих детей - сначала сына, потом дочки, не без труда построил безукоризненную карьеру в Министерстве Магии. Радикальных взглядов ты никогда не придерживался, поэтому магглоненавистнические настроения в семье не слишком-то прижились. Все звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, не так ли? Все правильно. Где же зарыт подвох? Прямо у тебя под носом.

Твоя главная беда, о которой ты еще не все знаешь, это твоя семья.

Всего нас трое: дочь, сын и супруга. И у каждого из них сложились свои отношения с тобой, главой семейства. Начну с себя, я ведь твоя дочурка, да еще и нежно любимая.

Если к сыну, как к своему преемнику, ты всегда относился построже, то меня ты любил без меры, можно даже сказать, что баловал. Водил в парки, покупал все, что мне хочется, возил в самые потрясающие детское воображение места, маггловские и волшебные. Был идеальным отцом и примером мужчины. Можно сказать, что от тебя, в отличие от мамы, у меня никогда не было секретов. Даже сейчас, хоть мы и общаемся куда меньше, ты в буквальном смысле остаешься моим единственным союзником в семье: не слишком хочешь против воли за кого-то выдавать, не толкаешь ни в сторону скорого брака, ни в сторону работы и карьеры, позволяя самой выбирать, как и что делать. Но только до той поры, пока веришь в мое благоразумие... А оно в последнее время не слишком-то очевидно. Побег из дома из-за глупой ссоры с матерью, неприличные связи... Кто-то ведь должен меня убедить вернуться. Кто же, как не ты?

Отношения с сыном у тебя несколько более сложные. Конечно, ты так же его любил, но никогда особенно не баловал, ведь он не маленькая девочка-принцесса, а будущий глава семьи, которому подобает вести себя и поступать определенным образом, хочется ему того или нет. Его идея после школы уйти в мир магглов и стать священником, конечно, не могла не привести тебя в ужас. Только серьезный разговор смог разрешить подступающий кризис. В результате сын согласился работать в Министерстве и остаться в лоне семьи, но наотрез отказался от идеи женитьбы на какой-нибудь подобранной вами девице. Что ж, меньшее из зол...

Жена... Самая сложная тема. Конечно, с точки зрения ребенка наша семья была идеальной: красивая мама занимается домом и семьей в нитке жемчуга, статный и добрый папа в идеальных ботинках - уважаемый чиновник. Детям неоткуда было знать, что ваши отношения довольно прохладны, а взгляды на ценности и цели слишком расходятся. Возможно, именно из-за своего опыта договорного брака ты не слишком поддерживаешь идею такой же судьбы для детей? Кто знает. Но жена не так проста, хоть ни разу пока что тебя ничем не опорочила, и в ближайшее время собирается нанести некоторый удар по семейной репутации.

Вот же сговорились, правда? Сын в неспокойное время общается с магглами, что может ему дорого стоить, дочь ушла из дома по глупости и попала в лапы к преступникам, жена решила, что пришло время запоздалой "бурной молодости". Пора бы уже взять эту семейку Аддамсов в твердую руку.

1

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

ПЛАНЫ НА ИГРУ

2


Внешность выбирабельна и менябельна, но нужно учитывать типаж (у тебя двое темненьких голубоглазых детей эдакого кельтского типажа, и мы оба похожи именно на тебя). Имя тоже можно выбрать, возражать не будем. Важно, что персонаж придерживается пусть и не активных промаггловских, но довольно прогрессивных взглядов, поэтому в Пожирателях его бы видеть не хотелось. Просьб всего несколько: грамотность, достаточная активность и хотя бы редкое желание пофлудить, чтобы "обкатать" атмосферу и персонажность, мы это любим) Связь через гостевую, мои контакты там также указаны.


Сыграть? Мама жаждет сыграть, сыну хочется сыграть, а уж мне... Всех планов и не перечислить. От детских эпизодов, милых и флаффных, до серьезных разговоров о моем нынешнем поведении. Кто-то должен уговорить меня вернуться домой и даже вернуть силой, если просто так не отдадут, кто-то должен остановить попытки мамы решить все за меня, которые и привели в результате к побегу и опасности. В конце концов, нужно отцовское плечо и человек, который будет на моей стороне, что бы я ни натворила. Мы втроем очень ждем отца семейства, каждый со своими планами.

Ваш персонаж: Elysse Selwyn, анкета открыта для просмотра гостями.
Пример вашего поста:

Пример поста

Элис едва удерживалась, чтобы не закатить глаза и не выдохнуть с неприличным звуком лопнувшего шарика. Ну да, мать не считала ее уродливой, как же! Постоянные упреки. Элис сутулится, у Элис грязь под ногтями, Элис не досталось вкуса и чувства стиля… Конечно, как же. А теперь вот Элис выглядит уставшей и неухоженной. Честно говоря, времени на сон и разные питательно-увлажнятельные процедуры и у нее и впрямь стало меньше, но она вовсе не собиралась жаловаться. Что лучше – прогуляться в приятной компании, где тебе не ставят вечных упреков и не делают замечаний, или сидеть дома с огуречными дольками на глазах? Ей казалось, что выбор очевиден. Конечно, только не для матери.

― И как же ты намерена бороться с моей приступной усталостью и неухоженностью? Прикуешь к стулу и станешь делать маски и натирки насильственным путем? ― снова съязвила она.

Не то, чтобы Элис хотела чем-то задеть или обидеть мать, но она и впрямь не видела способов, какими бы мать сумела побороть огрехи внешнего вида взрослой дочери. Не станут же ее силой держать дома! По крайней мере, она на это надеялась. Да и отец не дал бы запереть ее в четырех стенах, как бы матери ни хотелось сделать из дочери свое подобие. От этой мысли Элис поморщилась. Сидеть год за годом в доме своего мужа, изображая живую куклу, распивать чаи и калечить жизни собственным детям… Недавно ей удалось-таки побывать в музее восковых фигур. Бездушных, пустых и страшных. Мать теперь казалась ей одной из них.

Мать, тем временем, угрожающе подалась к ней, будто намереваясь ногтем нарисовать на ее лице желаемые черты и нужное выражение. Выцарапать кровавыми следами прямо на нежной коже маску безразличия ко всему. Отпрянув и едва подавив минутный порыв вжаться в спинку кресла, Элис выпрямилась, как струна. Нужно всего лишь пережить завтрак. Мать забудет о ней до самого завтрашнего утра, а до него еще куча времени. Можно успеть сделать маску, принять ванну. Может, завтра она матери все-таки угодит… Но нужно ли ей это одобрение?

Когда-то Элис хотелось быть похожей на маму: такой же статной, красивой. Жить в красивом доме с успешным мужем, иметь пару милых детишек, носить жемчуга. Но чем чаще мать потчевала ее придирками и замечаниями, тем дальше Элис отдалялась от нее. А с годами неприятие и отторжение только росло. Хотелось не просто быть не как мама, о нет. Элис лелеяла мечту стать совершенно другой, диаметрально противоположной. Живой, неловкой, слегка неряшливой – какой угодно, лишь бы не застыть такой же ледяной статуей. И нужда в материнском одобрении угасла, уступив место неприятию. Элис даже иногда ловила себя на злорадстве. Чем меньше она нравится матери, тем больше в них различий, о которых она так мечтала. Разве не прекрасно?

Она и сама не знала, какого ответа ждала, переводя тему на, как ей казалось, безопасную. Глупо было ждать, что мать позволит ей иметь хоть одного друга в этом доме, даже четвероногого. Эта женщина словно добивалась, чтобы Элис осталась совсем одна, без всяческих радостей в жизни. Пусть Элис и не ждала, что ей разрешат привести пса в дом, но этот тон, которым мать озвучила свой отказ… Сколько можно обращаться с ней, к с неразумным ребенком? В конце концов, отец пока еще хозяин в доме, а Элис – его любимая дочь. Почему ей нельзя уступить даже в такой мелочи? Она ведь не просит ничего сверхъестественного. Элис всегда вела себя так, как от нее требовали, соглашалась со всеми решениями, хорошо училась. Даже роман свой скрывала ото всех, чтобы ни в коем случае не навлечь на семью никаких дурных слухов.

― А когда будет ответ да? ― дерзко спросила она, вскакивая с кресла. ― Хоть что-нибудь в этом доме мне позволено? Я не живу только для того, чтобы удовлетворять вашим требованиям!

Она вовсе не планировала затевать скандал. У нее все еще была возможность извиниться и влезть в привычную шкурку примерной дочери. Но Элис сознательно все дальше и дальше ее упускала. За последнее время она успела вкусить настоящей волной жизни, где можно было делать все, что хочется, и в ней постепенно накипало недовольство. Когда, спрашивается, она в чем-то отказывала родителям? Нужно одеть неудобные одежды и пойти на прием к тем, кого она едва терпела? Конечно, матушка. Нужно любезничать с противными мальчишками? Разумеется. Нужно учиться, хорошо себя вести – она ни разу не бросила тени на семейное имя. Да, у нее появились свои тайны, но до последнего времени она их неплохо скрывала, и они ничем не грозили их репутации идеального семейства. И до каких же пор это должно продолжаться? Неужели даже дома она не может вести себя так, как ей нужно, и принимать самостоятельные решения?

― Я хочу жить нормальной жизнью! ― взвилась она, сложив руки на груди. ― Сама решать, с кем дружить, с кем гулять, как одеваться! И решать, заводить мне зверей или нет. Это и мой дом тоже! Хватит с меня ваших запретов, ― она развернулась и стремительно бросилась в сторону кухни, ― и твоих, ― Элис нарочно сделала акцент на последнем слове, ― планов!

Ее старшему брату было позволено больше. Его отпустили жить самостоятельно, ему позволили не жениться по родительскому настоянию… Черт подери, да ему все на свете позволили. Усади родители его дома, как саму Элис, он бы не оказался на той улице, и ее тайна по-прежнему была бы сохранна от посторонних. А ведь скоро он наверняка нажалуется маме… Еще там, на улице, она поняла, что ее выбор кавалеров Итана совершенно не устраивает. Сидеть здесь и ждать, пока брат расколется под сверлящим взглядом обожающей его матушки, а ее саму окончательно замуруют в спальне до самой свадьбы? Нет уж. Нужно было разорвать этот порочный узел. Чем скорее – тем лучше.

― Ты никогда не любила меня так, как брата. Ему позволено все, что угодно, а я могу только сидеть у себя в комнате и ждать, пока ты продашь меня, как породистую кобылу. Чтобы я сидела в этом паучьем склепе, который твои дорогие Блэки называют домом, и превращалась в такую же ледяную мумию, как ты! ― Поток слов не желал останавливаться. Кажется, что, едва решившись чуть ли не впервые перечить матери, Элис хотела воспользоваться этим шансом по полной программе.

Не найдя на кухне ничего, что могло бы ее отвлечь или успокоить, Элис развернулась и наткнулась на разъяренный взгляд матери. День обещал быть довольно тяжелым. Но извиниться и уйти  было бы глупо. Пусть ее протест ничего не изменит, пусть все уже решено - она не хотела жалеть об утраченной возможности хотя бы высказать все, что было у нее на душе.

Отредактировано Elysse (01-10-2018 18:35:01)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Магические школы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC